Вся библиотека

Брокгауз и Ефрон

 

Справочная библиотека: словари, энциклопедии

Энциклопедический словарь

Брокгауза и Ефрона



::

 

 

Подушная подать в России

 

Введение в России подушной подати в царствование Петра I вызвано было увеличением численности регулярной армии и необходимостью найти источники для ее содержания (см. Петр I). Когда были испробованы без успеха разные частные фискальные мероприятия, появился ряд проектов, в которых указывалось, что самой удобной единицей обложения для государства является "персона". Вся задача заключается в определении количества населения и суммы расходов на содержание армии; при делении второго числа на первое получится количество подати, которое должно пасть на каждую душу населения. В ноябре и декабре 1717 г. Петр I приказал вычислить, со скольких "работных персон" можно содержать пешего и конного солдата, обоз и т. п., а 26 ноября 1718 г. было приказано сделать поголовную перепись (см. Переписи). В ожидании ее результатов население было определено, в круглой цифре, в 5 млн., содержание войска — в 4 млн. руб., П. налог — в 80 коп. с души. Когда весной 1724 г. была определена точная цифра П. переписи, налог был понижен до 74 к.; эта последняя цифра получилась от деления 4 млн. (суммы расхода) на 5,4 млн. (количество населения). Указом 8 февраля 1725 г. размер налога был понижен до 70 к. с души и до царствования Елизаветы оставался без изменения. В 1742 и 1743 гг. он был понижен еще на 10 к., но уже в 1746 г. опять был увеличен на те же 10 коп. В 1757 г. прибыль казны от возвышения цен на соль и переливки медных денег была зачтена в П. подать начиная с 1751 г., вследствие чего явились сбавки от 3 до 8 коп. в год. В 1765 г. П. подать была распространена на Юго-Восточную Украйну, а со 2-й половины 1783 г. — на Малороссию и Остзейский край, причем остзейские крестьяне платили ее не деньгами, а провиантом и фуражом, по местным ценам. При присоединении Белоруссии тамошние крестьяне были обложены П. налогом в 70 к., причем в счет этой суммы зачислялся 1 четверик муки, взимавшийся с них по штатной цене. Сверх того, в Белоруссии существовал особый налог в 50 коп. с души за право винокурения. Крестьяне, приписанные к уральским горным заводам, платили налог не деньгами, а отработкой, по определенному расчету, на заводах. 23 июня 1794 г. 70-копеечный оклад П. подати был возвышен в 18 губерниях до 1 рубля, в 18 до 85 коп ; в 4-х губ. он остался без изменения. В тех губерниях, где денежный налог был ниже 1 рубля, были установлены хлебные сборы (по правилам 26 сентября 1795 г.). При Павле I указами 10 и 18 декабря 1796 г. хлебные сборы были заменены денежными. 18 декабря 1797 г. последовала новая надбавка к П. подати, определенной в 1 руб. 26 коп. с души. Вместе с тем для поправления финансов Павел I обложил дворянство особым налогом, общая сумма которого в год простиралась до 1640000 р. При Александре I этот налог был отменен, как упадающий на дворян, и разложен на помещичьих крестьян по 18 коп. на душу. 1 января 1810 г. последовало новое возвышение подушного налога до 2 руб., а в 1812 г. с целью ускорения уплаты государственных долгов и утверждения государственного кредита П. подать была увеличена еще на 1 руб. В 1816 г. установлен сбор на устройство водяных и сухопутных сообщений, исчисленный сначала в 25 коп., а в 1818 г. — в 30 коп. с души. Таким образом П. оклад в царствование Александра I определился в 3 руб. 30 коп. с души, т. е. с 1797 г. возрос в 4 раза. При Николае I по указу 9 ноября 1839 г. П. оклад был переложен на серебро и составил 95 коп. сер. на душу. Сибирские крестьяне были освобождены от платежа 9 коп. на водяные и сухопутные сообщения и платили поэтому только 86 коп. с души. Сверх этого к П. подати причислялся сбор за право винокурения, по 2 руб. ассигн. или по 58 коп. сер. с души, в Малороссии, Остзейских губерниях и в губерниях, присоединенных от Польши. В 1851 г. он был отменен везде, кроме Остзейских губерний, где продолжал взиматься до введения в 1863 г. акцизной системы. В 1862 г. П. оклад снова повышен до 1 руб., а указом 26 декабря 1862 г. установлен временный на один год дополнительный сбор, различавшийся по губерниям и уездам, "смотря по степени благосостояния", от 8 коп. (Астраханская губ.) до 44 коп. (С.-Петербургская губ.). Среднее повышение составляло 25 коп. на ревизскую душу. Дополнительный сбор был продолжен на 1864 и 1865 гг. и затем обращен в постоянный "в уважение к затруднительному положению государственного казначейства". В 1867 г. последовало новое увеличение П. оклада, причем размер прибавки в среднем был 50 коп. и колебался между 19 ½ коп. (Архангельская губ.) и 75 коп. (Курляндская губ.). После этого оклад П. подати колебался между 1 руб. 15 коп. (некоторые уезды Псковской губ.), 2 руб. 17 коп. (Сарапульский у. Вятской губ.) и 2 руб. 61 коп. (колонисты Одесского у.). В таком виде оклад оставался до самой отмены П. подати. Кроме П. подати, государственные крестьяне платили еще так наз. оброчную подать (см.). Что касается городских обывателей, то указом 16 сентября 1724 г. с купечества и разночинцев, записанных в цехи и приписанных к посадским, был назначен П. оклад в 1 руб. 20 коп. с души. В 1769 г., по случаю первой турецкой войны, оклад был увеличен до 2 руб., но после заключения мира манифестом 17 марта 1775 г. эта прибавка была отменена. 25 мая того же года, с обложением купечества % сбором с объявленных капиталов, П. подать с купцов была отменена. В 1794 г. П. подать с мещан была увеличена до 2 руб. и с той поры продолжала увеличиваться: в 1797 г. до 2 руб. 60 коп., в 1810 г. до 5 р., в 1812 г. до 8 р. К этому окладу указами 1816 и 1818 гг. было прибавлено по 30 коп. на водяные и сухопутные сообщения (кроме Сибири). При переводе в 1839 г. на серебро мещанский П. оклад составил 2 руб. 38 коп. для Европ. России и 2 руб. 29 коп. для Сибири. В 1862 г. он был повышен до 2 руб. 50 коп. в Европ. России и до 2 руб. 40 коп. в Сибири. В 1863 г. подать с мещан и цеховых людей была отменена, за исключением Сибири и Бессарабии. Евреи как податной класс являются впервые по присоединении западных губерний от Польши. В 1773 г. они были обложены податью в 1 p. и за право продажи вина в городах — в 1 р. 50 коп. По указу 3 мая 1783 г. с евреев велено было взыскивать подати сообразно с тем состоянием, в которое они запишутся. В 1794 г. была установлена с них двойная подать против взимавшейся с мещан, причем предоставлялось евреям свободно выезжать за границу, уплатив предварительно двойную подать за 3 года. Двойная подать с евреев была отменена в 1817 г. В Черниговской губ. евреи-земледельцы на чужих землях платили 2 р. 9 коп. сер., с 1862 г. 2 р. 20 к., затем 2 руб. 32 коп., а на своих землях — 95 к. сер. с души. В Херсонской губ. евреи-земледельцы платили 4 ½ коп. (16 коп. асс.) с десятины и 14 коп. (48 коп. асс.) с души на водяные и сухопутные сообщения. Раскольники при первой ревизии были обложены двойным П. окладом, причем один оклад зачислялся в государственные подати, а другой, в качестве штрафа за раскол, отсылался в Синод. Окладом были обложены и женщины-раскольницы, в половинном против мужчин размере. Исключение составляли только раскольники, жившие на границах: они платили один оклад в видах удержания их от побегов. 29 июня 1782 г. двойные оклады для раскольников были отменены. Некоторые разряды населения — малороссийские казаки, панцирные бояре, вольные люди, иностранные ремесленники, граждане и однодворцы в западных губерниях, колонисты, инородцы, жители Бессарабии — были обложены особыми окладами П. В Малороссии оклад был определен сначала в 1 руб. 20 коп. Указами 1831 и 1832 размер П. подати с казаков Черниговской и Полтавской губ., включая 1 р. 95 к. за право винокурения и 30 к. на сухопутные и водяные сооружения, был определен в 8 р., или, по переложении на серебро, в 2 р. В 1851 г. сбор за право винокурения в размере 55 к. был отменен, и с тех пор малороссийские казаки стали платить 1 р. 45 к. с души, с 1862 г. — 1 руб. 52 коп., а после 1867 г. — 2 р. 70 к. Панцирные бояре, по 7-ой ревизии, были обложены П. податью в 7 руб. 30 к., или, по переложении на серебро, 2 р. 67 к.; после отмены в 1851 г. сбора за право винокурения они платили 2 р. 9 к., а с 1862 г. — 2 руб. 20 к. Таким же размером оклада были обложены и так наз. вольные люди. В 1810 г. иностранные ремесленники в обеих столицах были обложены: мастера по 100 р., подмастерья по 40 р., ученики по 20 р. В 1818 г. сбор с подмастерьев и учеников был отменен. После указа 9 ноября 1839 г. иностранные мастера платили: в столицах от 14 руб. 50 коп. до 43 руб. серебром, в других городах — по 5 руб. 75 коп. с души. Граждане и однодворцы в западных губерниях, которые не могли доказать своего дворянского происхождения, были обложены по указу 19 октября 1831 г. податным сбором в 3 или 2 руб. с дыма или же подушным в 1 руб. с души. Колонисты, начавшие селиться в России при Екатерине II, были обложены разнообразными окладами. Одни из них, напр. колонисты саратовские, близ минеральных кавказских вод, новороссийские, были сравнены с государственными крестьянами, другие — с помещичьими; третьи платили только поземельный сбор или, кроме того, сбор на военные и сухопутные содержания присутственных мест (напр. колонисты с.-петербургские, ижорские, ямбургские). Подати с инородцев были самые разнообразные и взимались сообразно с условиями их жизни. В Бессарабии по присоединении ее к России, была оставлена турецкая система податей. По сведениям за 1859 г., с податных сословий взималось:

Подушной подати с мещан и крестьян

26646292 руб.

Оброчной подати с государ. крестьян и др. лиц, живших на казенной земле

26441408 руб.

Разных сборов (с иностранных ремесленников, ямщиков, колонистов, инородцев и т. п.)

857797 руб.

Всего

53945497 руб.

Число душ, плативших подати по 10-й ревизии, было 25368013. Таким образом, на одну ревизскую душу приходилось средним числом 1 руб. 5 коп. подушной подати. Сверх того, казенные крестьяне платили средним числом оброчной подати по 2 руб. 76 коп. с души. Всех сборов (считая в том числе и подушную подать) на каждое податное лицо приходилось 2 руб. 13 коп., а на каждого жителя (считая сословия неподатные и состоящие на льготе) — 1 р. 86 коп. На каждую десятину причиталось подушного налога около 12 коп., всех же податей в Европ. России на каждую десятину падало 25 коп. Если определить количество крестьянских дворов в Европейской России в 1859 г. в 6430906, то на 1 крестьянский двор подушной подати приходилось 3 руб. 23 коп. ("Труды ком. для пересмотра системы податей и сборов", т. I, стр. l06—108). Единицей обложения подушной податью была ревизская душа. Еще при Петре I все население было разделено на податное и неподатное. Свободны от податей были, во-первых, потомственные и личные дворяне. Освобождение их мотивировалось их обязательной службой, но с отменой ее в 1762 г. дворяне все-таки не были обложены податями. Свобода от податей была подтверждена и жалованной грамотой дворянству в 1785 г. Освобождено было от платежа подушной подати и духовенство, причем освобождение это распространялось только на лиц, занимавших штатные места, и на их детей; остальные должны были поступить на службу или записаться в подушный оклад. Производились так назыв. разборы духовенства с целью выделить из духовного звания лиц, подлежавших подушной подати; последний из таких разборов был при имп. Николае I. Освобождено было от П. подати не только православное духовенство, но и других христианских исповеданий, а также магометанской и ламайской веры. Далее, были освобождены: мурзы и князья татарского происхождения, все лица, состоявшие на государственной службе, придворные служители, медики, маклера, лица, получившие ученые степени, так наз. обельные вотчинники в Олонецкой губ., коробовские белопашцы в Костромской губ., купцы, почетные граждане и пр. По десятой ревизии, всего освобожденных от платежа П. подати было 3072328 душ, или около 10½% общего числа жителей Европейской России. К податным сословиям принадлежала вся масса сельских обывателей, под разными наименованиями, а также, до 1863 г., мещане, цеховые и рабочие в городах. Они подлежали внесению в ревизию. При производстве ревизии в ревизские сказки вносились все лица податного состояния мужского пола. Этим фактом внесения в ревизию они уже были "положены в оклад", как выражался устав о податях. "Положение в оклад" могло происходить и в промежуток между двумя ревизиями и совершалось или по собственному желанию, или по закону. По собственному желанию причислялись к податному состоянию лица, которым предоставлялось право поступать на службу или избрать род жизни (дети чиновников, причетников и т. п.). По закону причислялись: пропущенные по ревизии и возвратившиеся из бегов; лица, которым была предоставлена льгота, по истечении этой льготы; лица, возвращавшиеся в податное состояние (напр. монахи, оставившие свой сан). По ст. 417 устава о податях незаконнорожденные, несмотря на звание матери, а также подкидыши и не помнящие родства до совершеннолетия, причислялись, для одного лишь счета, к податному состоянию без согласия обществ. Остальные лица могли быть причислены только с согласия обществ, потому что последние были связаны круговой порукой в уплате П. подати. Число лиц, положенных в оклад, могло и уменьшаться исключением из оклада вследствие перехода известного лица из сословия податного в неподатное. Для поступления на службу, если оно влекло за собою исключение из оклада, нужно было иметь, в большинстве случаев, согласие общества, так как оно обыкновенно обязывалось платить за выходящих из его состава подати до новой ревизии. На этом же основании требовалось, по общему правилу, согласие общества на увольнение из его состава или на причисление к нему. Перечисление целых селений из сельского в юродское звание могло происходить только по высочайшему повелению, если оказывалось, что главное занятие жителей — промышленность, а не земледелие. Некоторым лицам — напр. переселенцам, военнопленным — предоставлялись льготы по уплате П. подати. В связи с П. податью стояла и паспортная система (см.), и все те ограничения свободы передвижения, которые устанавливало правительство с целью препятствовать податному населению уклоняться от платежа П. подати. П. подать считалась лежащею не на каждом лице отдельно, а на целом обществе или селении, по числу душ, состоявших в нем по ревизии и впоследствии причисленных. Размер П. подати исчислялся, таким образом, посредством перемножения оклада на число лиц данного общества или селения, записанных в последнюю ревизию. Раскладку подати между отдельными членами производило само общество, причем размер подати, которая фактически падала на ревизскую душу, мог быть выше или ниже нормы, установленной законом. Это зависело от того, увеличилось или уменьшилось число членов общества со времени последней ревизии. Получив окладной лист, общество составляло приговор, сколько и за сколько душ обязан был платить отдельный домохозяин. Если общество состояло из нескольких селений, которые имели отдельное владение по землям, то общественный сход составлял приговор о распределении П. налога между отдельными селениями, а селения уже на своих сходах распределяли его между отдельными домохозяевами. Приблизительно тот же порядок применялся при раскладке подати и у городских обывателей. Сущность правил, которыми руководствовались при раскладке П. подати до 1860-х годов, заключалась в следующем: а) городские жители руководствовались степенью богатства, торговли и промышленности отдельных домохозяев; б) крестьяне дворцовые и государственные разлагали подать по тяглам; г) раскладка между помещичьими крестьянами предоставлялась усмотрению помещиков и их управителей. После освобождения крестьян из крепостной зависимости и уничтожения в 1863 П. подати с городских обывателей общие правила для раскладки, которыми должны были руководствоваться сельские сходы, были указаны 69 ст. Устава о податях, которая гласила, что раскладка должна производиться "соответственно количеству земли, отведенной каждому семейству, и сообразно другим принятым между крестьянами местным правилам". Сборы за умерших, выбывших из общества и несостоятельных падали до новой ревизии на наличных членов общества, которое, таким образом, круговою порукою гарантировало правильную уплату П. подати.

При введении Подушной подати при Петре I провинции, на которые распространилась ревизия, были разделены на дистрикты, в которых были расположены войска. Начальство над войсками и жителями дистрикта поручалось командиру расположенных в нем войск. Для сбора П. налога в каждом дистрикте избирался на один год помещиками, а где их не было — простыми обывателями, особый комиссар, который собирал налог по третям. Сам плательщик должен был внести в особую шнуровую книгу, находившуюся у комиссара, сумму внесенного им налога. Сбор подати производился как деньгами, так и натурой. В декабре каждого года помещики съезжались в полковой двор своего дистрикта для поверки комиссара и избрания нового; причем в случае жалоб на его действия они могли "его судить и наказывать по вине, за исключением смертной казни или публичного наказания". Надзор за действиями комиссаров лежал и на командирах полков. Сбор податей у посадских людей производился магистратами, а где их не было — бургомистрами и их товарищами. Наблюдение за сбором податей принадлежало камер-коллегии и военной коллегии; главный надзор был возложен на сенат. При Екатерине I, Петре II и Анне Иоанновне порядок взимания П. подати несколько раз изменялся: комиссары были то упраздняемы, то вновь восстановляемы, военное ведомство то устраняемо от участия в сборе подати, то вновь призываемо к нему. С 1736 г. сбор П. лежал на губернаторах и воеводах, которым в помощь придавались отставные офицеры с рассыльниками из отставных солдат. Сборщики обязаны были принимать Π подать не иначе, как в губернских канцеляриях. При Елизавете Петровне сбор П. денег в Москве был возложен на гильдейских старшин и старост. 31 января 1762 г. сбор П. подати в деревнях был поручен помещикам, их приказчикам, старостам и выборным. С изданием в 1775 г. Учреждения о губерниях заведование сбором П. подати перешло к казенным палатам. В это время установился и тот порядок собирания П. оклада, который практиковался в XIX ст. до 60-х годов. В городских обществах сбор подати производился старостами, с государственных крестьян — выбранными сборщиками податей, с помещичьих крестьян — помещиками или их приказчиками и управителями. После освобождения крестьян П. подать, разложенная сходом на отдельных домохозяев, собиралась с последних сельским старостою или особым сборщиком податей. П. подать, не внесенная к определенному сроку, считалась недоимкой. Недоимки появились еще в 1724 г., т. е. при самом введении налога. При Екатерине I они до того увеличились, что стало ощущаться затруднение в содержании армии. Для исследования на месте вопроса о причинах недоимок в 1726 г. были наряжены комиссии из генералов, полковников и вице-президентов или асессоров надворных судов. При Петре II предписано было губернаторам и воеводам тех неплательщиков, которые к определенному сроку сами не будут привозить в города деньги, брать насильно и "править те деньги". В случае оплошности губернаторов и воевод по сбору денег недоимка правилась с них самих, В новом регламенте камер-коллегии 23 июня 1731 г. был определен и состав экзекуций, которые посылались для взыскивания П. подати: в многолюдные селения, в которых недоимок было более 500 руб., посылался 1 офицер, 2 унтер-офицера и 5 рядовых; недоимщики обязаны были содержать их. В 1738 г. по 119 городам недоимок П. сбора показано было 1622908 р. 15 января 1739 г. был издан жестокий указ о взыскивании недоимок. Если не вносилась в срок недоимка с помещичьих крестьян, то велено взыскивать ее вдвое; управителей, приказчиков и т. под., запустивших недоимку, велено было "по учинении жестокого наказания кнутом и вырезании ноздрей ссылать в каторжную работу". Недоимка, по словам указа, увеличивалась исключительно от беспорядков: убогие люди платежом отягощены, а богатые платить не хотят. Вследствие этого всю недоимку велено было купцам и государственным крестьянам разложить между собою "по званию их торгов и пожитков и владению земель". В случае неравномерности разложения виновные в этом начальники должны были подвергнуться жестокому истязанию и разорению. Если бы недоимки не были взысканы в течение 3-х месяцев, их предписывалось взыскивать с губернаторов, воевод и бургомистров. Указ этот не произвел желанного действия: недоимка не была взыскана и при вступлении на престол Елизаветы Петровны составляла около 5 млн. руб. При Елизавете Петровне было издано 8 указов, понуждавших к взысканию недоимок. Манифестом 15 декабря 1752 г. все недоимки с 1724 по 1747 год были прощены. К началу царствования Екатерины II недоимок накопилось около 800000 руб. 28 июня 1787 г., по случаю празднования 25-летия царствования Екатерины II, все недоимки по 1 января 1776 г. были прощены, остальные же разложены на 20 лет с дозволением вносить их хлебом по местной цене. 18 декабря 1797 г. были вновь прощены недоимки. При Александре I по окончании французской войны были прощены все недоборы по 1 января 1813 г. (ук. 30 августа 1814 г.). В 1811 г. была установлена за недоимки пеня по 1% в месяц, в 1823 г. пеня для казенных крестьян была отменена и недоимка по ней прощена, с помещичьих же крестьян были прощены только недоимки по пене по 1 июля 1823 г., а самая пеня для них была сохранена. Накопившиеся после того недоимки были сложены манифестами при воцарении (19 ноября 1825 г.) и короновании (22 августа 1826 г.) императора Николая I; недоимки, накопившиеся в его царствование по 1855 г., были прощены при вступлении на престол и короновании Александра II манифестами 19 февраля 1855 г. и 26 августа 1856 г. В последний раз недоимки по П. подати были сложены коронационным манифестом Александра III 15 мая 1883 г. Надзор за взысканием недоимок лежал на начальниках губерний, которые каждые полгода должны были представлять государю императору сведения об успехе взыскания; сверх того, в своих всеподданнейших отчетах губернаторы обозначали размеры недоимок, указывали на препятствия ко взысканию их и объясняли меры обыкновенные и чрезвычайные, которые они принимали против накопления недоимок. В случае необычайного накопления недоимок для расследования дела в губернию по высочайшему назначению посылался сенатор. В уездах за сбором недоимок наблюдала уездная полиция. Меры при взыскании недоимок были различны у мещан и цеховых, свободных обывателей и бывших помещичьих крестьян. У мещан и цеховых по прошествии срока, назначенного для взноса податей, т. е. 1 марта, давалось два льготных месяца; затем неисправный плательщик мог быть отдан в опеку, ему не выдавался паспорт, продавалось движимое и недвижимое его имущество, и только когда все средства взыскания были исчерпаны, а недоимка не была покрыта, она разлагалась на все мещанское общество. Если недоимка была запущена плательщиком по лени и нерадению, то по приговору общества он подвергался отдаче в работы на срок от 1 до 6 месяцев. После 3 подобных наказаний неисправный плательщик мог быть исключен из среды мещанского общества. К государственным крестьянам до распространения на них в 1860 г. правил, общих для всего крестьянского населения, применялись те же меры, как и по отношению мещан и цеховых, с той только разницей, что за лень и нерадение расправа могла наказать неплательщика розгами; сельский сход мог отдать неплательщика в рекруты, а если он не годился в военную службу, то на поселение. В случае накопления недоимки на обществе государственных крестьян палата государственных имуществ могла брать общество в свое непосредственное хозяйственное заведование впредь до погашения недоимок. В случае неуспеха полицейских побуждений к уплате податей начальники губерний могли назначать военную экзекуцию. За недоимки помещичьих крестьян до издания положений 19 февраля 1861 г. отвечал помещик. Если подушная подать не была внесена к сроку, давалось 15 льготных дней, после которых она взыскивалась с начетом пени по 1% в месяц. При взыскании движимое имущество крестьян не подлежало продаже; продавался хлеб помещичий и др. припасы. Если недоимок накоплялось более 86 коп. с души, имение отдавалось в опеку впредь до погашения недоимок. После издания положений о крестьянах ответственность за исправный платеж П. подати лежала на сельском обществе, связанном круговою порукою своих членов. Меры взыскания недоимок определены ст. 188 Положения о крестьянах.

Недостатки Подушной подати не раз обращали на себя внимание правительства. Уже в 1727 г. (указ 9 февраля) была учреждена комиссия, которой велено было рассмотреть: "почему впредь с крестьян, каким образом удобнее и сходнее с пользою народною, с душ, так как ныне, или, по примеру других государств, с одних работников, кроме старых и малолетних, а особливо, как обычай в Швеции, от 10 до 60 лет, с которого и по которое время человек может работать, также и срок положить сколь долго по сбежалого крестьянина за него платить, дабы оный платеж за того беглого помещику не вовсе в тягость пришел, или тот платеж с дворового числа, или с тягол, или с земли положить". Вскоре умерла Екатерина I, и комиссия осталась без результатов. В манифесте 2 февр. 1810 г., увеличившем П. подать, говорилось, "что расположение П. подати вообще требует подробнейшего рассмотрения и уравнения". Для этого предполагалось в том же 1810 г. принять самые деятельные меры, но предположение это не осуществилось. То же самое повторилось и в 1832 г. В половине 1859 г. была образована комиссия по пересмотру системы податей и сборов, которая пришла к выводу, что "без совершенной отмены П. системы нельзя достигнуть существенного улучшения в устройстве прямых податей" ("Труды Комиссии", т. III, ч. 1, стр. 24). Эта же комиссия указала и существеннейшие недостатки П. подати, заключавшиеся: а) в невозможности достигнуть уравнительного распределения сборов между плательщиками и б) в отсутствии вещественного основания; П. подать налагается не на доходы или имущество, а прямо на податное лицо ("Труды", т. III, ч. II, стр. 22—301). Работы комиссии велись сначала чисто канцелярским путем; к земским учреждениям министерство финансов относилось с недоверием и даже враждебно (см. "К истории податной реформы", в "Отеч. зап." 1881 г. № 5). К 1868 г. комиссии составила проект подворного и поземельного налога, который должен был заменить П. подать и все сборы, основанные на П. системе. Сборы эти (более 22 млн.) должны были быть переложены на землю крестьянских обществ, П. же подать (более 39 ½ миллионов) должна была пасть на крестьянские дворы; комиссия предполагала, что сборы будут уплачиваться с доходов земли, а подворный налог — и заработков. Плательщиками являлись, таким образом, по-прежнему крестьяне. В 1870 г. этот проект вместе с другими был передан на обсуждение земств, большинство которых высказалось против проекта, так как реформа в таком виде заключалась бы только в формальной перемене. Земство признавало необходимым привлечь к отбыванию государственных повинностей все сословия и указывало на подоходный налог как на наилучшее разрешение податного вопроса. В 1872 г. особая комиссия под председательством статс-секретаря Валуева рассмотрела отзывы земств и сделала свод их; свод этот был напечатан, но для публики остался неизвестным. В то же время другая финансовая комиссия на основании заключений первой составила проект о замене П. сборов налогами подворным и разрядным ("Труды", т. XVI, ч. II; "Разрядный налог", в "Отеч. зап.", 1878, ноябрь), первый на 22 млн., второй на 33 млн. Разрядный налог, оставляя податные классы при прежней системе, имел в виду создание нового налога для классов, которые до тех пор от налогов были свободны. Если бы налог этот осуществился, то на крестьянах лежало бы 21 млн. подворного и 19 млн. разрядного налога, т. е. опять-таки главная тяжесть падала бы на крестьянство. Вместе с тем комиссия находила, что преобразование П. подати могло бы усилить затруднительное положение казны, а потому предполагала отложить это преобразование до более благоприятного времени. Заключение комиссии поддерживал и министр финансов Рейтерн. В 1876 г. заключение это в связи с вопросом о необходимости привлечь и другие классы к отбыванию государственных повинностей, а также с вопросом о необходимости произвесть предварительно народную перепись было передано в новую комиссию, под председательством вел. кн. Константина Николаевича. Затем началась русско-турецкая война, и дело до 1879 г. оставалось без движения. По представлению нового министра финансов, Грейга, 23 марта 1879 г. состоялось высочайшее повеление об образовании комиссии "для обсуждения предположений об отмене сборов, взимаемых в пользу государственного казначейства по П. системе, и изыскания для замены их других источников государственных доходов". Комиссия эта, состоявшая из чиновников разных ведомств и особо приглашенных сведущих людей, составила проект о трех видах замены П. подати: 1) подоходным налогом на 35 миллионов руб., с доходов, от торговых и промышленных капиталов, промыслов и личного труда 2) личным налогом на 16 млн. руб. — с лиц рабочего возраста; 3) усадебным налогом на 18 млн., с усадеб всех без различия сословий. По этому проекту платежи крестьян уменьшались более чем на 30 млн. руб. 18 мая 1882 г., при министре финансов Н. X. Бунге, высочайше повелено прекратить с 1 января 1883 г. взимание: а) подушного в пользу казны сбора с мещан; б) П. подати с приписных к волостям безземельных крестьян и дворовых людей и в) П. подати с крестьян, получивших от помещика надел на основании ст. 123 великор. и ст. 116 малорос. местного положения. В то же время повелено было министру финансов выработать соображения о постепенной отмене Подушной подати с остальных разрядов и представить их в течение 1883 г. на высочайшее усмотрение. Коронационным манифестом 15 мая 1883 г. были прощены все недоимки по Подушной подати, накопившиеся по 1 января 1883 г. В том же мае 1883 г. высочайше повелено освободить от П. подати всех остальных безземельных, фабричных и заводских крестьян. Все бывшие помещичьи крестьяне, а в некоторых местностях и все другие плательщики получили сбавку П. подати на половину. Наконец, 28 мая 1885 г. высочайше утверждено мнение Государственного Совета о совершенном прекращении взимания П. подати с 1 января 1886 г.: а) со всех крестьян, на которых распространяется действие положений 19 февраля 1861 г. и 21 июня 1863 г.; б) с состоящих на особом положении прибалтийских крестьян, за исключением поселенных на казенной земле; в) с малороссийских казаков и других разрядов населения, состоящих как на особых, так и на общих окладах, за исключением платящих оброчную подать. С 1 янв. l887 г. велено было отменить взимание П. подати со всех разрядов населения империи, кроме Сибири.

Н. Василенко.

Для большей части Сибири Подушная подать отменена законом 19 янв. 1898 г., действие которого не распространяется на Алтайский горный округ Томской губ. ввиду особых его условий, на Приамурское генерал-губернаторство, где переложение подушных сборов в поземельный отсрочено до выяснения результатов введения там поземельного сбора, установленного лишь с 1897 г. [Общая сумма П. сборов, взимаемых в Приамурском генерал-губернаторстве, не превышает 188000 руб. в год.], а равно на Якутскую область, Киренский округ Иркутской губ., Туруханский край Енисейской губ., Нарымский край Томской губ., Березовский и Сургутский округи Тобольской губ., где П. сборы подлежали бы замене не поземельною податью, а каким-либо другим налогом, более соответствующим бытовым условиям этих местностей, вовсе или почти вовсе не допускающих земледелия. Во всех остальных частях Сибири с 1 января 1899 г. отменяются П. и душевая оброчная подати, ясачный сбор и сбор на межевание, взимавшиеся с крестьян и оседлых инородцев Сибири, с кочевых инородцев Енисейской и Иркутской губерний и с проживающих в селениях купцов, цеховых и мещан, а равно подымная подать с бухарских и ташкентских выходцев. С того же срока все эти сборы заменяются государственной оброчной податью и поземельной податью. Первая взимается с отведенных от казны земельных наделов, вторая — с земель, принадлежащих крестьянам и иногородцам на праве собственности. И та, и другая поставлены в известное соответствие с прежде взимавшимися Подушными сборами. Государственной оброчной подати дана форма раскладочного налога. Суммы этой подати установляются в законодательном порядке на 5-летний срок. По 1 янв. 1904г. она определена в 1850000 руб. по Тобольской губ., в 360000 руб. по Томской, в 350000 р. по Енисейской и в 320000 руб. по Иркутской губ., что вполне соответствует общей совокупности отмененных по каждой из этих губерний с лиц, пользующихся казенной землей, душевых сборов. Назначенная на губернию сумма оброчной подати распределяется между округами губернским управлением с утверждения министерства финансов, а отнесенная на данный округ сумма распределяется между отдельными платежными единицами — за которые приняты сельские общества и селения, имеющие отдельное землепользование, — окружными по крестьянским делам присутствиями (в губерниях Тобольской и Томской) или особыми раскладочными комиссиями, состоящими из двух членов по назначению иркутского генерал-губернатора (в губерниях Енисейской и Иркутской). В крестьянских присутствиях при разверстке подати обязательно участвует, а в раскладочных комиссиях председательствует податной инспектор, имеющий право переноса на рассмотрение губернского управления постановлений, несогласных с его мнением. В основание распределения сумм оброчной подати как между округами, так и между платежными единицами должны быть положены данные о количестве качестве и доходности земельных угодий, а в случае надобности и некоторые другие признаки достатка плательщиков, напр. задолженность сельских обществ и селений по податям и продовольственным ссудам, численность рабочего населения, развитие подсобных промыслов и т. п. К участию в распределении оброчной подати привлечены уполномоченные от сельских обществ и селений, съезды которых образуются в Зап. Сибири под председательством чиновников по крестьянским делам, а в губерниях Енисейской и Иркутской — под председательством назначаемых иркутским генерал-губернатором лиц. Замечания на раскладку, сделанные съездами, представляются окружным учреждениям. Определенные по утвержденной губернским управлением раскладке оклады оброчной подати по каждому сельскому обществу и селению сохраняют силу в течение пяти лет. Оброчная подать соединяет в себе как поземельный налог в тесном смысле этого слова, так и арендную плату за пользование казенною землею. Исключительно характер налога имеет поземельная подать, заменившая душевые сборы с крестьян и инородцев, владеющих землею на праве собственности. Соответственно размерам прежних душевых сборов поземельная подать эта исчисляется в подесятинных окладах, в размере одной трети средних подесятинных окладов государственной оброчной подати, взимаемых с одинаковых по достоинству земель, отведенных от казны соседним обществам и селениям. Исправное отбывание государственной оброчной и поземельной податей отдельными домохозяевами данного сельского общества обеспечивается круговой порукой. Взимание П. и оброчной податей со всех ссыльных, не причисленных к сельским обществам по приемным приговорам, а также сбора на межевание со всех вообще безземельных крестьян отменено законом 19 янв. 1698 г. в Сибири повсеместно, а недоимки по этим податям и сборам сложены со счетов.

А. Я.

Ср. П. Милюков, "Государственное хозяйство России в первой четверти XVIII в."; В. Ключевский, "Подушная подать и отмена холопства в России" ("Рус. мысль" 1886); M. Алексеенко, "Действующее законодательство о прямых налогах" (СПб., 1879); И. Руковский, "Историко-статистические сведения о П. податях" (в "Трудах Комиссии для пересмотра системы податей и сборов" т. I); В. Яроцкий, "Отмена П. подати и связанные с этим реформы" ("Труды Вольно-экономического общества", 1886 г., №№ 6 и 7).

 

  Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона        Буква П >>>

 

Rambler's Top100