Вся библиотека

Брокгауз и Ефрон

 

Справочная библиотека: словари, энциклопедии

Энциклопедический словарь
Брокгауза и Ефрона

 

 

Обвинительный процесс

 

(состязательный) — есть один из основных типов уголовного процесса; сущность его, по определению Винера, заключается в споре о праве двух равноправных сторон перед третьим лицом — судьей. Возбуждая и поддерживая обвинение, частное лицо в обвинительном процессе действует в публичном интересе, a судья стремится, при помощи сторон, к открытию материальной истины; в этом сказывается с одной стороны отличие обвинительного процесса от сходного с ним по внешности искового гражданского процесса, с другой — сходство его с другим основным типом уголовного процесса, следственным или розыскным. В отличие от процесса следственного, в Обвинительном процессе уголовное преследование возбуждается не судьей, а потерпевшим от преступления или лицом, имеющим право уголовного иска; обвинитель, по своему усмотрению, может предъявить или не предъявить свое требование, может предъявленный иск взять обратно и таким образом прекратить уголовное преследование. Судья связан требованиями обвинителя, определяющими задачу процесса. Обвинитель должен доказать свои требования, убедить судью в их справедливости; обвиняемый пользуется полной свободой в представлении доказательств против обвинения, причем предъявление доказательств с обеих сторон обусловлено соблюдением обрядностей и сроков; судья не вправе дополнять деятельность сторон, а обязан спокойно ожидать ее результатов. Представленные сторонами доказательства оцениваются судьей по внутреннему убеждению и служат основанием для судебного решения; если обвинение представленными обвинителем данными не доказано, то обвиняемый должен быть оправдан, хотя бы в измененном виде обвинение могло иметь успех. Так как собрание доказательств лежит на обязанности сторон, то Обвинительный процесс распадается на два резко очерченных периода. В период предварительного производства стороны собирают доказательства; в период производства дела по существу, они представляют собранные ими доказательства судье, который, после состязания сторон, произносит приговор. О. процесс составляет господствующую форму суда в первоначальный период развития государственности, когда, несмотря на признание за преступлением общественного значения, уголовный процесс ведется, главным образом, усилиями частных лиц; долгое время после разделения уголовной и гражданской юрисдикции в уголовном процессе сохраняются формы искового гражданского разбирательства, признававшего преступление нарушением частного права. В Риме времен республики обвинителем в уголовном процессе мог выступить каждый гражданин, причем преимущество отдавалось потерпевшим от преступления и близким к ним лицам; обвинитель обязывался доказать свое обвинение, для чего должен был собрать доказательства и, в случае надобности, мог получать от претора особое полномочие на право производить обыски и выемки; он не имел права отказаться от раз принятого на себя обвинения, и обязан был вести его добросовестно, не допуская никаких поблажек обвиняемому. По истечении назначенного претором для собрания доказательств срока обвинитель должен был явиться к претору и, в присутствии обвиняемого, точно сформулировать свое обвинение, из пределов которого уже не имел права выходить. Претор объявлял о принятии к своему рассмотрению уголовного иска против определенного лица; затем начиналось судебное производство, происходившее публично, устно, в форме состязания сторон перед судьями, оценивавшими представленные им доказательства или требования. Судьи избирались по жребию из числа всех граждан, причем стороны имели широкое право отвода; избранные судьи приносили присягу и суд происходил под открытым небом, на городской площади; стороны являлись в сопровождении многочисленных друзей, произносили речи, стараясь при этом подействовать на чувства и политические убеждения судей, а затем представляли доказательства, подтверждающие их заявления; каждый судья писал свое мнение на особой дощечке, претор собирал эти дощечки, подсчитывал голоса и провозглашал приговор.

Древнегерманское уголовное судопроизводство точно также представлялось торжественным спором между обвинителем и обвиняемым и в основании его лежало положение: нет истца — нет судьи. Если явившийся на суд обвиняемый сознавался и таким образом отказывался от состязательной борьбы с обвинителем, то судьи прямо приступали к постановлению приговора по обычному праву; если же обвиняемый не сознавался, то должен был принять очистительную присягу, а в подтверждение ее должен был выставить своих соприсяжников, удостоверявших присягой, что он, по их мнению, заслуживает доверия; лица подозрительные или не представившие необходимого числа соприсяжников могли доказать свою невиновность только судом Божьим (испытанием водой, огнем или ядом). Как обвиняемый, так и обвинитель (в предупреждение очистительной присяги) могли требовать судебного поединка, если только вызывающий на поединок был равен по своему положению в обществе или был выше своего противника; побежденный на поединке признавался проигравшим дело; за женщин, дряхлых и больных на поединок мог выступать наемщик. Обвинитель мог доказывать свой иск соприсяжниками, но обвиняемый мог заподозрить их показания, и в таком случае дело решалось поединком между обвиняемым и соприсяжниками обвинителя.

В древнерусском праве в период, предшествовавший Судебникам, уголовный процесс также ведется усилиями частных лиц, государственная же власть, в лице князя и его чиновников, относится к суду как к источнику доходов: отправляясь за сбором дани, князь производил суд по обычаям, за что и получал доход в виде судебных пошлин, а общины, не желавшие вмешательства князя, откупались от его суда. В средние века Обвинительный процесс, под влиянием канонического права, начинает уступать место следственному (розыскному), сначала для более важных преступлений. В XVI — XVIII столетиях, на континенте Европа, следственный процесс является единственной формой суда для всех преступлений. Начала обвинительного процесса сохранились неприкосновенными только в Англии. Обвинителем по уголовным делам в английском процессе признается община, в лице большого жюри. Обыкновенно дела возбуждаются по жалобе потерпевшего от преступления, причем частное лицо поддерживает обвинение как бы по уполномочию общественной власти, полиция оказывает возможное содействие обвинителю и понесенные им издержки возмещаются из общественных сумм; только в случаях внезапной или насильственной смерти особое должностное лицо — коронер (см.) — приступает к следствию, не ожидая жалобы обвинителя. По делам о маловажных проступках мировой судья, выслушав стороны и рассмотрев представленные ими доказательства, постановляет приговор; по делам о более важных преступлениях производится предварительное следствие, с целью выяснить сущность обвинения и обеспечить явку на суд обвиняемого и свидетелей; обвинитель, в присутствии обвиняемого, предъявляет все собранные им по делу доказательства, обвиняемый подвергает каждого свидетеля обвинения перекрестному допросу и может, в свою очередь, приводить свидетелей; судья, не участвуя в собрании доказательств, только руководит прениями между сторонами и, по окончании предварительного следствия, освобождает обвиняемого от суда или распоряжается о передаче дела большому жюри. Большое жюри, на основании собранных обвинителем доказательств, решает вопрос о степени основательности обвинения, причем производство дела ограничивается только допросом свидетелей обвинителя; ни обвиняемый, ни его свидетели не допрашиваются. Наконец, по существу дело решается малым жюри. Судоговорение начинается объявлением подсудимого, признает ли он себя виновным или нет; в случае признания обвиняемого, судья непосредственно переходит к определению наказания. Если подсудимый виновным себя не признает, то допрашиваются сначала свидетели обвинения, затем свидетели защиты, причем как те, так и другие подвергаются перекрестному допросу. Судья, во время предъявления доказательств и прений сторон, может допускать или воспрещать известные действия, но не вправе брать на себя инициативу в их производстве. Заканчивается дело вердиктом присяжных и, основанном на нем, приговором судьи. В эпоху великой французской революции обвинительные начала английского процесса были заимствованы французским законодательством, создавшим новый тип процесса — смешанный, следственно-состязательный, в котором предварительное производство построено на началах следственного процесса, а судебное производство — на началах процесса обвинительного. Благодаря культурному влиянию Франции, смешанный процесс стал господствующим на всем континенте Европа. В последнее время и в науке, и в законодательстве замечается стремление к более последовательному осуществлению начал Обвинительного процесса и к ограничению следственного порядка и в период предварительного производства. Так, австрийский устав уголовного судопроизводства 23 мая 1873 г. и германский имперский устав 21 декабря 1876 г. ставят возбуждение дела в зависимость от принесения компетентным обвинителем жалобы, определяющей и границы судебной деятельности, допускают защиту обвиняемого в период предварительного следствия и требуют, чтобы оно производилось при участии сторон; во Франции, Бельгии, Италии и Венгрии в настоящее время реформа предварительного следствия поставлена на очередь, а в Испании (с 1882 г.) и Норвегии (с 1887 г.) введены новые уставы уголовного судопроизводства, на началах обвинительного процесса.

Литература (кроме учебников и курсов): Тальберг, "Русское уголовное судопроизводство" (т. I, 22-27); Миттермайер, "Угол. судопроизводство в Англии, Шотландии и Северной Америке" (М., 1864); Стифен, "Уголовное право Англии" (СПб., 1865); Biener, "Abhandlungen aus dem Gebiete der Rechtsgeschichte" (1848, 43-102); Gneist, "Vier Fragen zur deutschen Strafprocessordnung" (1874); Vassalli, "Allgemeine rechtsphilosophische Betrachtungen über das Strafverfahren" (1869); Ortloff, "Das Strafverfahren in seinen leitenden Grundsätzen" (1858).

А. С. Л.

 

  Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона        Буква О >>>