Вся библиотека

Брокгауз и Ефрон

 

Справочная библиотека: словари, энциклопедии

Энциклопедический словарь

Брокгауза и Ефрона



::

 

 

Охота

 

— в обширном смысле этого понятия означает страсть, направленную к добыванию и разведению некоторых видов животных, а также к усовершенствованию путем упражнения и подбора отличительных признаков их; сюда относятся конская О. (коневодство, рысистые бега, скачки), собаководство, птицеводство, пчеловодство, голубиная О. (см.), содержание бойцовых петухов и гусей (см. Бои петушьи и гусиные), пташья О. (ловля и содержание певчих птиц), перепелиная охота (ловля и содержание перепелов) и т. п. В более тесном смысле под охотой разумеют лишь добывание не домашних животных, т. е. зверей, птиц и рыб; в этом значении различают собственно О. (на зверей и птиц) и рыболовство (см.). Значение охоты в народном хозяйстве зависит, главным образом, от географического положения страны, от степени ее культуры и от образа жизни ее населения. В первом периоде своего развития О. была главным источником пропитания каждого народа; затем по мере открытия новых источников существования, а также по мере истребления опасных для жизни и скотоводства хищных зверей О. постепенно отходит на второй план, оставаясь, однако, по силе привычки и врожденной наследственной потребности одним из главных удовольствий. В том и другом случае О. не подлежала никакому ограничению, и всякий мог охотиться когда, где и как ему угодно. И в наше время О. сохранила подобный характер в некоторых местностях, напр. в Сибири, в британских владениях Сев. Африки, на берегах Ла-Платы и т. п. По мере того, как племена становились оседлыми, возникали более крупные центры поселения. Вследствие постоянной О. дичь возле таких центров заметно уменьшалась в количестве, и местные землевладельцы ввиду личных удобств стали запрещать другим охотиться на своих землях. В Зап. Европе начало таким запретам было положено каролингскими королями; примеру их скоро последовали и многие частные лица. Отсюда возникло исключительное право охоты, характеризующее второй период. С развитием феодальных понятий О. отделяется от поземельного владения и делается достоянием одних высших классов общества; крестьянское население лишается права охоты даже на своих землях. Из ленных отношений возникла к концу Средних веков охотничья регалия, т. е. преимущественное право государства на О., лежащая в основании третьего периода права О. В это время, не обращая внимания на право поземельной собственности, правительство издает законы об О. и регулирует управление ею в интересах как казны, так и народного хозяйства; но и при таком порядке занятие О. в силу обычая или специального королевского разрешения, выдаваемого за плату, предоставляется высшим сословиям. Охотничья регалия, повлекшая за собой развитие охотничьих сервитутов, барщин и служб, тяжело и разорительно отзывалась на крестьянском населении. С падением феодального строя в конце XVIII стол. О. была признана свободным занятием, а право О. — составной частью права поземельной собственности. Но так как полная свобода О. как промысла и спорта повлекла бы за собой значительный и притом невознаградимый вред для всего народного хозяйства, то современные государства выработали целый ряд мер, регулирующих О. и положивших начало четвертому, нам современному, периоду свободной О. с государственным высшим над ней надзором.

С. Б.

Современное законодательство об охоте цивилизованных стран преследует следующие цели: нормировку добычи полезной дичи в интересах ее сохранения, истребление хищных животных и птиц, ограждение общественной безопасности и право частных собственников, иногда также извлечение финансовой выгоды. Право О., по учению римских юристов, является следствием права собственности лица над недвижимостью. Собственник имеет право запретить посторонним доступ в его имение и таким образом фактически не допускать их к О. в своих владениях. Дичь, по римскому представлению, считалась, однако, бесхозяйным предметом (res nullius); поэтому собственник имения не имел права на возврат добытой в его владениях без его разрешения дичи. Государство, со своей стороны, никаких ограничений права охоты не установляло, лишь в императорский период появилось запрещение истреблять в африканских владениях львов, которые требовались в громадном количестве в Рим для зрелищ. Древние германцы в отличие от римлян признавали право собственника имения на диких зверей и птиц, в нем обитающих. По салическим законам О. в чужих владениях, без разрешения хозяина, каралась как вид кражи. Где леса и вообще свободные от пашни пространства находились в общинном владении, там право О. в них принадлежало каждому члену общины. Со времени Карла Великого право королей и владетельных лиц охотиться в так назыв. заповедных лесах распространяется и на леса, никому не принадлежащие, а затем и на общинные леса. Свои права на охоту короли передавали также представителям высшего дворянства и духовенства. Впоследствии (к XV в.) не только общинники, но и частные собственники не из дворян теряют право охоты в собственных их владениях, и низшие сословия лишаются права даже ограждать свои участки заборами от потрав диких зверей. Уличенные в недозволенной О. крестьяне подвергались смертной казни. Средневековые законодатели находили, однако, возможным официально мотивировать запрещение О. крестьянам соображениями о собственной их пользе. Так, в одном эльзасском ордонансе в оправдание такого запрещения приводится, что крестьяне недостаточно осторожно обращаются с огнестрельным оружием и что О. отвлекает их от забот о хозяйстве. В XVI в. право О. превращается в регалию. В защиту притязаний королей и владетельных князей выступают юристы; из римского учения о принадлежности фиску выморочных имуществ (bоnа vacantia) они делают более чем смелый вывод о принадлежности фиску бесхозяйных предметов, а, следовательно, и диких зверей (см. Оккупация). Дворянам, а в некоторых местах и горожанам, удается, однако, сохранить за собой право на среднюю и низшую О.; высшая О. (кабаны, лоси и пр.) становится окончательно предметом регалии. В прусское земское право (Landrecht) внесена была следующая статья: "Право О. принадлежит к регалиям низшего рода, и частными лицами может быть приобретаемо и осуществляемо не иначе, как в порядке, установленном для регалий". Громадный ущерб, причинявшийся крестьянам потравами охотничьих команд (иногда в несколько тысяч человек) и диких зверей, тяжкие повинности (корм для собак и лошадей и пр.), жестокие наказания за самовольную охоту — все это сделало О. ненавистнейшей в глазах народа привилегией господ. Поэтому одним из первых требований либеральной партии на Западе было уничтожение охотничьей регалии. Так было во Франции в 1789 г., в Германии и Австрии в 1848 г. Вместе с отменой регалии устанавливалось исключительное право собственника на О. в пределах принадлежащего ему имения. Действующее законодательство сохраняет этот принцип и допускает некоторые ограничения лишь в интересах общего блага. Первым по времени является французский закон 3 мая 1844 г., несколько измененный правилами 22 января 1874 г. О. считается дозволенной при соблюдении следующих условий: 1) разрешение подлежащих властей, 2) производство О. открыто, 3) дозволенными способами и 4) coглaсие владельца имения, если О. производится в чужих владениях. Правилами 1874 г. дозволяется лишь О. огнестрельным оружием, облавой и с собаками; только для ловли кроликов допускается употребление петлей и силков. В государственных и принадлежащих коммунам лесах О. вовсе запрещена. Префекты назначают сроки для начала и закрытия О.; они же выдают разрешения на О. Закон ограничивается запрещением выдавать разрешения малолетним (до 16 л.), несовершеннолетним (от 16 до 21 г.), если за последних не просят их родители или опекуны, и отданным в опеку. Лицам осужденным за бродяжничество, нищенство, кражи, за злоупотребление доверием, за сопротивление или насилие против должностных лиц, за истребление или порчу деревьев и растений, потравы и т. п. префекты имеют право отказывать в разрешении на О., но лишь в течение определенного срока (не более 5 лет) после отбытия ими наказания. О. без разрешения администрации наказывается штрафом от 16 до 50 фр.; штраф может быть повышен до 200 фр., если О. совершается в недозволенное время; при обстоятельствах, усиливающих вину, назначается арест от 6 дней до 2 мес. О. на чужой земле, без разрешения хозяина, карается гораздо строже: за О. в чужом огороженном пространстве наказание, при наличности усиливающих вину обстоятельств, может быть повышено до 2 лет тюремного заключения.

М. Т.

В Бельгии право охоты первоначально было установлено по образцу французского закона 1844 г. Закон 28 февраля 1862 г. увеличил число ограничений О. и повысил взыскания за охотничьи проступки. Правительство ежегодно определяет сроки открытия и закрытия О., но собственник может во всякое время истреблять диких млекопитающих, приносящих вред его имению, урожаю и ему самому. Спустя три дня после закрытия О. воспрещается продажа, покупка и перевозка дичи. В Германии не имеется общеимперского законодательства об О., но во всех немецких государствах в основание права О. положено требование определенного поземельного ценза. В Пруссии, на основании закона 7 марта 1850 г., за самовольную охоту назначается штраф до 300 марок или тюремное заключение до 3 месяцев; штраф может быть повышен до 600 мар., когда дичь добыта не огнестрельным орудием или собаками, а петлями, тенетами, ловушками и другими снарядами, или когда проступок совершен в запрещенное для О. время, или в лесах ночью, или в сообществе многих лиц. За самовольную О. в виде промысла полагается тюремное заключение на срок не менеe 3 месяцев, с лишением, в некоторых случаях, почетных гражданских прав и с подчинением полицейскому надзору. Сверх указанных наказаний, у виновных отбираются ружья, охотничьи принадлежности, собаки и другие орудия ловли, не разбирая принадлежат ли все эти предметы виновному или нет. За самовольный проход по охотничьему участку не по дороге, хотя бы и не производя О., но с охотничьими принадлежностями, назначается денежное взыскание до 60 мар. или заключение до 14 дней. О. может быть воспрещаема по воскресным дням и устанавливаемым местной властью праздникам. В Австрии О. нормируется законом 7 марта 1849 г., прекратившем существовавшее до того времени право О. на землях чужого владения. Всякому собственнику разрешается ныне О. в пределах его имения только тогда, когда он владеет землей не менее 115 гектаров [Один гектар = 0,915 десятины.], состоящих в одной окружной меже. Отличительная особенность австрийского законодательства заключается в том, что овладение дичью рассматривается как кража. В Англии право О., в принципе, составляет прерогативу королевской власти и ею только уступаются владельцам земли на основании специальных разрешений (licence), выдаваемых мировыми судьями. В действительности право О. в Англии принадлежит 239 тысячам семейств. В числе способов охоты разрешается употребление ловушек и сетей на некоторые роды дичи; наиболее уважаемая в Англии парфорсная О. на лисиц находится под особым покровительством закона. Всякая охота воспрещается по воскресеньям и в день Рождества. На основании закона (Poaching prevention act) констебли могут, даже на большой дороге, останавливать и обыскивать лиц, заподозреваемых в самовольной охоте; равным образом, они могут останавливать и обыскивать всякий экипаж при наличности подозрения, что в нем спрятаны дичь, оружие или ловушки. За более важные охотничьи преступления (trespass), сопряженные с насилием, полагается штраф до 50 фун., или тюремное заключение до 6 месяцев, или каторжные работы (penal servitude) от 3 до 16 лет. Несмотря на суровые наказания, охотничьи правонарушения в Англии очень многочисленны. В Зап. Европе охота за последнее время сделалась предлогом международного регулирования, в видах сохранения дичи; которая, постоянно переменяя свое пребывание, может быть беспощадно истребляема в соседнем государстве в то время, когда в другом государстве в этот срок дикие полезные животные и птицы находят охрану. Конвенции об О. заключили Франция, германские государства, Австрия, Бельгия, Италия и Швейцария.

В России, в древний период ее истории, право свободного пользования всякими угодьями, в том числе охотничьими, принадлежало всем сословиям. Князья наши не только не отняли у народа этого права, но зачастую и сами бывали ими ограничиваемы; так, напр., из новгородских договорных с князьями грамот видно, что новгородцы указывали своим князьям места для охоты, а другие выговаривали себе. На отведенных, по условию с народом, местах или на собственных землях князья держали собственных ловчих, сокольников, псарей, бобровников, тетеревников, ловцов лебединых, заячьих, гоголиных и др., имевших право въезжать в деревни, останавливаться в дворах местных жителей, на их счет кормиться и кормить своих лошадей, собак и соколов, требовать личного участия населения в О. Взамен такой натуральной повинности устанавливался иногда охотничий сбор под названием "ловчего". Хотя православное духовенство и не одобряло О. князей, как забавы, однако оно само владело охотничьими угодиями и извлекало из них доходы. Во время татарского ига право на О. принадлежало ханам. В числе орудий, употреблявшихся в древней Руси для ловли птиц и зверей, в памятниках упоминаются: тенето или пругло, сеть, перевес, силец, кляпца. Самым древним из них был перевес, состоявший из петель и сетей, расстилаемых по деревьям, на пути перелета птиц и кочевания зверей; еще при св. Олеге "перевесище" существовало около Киева. Звери загонялись в тенета или при помощи зверовых собак, или облавой; кабанов били рогатиной, оленей и туров поражали стрелами, зайцев, запутавшихся в сетях, убивали палками. С древних времен употреблялись для О. ловчие птицы — сокола, кречета и ястреба. Для поимки зверей издавна производилась травля их борзыми собаками. Увлечения О. не были чужды и нашим княгиням. Князья из-за О. забывали иногда свои княжеские обязанности (напр. Всеволод-Гавриил Мстиславич); другие охотились чуть не на смертном одре или даже умирали на О. (напр. Мстислав Владимирович, Василий III). Иоанн Грозный особенно любил иногда О. на медведя, также тешиться на медвежьем поле боем удальца-молодца с медведем, травлю медведей собаками и травлю людей медведями. Борис Годунов псовой О. предпочитал О. соколиную. Особенной страстью к соколиной О. отличался царь Алексей Михайлович, содержавший громадный охотничий штат. Верст на 30 вокруг Москвы были отведены под царскую О. лесные рощи, где частным лицам О. воспрещалась, под страхом жестокого наказания и пени. В половине XVII в. существовало два разных ведомства О. По свидетельству Котошихина, царская летняя и зимняя потеха на зверя состояла в ведомстве Конюшенного приказа; для ловли тенетами и собаками лосей, оленей, лисиц, зайцев и проч. в его распоряжении состояло до ста ловцов и псарей. Летняя потеха — соколиная — ведалась приказом тайных дел. В Уложении Алексея Михайловича содержится несколько карательных постановлений за охотничьи правонарушения, чрезвычайно строгих ("бить батоги нещадно" и т. п.). Петр Великий не был охотником; но Петр II, Анна Иоанновна и, особенно, Елизавета Петровна любили О. и занимались ею. В их царствование было издано несколько законов, воспрещающих, под жестоким наказанием, О. в окрестностях Москвы и Петербурга. Указом Екатерины II 17 июня 1763 г. О. на зверей и птиц, кроме хищных, была воспрещена во всем государстве с 1 марта до Петрова дня (29 июня), но в следующем же году О. в Сибири была разрешена в течение всего года, ввиду того, что "многие сибирские народы не имеют другого пропитания, как только весенним временем налетевших в бесчисленном множестве всяких птиц, а по заливным островам зверей бьют". Такая свобода, в отношении О., сохранилась в Сибири и в прочих наших азиатских владениях до настоящего времени, для Европ. же России изданы особые правила об О.

Правила 3 февраля 1892 г. обнимают все роды охоты и распространяются на все губернии, управляемые по общему губернскому учреждению, на губернии Лифляндскую и Эстляндскую, на область Войска Донского и на Кавказский край [Св. Зак., т. XII, ч. 2, изд. 1893 г., ст. 153—189]. О. никаким поземельным цензом не ограничивается. Право пользования О., признанное принадлежностью земли, предоставляется: а) в частных имениях — владельцам, в пределах их имений, и другим лицам, получившим от них письменное на то дозволение; б) на землях сельских обществ — сельскому обществу, выдающему как отдельным крестьянам, так и посторонним лицам приговоры на пользование на этих землях О.; в) на городских землях — лицам, имеющим на то разрешение от подлежащих городских управлений, и г) в дачах ведомства государственных имуществ — как частным лицам, так и лесным чинам, на основании особых правил. Право О. обложено трехрублевым налогом в год. Уплатившему этот налог выдается полицией на один год именное охотничье свидетельство, подлежащее предъявлению по требованию лиц, наблюдающих за исполнением правил об О. Лицам, не достигшим 17-летнего возраста, свидетельства выдаются не иначе, как по просьбе их родителей, опекунов или попечителей; лицам, состоящим под надзором полиции и осужденным за нарушение охотничьих правил, а равно за повреждение или похищение чужого леса, до исполнения состоявшихся над ними судебн. приговоров, охотничьи свидетельства вовсе не выдаются. Чинам лесного ведомства и казенной лесной страже, лесничим, лесным и охотничьим сторожам частных владельцев и охотничьих обществ, а также охотничьей прислуге, по заявлениям хозяев, охотничьи свидетельства выдаются бесплатно. Постановления о производстве охоты по охотничьим свидетельствам не распространяются на губернии Архангельскую, Вологодскую, Олонецкую, Пермскую, Вятскую, Костромскую и Черноморскую, на некоторые уезды губ. Казанской, Новгородской, Псковской, Оренбургской и Уфимской, нагорную часть Кубанской обл., лесогорную полосу Терской обл., Лечгумский у. и Сухумский и Артвинский окр. Кутаисской губ., а также на о-ва Руно и Кюно Лифляндской губ. Обязанность иметь охотничьи свидетельства не распространяется и на лиц, принимающих участие в О. по распоряжению полицейских властей, для истребления хищных зверей, а также на загонщиков при облаве. Все животные разделены законом на хищных и нехищных. Производство О. на нехищных животных воспрещается: в определенные законом, отдельно для разных пород (и полов), времена года. Определенные для О. сроки не распространяются на владельцев огороженных парков и зверинцев, в которых О. на всякого рода зверей дозволяется в течение всего года, а также на крестьян Архангельской губ. и всей северо-восточной части Вологодской губ., вогулов Пермской губернии и бывших казенных поселян Верхотурского округа, той же губернии, и уy. Глазовского, Орловского и Слободского Вятской губ. Так как истребительные способы добывания дичи довели уже наши сев. окраины до такого грустного положения, что охотничий промысел, по офицальным сведениям, местами стал давать не больше 1/3 части прежнего заработка, причем около половины пойманной дичи пропадало совсем непроизводительно, делаясь добычей разного рода хищников, то ныне воспрещено повсеместно, в течение всего года, ловить какими бы то ни было способами глухарей, тетеревей, рябчиков, куропаток, турачей, фазанов и диких коз, а также разорять гнезда или вынимать из них яйца и птенцов всех пород птиц, кроме хищных. Для распродажи, перевозки и покупки дичи установлен крайний десятидневный срок по окончании периода охоты; но так как в городах торговля дичью, заготовленной в зимнее время, производится из складов, где она, в замороженном виде, может сохраняться весьма продолжительное время, то, не ограничивая такой торговли, закон признал лишь необходимым подчинить ее особому надзору. Запрещение перевозить дичь в недозволенное для О. время не распространяется на перевозку живой дичи для ее разведения. К хищным зверям, по закону, причислены: медведь, волк, лисица, шакал, барсук, песец, хорек, ласка, выдра, норка, горностай, куница, росомаха, рысь, дикая кошка и белка; хищными птицами признаются: орел, беркут, сокол, кречет, все ястреба, сорока, ворон, ворона, галка, сойка, ореховка, сорокопут, филин, совы и воробьи. Истребление хищных зверей и птиц, а также птенцов их и гнезд, дозволяется во всякое время года и всякими способами, только отрава их допускается но иначе как с особого разрешения губернаторов. На чужой земле хищные звери, опасные для человека и домашнего скота, могут быть убиваемы лишь при случайной встрече с ними или по приглашению местной полицейской власти. Ввиду вреда, причиняемого размножению дичи бродячими кошками и собаками, в законе оговорено, что истребление их на полях и в лесах не воспрещается. Наравне с хищными животными, в пределах Кавказского края охота на кабанов, в Таврической губ. О. на зайцев, а в губ. Астраханской и Черноморской и в некоторых отделах и округах Кубанской и Терской обл. охота как на зайцев, так и на кабанов дозволяется во всякое время года и всеми возможными способами. Хорьковый промысел в уу. Новоузенском Самарской губ. и Царицынском Саратовской губ., а также в земле киргизов Букеевской орды в Астраханской губ., воспрещен. Обязанность наблюдения за исполнением правил о производстве О. возложена на полицию, чинов лесного ведомства, лесную стражу, лесных, полевых и охотничьих сторожей и др. Право на обнаружение охотничьих правонарушений предоставлено также лицам, специально на то уполномоченным начальниками губерний и областей, и членам охотничьих и сельскохозяйственных обществ, по уполномочиям последних. Возбуждение судебного преследования и обличение виновных в охотничьих правонарушениях перед судом возложено на полицию, кроме дел о самовольной охоте на чужой земле и о выпугивании зверей и птиц из чужой дачи: такие дела могут быть возбуждаемы лишь по жалобе потерпевшего владельца имения или арендатора О. и прекращаются примирением. За проступки последнего рода полагается штраф в размере от 5 до 25 рублей; взыскание это может быть увеличено до пятидесяти рублей в случае самовольной О. в огороженных парках или зверинцах или на лугах и полях до уборки на них посевов и трав. Взысканию от 5 до 25 руб. подвергаются также виновные за О. без установленного охотничьего свидетельства, а равно за недозволенное разорение птичьих гнезд и вынимание из них яиц и птенцов. За охоту с чужим охотничьим свидетельством, за О. не в дозволенное время и за охоту запрещенными способами назначается денежное взыскание от 10 до 100 руб., за непредъявление во время О. охотничьего свидетельства — денежное взыскание не свыше 5 руб. Убой животных, О. на которых воспрещена, карается поштучным штрафом, в размере по 500 руб. за каждого зубра, по 50 руб. за каждую самку лося или оленя и по 25 руб. за каждую самку дикой козы и за каждого теленка последних трех названных пород. Такой же поштучный штраф назначен и за разнос, развоз, продажу и покупку для продажи дичи в запрещенное время, в размере по 25 руб. за каждого найденного у виновных лося, оленя, дикого козла или дикую козу степной или горной породы, и по 1 руб. за каждую штуку другой дичи. От виновных в нарушении правил об О. отбираются убитая ими дичь и орудия ловли, но не ружья, так как задержание их могло бы повести к опасным столкновениям стражи с охотниками и повести к нареканиям последних на порчу отобранных от них ружей. Сбор за охотничьи свидетельства, а равно все вообще денежные взыскания за нарушения правил об О. (за исключением штрафа за убой зубра) подлежат обращению в специальные средства министерства внутренних дел, для образования капитала на усиление средств на исполнение упомянутых правил. В настоящее время законы об О. пересматриваются в особой комиссии, учрежденной при министерстве землелия и государственных имуществ.

В губерниях Царства Польского, на основании закона 17 июля 1871 года [Св. Зак. Том ХII, ч. 2, изд. 1893 г., ст. 191—251], право производить О. предоставляется лицам, имеющим во владении в одной окружной меже не менее 150 моргов [Один морг = 0,512 десятины. ] земли. Несколько соседних поземельных участков, составляющих в одной окружной меже не менее 150 моргов, предоставляют право О. не более как трем лицам из владельцев сих участков. Право пользования О. на всем пространстве земель, приобретенных крестьянами одного и того же сельского общества, не составляет отдельного права каждого из них, а целого сельского общества. На производство О. выдается охотничье свидетельство, оплачиваемое 1 рублем в доход казны. Певчих птиц и питающихся насекомыми, в особенности соловьев, стрелять и ловить не дозволяется, под опасением штрафа от 1 до 10 руб. за каждую птицу. Законом воспрещены следующие способы О.: 1) петли, тенета, западни, силки, крючки и всякого рода отрава; 2) капканы, поставленные не для истребления хищных зверей и притом в местах, угрожающих опасностью местным жителям; 3) О. в ночное время или при огненном освещении; 4) О. на засеянных полях и на пространствах, засеянных молодым лесом; 5) разорение гнезд, выборка яиц и птенцов, исключая хищных пород. Борзые собаки облагаются пошлиной по 15 руб., а гончие — по 5 руб. за каждую. За О. на собственных землях, не достигающих 150 моргов, назначается: в первый раз — предостережение и штраф, во второй раз — штраф в 10 р., в третий — штраф в 25 р. и отобрание оружия и собак. Bсe вообще денежные штрафы за нарушения правил об О. поступают в казну, за отчислением половинной суммы в пользу доносителя.

На Курляндскую губ., по закону 29 мая 1877 г., распространены изложенные выше правила об О. для губерний Царства Польского, с некоторыми лишь изменениями [Св. Зак. Т. XII, ч. 2. ст. 252—262.]. Поземельный ценз увеличен, в сравнении с сими последними губерниями, до 150 десятин; такое же пространство, составленное из мелких участков, дает право О. только одному из владельцев. Определение сроков воспрещения О. на разного рода дичь предоставляется губернскому начальству. Все денежные штрафы за охотничьи правонарушения расходуются на изготовление охотничьих свидетельств, на усиление лесного и полицейского надзора и на прочие надобности, вызываемые правилами об О.; половина штрафов отчисляется в пользу доносителя.

В Финляндии, на основании постановления 10 февр. 1868 г., право О. принадлежит каждому на своей земле; таким же правом пользуются участники общин — на общей их земле, ландбауеры и арендаторы — на земле, предоставленной им для обрабатывания после издания указанного выше постановления (если владелец именно не выговорил себе права на охоту), города — на отведенной им земле. Право производить охоту в казенных лесных дачах и на другой казенной незанятой земле предоставляется в Высочайшее распоряжение; пользоваться им могут чиновники и служители лесного ведомства Финляндии. В шхерах, на скалах и островках, не приписанных ни к какому геймату, а также в открытом море, О. дозволяется каждому жителю Финляндии. Штрафные деньги за охотничьи правонарушения делятся поровну между доносчиком, обвинителем и местной кассой для бедных. При несостоятельности виновного денежный штраф заменяется тюремным заключением на хлеб и воду.

Охота в России — один из важнейших источников благосостояния сотен тысяч населения. По имеющимся крайне скудным данным, число лиц, занимающихся в Европейской России и Сибири охотой, как постоянным промыслом, как подсобным занятием и как развлечением, можно определить 10 млн., с ежегодным заработком до 300 млн. Одного пушного товара поступает на Ирбитскую ярмарку на сумму около 3 млн.; кроме того, много мехов транспортируется отчасти в Китай, отчасти на Нижегородскую ярмарку. Как на Западе Европы, так и в России, наряду с возрастающим значением и развитием О., проявляются признаки peaкции против нее, заключающиеся или в осуждении, с нравственной точки зрения, самого принципа О., как спорта (у нас гр. Л. Н. Толстой), или в требовании запрещения некоторых ее видов, особенно жестоких. См. Парфорсная, Псовая, Ружейная, Соколиная О., Промыслы охотничьи. Об О. императорской — см. Царская охота.

Литература. Ernest Jullien, "La chasse, son histoire et sa legislation"; Gabriel de Mortillet, "Origines de la chasse, de la pêche et de l'agriculture" (Пар., 1890); Ernest Demay, "Recueil des lois sur la chasse en Europe et dans les principaux pays d'Amerique, d'Afrique et d'Asie" (Пар., 1894); С. G. Waechter, "Das Jagdrecht und die Jagdvergehen" (Лпц., 1870); Д. Коропчевский, "Древнейший спорт" (СПб., 1892); П. Шеймин, "Учебник права внутреннего управления" (вып. 7, Одесса, 1895); С. Безобразов, "Историческое развитие права О." ("Природа и Охота", 1880, IV); его же, "Смысл законов об О."(там же, 1880, III); его же, "О. у древних греков и римлян" (там же, 1883, I); Н. Сементовский, "Сказание о ловах великих князей киевских" (СПб., 1857); Н. Аристов, "Промышленность древней Руси" (СПб., 1866); Н. Стромилов, "Ловля зверей, псовая О. и меховой промысел в древней Руси и Московском государстве" ("Журнал Охоты", 1875, VII, IX, X); Струтосов, "Охота в допетровской Руси" ("Природа и Охота", 1881, IV, V); Н. Кутепов, "Великокняжеская и царская О. на Руси с Х по XVI век" (СПб., 1896); Н. Туркин, "Закон об О. Критическое исследование русских охотничьих законоположений" (М., 1889); его же, "Закон об О. 3 февраля 1892 г." (М., 1892); С. Безобразов, "Закон об О. 3 февраля 1892 г." ("Природа и Охота", 1892, III); В. Волжин, "Правила об О. 3 февраля 1892 г." ("Юридическая Газета", 1894, № 71 и сл.).

С. Б.

 

  Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона        Буква О >>>

 

Rambler's Top100