Вся библиотека

Брокгауз и Ефрон

 

Справочная библиотека: словари, энциклопедии

Энциклопедический словарь
Брокгауза и Ефрона

 

 

Опиум и его алкалоиды

 

(мед.). Содержание статьи: Добывание О.; действие О. на организм: хроническое отравление О. Алкалоиды О.

На маковых головках за 2—3 недели до созревания, когда коробочки покроются тонкой мучной пылью, два-три раза в день делаются горизонтальные поверхностные, не проникающие в гнезда коробочки, надрезы; из последних сочится белый маковый сок, который собирают на подложенные листья щавеля или мака. Часть, прилегающая к головке мака, отскабливается. Соскабливание продолжается до тех пор, пока сок перестанет вытекать из надрезов, что обыкновенно наблюдается спустя 3—4 дня. Полученный молочный сок — продажный О. — на солнце довольно скоро сгущается, делается непрозрачным и мало-помалу изменяет цвет от молочно-белого до желтовато-красного и буро-красного. Величина кусков О., которым в различных местностях и странах придают различную форму, сильно колеблется; упаковка также не везде одинакова. Одни весят 30—40 гр., другие 1—2 кг. Также колеблется в О. содержание морфина, что зависит от места получения препарата; на количество морфина влияют как отдельные виды мака и место его произрастания, так и время, в которое добывают из него сок (по мере созревания мака уменьшается содержание морфина). В продаже встречаются сорта: смирнский, константинопольский, египетский, ост-индский, персидский и др. По росс. фармакопее О. не должен иметь пригорелого или затхлого запаха, соленого или сладковатого вкуса. Порошок должен иметь светло-бурый цвет. При сожигании О. золы должно получиться не более 8 %. В сухом порошке должно содержаться не менее 10 % морфина. Действие О. на организм слагается из действий находящихся в нем веществ, и, смотря по составу препарата, должны встречаться уклонения от типического действия хорошего сорта О. Относительно расы нужно упомянуть, что напр. у малайцев и негров опьянение О. вызывает судороги, бред и т. п., тогда как у кавказской расы, хотя и приходится наблюдать действие О. на субъектах различного умственного развития, подобные состояния или вовсе не наблюдаются, или наблюдаются чрезвычайно редко. Из животных — низшие реагируют на О. судорогами; интенсивность судорожного периода становится тем слабее, чем выше животное по своей организации. Наоборот, снотворное действие О. менее заметно у животных, стоящих на низших ступенях животного царства; так, иногда нельзя вызвать наркоза у собак приемами в 0,3—0,5 гр. и более. Всасывание О. совершается из различных частей тела: прямое введение его в кровь, применение на язвенных поверхностях и слизистых оболочках, в особенности на слизистой оболочке прямой кишки, и введение в желудок вызывают ряд общих и местных явлений, но что делается с О. в теле — ничего положительного неизвестно. Выделение его, равно составных частей его в молоке кормящих женщин, доказано почти бесспорно.

Ритм сокращений сердца после введения О. в желудок, в среднем спустя 20 мин., учащается в зависимости от индивидуальной восприимчивости и величины приема; учащение это через некоторое время заменяется уменьшением числа ударов. Дыхание замедляется после первоначального учащения. Уменьшение частоты пульса наступает в период наркоза. Отделение желез, за исключением потовых, под влиянием О. уменьшается. Перистальтика кишок парализуется, вследствие чего происходит задержка стула. Нужно сказать, что в первое время употребления О. опиофаги замечают у себя значительное усиление полового влечения, что затем сменяется ослаблением половой деятельности. Влияние О. на отделение пота очень характерно и было известно раньше других сторон действия этого средства. Вместе с покраснением и опуханием лица, равно с повышением температуры остальной кожи, весьма часто появляется обильный пот. Обыкновенно после приема 0,15—0,03—0,1 гр. О. ощущается чувство теплоты; глаза блестят, восприимчивость органов чувств к внешним впечатлениям временно усиливается, но затем она ослабевает; появляется чувство приятной усталости, давления в височной и лобной областях. Сюда могут присоединиться субъективные световые ощущения: различного рода светящиеся и цветные кольца, затем веки невольно закрываются, повышенная вначале восприимчивость слуха ослабевает. Движения уже спустя 15—20 минут после приема делаются вялыми, является потребность в отдыхе и наклонность ко сну. Часто совсем не наступает сна, а только состояние, подобное опьянению. По возвращении сознания выступает ряд последующих явлений, существующих более или менее продолжительное время, как то: боль или усталость конечностей, головная боль, отсутствие аппетита, запор. Возраст и пол обусловливают неправильное, а иногда даже гибельное действие О. В литературе описано много случаев гибели детей от малых доз опийной настойки (от 1 капли). При остром отравления опием оглушение сознания наступает более быстро и полно, зрачки суживаются иногда до величины булавочной головки; глаза устремлены неподвижно, лицо по большей части бледно, пульс аритмичный, иногда прерывающийся, чувствительность потеряна, глотательные мышцы парализованы, и смерть наступает при судорогах после затруднения дыхания. Вскрытие не дает в таких случаях никаких указаний на причину смерти. Единственное, бросающееся в глаза изменение — это чрезвычайно сильное кровенаполнение мозга и легких. Первые симптомы отравления обнаруживаются спустя 1/2 — 1 час по принятии О.; продолжительность их колеблется от 6 до 24 часов. В весьма редких случаях явления отравления наступают только через несколько часов после поступления яда в желудок. Полное выздоровление наблюдалось даже после весьма больших доз чистого О. или опийной настойки (последней даже больше 50 гр.). Лечение. Если между отравлением и подачей помощи не прошло нескольких часов, то первым делом следует очистить желудок от находящегося в нем О., пользуясь желудочным насосом или рвотными, или же, если внутреннее назначение последних невозможно — впрыскиванием их под кожу. Из рвотных средств, даваемых внутрь, сернокислый цинк, а также медь предпочитают рвотному камню. Но легче и быстрее действуют подкожные впрыскивания апоморфина. После рвоты употребляют отвары средств, содержащих дубильную кислоту или же растворенный таннин, затем, для связывания алкалоидов О., назначают превращенный в тонкий порошок и извлеченный соляной кислотой животный уголь. Особенное значение имеет применение белладонны или атропина (0,001—0,005 гр.), в тех случаях, когда наступают бессознательное состояние и сужение зрачков. Под влиянием атропина опасности, грозящие со стороны расстроенного кровообращения и дыхания, весьма часто устраняются. Одновременно с упомянутыми средствами необходимо употреблять раздражающие: холодные обмывания, горчичники, нюхание аммиака и т. п. Кроме того, полезно принуждать больного к движениям.

Хроническое отравление Опиумом. При частом употреблении вызывается состояние подобное умеренному алкогольному опьянению; психические функции чрезвычайно повышены, а неприятные ощущения не доходят до сознания. Недостаток силы воли отказаться от этого средства, после того как оно часто употреблялось с лечебной целью, равно желание привести себя в приятное состояние экзальтации или же усилить половые отправления — самые существенные поводы к чрезмерному употреблению О. у опиофагов. Подъем умственных и телесных сил будто бы становится необыкновенным и блестящие картины разгоряченной до крайности фантазии так заманчивы, что трудно отстать от этой страсти. Опиофаги и курильщики О. (Theriaki) узнаются по первому взгляду. Цвет лица у них соломенно-желтый, бледный, запавшие усталые глаза без выражения, шаткая походка, иногда значительно расстроенная, дрожание в конечностях. Душевные и нравственные силы низведены до крайней степени. Во многих случаях нет сна, аппетит пропадает, мышечные силы падают. У женщин развивается бесплодие. Сокращается продолжительность жизни. В более поздние периоды употребления О. нередко наступают болезненные ощущения, устранить которые не в состоянии даже увеличенные дозы О. (см. Морфинизм). Терапевтическое ynompeблeниe О. На первом плане стоят болеутоляющее и противосудорожное действия, а также паралич нервной возбудимости. На этом основании лечению О. подлежат: невралгия, гиперэстезия, болезненность в органах брюшной полости, особенно в кишках, умышленные грыжи, копростаз, свинцовая колика, далее различные спазматические состояния, как-то: судорожный кашель, спазм пузыря, столбняк и сведение челюстей, последнее главным образом травматического происхождения. Благодаря свойству ограничивать отделения — О. употребляется при хронических катарах легких, пузыря, кишок и мн. др. При катаре кишок он в то же время уменьшает перистальтические движения и почти всегда употребляется в соединении с аналогично действующими медикаментами. О. употребляется против легочного, кишечного, почечного и маточного кровотечений, равно против упорной рвоты. Фармацевтические препараты: опийная вытяжка, настойка О. (обыкновенная, шафранная и бензойная), порошок О. и Доверов порошок.

Алкалоиды Опиума 1) Морфин; отравление им, терапевтическое применение его. 2) Кадеин, тебаин и др. 1) Содержание морфина в О. колеблется между 8—16 %. Для добывания алкалоида вываривают О. несколько раз в воде, выпаренные вытяжки кипятят с известковым молоком и смесь процеживают. Последнюю выпаривают, затем кипятят с нашатырем до тех пор, пока выделяется аммиачный газ, и оставляют в покое до кристаллизации. Полученные дней через 8 нечистые кристаллы морфина очищаются посредством вторичного растворения в известковом молоке, осаждения нашатырем и т. д. Химически чистый морфин, имеющий элементарный состав C17H19NO3, кристаллизуется с 1 частицей воды в бесцветные, шелковисто-блестящие, игольчатые кристаллы ромбической системы. Морфин не обладает запахом и имеет в сухом виде горьковатый, а в растворах сильно горький вкус; трудно растворяется в воде (в 1200 ч. холодной и в 500 ч. горячей), легче — в алкоголе, очень легко — в теплом амиловом спирте. Кроме того, он легко растворяется в водных растворах щелочей и щелочных земель, а также в кислотах, причем образуются соответствующие соли алкалоида, которые большей частью имеют кристаллическую форму и растворимы в воде. В терапии обыкновенно применяются солянокислая и сернокислая соли морфина, реже уксуснокислая. Солянокислый морфин представляет белые, шелковисто блестящие, игольчатые кристаллы, горького вкуса, растворяющиеся в 25 ч. холодной и в равной части горячей воды, в 20 ч. глицерина, в 70 ч. холодного и 12 ч. горячего спирта. Сернокислый морфин — бесцветные, нейтрально реагирующие, игольчатые кристаллы, растворимые (по росс. фарм.) в 15 ч., а по другим — лишь в 24 ч. воды. Уксуснокислый морфин — рыхлый, белый порошок, растворимый в 25 ч. холодной и 2 ч. горячей воды, легко разлагается, в растворах его легко развиваются грибки; вместо укуснокислого морфина аптеки часто отпускают солянокислый морфин, обладающий большей прочностью. Для качественного определения морфина служат реакции Фрёде и Гуземана. Первая состоит в том, что раствор 0,1 гр. молибденовокислого натра в 20 куб. см. крепкой серной кислоты дает с раствором морфина фиолетовое, потом синее и, наконец, грязно зеленое или желтое окрашивание, которое затем почти исчезает Реакция Гуземана состоит в том, что растворенный в крепкой серной кислоте алкалоид обрабатывается через 15—18 часов небольшим количеством крепкой азотной кислоты: в присутствии морфина появляется на месте соприкосновения обеих жидкостей синевато-фиолетовое окрашивание, которое затем переходит в кроваво-красное. Поступление морфина в организм возможно со всех слизистых оболочек, с поверхностей ран и из подкожной клетчатки, но неповрежденной кожей морфин не всасывается. Из организма он выводится отчасти мочой, отчасти кишечными испражнениями и молоком: благодаря последнему обстоятельству, у грудного ребенка может быть вызвано отравление морфином, как это уже приходилось наблюдать при назначении алкалоида матери или кормилице. При воспалении грудной железы выделение морфина через молоко, по-видимому, увеличивается. И у людей, и у животных различных классов замечаются различия, иногда очень большие, как в действии морфина, так и в степени выносливости к нему. У человека эти различия имеют по преимуществу индивидуальный характер; дети легче реагируют на морфин побочными явлениями, чем взрослые. Вообще, можно сказать, что после первичного возбуждения, обыкновенно, впрочем, неясно выраженного, мало-помалу наступает паралич отдельных мозговых центров, начинающийся с большого мозга и заканчивающийся, если доза была слишком большая, продолговатым мозгом (паралич дыхательного центра), а иногда явления развиваются в другой последовательности. Всего более бросается в глаза паралич центров сознательного ощущения и произвольного движения. Дозы в 0,01—0,03 гр. вызывают сон, который может быть более легкий или глубокий и продолжаться иногда до 10 час. Относительно того, каким образом происходит снотворное действие морфина, было высказано несколько гипотез. Наиболее распространенная из них признает существенной причиной снотворного действия изменение кровообращения в головном мозгу — сокращение сосудов, производимое этим алкалоидом. Однако, опытами на животных, у которых сосуды головного мозга были сделаны доступными для непосредственного наблюдения и которые затем были наркотизированы морфином, удалось доказать, что анемия головного мозга наступает лишь спустя долгое время, и есть результата наркоза, а не наоборот. Отправления спинного мозга тоже изменяются под влиянием морфина. Рефлекторная деятельность у теплокровных животных ослабевает, даже до полного исчезновения. У лягушек, наоборот, констатируется повышение рефлекторной возбудимости, может появиться столбняк, имеющий сходство с тем, который вызывается стрихнином; зрачки, особенно после подкожного впрыскивания морфином, быстро суживаются, вероятно, от раздражения волокон глазодвигательного нерва, а не от паралича симпатического. В стадии глубокой подавленности общего состояния, но особенно при наступлении судорог, сужение зрачков переходит в расширение. На мышцы и периферические нервы как двигательные, так и чувствительные морфин непосредственного влияния не оказывает. Изменения, представляемые сердечной деятельностью, различны. Малые дозы сначала учащают пульс, но вскоре затем, во время наркоза, замедляют его. Более значительные дозы вызывают замедление пульса быстрее и в более сильной степени. Замедление может сопровождаться ослаблением и неправильностью сердечных сокращений. Кровяное давление под влиянием морфия у человека падает уже после средних доз, а у животных, даже при не слишком больших дозах, понижение давления продолжается по миновании наркоза. Аналогично частоте пульса уменьшаются также, под влиянием морфина, частота и глубина дыхания. После внутреннего или подкожного введения больших доз морфина наблюдается увеличенное отделение из первых. Следует думать, что в данном случае действие морфина происходит через центральную нервную систему. Малые дозы часто действуют противоположно. Из побочных действий особенного внимания заслуживают расстройства в пищеварительном канале, появляющиеся у женщин чаще, чем у мужчин, притом уже после очень малых доз: обыкновенно они состоят в тошноте и рвоте. Со стороны центральной нервной системы действие морфина часто выражается головной болью, чувством головокружения, звоном в ушах и галлюцинациями зрения. У больных грудной жабой или миокардитом неоднократно наблюдались случаи смерти от внезапного паралича сердца после впрыскивания таких количеств морфина, которые были меньше максимальной дозы. Некоторые субъекты уже на самые малые дозы его реагируют галлюцинациями зрения и бредом. Кожа при местном употреблении морфина не подвергается никаким изменениям, но, после введения его в организм, она, хотя и редко, обнаруживает уклонения от своего нормального состояния. Ощущение зуда иногда становится невыносимым; редко появляются сыпи, похожие на крапивницу, редко — скарлатиноподобные или пустулезные.

Острое ompaвлeниe морфином. Здесь особенно резко выступают действия морфина на центральную нервную систему, на дыхание и кровообращение. Через 5—20 минут после того, как яд был введен в желудок, а еще быстрее после впрыскивания его под кожу, появляется более или менее сильное оглушение, затем потеря сознания, темно-цианотическая окраска, охлаждение рук и покрытого клейким потом лица, протяжное, чрезвычайно замедленное дыхание и малый, замедленный, едва ощутимый, иногда прерывающийся, очень редко — учащенный пульс. Температура тела в некоторых случаях падает на 1,0—1,5° Ц. Зрачки, по наблюдениям Орфилы, почти всегда сужены до размеров булавочной головки. Спустя короткое время после отравления обыкновенно наступает рвота. Вместе с тем появляется острая боль в пупочной области. Дыхание становится крайне затруднительным, и смерть наступает через несколько часов, а иногда лишь по прошествии 1 — 2 дней, при расширении зрачков и сильных приступах общих судорог. Деятельность сердца нередко продолжается еще после прекращения дыхания. В случаях более легкого отравления больные жалуются сначала на очень сильное ощущение тоски, звон в ушах и мелькание перед глазами, невыносимое чувство зуда и жжения во всей коже, при отсутствии какой-либо сыпи (Балли считает этот симптом верным диагностическим признаком отравления морфином), а также — на очень горький или кислый вкус во рту. Затем появляются помрачение сознания, тошнота, рвота, неспособность держаться на ногах и короткие клонические подергивания в мышцах конечностей или лица. Обыкновенно существует позыв на мочеиспускание при невозможности опорожнить мочевой пузырь. Моча может содержать белок и сахар. Это состояние, при целесообразном лечении, может перейти в выздоровление по прошествии 12—24 час. Более легкие симптомы отравления могут продолжаться еще несколько дней. Величина смертельной дозы морфина не может быть определена с положительной точностью. Можно признать за правило, что 0,4 гр., принятые в один раз, представляют при обыкновенных условиях смертельную дозу. После введения морфина в желудок, часть его всасывается, часть остается некоторое время в неизмененном виде. Эта последняя может быть выведена из желудка рвотой, или, поступив в кишечный канал, может всосаться, или механически быть удалена с калом. Если животное, служившее для опыта, погибнет вследствие большого количества принятого яда, то часть последнего может быть найдена в желудке. Моча отравленных морфином может быть отличена, по Гагеру, следующим образом: берут несколько кубических сантиметров мочи, прибавляют к ней несколько капель раствора азотнокислого серебра и избыток аммиака и нагревают смесь до кипения; пробирная трубка в том месте, где она прикасается к пламени, покрывается металлическим налетом. Или же, вместо аммиака, берут крепкую серную кислоту и осторожно впускают ее в смешанную с раствором азотнокислого серебра мочу, так чтобы на дне сосуда кислота образовала слой вышиной около двух сантиметров; в присутствии морфина образуется на месте соприкосновения обеих жидкостей темное окрашивание; если затем через 1 — 2 минуты взболтать смесь, то мутная жидкость резко окрашивается в серый цвет. Исход отравления существенно зависит от способа лечения и от того, как скоро последнее было применено. Необходимо применить механические приемы и наружные раздражающие средства, для того, чтобы, насколько возможно, поддержать больного в сознании. Вместе с тем можно давать внутрь оживляющие средства, напр. крепкий кофе, шампанское и пр. Если дыхание начинает расстраиваться вследствие влияния морфина на дыхательный центр, то применять искусственное дыхание. Вместе с тем должно принимать во внимание состояние сердца. Падение кровяного давления и паралич дыхания устраняются атропином. В последнее время это антагонистическое действие атропина некоторыми несправедливо подвергается сомнению. Атропин дают один или несколько раз, смотря по состоянию больного. Действие атропина вскоре сказывается исчезанием существующего цианоза, большей правильностью и полнотой пульса, а также улучшением дыхания. Терапевтическое применение. Показания к терапевтическому применению морфина и самая обширность этих показаний явствуют уже из того, что было сказано выше о его фармакологическом действии. На первом плане стоит болеутоляющее действие морфина, поэтому его применяют во всех тех случаях, когда представляется необходимым уменьшить повышенную возбудимость чувствительных нервов. Морфин в этих случаях обыкновенно применяется в форме подкожных впрыскиваний. Лечение морфином успешно применяется при различного рода состояниях возбуждения, особенно в таких случаях, когда исходным пунктом возбуждения служат аномалии общего чувства и кожной чувствительности или половые иллюзии. Бессонница, обусловленная болями, а равно и зависящая от явлений раздражения в центральной нервной системе, может быть временно устранена морфином. Однако, действие морфина слабеет, если дозы его не будут увеличиваться время от времени, и те субъекты, которые при отсутствии какой-либо органической болезни страдают упорной бессонницей, легко могут, при продолжительном употреблении этого средства, сделаться морфинистами. Способностью морфина понижать рефлекторную деятельность пользуются при целом ряде рефлекторных судорог, для устранения повышенной чувствительности кожи, успокоения болей и облегчения одышки, далее при судорожном кашле, плевритических эксудатах, пневмониях, остром бронхите, грудной жабе, бронхиальной сердечной астме и эмфиземе легких. Та же цель притупления чувства достигается морфином при старых и хронических заболеваниях желудка, кишечного канала и брюшины. Симптоматическое лечение морфином приносит пользу также при болях, обусловленных острыми или хроническими воспалениями мочеполового аппарата. Несомненную пользу это лечение приносит при судорожных родовых болях, а также при продолжительных болезненных последовательных потугах. Применение его требует осторожности при лихорадочных болезнях на высоте их развития, у ослабленных и истощенных субъектов, при состояниях слабости сердца, у детей и у кормящих грудью (из-за боязни отравить ребенка). Морфин и его соли прописываются в порошках, растворах, лепешках, пилюлях, сам по себе или в соединении с другими средствами, для внутреннего употребления, для подкожного вспрыскивания, или для применения со стороны слизистых оболочек. 2) О кодеине, папаверине, нарцеине и наркотине — см. эти слова. Тебаин19Н213) содержится в О. в количестве 1/6 — 1 %, кристаллизуется белыми квадратными пластинками, без запаха, обладает острым, металлическим вкусом и щелочной реакцией; в воде и щелочах не растворяется, растворяется в алкоголе и эфире, с кислотами образует соли, растворимые в воде. Употребляется (редко) в виде настойки при болях в животе. У животных вызывает судороги (у лягушек такие же, как стрихнин).

Д. Kaменский.

 

  Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона        Буква О >>>