Вся библиотека

Брокгауз и Ефрон

 

Справочная библиотека: словари, энциклопедии

Энциклопедический словарь
Брокгауза и Ефрона

 

 

Омейяды

 

— династия мусульманских халифов. Их предок Омейя был, по словам арабских генеалогов, двоюродным братом Абдоль-Моталлиба, деда основателя ислама Мохаммеда, а по мнению европейских ученых — более далекий родственник, и притом несомненно более знатный; род его был самым могущественным и богатым среди мекканских корейшитов (см.). Внук Омейи, Абу-Соф-ян (см. Мохаммед), долго был вожаком мекканской знати, враждебной исламу, и только в момент полного торжества Мохаммеда принужден был принять презираемый им до тех пор ислам. Его сын Моавия, тонкий политик, будущий основатель династии, выступил в 634 г. добровольцем в сирийском походе; через пять лет Омар, чтобы задобрить светскую партию мекканцев, поставил Моавию правителем Сирии; с тех пор, в течение сорока лет, эта провинция никогда уж не выходила из рук Моавии. Особенно О. усилились при двоюродном племяннике Абу-Соф-яна — халифе Османе (644 — 656), который все государственные и военачальнические должности постарался раздать им, как своим близким родственникам, хотя, даже после принятия ими ислама, искренность их веры подвергалась всегда основательному сомнению. Когда ревностные мусульмане убили Османа (656) и избрали халифом Алия (см.). Моавия вывесил в дамасской мечети окровавленную рубашку Османа и отрубленные пальцы его жены и, в союзе с бывшим наместником Египта Амром, которого Алий устранил, объявил месть Алию, как виновнику цареубийства. Когда сражение с Алием — при Сиффине (на Евфрате, близ границ Сирии), в 657 г. — оказалось неудачным для Моавии, он поспешил, среди битвы, предложить третейский суд, основанный на Коране. Третейский суд решил спор в пользу Моавии, и тот объявил себя халифом (хотя Алий также продолжал считаться халифом). Амр ослабил Алия тем, что успел опять овладеть Египтом (658). Гибель Алия от руки сектантов-хариджитов (24 января 661 г.) очень помогла Моавии. Старший Алиев сын, бесхарактерный Хасан, преданный только молитве и гарему, немедленно отрекся, за деньги, от своих прав на престол (в 669 г. он умер, по неосновательному мнению шиитов — отравленный). Других влиятельных арабов Моавия искусно привлек к себе подарками и назначениями; на его сторону перешел даже наместник Алия Зияд, поднявший было бунт в Басре (662). Так как Зияд отличался замечательной энергией в управлении восточными провинциями халифата и в борьбе с хариджитами (см.), то Моавия решил официально признать его (664) за своего брата (для чего нашлись свидетельства, будто Зияд был побочным сыном Абу-Соф-яна) и назначил даже своим наследником, но тот умер раньше Моавии (673). Столицей своей династии Моавия сделал Дамаск и, несмотря на свое равнодушие к исламу, хотел, для возвеличения города, перевести туда из Медины кафедру Мохаммеда. Халифы О. следующие: Моавия I (661-680), Езид I (680-683), Моавия II (683), Мерван I (683-685), Абдольмелик (685-705), Валид I (705-715), Солейман (715-717), Омар II (717-720), Езид II (720-724), Хишам (724-743), Валид II (743-744), Езид III (744), Ибрахим (744), Мерван II "Осел" (744-750).

Завоевания. Первая междоусобная война (655-661), вспыхнувшая после смерти халифа Османа (см.), не только приостановила новые приобретения, но привела к потере многих земель, занятых первым потоком арабских завоевателей при Омаре (см.). Моавия I, восстановив внутренний порядок, возобновил завоевательную политику. На востоке возвращены были прежние завоевания в Персии; в 674 г. Обейдоллах, сын умершего Зияда, дошел до Пейкенда и Бухары и нанес туркам жесточайшее поражение, а его преемник Саид (сын убитого халифа Османа) взял Самарканд; полководец Мохаллеб дошел, по реке Кабул, до Индийского Пятиречья (684). На западе Окба (см.) подчинил нынешние Триполи и Тунис и основал к югу от Карфагена г. Кейрован, который надолго стал метрополией мусульманской Африки. Менее удачны были упорные войны с Византией: более двадцати лет сряду Моавия ежегодно опустошал Малую Азию (подходил даже к Константинополю), но ни разу не удалось арабам надолго овладеть полуостровом; наконец, когда буря разметала флот Моавии у Памфилии, а греки истребили арабское войско в центре Малой Азии, Моавия заключил с императором Константином Погонатом тридцатилетний мир (678). По смерти Моавии, завоевания арабов на время были приостановлены второй междоусобной войной (680-699); многие земли (например завоеванные Окбой) освободились от арабского владычества. Абдольмелику удалось закончить междоусобия; его восточный, почти неограниченный соправитель, талантливый Хаджджадж (по сирийскому произношению — Хажжàж) сумел поднять внутреннее благосостояние и финансы государства; сам халиф, введением арабского языка (вместо греческого и персидского) во все официальные сношения и чеканкой собственной арабской монеты (694), способствовал пробуждению у арабов сознания национального единства. С 693 г. арабы вновь начинают ряд наступательных войн и при Валиде (705-715) затопляют вторым великим потоком земли и народы. Энергичный Валид, которому, в качестве вице-короля, продолжал помогать Хажжаж († в 714 г.), умел выбирать талантливых полководцев. Хорасанский наместник, Котейба, занял мелкие тюркские княжества в Трансоксиане — Пейкенд, Бухару, Кеш, Самарканд, Ховаризм или Хиву; в 713 г. мусульманские войска впервые перешли Сыр-Дарью и проникли в Фергану и Ташкент (Шаш). Мохаммед ибн-Кáсым, двоюродный брат Хажжажа, победоносно перешел Инд (708), прошел по области Синда к южному Пенджабу и овладел богатейшим паломническим городом Мультаном (711). Меслема, один из братьев халифа, покорил Малую Азию с Арменией (707-716), так что грекам остались в Азии лишь клочки земли. На западе Хасан ибн-Нòман еще при Абдольмелике в 696-698 г., отвоевал у византийцев Карфаген и срыл его, а после трудной борьбы (698-703) подчинил и берберов; при Валиде Муса (см.) подчинил северную Африку (западную Берберию) до Танжера (706-709); в 711 г. его подчиненный Тарик (см.) покорил значительную часть Испании, в 712-713 гг. покорение ее закончил сам Муса; с 718 г. арабы начинают делать завоевания и за Пиренеями. В несколько лет государство О. стало простираться от Атлантического океана до границ Китая, от Индийского океана до Кавказа, Черного моря и стен Константинополя; только энергия императора Льва Исаврянина воспрепятствовала арабам (717-718) овладеть Константинополем и разлиться по Европе. При надменном Солеймане, казнившем заслуженных военачальников, при бестолковом святоше Омаре II и при Езиде II все пошло у арабов хуже: преемники Котейбы в Хорасане бездействовали, так что в 725-738 гг. Трансоксиана, с Бальхом и Гератом, отторгаются от халифата; в 715 г. Солейман сменил и казнил Мохаммеда ибн-Кáсыма, а новые наместники вызвали ненависть и ожесточение индусов; Лев Исаврянин, отразив мусульман от Константинополя, лишил их Малой Азии, и только в 721 г. они опять там укрепились; в Испании и Аквитании против арабов происходили восстания. В царствование Хишама (724-743), который, при всем своем скряжничестве и грубости, умел хорошо управлять государством (даже без визиря) и удачно избирать полководцев, внешние приобретения были опять очень значительны. Наср ибн-Сейяр возвратил Туркестан. Чтобы удержать за собой линию Инда, мусульмане построили ряд крепостей; важнейшая из них, Мансура, стала центральным пунктом для всей области Синда. У греков Мéслема (726) отнял Кесарию Каппадокийскую; затем арабы производили целый ряд вторжений в Малую Азию, ослабляемую иконоборством. В Армении натиски полчищ тюркских и хазарских были отражаемы с переменным успехом Меслемой (728-731), а когда наместником Армении и Азербейджана был назначен (732) Мерван (племянник Абдольмелика), арабы стали глубоко врезаться в землю хазар. Из северной Африки мусульманский флот часто предпринимал экспедиции на острова Средиземного моря (большая экспедиция Хебиба на Сицилию в 740 г.). В Испании полководец Абдаррахман восстановил порядок (730) и вторгся (732) вглубь Франции, до самой Луары; тут только поставил арабам преграду Карл Мартелл, в сражениях при Туре и Пуатье (732). Со смертью Хишама (743) начался упадок О.: пошли кровавые междоусобия партий кельбитов (сирийских южан) и кайситов (северян), а ничтожные халифы не могли их сдержать и сами падали жертвой то одной, то другой партии; начались восстания сектантов. Северная Африка и Испания сделались независимыми от халифата, а Туркестан, Малая Азия и некоторые пограничные места совсем ускользнули из-под власти арабов, так что Аббасидам пришлось совершать завоевания вновь.

Реакция язычества. С распространением арабского владычества быстро распространялся и ислам: его охотно принимали покоренные народы, как для избавления от податей (см. Омар), так и ради его простоты и отсутствия запутанных догматов. Внутри халифата весь период О. был периодом религиозных смятений. До известной степени виноваты были в этом сами халифы: торжество Моавии над Алием и Хасаном было торжеством той партии, которая в глубине сердца, была враждебна исламу. Осторожный Моавия и Зияд старались ладить с исламом; Зияд охотно давал государственные должности сподвижникам пророка, Моавия послал в Каабу дорогие шелковые занавеси. Но истинно верующие не могли успокоиться, в особенности когда Моавия, прибыв с войском в Мекку, с оружием в руках принудил всех в мечети принести присягу, как наследнику престола, своему сыну Езиду, происходившему по матери не от корейшитов, а от еменцев (кельбитов). При Езиде I (680-683) Хосейн (см. Гуссейн), младший сын Алия, заявил претензии на трон (в сентябре 680 г.), но, пришедший из Мекки с небольшим конвоем в Ирак, был встречен войсками халифа и погиб при местечке Кербелâ (10 октября 680 г.). Тогда знамя восстания поднял в Мекке Абдоллах ибн-Зобейр, сын одного из ближайших сподвижников пророка, и, полагаясь на святость своего города, не захотел пойти ни на какие соглашения с Езидом. В то же время старшие люди другого святого города, Медины, побывали в Дамаске, познакомились с тамошней жизнью Езида и, возвратясь, рассказали согражданам, что он никогда не молится, пьет вино, играет на гитаре, любит охотничьих собак; тогда мединцы также отказались признавать власть Езида (682). Халиф, после тщетных увещаний, послал к Медине войско, под начальством старого омейядского полководца Мослима ибн-Окбы, врага ислама. После жестокой битвы с фанатиками на равнине Харре, под Мединой (26 августа 683 г.), Мослим ворвался в Медину и произвел страшную резню, длившуюся три дня: тут погибло до 5000 людей, составлявших красу ислама, в том числе 700 лиц, знавших Коран на память; женщины и девочки были опозорены; лошади сирийцев были привязаны, словно в конюшне, в одном из высших святилищ ислама — в мечети между кафедрой и гробницей Мохаммеда. Усмирив Медину, Мослим умер; его родичу, Хосейну ибн-Номейру, поручено было усмирение Мекки. Он осадил Мекку и стал метать в Каабу громадные камни, так что колонны здания рухнули; зажигательной стрелой Хосейну удалось поджечь святилище, и Черный Камень, "десница Аллаха на земле", треснул от огня на четыре части. Неожиданная кончина Езида (683) и последовавшая затем анархия заставили Хосейна снять осаду Мекки и увести войско в Сирию. Слабоумного сына Езида, Моавию II (кельбита), кайситы заставили через несколько дней отречься от престола; детей у него не было. Почти все области халифата признали своим халифом Абдоллаха ибн-Зобейра. Его готов был признать и двоюродный брат Моавии I, Мерван, правитель Медины; но когда ибн-Зобейр отдал приказание истребить всех О., Мерван бежал в Сирию и здесь кельбитами был избран в халифы (22 июня 684 г.), с условием оставить престол за сыном Езида, Хáлидом, мать которого, для скрепления договора, вышла замуж за Мервана. Борьба Мервана с сирийцами-кайситами, с шиитами (см.), с войском ибн-Зобейра, пришедшим осаждать Дамаск, была удачна, как вдруг он вздумал объявить своим наследником родного сына, Абдольмелика, и за это был задушен своей женой, матерью Халида (апрель 685). Все-таки О., после воцарения Абдольмелика (685-705), продолжали быстро оправляться. Абдольмелик переманил к себе славного полководца зобейритов, Мохалеба; у ибн-Зобейра скоро осталась одна Мекка (восток халифата был в руках хариджитов, враждебных и ибн Зобейру, и О.). Сирийское войско, под начальством Хажжажа (раньше бывшего школьным учителем в Таифе, близ Мекки), опять осадило священный город и стало метать машинами камни во вновь отстроенную Каабу; тут поднялась было гроза и убила несколько человек, но Хажжаж, ободряя солдат, заметил: "я родился в этой стране и знаю, что грозы здесь часты", и сам приладил камень на метательной машине. Через несколько месяцев, после гибели ибн-Зобейра (октябрь 692), город был взят. Ввиду массы подобных фактов, Дози ("Essai", 179) признает, что, вся история дамасских О. есть только реакция и торжество языческого принципа. При дворе О. и их наместников процветала поэзия, разрабатывавшая старые, до-исламские жизнерадостные темы и прославлявшая О. (выдающиеся поэты Жарир, Фараздак, христианин Ахталь); перед началом битв пелись песни до-исламского героя Антары. Халифы были почти все или равнодушны к вере, или неверующие, а один из них, Валид II (743-744), дошел до того, что на общественную молитву посылал вместо себя какую-нибудь наложницу, нарядив ее в священное платье, и пользовался Кораном как мишенью для стрел. О., начиная с Моавии, не стеснялись давать важные государственные должности христианам, видя в них для себя хороших помощников; Абдольмелик устранил было иноверцев от государственной службы, но руководился при этом видами чисто национальными, а не религиозными. О. вовсе не заботились об обращении в ислам покоренных народов, потому что иноверные, переходя в ислам, тотчас, по закону, избавлялись от подушной и поземельной подати (см. Омар), и, таким образом, доходы казны уменьшались. Наоборот, видя массовые переходы иноверцев в мохаммеданство, О. старались даже ставить этому известные препятствия; Хажжаж, например, издал закон (700 г.), по которому принятие ислама не избавляло неофита от поголовной подати. Если Абдольмелик и Валид, вместе с Хажжажем, старались покровительствовать умеренным правоверным в спорах их с фанатическими сектами, то исключительно в силу политических соображений; Хажжаж старался распространить возможно большее количество списков Корана в восточной части халифата, потому что это было символом упрочения в ней национального арабского владычества; к той же цели он стремился и тогда, когда заботился об исправлениях в арабской азбуке, для установления правильного арабского чтения Корана не-арабами. Из всех О. только Омар II был искренне верующим и благочестивым мусульманином: он возобновил закон об отмене податей для обратившихся в ислам, и когда ему указывали на уменьшение государственных доходов, вследствие массовых переходов берберов, христиан и магов в ислам, он отвечал, что Бог велел Мохаммеду быть апостолом, а не сборщиком податей. Езид II возобновил закон Хажжажа о податях, вредный для прозелитизма.

Сектантское движение. Внутреннее единство ислама колебалось при Омейядах возникновением разных сект, что обуславливалось неопределенностью коранского учения. Новоприсоединенные к исламу персы и христиане внесли в ислам свои ереси, характера зороастрийского, индо-персидского и христианского. Бедствия междоусобной войны, вместе с пессимизмом Корана, вызвали к жизни мусульманский аскетизм; представитель и, быть может, основатель мусульманского аскетизма, вскоре названного "суфизмом" (см.), Хасан из Басры (умер в 728 г.), считался и, вероятно, был человеком правоверным, но его тенденции, встретившись с идеями сирийских христиан, породили мусульманский мистицизм ("суфизм"), а попав к персам и смешавшись с остатками аскетизма персидско-буддийского, суфизм постепенно стал приобретать окраску чисто еретическую, пантеистическую. Из школы того же Хасана выделился Вáсыль ибн-Атâ, основатель рационалистической секты мòтезилитов или кадористов (см.); затем явились морджиты (проповедовавшие безграничное милосердие Божие к грехам), джабариты (фаталисты, не верившие в боговдохновенность Корана), сыфатиты (доходившие до антропоморфизма) и другие еретики. Эти ереси, часто вооруженные греческой философией и логикой, подрывали чистоту мусульманского учения, и правоверные, жившие преимущественно в Медине, Куфе, Басре и Мекке, требовали помощи от Омейядского правительства. Абдольмелик, Валид и их соправитель Хажжаж находили, что им выгоднее поддерживать умеренное правоверие, чем резкие ереси; поэтому Абдольмелик, хотя у себя в Дамаске вовсе не думал прививать непопулярную там набожность, подверг в Басре пытке одного из выдающихся мòтезилитов — Маабада и затем его повесил; через 30 лет, при Хишаме, был еще один подобный случай. С воцарением Езида III (741), разделявшего мнения мòтезилитов, правоверные совсем лишились государственной помощи. Перечисленные секты опасны были только для чистоты веры, но были две секты с политическим характером, опасные и для правительства: хариджиты и шииты. Первая секта, демократического направления, приютилась особенно в Ираке. Ее преследовали казнями соправитель Моавии Зияд, потом (с 674 г.) его сын Обейдоллах, басорский наместник, так что некоторое время сектанты могли действовать против правительства лишь тайно. Во время осады Мекки халифским войском хариджиты, под начальством Нафия ибн-Азрака (отсюда их прозвище "азракиты"), поспешили к Абдоллаху ибн-Зобейру (683), оказали ему деятельную помощь, но, не сошедшись в религиозных идеях с правоверными, ушли из Мекки и овладели Ахвазом (Хузистаном), откуда в течение многих лет совершали беспрестанные набеги на правоверных мусульман Ирака. В 686 г. басрийцы (тогда — зобейриты), под начальством знаменитого полководца Мохáллеба, разбили азракитов при Силлабре и оттеснили их в Фарс, Кирман и южную Мидию, откуда они по-прежнему тревожили мусульман. Перешедши на сторону Абдольмелика (690), Мохаллеб продолжал бороться с сектантами, но в 694 г. принужден был послать халифу несколько жалоб на нежелание иракцев продолжать эту трудную войну. Жестокий Хажжаж, назначенный в наместники Ирака, сумел восстановить повиновение. Мохаллеб, с новым иракским войском, разбил хариджитов при Казеруне, в Фарсе (695), но затем хариджиты разбивали все высылаемые против них халифские войска, даже Хажжажу внушили страх и опять грозили Мосулу. В 697 г. они были, однако, укрощены. Восстание иракцев (700-704) против ненавистного Хажжажа и самого халифа позволило хариджитам оправиться, и они не раз еще восставали. Множество хариджитов бежало в Африку к демократичным берберам; встретив там хороший прием, они причинили еще много беспокойства О. Под влиянием сектантов, берберы в 740-741 гг. совсем было отложились от халифата, разбили войска Хишама (741) и были усмирены только в 742 г. Другая секта, шииты, состоявшая главным образом из персов, приняла характер политического протеста персов против владычества иноплеменников-арабов. Во время второй междоусобной войны шииты, с целью отомстить за смерть Алида Хосейна, выступили, под начальством Солеймана ибн-Сорада, против Сирии (684), но были разбиты войском Мервана при Расоль-айне (685). Затем шииты собрались под знамена Мохтара, который объявил халифом сына второй Алиевой жены, Мохаммеда ибн-Ханафию. Мохтар отнял у ибн-Зобейра столицу Ирака, Куфу (9 октября 685); персы, под предлогом мести убийцам Хосейна, яростно истребляли арабов. В 686 г. Мохтар разбил сильное войско О. на берегах Хáзира, но в 687 г. пал, во время взятия Куфы зобейритами. Во все время управления О. шииты поднимали восстания то в одном, то в другом месте, и число их беспрерывно возрастало, благодаря деятельной тайной пропаганде среди персов. Они высоко подняли голову при Омаре II (717-720), который благоговел перед родом пророка и разрешил славить Алия открыто, не понимая, что такое разрешение равносильно осуждению власти О. Сильнее всего шииты были в провинции Хорасане, где арабы, вечными своими междоусобиями, довели дело до полной анархии. В 40-х г. VIII в. во всем халифате не было порядка, шла яростная борьба кельбитов с кайситами, покоренные области восставали; Мерван II, прозванный за упорную стойкость "Ослом", был скорее халифом номинальным, чем действительным. В это время особенно усилилось движение шиитов. Главой их был Абу-Мóслим, но тогдашний представитель Алидов, Джаафар Садык, побоялся воспользоваться его услугами. Тогда Абу-Мослим вошел в сношения с хитрым Абуль-Аббасом, потомком Аббаса, дяди пророка Мохаммеда (см.). Усилиями персов (747-750) О. были свергнуты, и вместо них воцарились Аббасиды.

Омейяды в Испании. От избиения, которому подвергся почти весь род О., ускользнул Абдаррахман ибн-Моавия и в 755 г. добрался до Испании, где ему (с титулом не "халифа", а "эмира") удалось основать новую, независимую от восточного халифата династию О., со столицей Кордовой. Первые О.: Абдаррахман I Пришлец (756—788), при котором совершилось неудачное вторжение Карла Великого, закончившееся гибелью героя Роланда (778); Хишам I (788—796); Хакам I (796—822), при котором несколько раз были жестоко подавляемы восстания; Абдаррахман II Средний (822-852), слабохарактерный, расточительный ханжа, совершенно небрежный в управлении; Мохаммед I (852— 886) — мусульманин-фанатик, вызвавший опаснейшее восстание христиан и южных мусульман-испанцев, со стороны которых прославился народный герой Омар ибн-Хафсóн; Монзыр (886-888), отравленный своим братом Абдаллахом (888-912); последний из названных эмиров — один из отвратительнейших и притом трусливых деспотов, — ослабил государство и только случайно нанес сильное поражение ибн-Хафсону (905), который перешел в христианство; 34-летнюю войну с этим героем удалось закончить лишь великому Абдаррахману III. При названных семи О. (даже при Абдаррахмане I) провинции и округа были почти самостоятельны; на границах христиане-испанцы основывают свои государства (Астурия-Леон и др.). Для борьбы с арабской аристократией, сопротивление которой стало понемногу сплетаться с реакцией испанской народности против чужестранцев, первые О. сперва призывали в Испанию всех сохранившихся своих родственников с их клиентами и приверженцами, а потом вербовали наемное войско берберского и западного происхождения (так называемых "славян", хотя настоящих славян там было мало). Наконец, монархия одержала победу при Абдаррахмане III Нáсыре ("Победителе", 912-961), доблестном полководце, справедливом, беспристрастном правителе, терпимом ко всем религиям, несмотря на войны, которые он вел с христианскими соседями. К 932 г. он сумел объединить всю мусульманскую Испанию; еще раньше, в 929 г., он принял титул "халифа" и таким образом основал "Кордовский халифат". При Абдаррахмане и его двух преемниках военная деспотия приняла более мягкую форму просвещенного абсолютизма, и это благоприятствовало такому расцвету цивилизации, какого впоследствии уж не бывало больше в этой стране. Хакам II (961-976) был правитель умный, даровитый, миролюбивый, но храбро воевавший с задорными соседями. Он был любитель изящных сооружений, поэт, выдающийся ученый, страстный библиоман: собрал до 400000 книг, которые, по словам историков, все прочел. При нем почти каждый в Андалузии умел читать и писать, а университет кордовский славился во всем мире. Хишам II (976-1013, или вернее до 1009 г.) вступил на престол мальчиком; его мать Аврора, вместе со своим фаворитом, ибн-Абу-Амиром, постаралась подавить его умственное развитие. Неограниченной властью пользовался ибн-Абу-Амир (умер в 1000 г.), человек очень талантливый, но ни перед какими средствами не останавливавшийся: даже мать-султаншу, которой он был обязан своим возвышением из ничтожества, он впоследствии (996) устранил. Возбудив ненависть духовенства, он, для примирения с ним, разрешил мусульманским богословам извлечь из библиотеки покойного Хакама все философские и т. п. рукописи и сжечь их. Ибн-Абу-Амир отличался и как полководец, в жестоких войнах с христианами северной Испании, и имел привычку ежегодно делать на христиан два набега (западные хроники с ненавистью описывают его, под именем Альманзора). После смерти ибн-Абу-Амира и его старшего сына (1008), когда не оказалось руки, умевшей сдерживать заносчивость войска, наступили все ужасы преторианства. Хишам II был свергнут своим родственником Мохаммедом II эль-Махдием (1009), потом опять возведен на престол войсками, но ненадолго. Среди беспорядков и ссор войска берберского с христианско-славянским Кордова была совершенно опустошена берберами (1013). Провинции и мелкие округа стали везде объявлять свою независимость; халифы, часто сменяемые и умерщвляемые, были лишь игрушкой в руках враждующих берберов и "славян" или черни; междоусобия не прекращались. Последние О.: Солейман (1009-1016); Алий Хаммудит, по происхождению даже не О.(1013-1018); Абдаррахман IV (1017-1018); Кáсым (1018-1023); Яхъя (1021-1026), Абдаррахман V (1023-1024); Мохаммед III (1024-1025); Хишам III (1027-1031). Омейя (1031), свергнувший Хишама, не был признан за халифа; Кордова стала республикой и затерялась в ряду множества других мелких владений, среди которых выдвигается Севилья.

См. Вейль, "Geschichte der Chalifen" (Маннгейм, 1846); Ранке, "Weltgeschichte" (т. V); Дози, "Essai sur l'histoire de l'islamisme" (Лейден-Париж, 1879); "Recherches sur l'histoire et la littérature de l'Espagne pendant le moyen âge" (Лейден, 1860); "Hist. des musulmans d'Espagne jusqu'à la conquête de l'Andalousie par les Almoravides, 711-1110" (Лейден, 1861); Фурнель, "Les Berbers. Etude sur la conquête de l'Afrique par les Arabes" (П., 1875); A. Мюллер, "История ислама" (т. II и т. IV, СПб., 1895-1896; перевод из "Allgemeine Geschichte" Онкена).

А. Крымский.

 

  Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона        Буква О >>>