Вся библиотека

Брокгауз и Ефрон

 

Справочная библиотека: словари, энциклопедии

Энциклопедический словарь
Брокгауза и Ефрона

 

 

Норвегия

 

(норвежск. Norge, шведск. Norrige, нем. Norwegen, франц. Norvège, англ. Norway) — королевство, соединенное с Швецией под управлением одного короля, но на правах самостоятельного государства; лежит между 57°59' (мыс Линдеснес) и 71°10' сев. шир. (мыс Нордкап), имея в длину до 1700 км. Береговая линия Н., не считая многочисленных морских заливов, доходит до 2800 км, а занимаемая страной площадь составляет 322968 или (по другому вычислению) 325422 кв. км.

Физические условия. Вместе со Швецией, Норвегия составляет Скандинавский полуостров, на котором занимает узкую полосу в западной части, нигде не достигающую даже 420 км ширины. Вся эта страна чрезвычайно гориста; она образует огромное нагорье, состоящее из гнейса, гранита и других образований архейской и палеозойской групп; в вост. части она изрезана большими долинами, а в зап. и сев. — глубоко вдавшимися в сушу морскими заливами, или фьордами. Во многих местах горы имеют округленную форму, а их высоты носят по преимуществу вид большого волнообразного плато, на котором долины и заливы кажутся лишь совершенно незначительными трещинами. Из всей площади, занимаемой страной, 39000 кв. км лежат выше 1000 м над поверхностью моря, 91000 кв. км — на высоте от 500 до 1000 м. Средняя высота над поверхностью моря всего пространства Норвегии достигает около 490 м. Ввиду всего этого — количество обрабатываемой или вообще удобной земли представляет весьма незначительную часть всего пространства: в то время как необитаемые горы, болота и т. п. занимают 235000 кв. км, а ледники (глетчеры) 7000 кв. км, пашнями занято всего лишь 2400 кв. км. Самая сев. местность Н. — Финнмаркен, вост. часть которой, граничащая с Россией, не представляет никаких значительных возвышенностей и наполнена лишь закругленными холмами и нагорьем; омывается бурными волнами Сев. Ледовитого океана. Внутри же страны орошаемые крупными реками (в особенности р. Таной-Гапа) долины, покрываясь летом богатой растительностью, производят впечатление более южных стран, но по причине долгой и суровой зимы не могут иметь большого значения для земледелия. К З от Нордкапа горы принимают почти совершенно плоский вид (Näringer) и на высоте 200 — 400 м спускаются почти отвесно к морю. И здесь есть также значительные реки и прежде всех широкая р. Альтен (Alten), подобно р. Тана, известная уже целые столетия своей замечательной ловлею лососей. На берегах этой реки лежит плодородная местность, носящая то же название, с прекрасными лесами и хорошо обработанными полями, и представляет собой самый сев. пункт, где сеется рожь. В то время как вост. часть Финнмаркена со своими крупными фьордами (Тана, Лаксе, Порсангер и Варангер, или Варяжский) вовсе не защищена со стороны моря какими-нибудь островами, от Нордкапа начинается целый ряд островов, прикрывающих берега Н. со стороны моря и представляющих характерную для Н. черту в орографическом отношении. Ближе всего лежат более крупные острова (каковы Мегере с Нордкапом и др.); далее к Ю идут вперемешку большие и мелкие острова, и здесь они уже принимают своеобразный характер скандинавского Skjärgaard', как здесь называют этот ряд защищающих материк островов, из которых самый меньший носит название Skjär (шхеры). Тут же лежат вблизи и широкий Альтенфьорд и достигающий почти 100 км длины Лингенфьорд, который с З ограничивается могучей (альпийской) снеговой и ледниковой цепью, доходящей до 1500 — 2000 м высоты (Goatzapaise, Golzevarre, Jägervarre, Nialavarre и др.). Эта цепь представляет собой орографический предел Финнмаркенского нагорья. С Лингена начинаются совершенно новые образования, с изломанными горами самых причудливых форм, повсюду рассеченные и изрезанные долинами и фьордами. Здесь лежит так называемая "северная страна" Nordland (см.), которой политические границы почти совпадают с географическими, тогда как этнографическая северная граница N. в средние века находилась лишь незначительно южнее Лингена. Эта изорванная местность тянется на пространстве нескольких градусов широты на Ю, сохраняя повсюду тот же самый характер. Горы здесь имеют высоту по большей части 1000 — 1800 м; их высочайшая вершина Сулитьельма (Sulitjelma, 1880 м) на шведской границе, с большим ледником. Ближе к берегу лежит большой ледник Свартизен (Svartisen, 65 км длины, более 1000 кв. км, 1097 м вышины). Только западный склон горы принадлежит Н., остальная же часть, по ту сторону высочайшего горного хребта, шведская. От внутренних углов морских заливов граница королевства проходит местами всего в 20 — 30 км, а в одном месте даже в 15 км. Важнейшими фьордами на этом берегу являются Бальс (ниже Лингена), Маланген, Офотен, Сальтен, Ранен и Вефсен. Перед материком расположены многочисленные и притом по большей части крупные гористые о-ва; севернее других лежит большая группа о-вов Вестераален, из которых группа о-вов Лофотен далеко выходит в море. Ниже Вефсенфьорда полоса твердой земли становится шире, горы ниже и широкая долина Намдаль (проходящая по которой р. Намсен впадает в Намсенфьорд) представляет собой переход к равнинам, за ней расходятся в широкий, прекрасный бассейн Дронтгеймфьорда. Здесь лежат плодородные и хорошо обработанные местности (Thröndelag, в древнейшее время ядро Н), которые, однако, по большей части все-таки сохраняют характер долин Н. Местности по западной стороне этого глубоко и широко врезавшегося в материк фьорда малозаманчивы. Приблизительно под 63°, вблизи лежащего на высоте 600 м горного г. Рерааса (Röraas), нагорье разрывается, причем значительные горы идут в южном направлении между обоими государствами и pp. Дал-ельф и Клар-ельф, огибают водораздел, следуя направлению морского берега на ЮЗ и на всем этом протяжении, вплоть до замечательного спуска у Лесьеверксванда (лежащего на высоте 620 м озера, воды которого стекают на ЮВ в Скагеррак и на СЗ в Атлантический океан), обыкновенно называются Доврефьелд (Dovretjeld), хотя это название окрестности жителями прилагается собственно к той лишь части, через которую проходит главная большая дорога из Христиании в Дронтгейм. Эта часть гор на В ниже и менее дика, но к З все возвышается и делается более дикой и достигает наконец здесь своей наибольшей высоты, в виде вершины Снегетты (Snehätta), которая прежде долгое время считалась высочайшей горой в Н. (по новейшим измерениям высота ее равна 2321 м). Северный отрог Доврефьелда довольно велик и пересекается двумя большими долинами (Оркедаль и Гульдаль). Западнее идущая от Снегетты Дрива образует долину Сундаль, окрестности которой представляют переход от Трёнделага к западному, береговому устройству поверхности. Главный горный хребет здесь внезапно сворачивает под прямым углом на Ю и носит далее общее название Лангфьелда. Отсюда западный отрог рассекается большим отрогом, который вдается на 209 км в горную массу и образует одну из великолепнейших и живописнейших местностей Европы. Затем уже южнее Дронтгеймфьорда идут Стангвискфьорд и Сундальефьорд с замечательно величественным видом и окруженный прелестной альпийской местностью Ромсдальсфьорд, самый внутренний отрог которого принимает в себя воды р. Раумы, протекающей через суровую и дикую Ромесдальскую долину (с Трольдтинд и Ромсдальсгорн, 1600 — 1900 м). Затем идет сложный фьорд Сёндмёре, окруженный горами, высота которых достигает 1500 — 2300 м; его прибрежья и о-ва отличаются диким характером. К Ю лежит Нордфьорд, отделенный длинным горным хребтом, который оканчивается мысом Стат (Statt). Отдельные боковые заливы этого фьорда отличаются особенной дикостью, в то время как Фёрдефьорд и Дальсфьорд в южной части Сондфьорда менее величественны и дики. Затем идет большой Согнфьорд, получивший свое имя от прилежащей к нему местности Согн. Внутри этой местности, на пространстве около 15000 кв. км, высочайшие и самые дикие горный массы Н., которым в новейшее время придано название Исполиновых Гор (Jotunfjelde). Здесь средняя высота нагорья, на котором поднимаются острые зубцы скал, достигает почти 1300 м. Так как снеговая граница здесь проходит на высоте 1400 м, то верхи гор должны были быть покрыты вечным снегом, если бы этому не препятствовали гладкие бока гор; но зато каждая расселина или щель, каждая малозаметная отлогость, несовершенно крутой подъем горы сплошь покрыты снежной массой, и во многих местах сквозь расселины в гор виднеются довольно часто и довольно большой глубины ледники (Jökler). Все это пространство представляет собою горную пустыню, по которой лишь изредка ступает нога человеческая. Более 60 верхов Исполинских Гор (Jotunfielde) были подвергнуты измерениям, и почти все показали высоту выше 2000 м. Наиболее значительны Гальдгепиг (Galdhöpig, 2560 м) и Глитретинд (Glitretind, 2550 м), оба в Ломском (Lom) приходе в Гудбрандской долине (Gudbrandsdal), высочайшие изо всех известных пунктов сев. Европы, окруженные целой массой почти таких же высоких скалистых верхов. В зап. части Исполинских Гор (Jotunfielde) возвышается суровая и дикая группа Блудных Детей (норв. Horunger, нем. Hurenkinder), достигающая 2000 — 2500 м высоты. Со стороны Согнефьорда в это царство гор врезывается несколько долин и прежде всех Аардаль (Aardal), чрезвычайно дикая, скалистая долина, разбросанно живущим обитателям которой постоянно грозят лавины. Западнее, между Согном, Сондфьордом и Нордфьордом лежит горная масса в длину 90 км и шир. 80 км, покрытая вечным снегом. Эта занимающая около 1600 кв. км снежная область ведет к Естедальсбрее (Jostedalsbräe) и достигает высоты в 1600 м, тогда как нижний край спускающегося в долины ледника (глетчера) местами возвышается лишь на 130 м над поверхностью моря и лежит всего в 3 км от него. Эти ледники (в том числе 24 могут быть отнесены к первому разряду) наполняют собой долины Согна, Нордфьорда и Сондфьорда. К Ю от Етунфьельда (Jotunfjelde) идет внутреннее горное плато со многочисленными поднимающимися на нем высокими вершинами, под названием Филлефиелд (Fillefjeld). Самый Согнефьорд разделяется на несколько меньших заливов, из которых особенно Нерефьорд (Näröfjord), Фьерландсфьорд (Fjerlandsfjord) и Листерфьорд (Listerfjord) отличаются величественностью окружающей природы. На Ю от Согнефьорда лежит широкая горная страна, внутренняя часть которой состоит из плодородной местности Фосс, а берег с Ю омывается водами Гардангерфьорда. Места, лежащие по берегу этого фьорда, называются Гардангера и носят такой же характер, как и Сонг. Внутри этой страны лежит большая плоская возвышенность, носящая название Гардангервидда (Hardangervidda) и с С ограниченная глетчером Галлингьекуль (Hallingjökul) и высокими стенообразными скалами Галлингскарвена (Hallingskarven). Она занимает пространство в 12 — 15 тыс. кв. км. В зап. части Гардангерфьорда, на плоской сверху возвышенности одного полуострова, с трех сторон окруженного Гардангерфьордом и его рукавами Серфьордом и Аакрефьордом, лежат глетчер Фольгефон, длиной в 60 км, при ширине 12 — 46 км, покрывая собой пространство в 150 кв. км и представляя величественное зрелище со стороны моря. Высшие пункты его доходят до 1654 м, нижняя черта вечного льда имеет очень разнообразную высоту, от 300 до 1000 м. За чертой всех этих фьордов лежит с небольшими перерывами целый ряд островов, защищающих местность Ryfylke, расположенную южнее Гардангера по одному из заливов Беммельфьорда; Ryfylke, в общем, ниже Гардангера, но у берега его в Лисифьорде (Lysefjord) лежит один из самых страшных рифов норвежского побережья. С Беммельфьорда местность меняется совершенно. Ряд островов прерывается, и морские волны с полной силой несутся на незащищенное побережье Едерена (Jäderen). Едерен, как и следующий за ним Листер (Lister), представляет собою длинную, но неширокую равнину, внутри которой снова возвышаются горы, не достигающие, однако, сколько-нибудь значительной высоты. Лежащие между ними долины по большей части очень скудно одарены природой, и только Сетерсдальская (Sätersdal) долина имеет значительную длину и орошается большой рекой Оттерааен (Otteraaen), которая берет начало в горах к Ю от Гардангервидды. В этой местности лежит Линдеснес (Lindesnas), самый южный пункт на территории Н. К З отсюда снова начинается ряд защищающих сушу островов, тогда как горы еще долго продолжают оставаться низкими и обнаженными. Называются эти плато Heier, и ни одно из них не поднимается выше 1500 м. Постепенно этот ряд плоских возвышенностей переходит в разорванные горы Телемаркена (Thelemarken), образующие как бы спутанный горный узел, в котором изолированным конусом поднимается гора Гауста (Gausta), достигающая высоты 1890 м. Между горами тянутся в разных направлениях большие долины, наполненные реками, речками и озерами. Маан-эльф, одна из этих рек, образует в своем течении большой водопад Рюкан (Rjukan), 245 фт. высотой. За Телемаркеном идут одна за другой пять больших главных долин, которые все свои воды направляют в Христианиафьорд, окруженный низкими и плодородными местностями. Первой идет, начиная с З, Нумедален (Numedalen), река которого Лаагин (Laagen) берет начало в небольшом озере на Гардангервидде; затем Галлингдаген (Наllingdagen), также начинающийся на этой плоской возвышенности, и Вальдрес (Valdres) с вытекающей из Филлефьельда р. Бэгна (Bagna); дальше идет Гудбрандсдален (Gudbrandsdalen) и составляющий границу со Швецией Естердаль (Österdal), оба выходящее из Доврефьельда. Все эти долины имеют между собой много сходства; от водораздела они тянутся в виде небольших борозд между сжимающих их с обеих сторон гор, затем мало-помалу расширяются и, наконец, по мере своего приближения к берегу и исчезновения гор, принимают характер долины. Эти вост. долины, природа которых совершенно отлична от зап., носят общее название Восточной горной, или лежащей к В от гор, H. (östenfjeldske Norge), а вместе с зап. местностями вплоть до Линдеснеса (а прежде до вост. границы Едерена (Jäderen), составляют так наз. söndeafjedske Norge (южно-горную, или к Ю от гор лежащую, Н.). Остальные части (первоначально от Едерена) в древние времена подразумевались под именем nordenfjeldske Norge, южные части которой (начиная от города) и теперь все-таки обыкновенно называются westenfjeldske Norge. Это разделение, основанное на естественных условиях, и дробление страны на части чрезвычайно высокими и малодоступными горными массами ведет за собой большое разнообразие в характере и обычаях населения. В южной горной Н. реки, из которых самая большая Гломмен (Glommen) в Эстердален, имеют значительную длину и образуют часто большие озера, которые, однако, следует считать лишь расширениями русла реки. Таково, напр., самое большое из всех озер восточной Н. Мёзен (Mjösen), которое принимает в себя воды выходящей из Гудбрандсдаля р. Лаагена и в свою очередь через Вормен (Vormen) отдает их Гломмену: оно при длине в 100 км занимает площадь всего в 364 кв. км. Берега его отчасти низки и плодородны, в особенности юго-вост. берег, на котором широко раскинулась равнина Гедемаркена (Hedemarken). Эти реки образуют многочисленные водопады, богатые водой, например р. Гломмен — водопад Сарпфос (Sarpfoss) в 20 м высоты; в Телемаркене же и в зап. местностях нередки водопады в 150 — 190 м (Bettisfoss в Согне, Wöningfoss и Ringedalsfoss в Гардангере).

Климат. Н. самая северная страна в Европе, но климат ее далеко не такой холодный, как можно было бы ожидать. Это зависит от того, что море у зап. и сев. берегов Н. согревается теплым течением Гольфстрим и не только не замерзает, но и нет плавучего льда в более или менее открытых местах. Поэтому в Н., на зап. и сев. берегу и островах, самый теплый климат данных широт на земном шаре, даже несколько севернее полярного круга январь теплее 0°. Внутри фьордов зима и осень холоднее, но лето теплее, чем на берегу открытого моря, и в Н. многие культурные растения достигают самых северных пределов, напр. вишня до 63° с. ш., ячмень до 70° с. ш. Следующая таблица дает. понятие о температурах Н. В графе положение и высота С — означает станции на северном берегу, З — на западном, Ю — на южном, Д — в долинах.

Широта

Положение и высота над ур. моря, метры

 

Год

Январь

Июль

Число месяцев с темп. ниже 0°

69,3

Д. 131

Карашок

- 2,8

-15,8

12,5

7

70,4

С. —

Вардё

0,6

- 5,6

8,6

6

67,6

З. —

Рост

4,8

0,7

10,8

1

62,5

З. —

Аалезунд

6,8

2,3

12,9

0

61,9

З. —

Тоннинг

5,8

- 1,2

14,5

3

62,3

Д. 493

Тёнсет

0

-12,1

12,6

6

59,9

Ю. —

Христиания

5,5

- 4,4

71,0

4

Вблизи русской границы, в долине (Карашок) зима сурова, но соседние порты (Вардё, Вадзё) открыты всю зиму. Жители Лофоденских о-вов, находящихся на С от полярного круга, отправляются на ловлю трески в феврале, когда наши порты Азовского и сев. части Каспийского морей недоступны вследствие льдов. Под 62° с. ш. места, вполне открытые влиянию моря (Аалезунд), имеют зиму более теплую, чем у нас Севастополь и даже Мерв (под 37° с. ш.). Внутри фьордов (Тоннинг) зима холоднее, лето теплее, а долины среди нагорья (Тёнсет) имеют суровую зиму. Дождя выпадает много на зап. берегу, открытом теплым и влажным зап. ветрам и над которым круто поднимаются горы. Около 60° — 62° с. ш. здесь выпадает более 150 и даже до 187 стм (например, Флорё) осадков в год, внутри фьордов уже гораздо менее (например, Ленрдаль 40 стм), еще менее на нагорье и долинах среди него (например, Доврё, 34 стм). В последних осадков меньше, чем в Европейской России под той же широтой. На зап. берегу и зап. склонах гор всего более осадков осенью и зимой, внутри страны летом. Вследствие большого количества снега зимой, в Н. снежники и ледники, несмотря на теплый климат, спускаются ниже, чем в хребтах с гораздо более холодным климатом, но где выпадает менее снега.

Народонаселение. В начале XI в. в Н. было около 460 т. жителей; затем она мало-помалу стала увеличиваться и в XIII в. достигла максимума. Позже чума обезлюдила Н. В 1665 г. округа с рыбными ловлями и долины, в которых процветало скотоводство, были, говоря относительно, населеннее, чем в наши дни. В 1768 г. в Норвегии было 730000 жит., в 1801 г. 885000, в 1875 г. 1817000, в 1880 г. — 1918000 в 1891 г. — 1988674. За 80 лет народонаселение более чем удвоилось, несмотря на усиленную эмиграцию, которая началась с 1836 г. и с 1866 по 1870 г. достигла высшего напряжения: за эти четыре года число эмигрантов дошло до 75335. Затем эмиграция ослабела, снова усилилась с 1879 г. по 1883 г., потом опять пошла на убыль, в 1885 г. было всего 13985 эмигрантов. Эмигранты преимущественно направлялись в Соединенные Штаты, Австралию, Новую Зеландию и Наталь. В сев.-амер. штатах Висконсин и Миннесота имеются очень многочисленные норвежские колонии. Увеличение населения нельзя приписать обилию рождений: так, в 1884 г. рождений было 600025, а смертей 31730. Причина возрастания населения — слабая смертность. На 1000 жит. в Н. приходится лишь 17,6 смертей. Главную массу населения (98,5%) составляют норвежцы (Nordmänd), одного происхождения со шведами и датчанами; затем идут финны, называемые здесь квенами (Kvän), лопари, или лапландцы, которых в Н. называют финнами.

Народное образование в Н. стоит на высокой степени развития: почти каждый норвежец умеет, по меньшей мере, читать и писать. Обучение грамоте в Н., обязательное и даровое. Школьный возраст в городах от 61/2, а в деревнях от 7 до конфирмации, которая обыкновенно происходит на 15 или 16 году (подробнее см. Начальное обучение). В деревнях, где народонаселение очень разбросано, школа преимущественно передвижная. Учитель переезжает из дома в дом; хозяин обязан давать ему помещение и кормить его. В 1891 г. в Н. было в деревнях 6144 первоначальных школы с 232356 учениками, а в городах — 1749 с 56371 учениками. На те и на другие шло 6065675 крон, из которых 1240019 крон было ассигновано государством; остальное доставлялось в городах городами, в сельских округах — приходскими общинами. Средних школ 82, в том числе 17 общественных, 39 общинных, 26 частных. Большая часть средних школ имеют смешанный характер, но 17 предназначаются исключительно для девушек (из них 3 общинных и 14 частных). Число учившихся в средних школах в 1891 г. было 11042. Сверх того 86 частных школ имеют 4718 учеников. Есть еще 6 нормальных школ, с 264 учащимися. В Христиании имеется основанный в 1811 г. и богато одаренный пожертвованиями университет, который в 1891 г. посещало 1190 студентов. В 1893—94 гг. он получил от правительства субсидию в 534623 кроны.

Религия. В Н. господствующим, или государственным, исповеданием считается лютеранство, остальные религии считаются лишь терпимыми. Главная масса населения состоит из лютеран. Духовенство назначается королем. Н. разделена на 6 епископств, 83 архидиаконства и 474 духовных округа. В 1891 г. было всяких диссидентов 30685, включая сюда 1004 католиков, 8187 методистов, 4228 баптистов, 348 мормонов, 230 квакеров и проч.

Города. Большая часть городов (так называемые торговые города (Kjöbstäder), числом около 50, расположена на удобных местах, около моря. Еще сравнительно недавно, за исключением двух горных городов Конгсберга и Рёрааса (Kongsberg, Röraas), из которых последний не всегда и за город считался, внутри страны не было городов. Только за последние десятилетия, с проведением удобных путей сообщения и с открытием правильного движения пароходов по большим озерам, несколько местечек были возвышены на степень торговых городов. Таковы, например, Конгсвингер (Kongsvinger), Хамар (Hamar), Лиллехаммер (Lillehammer), Гьэвик (Gjövik). Кроме этих торговых городов, на берегах, где есть хорошие гавани, существует 20 мест погрузки (норв. Ladesleder), которые также следует причислять к городам, равно как и приморские местечки, торговые пункты и рыбацкие селения: многие из них возводятся стортингом на степень городов и получают городские привилегии. Общее число городских жителей в Н. города около 22% всего населения. Наиболее значительные города: столица Христиания и портовые Берген и Дронтгейм.

Сельское и лесное хозяйство. В Н. большая часть имений эксплуатировалась самими хозяевами; так, еще в 1865 г. 85 имений на 100 были в этом положении, и только 15 находились в руках фермеров. В конце 1890 г. в Н. было 146355 ферм. Поземельная собственность крайне раздроблена. В 1865 г. ферм, не считая Финмарка, было 133991, распределенных следующим образом:

Менее 2 гектаров

34224

от 2 до 5 гектаров

42984

от 5 до 20 гектаров

48575

от 20 до 50 гектаров

7376

от 50 до 100 гектаров

739

100 гектаров и более

93

Земледелие в Н. мало развито, чему главным образом способствует невыгодное устройство поверхности. Площадь пахотной земли составляет лишь 0,7% всего пространства Н.; продуктов земледелия хватает для удовлетворения местных потребностей только в немногих округах. Таким образом, является необходимость в подвозе иностранного хлеба, и главными его поставщиками являются Дания, Швеция, Россия, Пруссия и Гамбург. Лучше, чем с хлебными злаками, обстоит дело с кормовыми травами; с недавнего времени стали создавать искусственные луга — и при всем том площадь занятой лугами земли составляет лишь 2,8% всего пространства Н. Скотоводство развито и ведется почти совсем так, как в Швейцарии. В половине июня коров гонят в горы на подножный корм, и здесь, на горных пастбищах, они быстро оправляются после долгой зимней стоянки, жиреют и дают много хорошего молока, из которого приготовляются сыр и масло. На островах у западного берега, где снег зимой лежит не долее двух дней, скотоводство является главным средством к жизни. Здесь скот, в особенности овцы, остается даже зимой под открытым небом, только в непогоду скучиваясь под навесами. Зимой в бедных гористых местностях скот довольствуется очень скудным кормом, из листьев, березовых веток, мха, в богатых рыбой местностях — из рыбьих костей, рыбьих внутренностей и головок. В общем довольно значительное само по себе скотоводство, все-таки не удовлетворяет местных нужд, так что много молочных продуктов ввозится в H., a скотоводство постепенно, хотя и малозаметно, сокращается. Из лесных и пушных животных в Н. водятся лоси (Elsdyr), которых особенно много в восточных лесистых местностях, северные олени (Rensdyr), живущие в большей части возвышенных и горных мест, олени (на многих о-вах у Бергена и Дронтгейма), медведи, волки, лисицы, рыси и росомахи, а также пеструшки, горностаи, ручные выдры, куницы, зайцы, ласки, белки. Очень много дикой птицы, в особенности на морском берегу много чаек, диких гусей и уток, из которых особенно важна гага, так как собирание гагачьего пуха занимает много рук и дает большой доход; затем идут белые куропатки, тетерки, кулики, дрозды, а также хищные птицы, напр. орлы, соколы и т. д. Охота в Н. свободна от всяких стеснений и ограничений, но доход от нее все-таки незначительный. Для вывоза за границу бьют много пушного зверя и, в некоторых местностях, белую куропатку (Ryper). Ловля тюленей у берегов не имеет большого значения и почти ничего не дает для вывоза; поэтому норвежцы в апреле и в следующих месяцах в большом числе отправляются на тюлений промысел в Ледовитый океан. Лесные пространства покрывают 24% всей занимаемой Н. площади и в некоторых округах составляют две трети территории. Дерево составляет главный предмета вывоза (в особенности в Англию, Францию, Голландию и Данию). В 1894 г. из Н. вывезено леса в необработанном виде на 27991200 крон, в обработанном на 16107000 крон. Лесное хозяйство ведется недостаточно осмотрительно, и Н. грозит гибель лесов. Леса Н. состоят преимущественно из сосны и ели; сосны даже под 70° с. ш. образуют еще довольно значительные леса. К этим двум главным лесным породам примешиваются береза, клен, ольха, ясень и дуб. Дуб в значительном количестве растет до Дронтгейма; буковые леса существуют во многих местах, в особенности же под Лаурвиком; в насаждениях бук встречается еще у Дронтгейма. Березовые леса встречаются даже на дальнем севере; береза растет еще севернее сосны. На западном берегу много орешника, который здесь употребляется на выделку обручей для бочек.

Рыбная ловля. Важным, а для некоторых местностей Нордланда и Финмаркена единственным источником средств существования является рыбная ловля. Самым важным временем следует считать ловлю весенней трески. На одних только Лофотенских о-вах этой рыбы вылавливается ежегодно около 25000000 шт., чем занято 30000 рыбаков — на 6000 лодок. Стоимость лова приблизительно 72/3 млн. крон. В Финмаркене весной ловится от 10 до 18 млн. наваги, чем занимается до 15000 рыбаков. Не меньше значения имела прежде (до 1870 г.) и весенняя ловля сельдей, которые ежегодно (в январе месяце) приходили миллионными стаями к берегу. Ловля происходит в продолжение двух месяцев и привлекает массу народа кроме рыбаков-промышленников. Ловля летних (жирных) сельдей происходит в сентябре и октябре, преимущественно в фьорде Дронтгейма и в Нордланде. Ловится и масса другой рыбы, но не все породы и сорта ее вывозятся за границу. Лосось водится в большом количестве во всех реках, в особенности в Мандальс-, Нам-, Сен-, Альтен- и Тана-эльфах. В северных частях встречаются акулы разных видов, в особенности большие, напр. Selache maxima и Scymnus microcephalus; от этой последней идет в дело только печень, из которой вырабатывается так наз. "белая ворвань". Анчоусы ловятся в Христианиафьорде, омары и устрицы на Ю и З страны. Китовый промысел на Северном Ледовитом океане дает значительный доход. Общая цифра дохода от рыбной ловли и морского промысла колеблется между 182/3—291/2 млн.

Горное дело представляет одну из важных отраслей промышленности в Н., но, по сравнению с недавним прошлым, оно падает заметно. Добывается главн. образом серебро, медь, железо и кобальт. Казенные, открытые еще в 1623 г. рудники вблизи Коноберга в 1884—1885 г. дали 7200 кг чистого серебра. Самым важным из медных рудников был до недавнего времени рудник у г. Рёрааса (открытый в 1645 г.), но добыча в нем сократилась (31000 тонн руды ежегодно в 1866—70 г., а теперь лишь 500 — 800 тонн сырой меди). Такой же упадок замечается и в железных рудниках Рёрааса (Röraas): время их процветания — 1781 г. (8000 тонн. в год) и 1841—45 г. (10000 тонн в год), тогда как уже в 1882 г. цифра понизилась до 1412 тонн. Значительная часть прежде очень многочисленных железоделательных и чугунолитейных заводов прекратила свою деятельность, вследствие непомерного повышения цен на топливо. Все фабрикаты из железа, меди и бронзы стали предметами ввоза. Еще в 1865 г. в Н. эксплуатировалось не менее 14 никелевых рудников; в 1875 г. металла этого добывалось 34550 тонн, теперь дело идет хуже. В 1892 г. в Н. добыто: серебра на 490000 крон, меди на 519000, колчеданов на 772000, никеля на 72500 кр. (в 1876 г. — на 1565000 кр.). Разнообразные сорта гранита и глины, встречающиеся на протяжении всей страны, представляют превосходный строительный материал. Меньше значения имеет добыча хрома, жернового и точильного камня, шифера, извести и т. п.; гораздо важнее в бедных лесом западных и северных местностях разработка торфяных богатств. Промышленность не особенно сильно развита в Н. Важнее других отраслей разработка и обработка древесных продуктов. Этим делом занято около 1000 лесопильных мельниц, 4 целлюлозных фабрики и много других. Существуют, кроме того, писчебумажные фабрики (главным образом из древесной массы), прядильные и ткацкие для шерстяных, хлопчатобумажных и льняных тканей (в Христиании и Бергене), производство канатов и веревок, стеклянные заводы, табачные фабрики, водочные и пивоваренные заводы, подковогвоздильные заводы, механические мастерские. Особенной оживленностью отличается судостроительная деятельность, главным образом на пространстве от Тёнсберга до Хрисиансзанда на южном берегу. Все эти фабрики, а также и довольно развитое домашнее производство (в особенности хлопчатобумажные ткани) не удовлетворяют местных нужд; после хлеба товары хлопчатобумажные, льняные, шерстяные и шелковые составляют главный предмет ввоза. Высоко стоит торговля и судоходство. Внутреннее сообщение поддерживается легко, благодаря сравнительной длине береговой линии, с ее многочисленными, глубоко врезавшимися заливами и отличными гаванями, через которые поддерживаются правильные пароходные рейсы во все приморские города от шведской границы на Скагерраке до русской границы на Сев. Ледовитом океане; затем, внутри страны по большим фьордам на западном берегу, через некоторые внутренние озера в восточных областях, по искусственным водным путям и при посредстве целой сети железных дорог, напр. от Христиании к Гаммару на Мезени (Hammar am Mjösen). Главными поставщиками Н. являются Германия, Великобритания, Швеция, Россия, Дания и Бельгия; главными покупателями — Великобритания, Швеция, Германия, Нидерланды, Франция и Бельгия. По данным 1891 г. оборот внешней торговли Н.:

 

Ввезено

Вывезено

(кроны)

Швеция

29432900

21222700

Россия и Финляндия

19549000

4287800

Германия

56293800

15225500

Нидерланды

8121800

6469700

Великобритания

57545600

45420400

Франция

3631700

7865400

Распределись товары по категориям:

 

Ввезено иностранных товаров

Вывезено норвежских товаров

Живых животных

на 1032500 крон

на 542600 крон

Животных продуктов

на 13102200 крон

на 42614300 крон

Колониальных товаров

на 24314600 крон

на 14000 крон

Фруктов, растений

на 2929700 крон

на 130600 крон

Спиртных напитков

на 4374400 крон

на 215800 крон

Ниток и веревок

на 12103000 крон

на 698200 крон

Изделий из пряжи

на 23662600 крон

на 5175600 крон

Сала, масел, дегтя

на 11894600 крон

на 6574800 крон

Дерева и изделий из него

на 8093700 крон

на 44098200 крон

В 1898 г. в порт Христиании вошло 2085 судов, вместимостью в 902433 тонны; вышло из него 1376 судов — в 623183 тонны. В Берген вошло 705 судов в 369817 тонн, вышло из него — 729 судов в 367389 тонн. В порт Дронтгейм вошло 330 судов в 201649 тонн, вышло 353 — в 207550 тонн. Значительный перевес ввоза над вывозом вознаграждается тем, что не только в европейских водах, но и в самых отдаленных странах норвежские суда занимаются перевозкой грузов, и общая сумма дохода от этих фрахтов достигает 90, 100 и даже более миллионов крон. Народ-мореплаватель, норвежцы обладают (относительно к числу жителей) самым значительным в мире коммерческим флотом. В конце 1884 г. он состоял из 7884 судов, вместимостью в 1583444 тонны, с командой более чем в 60000 человек. Это количество судов и в особенности количество команды становится изумительным, если вспомнить, что общая цифра населения Норвегии — всего лишь 2 миллиона.

Деньги, вес, мера. Прежде в Н. считали на талеры (Speciesdaler) в 5 орт (ОА) и в 24 шиллинга, но в настоящее время система уже оставлена, и по трактату 27 мая 1873 г., с дополнительным трактатом 16 октября 1875 г., Швеция, Норвегия и Дания приняли одинаковую монетную систему. Норвежская крона имеет 100 эр. Золотая монета в 20 крон весит 8,960572 грамма, а серебряная крона 7,5 граммов. Монетная единица — золотая. В обращении имеются банковые билеты, в Швеции в 5, 10, 100 и 1000 крон, а в Н., сверх того, в 500 крон. Метрическая система весов и мер введена законом 1875 г. и стала обязательной в Швеции в 1889 г., а в Н. 1 июля 1882 г. Старые меры: локоть, канна, фунт; торговые: центнер в 100 ф. = 49,8 кил.; ласт = 2 англ. тоннам.

Финансы Н. находятся в весьма удовлетворительном положении; расход не превышает доходов, иногда даже бывает меньше, как, напр., в 1885—86 гг., когда поступления в казну составляли 43540800 крон, а расходы — только 42500300 крон. Главные статьи расхода — армия, уплата процентов и погашение государственного долга и народное просвещение. Статьи дохода и расхода Н. по бюджету за два (1895—96) года:

 

1895 г.

1896 г.

крон

Источники дохода

Подоходный налог

2700000

3900000

Таможенный доход

21200000

23000000

Акциз на крепкие напитки

4600000

4400000

Акциз на пиво

2700000

3700000

Пошлина с наследств

500000

530000

Гербовая пошлина

575000

620000

Судебные

1000000

1000000

Копи

517600

511160

Почта

3400000

3610000

Телеграф

1420000

1350000

Государств. имущества

2482330

2382054

Железные дороги

8323000

8386060

Различные доходы

5262010

5463917

Баланс

2146879

 

54680000

61000000

Расходы

На содержание двора

349867

343678

Стортинг

532650

499300

Министерства

1218620

1233220

Церковь и образование

6038565

6798934

Юстиция

5577850

5885467

Внутр. дела

1910803

2213724

Почта, телеграф

6008683

6550991

Госуд. Жел. дороги

7838747

11882816

Дороги, каналы, порты

3858240

4031590

Финансы и таможня

3249915

2952205

Копи

649126

615310

Погашение долга

502922

518301

Проценты

4518640

4823699

Амия

8743150

8883000

Флот

2850900

2998556

Иностранные дела

806368

71165

Разные расходы

24954

57558

 

54680000

61000000

Движение государственного долга (в кронах), обращенного главным образом на постройку железных дорог:

 

Погашение

Рост

Проценты

Итог в конце года

1890

356694

3829872

115357459

1891

454776

1160000

3857521

116062683

1892

521517

10000000

3840264

125541165

1893

591160

3959330

124950005

1894

681948

39675733

4201574

163943791

Из этой суммы 19131560 крон пошло на погашение прежнего займа. Непогашенный долг, который в 1886 г. составлял 10837410 крон, в настоящее время равняется 945472 кронам.

Флот и войско. Сухопутные силы делятся на линейные войска, земское ополчение (ландвер) и всеобщее земское ополчение (ландштурм); морские силы составляются из постоянного контингента волонтеров, вызываемых во всякое время, и окружных морских войск, с резервами и береговой охраной. Линейные войска всех родов оружия должны состоять в общем из 750 офицеров и 12000 нижних чинов (капралов и рядовых). Земское ополчение (ландвер) может быть призываемо к оружию лишь для защиты страны внутри ее границ, а всеобщее, или поголовное, земское ополчение (ландштурм) лишь в военное время и для местной обороны. Окружные морские войска в мирное время должны состоять из 2000 чел., а в военное время могут быть доведены до 3500 чел. Береговая оборона может быть созываема лишь в случаях защиты страны, как и земское ополчение. Каждый уроженец страны и каждый иностранец, поселившийся в стране, обязан военной службой. Общий срок службы для пехоты, артиллерии, инженерных частей, с резервами и обозами, и морских военных, сил — 10-летний, а для кавалерии с ее резервами — семилетний. Обязанные морской службой подлежат ей в возрасте от 22 до 35 лет. В 1896 г. офицеров и кадровых чинов числилось до 17 тыс. чел., солдат 18000 чел.; в военное время число солдат может быть удвоено. Во флоте в 1896 г. числилось 55 военных судов, 97 офицеров, 420 унтер-офицеров и матросов в запасе, 150 офицеров и унтер-офицеров. Крепости Н. незначительны, за исключением Оскарсборга, у Христиании.

Герб Норвегии — золотой лев в короне на красном поле с боевой секирой св. Олафа. Флаг Н. — красный, разделенный синим крестом с белыми кантами. Ордена. Кавалерский орден св. Олафа, основ. 1847 г., и медаль за гражданские заслуги, учрежденная в 1819 г. Главный город и королевская резиденция Христиания, город коронационный — Дронтгейм.

Литература. Kraft, "Topograpbisk-slatistik Beskrivelse over Kongeriget Norge" (2 изд. Христиания, 1830—1838); его же, "Тороgraphisk, Handbog over Kongeriget Norge" (там же, 1845—48); Keilbau, "Gaea norvegica" (нем., там же, 1838—1850); Schübeler, "Pflanzenwelt Norwegens" (там же, 1873—1875); его же, "Viridarium norvegicum" (там же, 1855); Broch, "Le royaume de Norvège et le peuple norvegien" (II изд., там же, 1878); Kjerulf, "Die Geologie des südlichen und mittlern Norwegens" (перев. Gurtl, Бонн, 1880); Passarge, "Sommerfahrten in Norwegen" (II изд., Лейпц., 1884); Aschehoug, "Das Staatsrecht der vereinigten Königreiche Schweden und Norwegen" (Фрейбург, 1887); Kiaer, "Norges Land og Folk" (Христиания, 1886); Paludan, "Det htere Skolewesen i Danmark, Norge og Sverig" (Копенг., 1885); Nielsen, "Reisehandbuch" (V изд., Лпц., 1887); "Annuaire Statistique de la Norvège" (официальн., с 1879 г.); "Gorges officielle Statistik". Карты: топографич. карта (1:100000; проектир. на 216 лист., неоконч.); генеральная карта южн. Н. (1: 100000; неоконч.).

Ир. П.

Государственное устройство Н. основано на конституции (Grundlöv) 4 ноября 1814 г. (впоследствии несколько раз подвергшейся изменениям, в особенности в 1869 г.) и отчасти на Акте унии со Швецией 1814 г. Оно отличается от устройства других конституционных государств, помимо частностей, в трех весьма существенных пунктах. А) Н. находится в унии со Швецией, которая, несмотря на слабость уз, связующих два государства, является все же реальной, а не личной, ибо Швеция и Н., кроме общего короля, имеют общее м-ство иностр. дел и общее представительство за границей, общее учреждение для избрания нового короля в случае смерти прежнего без наследника и для управления во время междуцарствия (подробности см. Швеция). Полная равноправность, несмотря на желание редакторов конституции, не была вполне достигнута. Как в силу законов, так и в силу естественного преобладания Швеции, король является более королем Швеции, чем Н. Он живет в Стокгольме и только ежегодно наезжает в Христианию на "некоторое время" (ст. 11 конституции); точно так же министр иностранных дел должен быть обязательно шведом. Б) Организация палат стортинга чрезвычайно своеобразна, хотя и напоминает до некоторой степени организацию, существующую в Гамбурге, Любеке и Бремене. В) Объем прав стортинга по отношению к короне значительно превосходит объем прав парламентов не только в Швеции, но даже в Англии и в республиканской Франции. — Столь далеко идущий демократизм в организации государственной власти и во взаимных отношениях ее факторов не находится, однако, в связи с системой парламентских выборов, отдающей власть в руки землевладельческого класса. Эти черты налагают совсем особенный отпечаток на всю государственную жизнь Н., и в них следует искать причину постоянных конфликтов между ней и Швецией. Стортингу, кроме законодательной власти, права вотирования бюджета и права привлечения министров и государственных советников к судебной ответственности, принадлежит: 1) непосредственный контроль через посредство 5 избираемых им ревизоров, над финансовой деятельностью правительства, 2) рассмотрение всех протоколов правительства, не исключая и протоколов совещаний между королем и министрами, 3) рассмотрение и утверждение договоров, заключенных королем с иностранными государствами, 4) натурализация иностранцев. Стортинг состоит из двух палат. Избирается он двухстепенной подачей голосов. Правом голоса на первоначальных выборах пользуются норвежские подданные не моложе 25 лет, не лишенные гражданских и политических прав, живущие в стране не менее 5 лет и удовлетворяющие следующим условиям имущ. ценза: в деревне они должны владеть на праве собственности или долгосрочной аренды (не менее 5 лет) участком земли, обложенным налогами, в городе — они должны владеть недвижимым имуществом стоимостью не ниже 600 крон или быть гражданами города. Сверх того в 1884 г. право голоса было распространено на всех, платящих прямые налоги по расчету на доход в 500 крон в деревне и 800 крон в городе, что значительно увеличило число избирателей; тем не менее в 1891 г. оно не превосходило 139000 (6% населения). Для чиновников, бывших или настоящих, ценз не обязателен. В одной провинции, Финмаркене, имущественного ценза не существует вовсе. Избиратели выбирают тайной подачей голосов выборщиков, одного на 50 — 100 чел., а выборщики избирают депутатов. Число последних, постепенно увеличивающееся, равняется теперь (с 1882 г.) 114, из них 38 от городов, остальные — от сельских округов. Законодательный период длится 3 года; обычные сессии начинаются ежегодно в феврале и продолжаются 2 месяца, чрезвычайные созываются и закрываются королем. Король не имеет права ни распускать стортинг (кроме случая пересмотра конституции), ни досрочно закрывать обычную сессию. Дополнительные выборы во время законодательного периода не допускаются; умершие депутаты замещаются кандидатами, выбранными на общих выборах. На первом же заседании стортинг выбирает из своей среды 1/4 депутатов, образующую лагтинг — верхнюю палату; остальные 3/4 составляют одельстинг — нижнюю палату. Законодательная инициатива принадлежит одельстингу и правительству. Законопроекты обсуждаются сперва в одельстинге, потом в лагтинге; в случае вторичного отклонения этим последним законопроекта, принятого второй палатой, вопрос решается окончательно в соединенном заседании стортинга. Изменения конституции, вотированные одним стортингом, окончательно принимаются только большинством 2/3 вновь избранного стортинга. Король имеет право двукратного вето для решений стортинга, но затем решение, принятое подряд тремя стортингами, получает силу закона даже вопреки воле короля. Одельстинг имеет важное право привлекать к судебной ответственности министров; постановления по этому предмету принадлежат к числу немногих, не нуждающихся в королевской санкции. Главой исполнительной власти состоит король, имеющий право (но фактически не пользующийся им) передавать свои полномочия на время своего отсутствия из Н. члену своего дома, как вице-королю. Отправляет свои обязанности король через посредство государственного совета (Slatsrâd), состоящего из двух государственных министров и minimum 7 (фактически ныне 8) советников; последние делят между собой все государственные дела (кроме иностранных) и являются как бы министрами, министры же — как бы председателями кабинета. Один государственный министр и 2 советника находятся постоянно при короле. Все решения короля, по конституции неответственного, контрассигнуются ответственным перед стортингом государственным министром. Члены государственного совета не только не состоят одновременно депутатами, но даже не имеют права присутствовать на заседаниях стортинга. Для местного управления Н. делится на 18 провинций (Amter) и 2 больших города (Христиания и Берген); провинции делятся на округа (Fogderier), причем в состав округов входят только совсем маленькие города, а 39 более значительных (и 18 портов) управляются независимо от них; округа делятся на 459 общин. Центральная власть представлена в провинциях Amtmand'aми, в округах — фогтами (Fogde), в общинах — lensmand'aми, в городах — бургомистром, иногда с помощниками. Все эти лица назначаются правительством. Органами самоуправления являются как в городах, так и в сельских общинах советы старейшин (Formandskab) и советы представителей (Repraesentautskab), первые из 3 — 12 членов, вторые — из втрое большого числа; и те, и другие избираются на 4-летний срок избирателями, пользующимися политическими правами; они делят между собой функции местных представительных собраний: первые являются преимущественно исполнительными органами, действующими вместе с магистратами и с ленсманами, вторые — решающими (по некоторым вопросам). Органом провинциального самоуправления является ежегодное собрание провинциального совета (Amtstormandekab), состоящего из председателей всех советов старшин провинции. Судебная власть в Н. принадлежит: 1) 572 мировым комиссиям, ведающим наименее важные дела и разбирающим более важные в примирительном порядке; они состоят каждая из двух членов, избираемых населением. 2) 78 судам 1 инстанции (Underetter); они состоят из судьи, назначаемого короной, и особых заседателей (Lagrettesmaend), назначаемых муниципальными советами из среды граждан. Эти заседатели по некоторым делам принимают участие в постановлении приговоров, по другим является только свидетелями судопроизводства и скрепляют протоколы своими подписями. Присяжных в Н. нет. Рядом с судом первой инстанции стоит особый городской суд, из председателя и 11 судей, в Христиании. 3) Пяти апелляц. судам (Stittesverreter), члены коих назначаются короной. 4) Верховному суду в Христиании (Hoiesleret), тоже назначаемому и являющемуся частью апелляционным, частью кассационным судилищем. 5) Члены этого последнего, вместе с членами лагтинга, образуют королевский суд (Rigsred) для решения дел о преступлениях высших должностных лиц, депутатов и т. д.

Конституцию Н. см. у Darest'e, "Cont. modernes" (т. II, П. 1891) и Demombynes, "Constitut. europeenues" (т. I, П., 1883; русский перевод, полный ошибок, приложен к кн. Реклю "Швеция и Норвегия", СПб., 1896). См. Aschehoug, "Das Staatsrecht der Vereinigten Königreiche Schweden u. N.", в коллекции Марквардсена (Фрейбург, 1886); Nils Hojer, "Norges Störung" (Стокгольм, 1882); Sars, "Historisk Indlednik till Grundloven" (1882).

В. В—в.

История Норвегии. I. О ранней истории Н. мы имеем лишь самые смутные сведения. Достоверно, что первые поселенцы, оттеснившие кочевые финские племена к С, далеко за пределы их прежнего распространения, были предками теперешних обитателей Н. и принадлежали к отдельному скандинавскому племени, родственному датчанам и англам. Относительно того, как произошло это заселение, мнения расходятся. Мунх и ученые его школы утверждают, что Н. заселялась с С и что затем поселенцы основались на зап. берегу и в центр. Позднейшие историки, напротив того, предполагают, что заселение происходило с Ю на С — мнение, подтверждаемое археологическими раскопками. Из древних саг можно заключить, что в отдаленные времена норвежцы занимали область от южной части залива Вике до Дронтгейма, прежн. Нидаросе, но, подобно своим соседям, готам и шведам, не образовывали сплоченного политического целого. Население распадалось на 20 — 30 отдельных групп, называемых fylke (народ). У каждого фюлка был свой король, или ярл, за исключением тех случаев, когда военное счастье соединяло несколько фюлков под властью одного короля. В народе, однако, рано проявилось сознание необходимости выработать какое-либо право, которое регулировало бы взаимные отношения фюлков и препятствовало бы постоянным между ними распрям. Для этой цели несколько фюлков соединялись в одно общее собрате (thinp). Тинг созывался в определенном месте, в хорошее время года. На нем присутствовали все свободные члены общества, но дела решались особенными уполномоченными, назначаемыми каждым королем в отдельности и образовавшими верховное собрание, или верховный суд; в ряды их не допускались лица, находившиеся в зависимых к королю отношениях. В позднейшие времена страна была разделена на четыре большие округа, каждый со своим отдельным тингом, со своими отдельными законами и обычаями; а именно: Frostatbing, заключавший фюлки, расположенные к С от Согнефьорда; Gulathing, обнимавший юго-зап. фюлки, и тинги Упланда и Вике, включавшие всю страну к Ю и В от Центральной горной цепи и собиравшиеся сначала вместе в Ейдзатинге, но впоследствии округ Вике отделился и образовал отдельный тинг. Внутри фюлка существовало разделение на herad (сотни); во главе герада стоял hersir, занимавший эту должность по наследственному праву и заведовавший гражданскими и религиозными делами округа. Короли, носившие название yngling, считались происходившими от бога (у некоторых фюлков они назывались ярлами) и являлись представителями фюлков во внешних делах и предводителями войск на войне, но их права находились вообще в большой зависимости от их личных качеств и от размера их личных владений; притом все наиболее важные дела решались самим народом, крестьянами (bonde), на тинге. Крестьяне платили королю виру в случае нарушения ими мира и приносили королю добровольные дары. Если король "водворял насилие вместо права", тогда всем обитателям фюлка посылалась стрела в знак того, что короля следует схватить и убить. Если убить не удавалось, короля навеки изгоняли из страны. Права на престол имели, наравне с законными, и незаконнорожденные дети, происхождение которых доказывалось испытанием железом. Древненорвежское общество состояло, таким образом, из двух сословий: князей и свободных поселян, или крестьян. В строгой подвластности им находились несвободные люди, или рабы, с которыми они обращались, однако, не сурово. Это были, большей частью, пленники. В земной жизни они зависели вполне от произвола своих господ, а по смерти не допускались в Валгаллу, куда принимались только свободные люди, умершие в бою. Два свободных сословия не составляли обособленных друг от друга каст. Звание крестьянина считалось почетным. Поступление на службу к королю считалось позорным для крестьян и налагалось в некоторых случаях в виде наказания. Король был наиболее, крупным землевладельцем и своими землями управлял с помощью лиц, называвшихся armadr. При дворе короля жил отряд воинов; это были отборные, отважнейшие люди, называемые домашними людьми. Они находились в зависимости от короля, почему их не причисляли к самостоятельным людям, хотя они пользовались полной личной свободой. Занятиями древних норвежцев были война, грабительские набеги, военные упражнения и охота. Они устраивали пиры, на которых присутствовали и женщины, любили веселиться, но в то же время жаждали славы умереть геройской смертью. В сражения ходили даже женщины. Вера в судьбу, которой не может избежать никто, возвышала отвагу норвежцев. Они верили, что победу решает Один и потому смело шли в бой. Эти суровые люди любили, однако, поэзию. Короли морских разбойников часто ходили в бой, окруженные скальдами, которых награждали золотом и полными добычи кораблями. Вследствие физических особенностей страны, общинное владение не развилось в ней; земли составляли частную собственность владельца, который либо сам пользовался ею, либо давал в пользование своим людям. Земля обыкновенно передавалась по наследству старшему сыну; младшие получали свою долю деньгами, а затем отправлялись искать себе счастья на чужбине. Это положение дел, в связи со скудностью почвы, с жаждой славы и обогащения, увеличивало страсть к экспедициям в чужие земли, так что уже в VIII в. норвежцы начали наводить ужас на соседние страны своими набегами. Когда в конце IX в. стали образовываться в Н. обширные государства, короли которых стесняли свободу отдельных округов, число уезжавших в дальние плавания еще более увеличилось. Иногда пускались в поход, для завоеваний или грабежа, сами короли, желая прославить свое имя. Почетными назывались только те экспедиции, которые предпринимались под начальством князей, назыв. морскими королями. Различаются два периода экспедиций викингов: в первом норвежцы плавают за море небольшими отрядами, нападают лишь на берега и острова и удаляются домой при наступлении зимы; во втором периоде они собираются большими войсками, заходят далеко от берега, остаются на зиму в стране, которую грабят, овладевают ею, строят там укрепления, поселяются в них. Этот период начинается в некоторых из посещаемых викингами землях раньше, в других позже — в Ирландии в 835 г., в устье Луары — около того же. времени, в Англии и по низовьям Сены — в 851 г. Даже в нынешнюю Турцию заглядывали норвежцы, куда их привлекали богатства Константинополя, называемого ими Мюккльгордом. В конце IX в. Н. сплотилась в одно королевство, и с тех пор имеются более достоверные сведения о ее судьбе. На зап. берегу Вика, теперешнего Христиансфьорда, находилась небольшая область Вестерфюльд, управляемая потомками королей, которые, по народному преданию, царили никогда в Упсале. Первый король Вестерфьорда, оставивший по себе память, был Гафдан Черный, который, отчасти благодаря семейным связям, отчасти путем завоеваний присоединил к своему королевству все области около верхней оконечности залива и простиравшиеся внутрь страны до оз. Мьезен. Гафдан рано умер, оставив десятилетнего сына, Гаральда Гарфагра (863). Последний продолжал начатое отцом дело, подчиняя своей власти соседних ярлов и королей и установляя в Н. единовластие. Он достиг успеха, но гордые родоначальники неохотно подчинялись королю, которому прежде были равны; очень многие знатные люди были изгнаны Гаральдом за сопротивление ему и поплыли искать себе новых земель. Позже всех была подчинена область, лежащая к Ю от Согнефьорда. Ее вожди собрали значительное войско, но в жестокой битве при Гафурсфьорде победил Гаральд (885). Гаральд произвел полный переворот в экономич. и обществ. строе страны. Массы недовольных уничтожением старых вольностей выехали в Исландию, на Шетландские, Гебридские и Оркнейские острова. Отсюда они часто производили набеги на берега Н., но Гаральд победил их и поставил норвежских ярлов на островах. Гаральд под конец жизни изменил принципу единовластия: он разделил страну между своими сыновьями, каждому выделив по королевству, а потомкам женской линии дал по графству вместе с титулом ярла. Образовалось всего 16 королевств, связь между которыми Гаральд думал сохранить, объявив старшего своего сына Эриха старшим королем. Гаральд был еще жив, когда Эрих сделал попытку утвердить вновь единую монархию и получил прозвище Кровавой Секиры за истребление братьев. Его суровый, тиранический характер способствовал оживлению реакции, возбужденной строгим управлением Гаральда. В год смерти последнего (936) на сцену появился младший его сын Гакон, рожденный от рабыни и отданный на воспитание Этельстану Английскому. Гакона выбрали королем после того, как он торжественно обещал крестьянам восстановить их древние права и вернуть им родовые земли. Эрих должен был уехать в Англию. Гакон Добрый исполнил данные им обещания. Крещеный при дворе Этельстана, Гакон сделал попытку водворить христианство и в Н., но крестьяне резко отказались и упорно настаивали на том, чтобы король неуклонно исполнял языческие обряды, так что между ним и народом чуть было не произошел разрыв. После Гакона целый ряд королей, из которых самые знаменитые — Олаф I Трюггвесон (995—1001) и Олаф II Толстый (1015—1024), старались водворить христианство, выдерживая упорную борьбу с народом. Благодаря своим личным качествам, Олаф Трюггвесон сделался любимым героем норвежской истории. Олаф II Толстый, прозванный по смерти святым и считающийся патроном Н., был правнук Гаральда Гарфагра. Он соединил под своей властью всю Н., построил вновь Нидарос, основанный Олафом Трюггвесоном и затем разрушенный, и сделал из него столицу государства. Он был ревностным христианином; вековое сопротивление народа новой вере было подавлено. Утвердив христианство, Олаф изменил законы страны согласно новым условиям жизни и составил церковное уложение. Могущественные роды, пользовавшиеся при его предках полной независимостью, должны были покориться ему. Он уничтожил наследственность должностей лендерменов и верзиров. Даже звание ярлов было уничтожено; ярлом стали называть ближайшего помощника короля на войне и в мирное время. При иных королях ярлы вступали в борьбу с королевской властью и получали громадное значение, что чаще всего случалось в малолетство королей. Соседние короли, шведский и датский, всячески старались вредить королю норвежскому. Хотя король шведский Олаф Любимый, вынужден был в конце концов примириться с ним по настоянию своих крестьян и даже выдать за него свою дочь, но Канут датский постоянно возбуждал против него мятежи и поддерживал инсургентов. Олаф воспользовался отъездом Канута в Рим, чтобы напасть на его государство, по Канут, вернувшись, прогнал врагов и в следующем же году сам поплыл в Н. Народ, раздраженный против Олафа за его своевольное управление, присягнул Кануту. Олаф вынужден был бежать и нашел приют у Ярослава в России. В 1029 г. он собрал войско и поплыл в Н., но при Стиклестаде его встретило норвежское войско, в три раза более многочисленное, и он был убит. Канут назначил наместником в Н. своего сына Свенда; но невыносимые притеснения, которые норвежцам пришлось терпеть под датским игом, возбудили их раздражение, и все с горьким сожалением вспомнили об Олафе. Те самые люди, которые убили Олафа, привезли из России его десятилетнего сына Магнуса (см. соотв. статью) и провозгласили его королем. Свенд бежал в Данию, с которой был заключен договор: Магнус должен был стать королем Дании после смерти Гардиканута. Когда последний умер, власть Магнуса была действительно признана в Дании. Он назначил своим наместником Свена, но через год Свен отказал ему в повиновении. Магнус одержал победу в нескольких сражениях, но, после победы в большой битве на о-ве Зеландии (1047) был убит. Преемник его, Гаральд Суровый, вел непрестанные войны с датчанами: его называли северной молнией, губителем датских островов. Он увлекся надеждой завоевать Англию, поплыл туда и погиб. После этого наступило более миролюбивое царствование Олафа Спокойного, который правил Н. мирно 27 лет. В его правление Н. достигла значительного благосостояния. После смерти Олафа, в 1095 г., Н. вновь разделилась на два государства, и опять возникли бесконечные распри, пока один из королей, Магнус Барфуд, не сделался вновь государем объединенной Н. Он совершил экспедиции в чужие страны, покорил о-ва Гебридские и Оркадские и английский о-в Мэн и пал в Ирландии в 1103 г. Ему наследовали сыновья его, Эрих и Сигурд. Первый мудрым управлением способствовал мирному присоединению к Н. новых областей, строил церкви, монастыри и т, д. Сигурд напротив того, отличался отважным, беспокойным духом древних викингов. В 1107—1111 г. он предпринял крестовый поход в св. Землю и вернулся со множеством награбленных сокровищ. В Иерусалиме он обязался перед патриархом устроить в Н. епископство и установить церковную десятину, что и было им исполнено. После его смерти (1130) начинается длинный период междоусобных войн. Государство иногда раздроблялось между несколькими государями, иногда соединялось под властью одного. Духовенство сумело воспользоваться смутным временем, чтобы расширить свои права и привилегии. Это значительно ослабило королевскую власть, которая в Н. никогда не могла получить такого большого значения, как в остальной Европе, потому что права норвежского народа были весьма обширны, и он упорно отстаивал их, защищаясь от всяких попыток подчинить его. Аристократия норвежская все более и более отдалялась от народа и после введения христианства начала сближаться с духовенством, стремясь, совокупно с ним, сосредоточить в своих руках управление страной. В 1161 г., в царствование Гакона Гардабрайта, Н. посетил папский легат, который заставил признать запрещение браков священников и ввел разные другие реформы. В Бергене он помазал на царствование 8-летнего Магнуса, избранного королем в 1162 г. Магнус происходил от Гаральда Гарфагра по матери; церковь, освятив его наследственные права, дала возможность целому ряду потомков королевских дочерей предъявлять притязания на норвежский престол. Король Магнус в 1174 г., по убеждению Ейстейна, архиепископа нидаросского обнародовал закон, называемый грамотой Золотого пера и предоставлявший норвежскому духовенству очень большие права. Магнус, называвший себя в этой грамоте королем Божией милостью, обещал установить десятину в пользу церкви, отказался от всякого вмешательства в выборы епископов и других церковных сановников и предоставил архиепископу нидаросскому и его духовным советникам преобладающее влияние в решении вопроса о том, которому из сыновей или родственников короля должна быть отдана корона. Таким образом назначение короля народным собранием было заменено в Н. влиянием духовенства и коронованием. Объяснялось это тем, что каждый король получал Н. как бы в лен от св. Олафа. Такого нарушения своих прав народ не мог спокойно вынести и восстал под предводительством Эйстейна Мейла, называвшего себя внуком одного из норвежских королей, Гаральда Гилле. Возникла борьба между двумя партиями, из которых одна называлась Березоногой (биркебейнеры), а другая Кривожезловой (баглерами), от кривого епископского жезла. Березоногие противились расширению прав духовенства и отстаивали права народа, а кривожезловые были клерикалами. Борьба продолжалась более столетия и послужила причиной ряда переворотов. Биркебейнеры были уже близки к гибели, когда во главе их стал бывший священник Сверри, исландец по происхождению, выдававший себя за сына короля Сигурда Мундса. В 1184 г. Магнус был убит, а Сверри избран королем. Царствование его является новой эпохой в истории Н.; он нанес решительный удар обоим союзникам — духовенству и аристократии — и утвердил демократические начала, на которых опиралось норвежское государство. Он уничтожил могущество дворянского сословия, назначив для управления страной новых лиц, зависевших исключительно от него; титулы сохранились, но они представляли теперь не более, как пустой звук. Он уничтожил также преобладание духовенства на том основании, что король получает свое звание от Бога и властвует над всеми своими подданными. Духовенство восстало против него, папа Иннокентий III отлучил его от церкви, все епископы выехали из Н., но Сверри оставался непреклонен. Если ему не удалось довести дело централизации до конца, то лишь потому, что ему приходилось бороться все время не только с внутренними, но и с внешними врагами. Борьба продолжалась и после его смерти (1202), как при его сыне Гаконе, так и во время наступившего за тем периода междуцарствия, когда биркебейкеры назначали одного короля, а духовная партия — другого, пока побочный внук Сверри, Гакон, не был признан королем обеими парнями на собрании в Бергене, на котором присутствовали высшее духовенство, ярлы и крестьяне. Наступил для Н. период мирного развития. Гакон не согласился признать грамоты Золотого пера, но в то же время он выступил в качестве примирителя между крестьянами и духовенством. В деле юрисдикции духовенству была предоставлена полная независимость от гражданского суда; оно избирало своих сановников без королевского вмешательства, а церковные имения были объявлены свободными от воинской повинности. В благодарность за то духовенство помогло Гакону покорить почти всю Исландию и Гренландию. Сын его Магнус VI вступил на престол (1263) уже не по выборе на тинге, а по желанию отца, предложившего народу присягнуть ему на верность перед предполагаемым походом в Данию и обнародовавшего в 1257 г. закон о престолонаследии, уничтожавший влияние епископов на это дело и предотвращавший раздробление государства на части. Магнус поддерживал спокойствие внутри государства и мир с соседями и заслужил название Улучшителя законов (Laegebaetr); он установил общий закон для всего королевства, положив в его основание старое законодательство страны, гулатинг, фростатинг и т. д. Наказания были смягчены, установлены были более точные правила престолонаследия, совершенно устранившие выборы короля. Существенные перемены, произведенные в госуд. строе, заключались в увеличении значения королевских служилых людей и возвышении власти самого короля. "Лучше всего, если нет никаких ярлов", — говорится в придворном уложении Магнуса. Той же политики придерживались и последующие короли. Король Гакон (1319) уничтожил совсем звание лендерменов, не встретив никакого сопротивления: лендермены перестали быть вождями народа, представляя лишь крупных свободных землевладельцев, и не приобрели такого первенствующего значения, которое создало бы из них отдельное сословие, занимающее первое место рядом с королями. В общем, обезземелить крестьян и, сосредоточив в своих руках земельную собственность, создать себе первенствующее положение в государстве норвежской аристократии не удалось, так как не было промежуточного безземельного, вполне зависимого от нее класса, на который она могла бы опереться в своей борьбе с королями. Таким образом Н. осталась страной крестьян — мелких землевладельцев. Гакон умер без наследников мужского пола, и так как по матери малолетний шведский король Магнус Эрихсен был внуком Гакона, то норвежцы избрали его своим королем: престол Н. перешел в шведскую линию, причем обе страны сохранили свои законы и свои верховные советы. В Н. было 4 местных совета (Orething) и один общий, собиравшийся большей частью в Бергене. Более крупные города имели собственное самоуправление.

II. С этого времени история Норвегии нераздельно связана с историей других скандинавских государств и утрачивает самостоятельное значение. Н. идет на буксире Швеции (см. Швеция), участвуя, между прочим, в войнах Швеции с Ганзой, усиливших господство последней и задержавших на долгое время развитие норвежской торговли. В Н. вся власть сосредоточивалась в руках чиновников; не было ни аристократии, ни постоянного народного собрания, которые могли бы оказать им противодействие, хотя крестьяне и города сохраняли свои исконные вольности. В 1349 г. разразилась чума, унесшая более трети населения страны. Норвежцы настоятельно требовали присутствия короля, и Магнус в 1350 г. прислал в качестве короля своего младшего сына Гакона, 12-ти лет. В 1376 г. шведский государственный совет, по прекращении мужской линии царствовавшей династии, выбрал королем четырехлетнего Олафа, сына норвежского короля Гакона и жены его Маргариты, причем Маргарита была назначена регентшей. Вслед за тем и Ганза признала датским королем Олафа. Таким образом, все 3 скандинавских государства соединились в одно. Когда Гакон норвежский умер в 1380 г., то Маргарита была признана норвежской регентшей. Но власть ее в Дании и Н. была очень слаба. В 1387 г. Олаф умер, и как датский, так и норвежский сеймы избрали Маргариту королевой, а в 1388 г. и шведы избрали ее королевой шведской. Избирая Маргариту, норвежский сейм признал ее наследником внука ее сестры, Эриха Померанского. В 1396 г. (июль) датский и шведский сеймы обещали, что Эриху по достижении совершеннолетия будет отдано управление их государствами и что скандинавские государства не будут вести войны между собой. Чтобы упрочить положение своего наследника, Маргарита созвала государственные советы всех трех королевств в Кальмаре; они в июне 1397 г. выработали закон, наз. кальмарской унией. На основании его Дания, Н. и Швеция должны были иметь всегда одного короля, избираемого из династии Эриха по линии первородства; скандинавские государства не должны воевать между собой, а должны защищать друг друга при нападении врагов; договоры с иностранными государствами должны быть общие для всех трех государств; объявленный мятежником в одном из них должен подвергаться преследованию и в двух других, но каждое из трех скандинавских государства сохраняет свои особые законы. Кальмарская уния мало принесла пользы скандинавским государствам; они были вовлечены ею в политику завоеваний, которой придерживалась царствующая династия и которая принесла им много вреда. Н. должна была несколько десятилетий приносить жертвы для целей, ей совершенно неизвестных, платить громадные налоги для расходов на войны, чуждые ее интересам. Короля норвежцы никогда, не видели, а его чиновники угнетали народ, вытягивали все соки из страны, заставляли брать по нарицательной цене монету дурной чеканки. Норвежцы просили прислать им наместника, если король не мог приехать сам; не имея ни аристократии, ни общего сейма, они нуждались в непосредственной заботе короля об их государственных делах — но на просьбы их не обращали внимания. "Нами правят иностранные жестокие фохты, у нас нет ни порядка в монете, ни наместника, ни даже печати, так что норвежцы должны бегать за своей печатью за границу", — так жалуются норвежцы в 1420 г. Отсюда происходило враждебное отношение к владычеству иноземных королей и возник целый ряд смут; народ отказывался подчиняться чужеземцам и энергически сопротивлялся всякого рода покушениям на местные законы и обычаи. Смуты в Дании дали норвежцам возможность отстоять свою самостоятельность и превратить унию в личную и равноправную (1450 г.). Каждое государство сохраняло свое отдельное наименование и свои законы, управлялось своими соотечественниками, имело свои отдельные финансы и казну. Выбранный норвежцами королем Карл Кнудсон уступил свои права королю датскому Христиану I. Решено было, что Н. будет иметь всегда общего с Данией короля; выбор короля должен происходить в Гальмштадте, и если король Христиан оставит по себе сыновей, то они должны прежде всего подвергнуться избранию. С этих пор у Н. были до 1814 г. общие короли с Данией. В течение всего XV в. и до 1536 г., когда вольности Н. были окончательно подавлены, норвежцы не переставали волноваться и возмущаться против всякого посягательства на их права. Датских королей они признавали только после долгих колебаний и сопротивления. Особенно возмущало норвежцев то обстоятельство, что наиболее важные и старинные их колонии, Оркнейские и Шетландские о-ва, были отданы Христианом I в 1468 г. в залог шотландскому королю и с тех пор не были выкуплены, так что остались во владении Шотландии. Постоянно происходили вооруженные восстания против чужеземцев. После того, как датский король Христиан II, изгнанный из Дании и поддерживаемый Н., был взят в плен датчанами и низложен, датский ригсдаг в 1536 г., вопреки Кальмарской унии, обратил Н. из равноправного члена союза в подвластную провинцию. Уничтожены были отдельный норвежский сейм, отдельные армия и флот, отдельные финансы и пр. Уничтожен был верховный норвежский суд; все процессы решались в Копенгагене датскими судьями; там же рукополагались епископы, там училось юношество, посвящавшее себя государственной и церковной службе. Норвежские солдаты и матросы пополняли собой ряды датского флота и войска. Управление Н. было поручено датским фогтам, посылаемым датским правительством и совершенно самостоятельно распоряжавшимся в ней. Единственное, чего датчане не решились затронуть — это права на землю крестьян, "odelsret". Утрата политической самостоятельности подействовала угнетающим образом на развитие Н. Она как бы застыла на месте, в особенности после введения реформации, которая была водворена в Н. почта такими же насильственными путями, как и христианство. Торговля Н. была уничтожена всемогущей Ганзой; промышленность не развивалась. Как финансы страны, так и ее население страдали от постоянных войн со Швецией, солдаты которой опустошали ее пограничные области. При этом Швеция захватила три Н. области: Иемтланд, Герьесдален и Богуслэн. В умственной жизни водворился полный застой. Даже переписывание старинных рукописей прекратилось; можно, было думать, что норвежцы даже забыли читать, говорит один писатель. Но если в этих отношениях господство Дании оказывало неблагоприятное действие на Н., зато в других оно действовало благодетельно, направляя жизнь Н. по тому руслу, по которому она начала идти, и укрепляя демократические начала, положенные в основание ее государственного строя. Последние остатки феодализма исчезли в XVII в., а новая аристократия не могла образоваться ввиду отсутствия двора, отсутствия короля и постоянной смены чиновников, которые являлись пришлым элементом и не могли пустить прочных корней в стране. После уничтожения зависимости от Ганзы, в 1613 г., торговля Н. сильно развилась, а также судоходство, рыбный и лесной промысел, и население значительно увеличилось, причем весь прирост населения устремлялся в города, способствуя их процветанию. В конце XVIII в., когда Н. пришлось много перестрадать во время войн Дании с Англией, дух национальности и любовь к свободе проснулись у норвежцев. Английские крейсеры и флот на целые годы прервали сообщение между Данией и Н., и последняя уже тогда отделилась бы от Дании, если бы не привязанность к штатгальтеру принцу Августу-Христиану Гольштейн-Глюсбургскому, сумевшему своим управлением завоевать народную любовь. После его смерти, в 1809 г., мысль о восстановлении независимости проявилась вновь. Образовалось общество для блага Н., деятельно работавшее в этом направлении. Ему удалось в 1811 г., после долгого сопротивления со стороны датчан, основать в Христиании университет, благодаря которому Копенгаген перестал быть центром норв. культуры. С особенной силой заговорил дух национальной независимости тогда, когда норвежцы узнали, что датский король, вынужденный к тому Швециею, после упорной борьбы, уступил свои права на Н. шведскому королю, по кильскому договору 1814 г.

III. Кильский договор гласил следующее: "Н. должна принадлежать королю Швеции и составлять соединенное со Швецией королевство, а новый король обязывается управлять Н., как самостоятельным государством, по ее собственным законам, вольностям, правам и привилегиям". Норвежские историки обращают особенное внимание на то обстоятельство, что не Дания уступила свои права на Н. Швеции, потому что у датского государства не было никаких прав на Н., которые оно могло уступить: Н. и Дания были братья-близнецы, составлявшие в правовом отношении равноправные части одной и той же монархии. Король Дании властвовал в Н. не по чьей-либо чужой воле, а в силу древнего наследственного закона Н. Он мог распоряжаться ею, как ее законный государь, но только в пределах законности, следовательно, он не имел права передавать ее кому-либо без ее согласия. Он мог сделать только одно — отказаться от престола, и тогда Н. получала право на самостоятельное распоряжение своей судьбой. В силу таких соображений норвежцы воспротивились кильскому договору. Правителем Н. был в то время принц Христиан-Фридрих, 28-летний человек, решительный, энергичный. Убедившись в непоколебимой решимости норвежцев не допустить обращения страны в шведскую провинцию, принц созвал высших сановников Н., сообщил им все документы касательно шведско-датского соглашения, объявил себя регентом на время междуцарствия и пригласил норвежцев избрать представителей на сейм в Эйдсвольде, уполномоченный выработать новую конституцию. После этого войска и гражданская гвардия на площади торжественно поклялись защищать самостоятельность Н.: эту клятву повторили за ними народ и принц-регент, присягавшие в церквах. Произведены были выборы в национальное учредительное собрание. 10 апреля собрание было открыто, и в комитете из 15 лиц, под председательством Фальзена, выработан был законопроект конституции, принятый затем в общем собрании. Вот основные его положения: Н. образует свободное, независимое и нераздельное королевство. Законодательная власть принадлежит народу, который отправляет ее через посредство представителей. — Обложение налогами составляет исключительное право представителей народа. — Право объявлять войну и заключать мир принадлежит королю. — Судебная власть отдельна от законодательной и исполнительной. — Свобода печати. — Евангелическо-лютеранская вера признается государственной религией, но допускается полная свобода религии; только иезуитам не разрешается вступать в пределы государства; не допускаются также монашеские ордена и евреи. — Король может, за выдающиеся услуги государству, давать ордена, но он не имеет право возводить в какое-либо звание или чин, не связанные с должностью, занимаемой данным лицом. Никакие личные и наследственные преимущества не могут быть никому предоставляемы. Это было подготовление к полному уничтожению дворянства, так как дворянство наследственное обращалось в личное. Фальзен заявил при этом, что, не желая иметь, даже по имени, какого-либо преимущества перед своими согражданами, он за себя и своих потомков отказывается от своего дворянства и от всех связанных с ним преимуществ. — Королю предоставляется veto suspensivum, но не absolutum. — Король не имеет права принимать какой-либо другой короны без согласия 2/3 стортинга. — Король должен жить внутри теперешних пределов государства. 19 мая 1814 г. был избран единогласно королем Н. принц-регент Христиан-Фридрих. Шведское правительство не подчинилось решению норвежского народа; шведскому войску было приказано выступить в поход, чтобы овладеть Н. Сделаны были со стороны иностранных держав попытки уладить дело дипломатическим путем, но они не привели ни к чему. Норвежскими войсками руководили неопытные люди, вследствие чего норвежские солдаты стали вскоре терять уверенность в победе и говорить об измене. С другой стороны, шведский наследный принц Карл-Иоанн действовал с крайней осторожностью и, после долгих колебаний, согласился вступить в непосредственные сношения с норвежским народом, вести переговоры с ним, как со вполне независимой нацией. Предложение было принято; морская конвенция подписана 14 августа, а кильский договор уничтожен самим шведским правительством. Король Христиан созвал стортинг на 7 октября 1814 г. Во время прений все более и более выяснялась необходимость объединения, так как Н. оказывалась не в силах продолжать дорогостоящую борьбу. Король Христиан передал собранию послание, в котором окончательно отрекался от данной ему власти и освобождал Н. от присяги. Для переговоров со стортингом относительно соединения Н. со Швецией были посланы шведские комиссары, с инструкцией выказывать возможно большую предупредительность и уступчивость. Был выработан следующий договор: Н. образует свободное и самостоятельное королевство, имеющее общего со Швецией короля. Во всех собственных делах Н. должна управляться самостоятельно, а в общих пользоваться равным со Швециею влиянием. Та же идея лежала и в основании устройства внешних отношений. Н. должна была иметь свое собственное управление внешними делами, но внешние дела, касавшиеся обоих государств, должны были решаться в соединенном норвежском и шведском госуд. совете, согласно принципу: равное влияние или полное равенство. Н. могла, в лице двух членов государственного совета, состоявших при короле, участвовать и в шведском государственном совете всякий раз, когда в нем обсуждался вопрос, имевший государственное значение. В таком случае для решения его требовалось и согласие норв. правительства. Лишь тогда, когда комиссары согласились от имени короля на поставленные стортингом условия соединения, стортинг принял отставку короля Христиана и избрал Карла XIII конституционным королем Н. не в силу кильского договора, а в силу норв. конституции. Кронпринц передал письменную присягу короля "управлять Н. согласно с ее конституцией и ее законами"; члены стортинга, со своей стороны, принесли клятву в верности конституции и королю, и прения закончились полной достоинства речью президента, в которой он выражал надежду, что священные узы, соединяющие оба народа, увеличат общую пользу и безопасность и что "день соединения будет праздноваться нашими потомками". Прекрасным надеждам не суждено было осуществиться. Швеция стала преследовать излюбленную свою идею — покорение Норвегии, а Н. отстаивать свою самостоятельность. В первое время шведы горячо радовались соглашению с Н.; большинство было убеждено, что Н. уже завоевана, другие надеялись на добровольное слияние обеих народностей. Но так как дело не шло на лад, то в Швеции начали зарождаться недовольство и разочарование. Первое столкновение Н. со Швецией вспыхнуло в 1815 г., когда стортинг уничтожил дворянство и наследственные привилегии. Карл-Иоанн не согласился с постановлением стортинга. Закон прошел через троекратную вотировку и сделался обязательным без санкции короля, что страшно возмущало последнего. Один угрожающий рескрипт посылался в стортинг за другим; делалась даже попытка ограничить свободу печати, угрожали вмешательством иностранных держав, но демократическая Н. поставила на своем. В том же духе продолжали народные представители Н. действовать и дальше. Король предложил, в 1824 г., целый ряд ограничительных изменений в конституции. Все эти предложения были отвергнуты стортингом. Большие затруднения создавал вопрос о внешнем представительстве Н. После ряда все обострявшихся переговоров в 1836 г. установлено было, чтобы норв. член государственного совета "присутствовал" всякий раз, когда обсуждаются общие дипломатические дела; при обсуждении чисто норв. дел он высказывал свое мнение, но голос его не имел решающего значения. Такая уступка никого не удовлетворила. Созвано было несколько unionskomité для обсуждения этого вопроса и пересмотра акта соединения; но пересмотр встретил неблагоприятное отношение в норв. стортинге. Июльская революция еще раньше подействовала оживляющим образом на демократические стремления Н. В 1836 г. уничтожен был последний поземельный налог. В 1838 г. преобразовано было сельское самоуправление, влияние на него администрации было устранено. Отвергнуты были в 1839 г. предложения правительства заменить задерживающее королевское veto абсолютным, ограничить право стортинга на натурализацию и т. д. В 1842 г. стортинг решил, что при натурализации иностранцев в Н. не требуется санкция короля. В 1840-х же годах возникла и борьба за штатгальтерство. § 14 конституции определял, что штатгальтером в Норвегии мог быть безразлично норвежец или швед. Вскоре норвежцы почувствовали все неудобство этого постановления и начали просить об уничтожении должности штатгальтера. Карл XV, при своем вступлении на престол в 1859 г., обещал исполнить их желание, но шведский ригсдаг воспротивился этому, и король подтвердил решение ригсдага. Это страшно возмутило норвежцев; стортинг протестовал против вмешательства шведского ригсдага в чисто норв. дела. Так как ригсдаг в своем адресе к королю предлагал пересмотреть конституцию, с целью расширить сферу вопросов, рассматриваемых общим советом, а следовательно, увеличить верховную власть Швеции, то стортинг протестовал и против такого рода пересмотра конституции, нарушающего ее основное начало — равноправность. Тем не менее unionskomité был созван и постановил учредить новый союзный совет, а с ним и общих министров для обоих государств, с общей конституцией, стоящей выше отдельных конституций того или другого королевства, и с общим кругом действий, очень обширным и обнимающим наиболее значительные вопросы, касающиеся обеих наций. Стортинг продолжал стоять за прежнее положение дел, но за новое высказалось 17 голосов: это было первым указанием на то, что на столь стойких в прежнее время норвежских чиновников нельзя было уже опираться во время борьбы с правительством за самостоятельность. По вступлении своем на престол в 1872 г. король Оскар II сумел расположить в свою пользу норвежский стортинг разными уступками, так что последний согласился на преобразования таможенного дела (1874 г.), на введение общей скандинавской монеты (1875 г.) и т. д. В 1880 г. борьба вновь разгорелась. Еще в 1872 г. внесен был в стортинг законопроект о том, чтобы министры, по первому требованию его, являлись в его заседания. В 1880 г. стортинг стал настаивать на исполнении этого закона; министерство Станга не согласилось и вынуждено было подать в отставку. Затем на сцену выступили новые причины для несогласий: правительство требовало увеличения флота и армии, стортинг отверг это требование и принял проект об учреждении милиции наподобие швейцарской. Король не утвердил этого проекта. Стортинг подвергнул суду министров, и они были осуждены, но король кассировал приговор. После выхода в отставку министерства Сельмера образовано было радикальное министерство Свердрупа, которое, уступив королю в вопроси об абсолютном veto и др., добилось принятия королем закона о праве стортинга требовать в свои заседания министров, реорганизации армии, расширения избирательных прав и т. д. Вопрос об унии всплыл вновь на поверхность в 1885 г., когда Швеция самостоятельно изменила свое управление иностранных дел, не испросив согласия у Н. Король перестал быть руководителем иностранной политики Швеции: ею управляет министр иностранных дел, на которого возлагается конституционная ответственность. Но так как шведский министр иностранных дел был в то же время и руководителем норвежских внешних дел, то право норвежского короля заправлять внешней политикой Н. перешло таким образом к Швеции. Помимо своего идейного значения, вопрос представлялся очень важным и с практической точки зрения: неловкий шаг во внешней политике мог грозить опасностью для политического и национального существования страны. Внешняя политика представляла особенно важное значение для Норвегии, как страны преимущественно торговой, в противоположность Швеции, страны преимущественно земледельческой. Начались переговоры между норвежским министерством Свердрупа и шведским. В результате получился протокол 15 мая 1885 г.: постановлено было, чтобы в состав министерского совета входило столько же норвежских чиновников, сколько и шведских; норвежские будут участвовать в решении дел и нести ответственность перед стортингом, но взамен этого Н. должна признать, что руководство внешней политикой принадлежит Швеции. Стортинг пришел в такое негодование, что Свердруп был вынужден выйти в отставку; вслед за тем прекратились и переговоры. При следующих выборах и правая, и левая партии норвежского стортинга внесли в палату вопрос о внешней политике. Левая победила, но так как две ее группы, чистая и умеренная, не могли никак прийти к соглашению, то правая стала во главе управления, образовав министерство Станга, и переговоры со Швецией возобновились, но не привели ни к каким результатам. Бесплодность всяких переговоров и всякого рода совместных политических действий становилась все более и более очевидной и дела перешли в новую стадию, выраженную в программе для выборов 30 янв. 1891 г.: "новый порядок управления дипломатическими делами, который возложил бы более основательную конституционную ответственность на норвежские государственные власти". Левая победила на выборах, и во главе управления стал министр Стен, который высказал прямое требование о назначении отдельного норвежского министра иностр. дел. Стортинг, не желая действовать слишком резко, ограничился пока учреждением отдельных норвежских консульств, представляющих большое практическое значение для страны, живущей почти исключительно мореходством и торговлей. 10 июня 1892 г. стортинг назначил деньги на произведение требуемых изменений, но король отказался утвердить это решение и отставил министерство Стена, обладавшее большинством в 64 голоса; министром был назначен Станг, что представляло само по себе нарушение парламентского режима. Радикалы провели в 1893 г. постановление об уменьшении цивильного листа короля и содержания министров; большинство стортинга назначило сроком для отделения норвежских консульств от шведских 1 января 1895 г. и определило на содержание их 340450 крон. Правительство ответило на это отказом отделить консульства и употребило на общие консульства деньги, назначенные на отдельные. Страна разделилась между двумя партиями: правой и левой. Правая желает проведения принципа равенства в границах существующего теперь соглашения, но это с точки зрения левой не более, как химера; левая видит только один выход из унизительного для Н. и неудовлетворительного положения дел — разделение обеих стран, отмену союза относительно всего, что не вошло в договор. "Пора, — говорит Бьернсон, один из радикальных вождей, — прекратить договор, зачумляющий нас".

Список норвежских королей: Гаральд I Гарфагр (863—933), Эрих I Кровавая Секира (930—936), Гакон I Добрый (936—960), Гаральд II Серошубый (960—975), Гакон, ярл (988—995), Олаф I Трюггвесон (995—1000), Эрих и Свенд, ярлы (1000—1015), Олаф II Гаральдссон Святой (1015—1030), Свенд Кнутссон (1030—1036), Магнус I Олафссон Добрый (1036—1047), Гаральд III Сигурдссон (1046—1066), Магнус Гаральдссон (1067—1069), Олаф Ш Гаральдссон Спокойный (1067—1093), Гакон Магнуссон (1093—1095), Магнус II Олафссон Барфуд (1095—1103), Олаф Магнуссон (1103—1115), Сигурд I Магнуссон Крестоносец (1103—1130), Эйстейн I Магнуссон (1103—1121), Магнус Сигурдссон Слепой (1130—1135), Гаральд IV Магнуссон Гилле (1130—1136), Сигурд II Гаральдссон Мунд (1136—1155), Инге I Гаральдссон Хромой (1136—1161), Эйстейн II Гаральдсон (1142—1157), Гакон Сигурдссон Гардабрайт (1157—1162), Магнус III Эрлингссон (1161—1184), Сверрир Сигурдссон (1177—1202), Гакон III Сверирсон (1202—1204), Гутторм Сигурдссон (1204), Инге II Баардссон (1204—1217), Филипп Симонссон (1207—1217), Гакон IV Гаконссон (1217—1263), Магнус VI Гаконссон Улучшитель законов (1263—1280), Эрих II Магнуссон (1280—1292), Гакон V Магнуссон (1299—1319). Короли Фолькунги: Магнус V Эрихссон (1319—1374), Гакон VI Магнуссон (1355—1380), Маргарита (1380—1381), Олаф VI Гооконссон (1381—1387). Короли различных фамилий: Маргарита (1388—1412), Эрих III Померанский (1389—1442), Христофор Баварский (1442—1448), Карл I Кнутссон (1449—1450).

Литература. Хроника Теодерика "Historia de regibus vetustis norvagicis" издана Стормом в "Monumenta historica Norvegiae" (Христ., 1880); собрание старых хроник представляет "Heimskringla" Снорри Стурлазона; Thormod Torfäus, "Historia rerum norvegicarum" (Копенг., 1711); Schönnig, "Norges Riges Historié" (до 995 г., 1771); P. A. Munch, "Det Norske Folks Historié" (Христиания, 1852—63); I. E. Sars, "Udsigt over den Norske Historié" (Христиания, 1873—91); B. Keyser, "Norges Stats. og Retsforfatning" (Христиания, 1867); G. Storm, "Kritiske Bidrag til Vikingetidens Historie" (Христ., 1878); I. Steenstrup, "Inledning i Normaennertiden" (Копенгаген, 1876); K. Maurer, "Die Bekehrung des Norwegischen Stammes zum Christenthume" (Мюнх., 1855); Saing, "Chronicle of the Kings of Norway" (перев. "Heimskringla Saga"); Dahlman, "G. von Dänemark" (1840—1843); Bang, "Udsigt over den norske Kirkes historie under katholicismen" (1887); Nielsen, "Norges Historie efter 1814" (1892); Overland, "Illustreret Norges Historie" (1894); Boyesen, "History of Horway" (1886); Odhner, "Lärobok i Sverigis, Norges, Danmarks historia" (1893).

Лучицкий.

 

  Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона        Буква Н >>>