Вся библиотека

Брокгауз и Ефрон

 

Справочная библиотека: словари, энциклопедии

Энциклопедический словарь
Брокгауза и Ефрона

 

Марсель Стефан

 

( [Etienne] Marcel) — купеческий старшина (prévôt des marchands) города Парижа (ум. 1358), торговец сукнами, происходил из старинной и влиятельной парижской буржуазной семьи. В прево он был избран в 1354 г. и в следующем году выступил в качестве представителя буржуазии в генеральных штатах, созванных королем Иоанном для получения субсидий, необходимых для войны с Англией. Энергия М., его ум, предприимчивость и преданность общественному делу выдвинули его сразу в первые ряды. Ему недоставало красноречия; он излагал свои мысли через посредство преданных ему людей, Роберта Лекока и Шарля Туссака. Субсидии, требуемые королем, были вотированы, но генеральные штаты, подчиняясь влиянию М., избрали комиссию из девяти членов, уполномоченную наблюдать за расходованием собранных сумм. Вследствие полного расстройства финансов и страшных неурядиц в управлении, депутаты были совершенно непроизвольно вовлечены на путь реформ. В мае 1836 г. депутаты разошлись, назначив на осень новую сессию, но 19 сентября король был взят в плен, и Франция пришла в полное расстройство. Молодой дофин, ставший во главе управления, не внушал никакого доверия и, по своей неопытности, не знал, за что приняться. Ввиду угрожавшего нападения врагов, М. стал деятельно работать над укреплением столицы и обучать парижан военному искусству, впервые приводя в исполнение возбужденную ген. штатами идею о вооружении всего народа. Ему удалось собрать 20000 чел. Вместе с тем он пытался устроить основанный на общности интересов союз между Парижем и некоторыми другими городами Франции. 1 окт. собрались ген. штаты, в числе 800 депутатов, привлеченных в собрание бедствиями родины. Одним из представителей буржуазии был по-прежнему М. К концу октября ген. штаты, по внушению М. и епископа ланского Роберта Лекока (см. соотв. статью), выработали ряд требований и представили их на решение дофина: неспособных и неблагонамеренных членов королев. совета, виновных в несчастьях страны и короля, штаты находили необходимым удалить, арестовать и наказать, а на место их назначить совет из прелатов, дворян и буржуа, действия которого распространялись бы на все отрасли управления. Рядом с этим депутаты потребовали новых гарантий правильного употребления налогов и субсидий. Под влиянием окружавших его придворных, дофин отказался исполнить предъявленные ему требования; депутаты разошлись, не вотировав субсидий, и молодой регент вынужден был обратиться за помощью к парижскому муниципалитету. М. отказался удовлетворить его желания, пока он не издаст приказа о созыве ген. штатов. Тогда дофин прибегнул к фальсификации и перечеканке монеты. М. отказался привести в исполнение ордонанс о монете и вооружил парижан. Дофин испугался и уступил, рассчитывая при первом удобном случае взять назад свои обещания. Штаты были вновь созваны на 5 февраля. Выработан был целый ряд новых предложений, предварительно утвержденных провинциальными штатами. Реформы предлагались двоякого рода: одни должны были уничтожить наиболее вопиющие злоупотребления, другие — сосредоточить управление государством в руках собрания и избранных им делегатов. Штаты должны были собираться по четыре раза в год, избранная ими комиссия из 36 членов, по 12 от каждого сословия — управлять всеми делами государства. Дофин на все изъявил согласие, но продолжал окружать себя людьми, враждебными демократическому движению; духовенство и дворянство отделились от буржуазии, вышли из рядов членов комиссии и не дали обещанных субсидий. Дофин, несмотря на протесты, вновь принялся за прежний сбор налогов и повинностей, запрещенный ордонансом, и стал действовать, не испрашивая согласия комиссии. В августе 1357 г., заметив, что влияние М. в Париже ослабело и что в провинциях началась реакция, дофин призвал М. и трех губернаторов Парижа и сообщил им, что отныне желает самостоятельно управлять королевством и не потерпит никакого вмешательства в государственные дела. Вслед за тем он выехал из Парижа, чтобы укрепить свое влияние в провинции. М. вскоре удалось заставить его вернуться и вырвать у него приказ о созыве генер. штатов на 7 ноября. Укрепления Парижа, воздвигнутые М. для защиты против нападений англичан, были увеличены, военные силы парижан были заново реорганизованы. В Париже настолько ясно обозначились две партии, что М., чтобы различать своих приверженцев, велел им носить шапки, наполовину голубые, наполовину красные (цвета Парижа), в знак союза с ним на жизнь и смерть, и соединил их в братство Confrérie de Notre Dame, наполовину религиозное, наполовину политическое, в состав которого входили лица всех сословий и даже женщины. Братство потребовало примирения регента с королем Наваррским, Карлом Злым (см.), и удаления многих близких к дофину сановников, оказывавших, по мнению буржуазии, вредное влияние на управление. Самыми ненавистными из всех были маршал Шампаньи и маршал Нормандии. Ввиду нежелания дофина исполнить требования цехов, вооруженная толпа вторглась в Лувр, и по приказу М. маршал Шампаньи и Роберт Клермонский были убиты на глазах молодого принца. Дофин, в ужасе, надел двухцветную шапку и заявил, что прощает убийц. С этих пор власть принадлежала регенту только номинально: он жил в Лувре, как в заточении. 25 января 1358 г. он бежал из Парижа в провинцию, где возбудил движение против притязаний парижской буржуазии. М. старался всеми силами примириться с дофином и заставить его вернуться в Париж, но требования дофина были слишком тягостны. Тогда М. и парижская буржуазия решились на разрыв и обратили все внимание на укрепление столицы и снабжение ее съестными припасами. В это время, совершенно неожиданно для М., вспыхнуло восстание крестьян, известное под именем жакри (см.). Стараясь смягчить кровавый характер восстания, М. соединился с крестьянами для совместной борьбы против дворян; но последним удалось очень быстро справиться с крестьянами. Войско, выставленное М., также было весьма быстро разбито; но, как выражается летописец, "железная душа М. не унывала". Убедившись в невозможности бороться собственными силами, он призвал на помощь короля Наваррского и сделал его главнокомандующим парижан, поручив ему и управление городом. Дофин блокировал Париж и завязал сношения с некоторыми из его обитателей; приверженцы дофина начали распространять по городу дурные слухи о М., обвиняя его в честолюбии и корыстолюбии. Он относился к клевете хладнокровно, но постоянные нападки компрометировали дело, в защиту которого он выступал. Несколько неудачных вылазок и двусмысленное поведение короля Наваррского усилили господствующее раздражение. Карл Злой вынужден был уехать из Парижа. Начался голод. Волнения народные усилились. М. возобновил переговоры с регентом, но дофин объявил, что не вернется в свою столицу, пока убийцы его советников находятся в живых. Доведенный до последней крайности, М. решился на отчаянный шаг — перемену династии, и предложил корону королю Наваррскому, который принял предложение. Но расчет М. был неудачен: Карл Злой не пользовался популярностью; его подозревали в разных неблаговидных поступках и даже в сношениях с англичанами; с другой стороны, демократическая партия не могла рассчитывать на него, так как его вероломство было всем известно. Ненависть к нему перенесена была и на М. Между дворянством и упорными приверженцами М. образовалась промежуточная партия, готовая пожертвовать всем для восстановления мира и спасения хотя бы остатков добытых прав. К этой партии присоединился втайне и Мальяр, один из 4 командиров города. 31 июля 1358 г., когда М. готовился открыть ворота города королю Наваррскому, Мальяр обвинил М. в измене и возбудил против него часть народа. Напрасно М. старался успокоить волнение: он пал, сраженный в борьбе против восставшей буржуазии. Так кончил человек, замышлявший, по словам Огюстена Тьерри, реформы, которые были проведены лишь современными революциями: единение различных сословий общества, однообразное управление во всем государстве, расширение политических и гражданских прав, перенесение государственной власти с короны на народ, превращение генеральных штатов в национальное представительство, с преобладающим влиянием третьего сословия, провозглашение верховенства народной воли, обращение столицы в законодателя общественного мнения и в центр всех общественных движений, диктатура демократии, террор во имя общего блага, принятие новых цветов в знак патриотического союза и символа обновления, переход королевской власти от одной ветви династии к другой и т. д. С пылом трибуна М. соединял замечательный организаторский талант, вследствие чего он оставил неизгладимый след в истории Франции.

 

 

Ср. A. Thierry, "Essai sur l'histoire de la formation et des progrès du tiers état"; Perrens, "La démocratie en France au moyeu âge" (I—II, 1873); Debacq, "Les démagogues et les démocrates au moyen-âge" (1874); Secousse, "Mém. pour servir à l'histoire de Charles le Mauvais"; Picot, "Histoire des états généraux" (т. 1, 1872).