Вся библиотека

Брокгауз и Ефрон

 

Справочная библиотека: словари, энциклопедии

Энциклопедический словарь

Брокгауза и Ефрона



::

 

Маньчжурия

 

Маньчжурское плоскогорье издревле двигались из Китая переселенцы, а вместе с ними шла и китайская культура, внедрявшаяся все глубже и глубже в Маньжурию. Оттуда же производились частые нападения императоров, искавших расширения своих владений. Корея также, по временам, отдавала М. избыток своего населения и служила обычным местом убежища для жителей Манжурии, при нападениях китайцев или северных кочевников. С другой стороны, соседство степей Гоби, облегчая вторжения кочевников, являлось для М. исключительно источником бедствий и тормозом культурного развития. Чан-бо-шань, служащий границей южн. и сев. Маньжурии, издревле служил границей между двумя совершенно различными в этнографическом отношении племенами: гаошским, или корейским, обитавшим в южной М., и тунгусским, занимавшим северную М. (по мнению Иакинфа Бичурина, М. всегда населяло одно и то же племя — тунгусов, которое, первоначально явившись в истории под именем сушеней, с течением времени развилось в два типа: северных тунгусов, или маньчжуров, и южных корейцев). В сев. М. единству речной системы соответствовало и единство политического центра, в южной же М., где несколько самостоятельных речных систем, с довольно высокими водоразделами, население имело несколько политических центров, между которыми происходила борьба за преобладание. Эта борьба привела к ослаблению боровшихся и замещению их племенами северной М., более способными, в силу своего охотничьего быта, к выработке государственной жизни, чем кочевые племена южной М. Знакомство китайских историков с населением южной М. относится к весьма раннему времени, но, как государственный организм, южная М. является впервые в форме составной части Чао-сяни — владения в Корее и южной М., со смешанным гаоли-китайским населением, возникшего как результат китайской колонизации на северных берегах Печелийского залива, в удельный Чжоусский период (см. Китай). Сведений о Чао-сяни сохранилось весьма немного, и лишь со отрывкам ее законодательства в Хоу-хань-шу можно констатировать влияние на нее китайской культуры. Чао-сянь вела постоянные войны с уделом Янь, а после его падения стала ареной военных действий с Вэй-манем, при смене Цянь-ханьской династии. Вэй-мань установил в Чао-сяни свою династию; внук его Ю-кюй воевал с ханьским Ву-ди (140-87 до Р. Х.), но потерпел полное поражение. Чао-сянь пала, и земли ее были разделены на 4 округа, которыми управляли китайские чиновники. Падение Чао-сяни открыло северным племенам возможность беспрепятственного движения в принадлежавшие ей местности. Являются племена гюй-ли и фу-юй. Одновременно с Чао-сянью в южной М. существовали еще владения двух гаолийских племен: Уй, или Вэа, и Воцзюй. Уй подразделялся на западный, в Ляо-дуне, и восточный, на восточных склонах Чан-бо-шаня и в северной Корее. Оба владения состояли из множества других, более мелких, заключавших в себе отдельные городки, с клочками окружающей земли, и живших в постоянной борьбе между собой. Некоторые из них находились в номинальной зависимости от Чао-сяни, а в 129 г. до Р. Х. правитель Нань-люй, c населением до 280 тыс. чел., отдался во власть Китая. Для Китая, однако, владение этой страной не представляло ценности, и в 30 г. по Р. Х. он отказался от него. Сведения об Уй с тех пор прекращаются. Владение Воцзюй разделялось на восточное, северное и южное. С точностью границы их не установлены, но известно, что северный Воцзюй на юге граничил с океаном. Он делился на почти независимые роды, явившиеся в южную М. уже со сложившеюся культурой, знакомые с земледелием, выделкой шерстяных изделий и скоро усвоившие себе культуру шелководства. Торговые и политические сношения Фу-юя с Китаем начались при Ханьском Гуан-вуди, в 50 г. по Р. Х.; позднее китайское правительство искало в Фу-юе опору против сянь-бийцев (тань-ши-хай), но иногда вело с ним войны. В 285 г. Фу-юй был уничтожен Муюнами.

 

Одновременно с Фу-юем в Корее и южной Манжурии водворяются три владения Хань (Сань-Хань) — Чэнь-хань, Ма-хань и Бянь-хань; из них первые два преимущественно господствуют над Ляо-дуном. Ма-хани во 2 половине II в. открывают ряд набегов на китайские земли, особенно сильных при Лин-ди (168-190). Позже маханские вожди награждались китайскими титулами; в 80-х годах III в. несколько посольств являются от Ма-ханей в Китай, ко двору. Чэнь-хани и Ма-хани распадались на множество мелких отдельных владений и не могли, поэтому, устоять против притока новых сев. племен; на их территории основывается новое владение Бо-цзи — государство по преимуществу морское, с развитой торговою и колониальною деятельностью, обнимавшей все острова вдоль зап. берега Кореи, а также Формозу. Произведения Бо-цзи находили себе сбыт в Японии и Китае. Через Бо-цзи Япония вела дипломатические сношения с Китаем; Бо-цзи явились также посредниками по введению буддизма в Японию. Существование Бо-цзи совпадает с китайскими династиями цзиньской, суйской и танской (см. соотв. статью). С первой Бо-цзи находились в мирных сношениях, получая из Китая буддийские книги. В период Суйской династии Бо-цзи искали сближения с Китаем, для защиты от постоянных нападений своих сосдей, гюй-ли, а потом играли страдательную роль во время походов Суйского дома на Корею (нач. VII в.). Буддийское духовенство пользовалось, по-видимому, большим влиянием в Бо-цзи, но рядом с буддизмом продолжали существовать и местные верования. На смену Бо-цзи, которому, около 660 г., был нанесен смертельный удар танской династией, ок. 663 г. явились Синь-ло, сделавшие Гиринь своей столицей и опорным пунктом против сев. тунгусов. Отношении их к Китаю были большей частью мирные, и это дало Синь-ло возможность в VIII в. создать значительную культуру; формы гражд. и военного управления представляли собой точные копии с китайского. В VIII в. владения Синь-ло начали уменьшаться под влиянием нападений племени Бо-хая, явившегося первым представителем тунгусской расы в южн. М. Синь-ло отступают на В и удерживают за собой бассейн Я-лу-цзяна. Позднее Синь-ло борются еще с киданями и оканчивают свое независимое существование около 936 г., под давлением Кореи, оставляя М. во власть сев. тунгусов. Родоначальником народов сев. М. китайская история считает племя су-шеней, существование которых относит к глубокой древности. По "Бамбуковой летописи" су-шени приходили ко двору Шуня (за 2225 л. до Р. Х.) и приносили в дар луки и стрелы. Конфуций также удостоверяет существование су-шеней, а сочинение Сун-мо-цзи-вэнь указывает даже их столицу, в долине Сунгари; но подлинность этих сведений не доказана, и существование су-шеней подлежит сомнению. Первые исторически достоверные данные о племенах северной Маньжурии принадлежат Хоу-хань-шу, где они названы Илоу и сев. границей их указана р. Жо-шуй (едва ли не Амур), а южн. — Чан-бо-шань. Быт их звероловный; страна изобиловала дикими зверями — лосями, оленями, медведями. Позднее история отмечает у Илоу появление скотоводства и даже земледелия. Религиозные и семейные воззрения на крайне низком уровне. Более развиты были племена, жившие ближе к южной М. У них завязываются сношения с Китаем; борьба с фу-юем и другими племенами южной М. вызывает в них сознание племенного единства. В эпоху северных дворов (386-589) сношения тунгусов (известных под именем У-цзи) с Китаем продолжались, но в них не участвовали аймаки северные и восточные. Сношения тунгусов с Кореей были сравнительно редки и в большинстве случаев враждебны. Вначале тунгусы производили набеги с целью грабежа, но потом начали захватывать на С Кореи земли; когда же они достигли известной степени гражданственности, то сами гаолисские племена приглашали их к себе на помощь в своих бесконечных междоусобиях. Китай, будучи не в силах остановить движение тунгусов, старался направить их против враждебных ему племен. Из семи тунгусских аймаков сев. М. самый обширный был Хей-шуйсшй, расположенный по Амуру; но раньше его выступают на сцену аймаки более южные, из которых сунмосский, вторгнувшись в южную М., основал государство Бо-хай, в XI в. разрушенное киданями (см. соотв. статью). С 1125 г. на месте киданей водворяются чжурчжени, с домом Цзинь, и подчиняют себе всю М. В цзиньском владении считалось 5 столиц, из коих верхняя (Хуй-нин), восточная (Ляо-ян) и северная (Минь-хуан) находились в южной и западной М. В 1234 г. монголы уничтожили Цзиньскую династию и присоединили к своим владениям М. По вступлении Минской династии, в 1368 г., М. составила провинцию Ляо-дун, под управлением особого ген.-губернатора. Войска были размещены в крепостцах и составляли военно-пахотные поселения, послужившие началом китайской колонизации М. Сохранились неопределенные указания о походах минцев на север М. Территория М. делилась тогда на ряд аймаков, постоянно враждовавших между собой, и в этой борьбе выросли родоначальники нынешней династии, жившие в вост. Чан-бо-шани. Вождь Нурхаци в 1616 г. принимает титул императора, а в лице его сына маньчжурский дом окончательно воцаряется в Китае (см. Китай). В 9-й год правления Шунь-чжи хэй-лун-цзянские инородческие аймаки были приведены в подданство и разделены на знамена. При Кан-си (1662-1722) на севере М. начинаются столкновения с русскими в Альбазине (см.). Частые передвижения войск к Амуру оживляют край и создают в нем колонизацию. К этому же периоду относится улучшение военных дорог в М. и первые попытки урегулирования администрации. Нерчинским договором (1689 г.) границей России и Китая сделаны р. Горбица, Аргунь и Амур до устья. Жизнь в М. затихает; только на Ю ее Шэн-цзинская провинция привлекает колонистов, и Мукдэнь, как древняя столица первых маньчжурских ханов, до времен Цзя-цина (1796-1820) является, со своими могилами, целью путешествий императоров. Айгуньский договор (1858 г.) отнял от китайской Маньчжурии всю приморскую полосу до р. Уссури и вынудил Китай к укреплению страны и к очищению ее от хунхузов, захватывавших целые города. В 60-х гг. правительство начало преследовать хунхузов в отрогах Чань-бо-шаня, к Ю от Гириня, но они бросились на С, разбили высланные против них отряды, разграбили весь правый берег Сунгари и были рассеяны лишь соединенными войсками гириньской и хэй-лун-цзанской провинций. В 1890 г. решено построить маньчжурскую ж. д. от Шань-хай-гуаня до Гириня, с ветвью на Ню-чжуан; но сооружение ее задержано Японско-Китайской войной, сосредоточившейся в М. Японский флот нанес китайскому поражение у устья Я-лу-цзяна, а армия японская из Кореи через Айчжоу (Ы-цю) перешла в шэн-цзинскую пров., овладела Ню-чжуанем, всем Ляо-дуном и угрожала Мукдэню. Порт Артур был взят. По симоносекскому миру 1895 г. Ляо-дун был удержан Японией, но потом очищен, за дополнительное к контрибуции вознаграждение. В 1895-96 г. во всей европейской прессе обсуждался вопрос о возможном проведении русскими ж. д. хордой через М. к одному из портов открытого моря: Владивостоку, заливу Посьета или Ню-чжуан. Русские предпринимали учения, комерческие и официальные экспедиции по Сунгари, с целью изучения М. Чеботарев, первый русский купец, проехавший в М., был убит в Сань-сине в 1859 г. В том же году пытался пройти в М. академик Максимович, с ученой целью, но вернулся, не дойдя до Сань-синя. В 1864 г. Усольцев, Шишмарев и кн. Кропоткин поднялись на пароходе "Уссури" до Гириня. В 1866 г. Хилковский плавал на "Уссури" до Бодунэ. В 1869 г. Ржевин на пароходе "Телеграф" доходил до Бодунэ. В 1872 г. Барабаш ходил на том же судне до Сань-синя. Далее следует перерыв до 1895 г., когда право плавания по Сунгари было упрочено новыми сношениями с Китаем. Кроме сунгарийских экспедиций, в М. были, с 1870 по 1889 г — из русских путешественников — арх. Палладий, Барабаш, Матюнин, Тарновский, Зборовский, Малевич, бр. Бутины, Евтюгин, Гарнак, Путята, Бернов, а из иностранцев — Вильямсон, Рихтгофен, Фульфорд, Юнхэсбанд, Джемс, де Мальи-Шалон, Росс и Вайли.

 

Литература (кроме общих сочинений о Китае): Путята, "Очерки М." ("Военный Сборник", 1892, №№ 11, 12 и 1893, № 1); де Мальи-Шалон, "Путешествие по М." ("Сб. мат. по Азии", вып. XVI); Назаров, "Материалы для военно-статистического обзора приамурского военного округа и M." (ib., вып. XXXI); Путята, "Поездка по Маньжурии" (ib., вып. XXX VIII); Бернов, "Поездка по Монголии и M." (ib., вып. XIV); Verroles, "Empire chinois. Notes sur la Mantchourie" ("Revue d'Orient", III, 1844); Васильев, "Описание М." ("Зап. Имп. Русск. Геогр. Общ.", XII); A. Williamson, "Notes on southern and central Manchuria" ("N. C. Herold", dec. 31, 1867); его же, "Notes on Manchuria" ("J. R. Geogr. Soc.", XXXIX, 1869); J. Ross, "Notes on Manchuria" ("Chin, Rec.", VI, 1875); P. Venault, "Voyage dans la province de la Mandchuria" ("Revue de l'Orient et de l'Alg.", XI, 1852); A. Adams, "Travels of a naturalist in Japan and Manchuria"; "Travels in Mantchuria" (Дублин, "University Mag.", LXII); арх. Палладий, "Дорожные заметки на пути от Пекина до Благовещенска, через Маньчжурию, в 1870 г."; Grinnel, "Journal through Eastern Mantchouria and Korea" ("Am. Geogr. Soc. N. York." III, № IX); G. Flemming, "Travels on Horseback in Manchou Tartary"; "Записки о Маньжурии, извлеченные из письма епископа Коломбийского" ("Моск. Ведом.", 1844, № 58); Parker, "Manchu. Relations with Russia" ("The China Review", 1887, июль и август); "Письма о М." ("Сын Отечества", 1849, III, 3, кн. 6); "Путешествие по М. миссионера Де-ла-Брюньера" ("Современник", 1849, т. 18); Венюков, "Военно-статистический очерк М." ("Русский Инвалид", 1861, № 19); Максимов, "На Востоке. В М." ("Морской Сборн.", 1864, т. LXX-LXXI, №№ 1-3); Кропоткин, "Две поездки в М. в 1864 г." ("Зап. Сиб. Отд. И. Р. Г. О.", 1865, VIII); Усольцев, "Экспедиция в М." ("Соврем. Листок", 1866, № 25); Вальток-Грикель, "Путешествие в восточную М. и Корею" ("Сборн. геогр. топогр. и стат. мат. по Азии", 1884, вып. XIV); "Торговля с М." ("Всемирный Путешественник", 1871, IX, вып. 2); "Торговля с М." ("Бирж. Ведомости", 1870, № 448); Барабаш, "Русские торговые интересы с М." ("Труды общ. содействия русской промышл. и торговле", 1874); "Our commercial rtalions with Manchuria"; Richthofen, "China"; Барабаш и Матюнин, "Записки о М." ("Сборн. мат. по Азии", I); "Сведения о М.", собранные штабом приамурского округа (ib., XXXII); Фульфорд, "Семимесячное путешествие по М." (ib., XXXII); James, "The long white mountain or a journey in Monchuria" (Л., 1888); Фульфорд, "Report of a journey in Manchuria" (1886); "Despatch from H. M 's minister at Pekin" (Лондон, 1887); Васильев, "Описание больших рек, впадающих в Амур" ("Вестник Имп. Рус. Географич. Общ.", за 1857-58 гг.); Шперк, "Россия дальнего Востока" ("Зап. Имп. Рус. Геогр. Общества", 1885); А. Д, "Определение выгодности торговли по Сунгари" (Владивосток, 1889, №№ 21-23); L. Schrenck, "Reisen und Forschungen im Amur-Lande in den Jahren 1854-56" (т. IV, вып. I); "Meteorologische Beobachtungen im Amur-Lande" (СПб., 1876, вып. II); H. Fritsche, "Ueber das Klima Ostasiens, in's besondere des Amur-Landes, Chinas und Japans" (СПб., 1877); Regel, "Tentamen Florae Ussuriensis, oder Versuch einer Flora des Ussuri-Gebietes" (СПб., 1861); С. S. Maximovicz, "Aperçu de la Flore de l'Amour" ("Belgique horticole", XXII, 1872); T. Schmidt, "Reisen im Amur-Lande und auf der Insel Saghalin" (часть ботанич.; 1868, "Mém. de l'Ас. des Sc. de St.-Pét., VIII, № 2). A. О. Ивановский, "Mandjurica. I. Образцы солонского и дахурского яз." (1894). Этнография и история. "Esquisse éthnographique des Manjoures d'après des documents russes" ("Rev. or. et Am.", V, 1861); "Маньчжурские нравы" ("Живоп. Обозр.", 1874, № 19); "Обстоятельное описание происхождения и состояния маньчжурского народа на Востоке" (СПб., 1724); J.-H. Plath, "Geschichte des Oesilchen Asiens. I Theil, l Band. Die Völker der Mandschurey" (1830); J. Ross, "The Rise and Progress of the Manjour" ("Chin. Rec.", VII, 1876); его же, "The Manchous, or the reigning dynasty of China: their rise and progress" (1891).

 

 

 

 

 

 




Rambler's Top100