Вся библиотека

Брокгауз и Ефрон

 

Справочная библиотека: словари, энциклопедии

Энциклопедический словарь
Брокгауза и Ефрона

 

Лангобарды

 

Лангобардское королевство — в Италии существовало немногим более 200 лет. Л. племя, принадлежавшее к западным германцам и первоначально жившее по реке Эльбе, переселилось на Дунай, где сплотилось и образовало государство еще в начале VI в., после побед над герулами и гепидами; в 568 г., под предводительством короля Альбоина, оно перешло в Италию и здесь осело. Только северная часть полуострова (Ломбардия) сплошь принадлежала Лангобардам; в средней и южной Италии их владения врезывались в греческие земли узкой полосой. В эпоху наибольшего территориального расширения Л. королевство занимало Италию за исключением Венеции, Равеннского экзархата, Римской области, Пентаполиса, Неаполя и южных оконечностей Калабрии и Апулии. Период усиленных завоеваний продолжался лет 15—20, при первых двух королях, Альбоине и Клефе, а также в бескоролевье, которое наступило после Клефа и продолжалось 10 лет (575—585); в эти годы власть принадлежала герцогам, числом около 30. Завоевание Италии дикими лангобардами (с ними были не менее дикие саксы, свевы и др.) сопровождалось крупным грабежом, истреблением населения, разрушением городов и насильственным захватом земель. Лишь герцоги, в бескоролевье, сделали, по-видимому, первую попытку ввести правильность в отношения победителей и обездоленных рим. граждан; с римских собственников стали взыскивать 1/3 дохода в пользу лангобардов. Когда, ввиду внутренней безурядицы и внешних опасностей, был избран в короли сын Клефа, Аутари (585—590), раздел земли был возобновлен и исправлен. Личной свободы римское население не потеряло; римлянин мог откупиться от наложенной на него повинности. Сначала Лангобардское завоевание увеличило число средних свободных земельных собственников, но в общем эпоха Л. королевства продолжает дело римской эпохи по образованию колонатных хозяйств и подготовляет феодализм. Рабы остались рабами: римские колоны присоединились руководство для последним названием обозначалось состояние полусвободных людей (франкские литы). Римское право оказывало сильное влияние на юридическую жизнь, в случаях, не предусмотренных варварским законодательством, при разрешении дел по добровольному соглашению и как вспомогательное руководство для судов. По своему политическому устройству Лангобардское королевство имело чисто германский характер. Государственная власть была проникнута частными элементами. Организации центрального государственного управления не было: оно поручалось, случайно, придворным и дружинникам. Налогов не было, за исключением кое-каких остатков от римской старины и нескольких пошлин. Все финансовое управление держалось на частном земельном богатстве короля. Свободные люди были обязаны военной службой; отсюда раздача земель в полную и условную собственность. Глава государства — король — стоял вне закона. Порядка в престолонаследии не было, хотя не существовало, фактически, и свободного выбора. Влияние народа на законодательство, местное управление и суд было ничтожно. Рядом с королем стоят, по областям герцоги, с властью такого же происхождения и характера, как и королевская; короли постоянно стараются ограничить самостоятельность герцогов, но вполне это им не удается; особенно независимо всегда держали себя сполетские и беневентские герцоги. В противовес герцогской власти Аутари поставил над королевскими имениями, разбросанными по всем провинциям, особых чиновников — гастальдов; гастальды действительно несколько ослабили герцогов, но последние все-таки до конца ограничивали власть короля. Оплотом независимости той части Италии, которая была еще не завоевана, при слабости византийского заступничества сделался римский епископ; политическая история Л. королевства в значительнойстепени — история отношений между Л. правительством и папами. Первое время лангобарды были арианами. Григорий Вел. положил начало их католизированию, через королеву Теоделинду, жену Аутари, а потом Агилульфа. Она побудила Агилульфа (ум. 615) передатьчасть своих имений католическому духовенству и крестить своего сына по католич. обряду. С тех пор арианство быстро исчезает, тем более, что некоторые из прибывших с лангобардами союзников и раньше были католиками, да и римское население не оставалось в этом отношении без влияния; к 70-м гг. VII-го ст. лангобарды были окончательно обращены к католической церкви. За мужем Теоделинды следовали на престоле два короля, женатые на ее дочери, Ариовальд и Ротари, потом ее племянник Ариперт; вообще линия Теоделинды продержалась до 702 г., и только узурпатор (662—671) Гримоальд, герцог беневентский, прервал ряд ее потомков на престоле. За этот период политика папы, борьба партий и своеволие герцогов мешали Л. королевству расширяться извне и окрепнуть внутри. Были, впрочем, завоевания, но незначительные: Агилульф покорил Падую, Кремону, Мантую, Ротари — Лигурию, Гримоальд — Тарент и Бриндизи, с прилегающим краем. В 643 г. издан "Эдикт" Ротари — письменное изложение Л. права на латинском языке. Этот эдикт впоследствии был пересмотрен и исправлен королями Гримоальдом, Лиутпрандом, Ратхисом, Айстульфом и Дезидерием. Влияние римского права в законодательстве Ротари мало заметно; только на понятии королевской власти видимо отразились римско-церковные представления. В законодательстве следующего века римские влияния становятся сильнее по мере того, как романизировались Л. Романизации они тем менее могли избежать, что получали литературное образование на латинском языке; даже их песни изданы были только по-латыни. После прекращения фамилии Теоделинды последовала 10-летняя безурядица, пока в 712 г. не взошел на престол Лиутпранд (см.), самый могущественный и талантливый лангобардский король (ум. 744). Л. королевство вновь стремится к обладанию всей Италией, и только папы с успехом препятствуют этому, действуя своим духовным авторитетом на религиозных королей, пуская в ход хитрую дипломатию и, наконец, пользуясь помощью Каролингов. Лиутпранд совершил целый ряд блестящих предприятий, смирил южных герцогов — союзников папы, имел в своих руках Равенну, был под стенами Рима. Преемник Лиутпранда, Ратхис (744—749), начавший было войну с Римом, под влиянием папы Захария но только прекратил военные действия, но даже отказался от престола и постригся в монахи. Его брат и преемник, предприимчивый Айстульф (749—756), возобновил войну и вынудил папу Стефана II, покинутого греками, обратиться за помощью к Пипину Короткому, которого он склонил на свою сторону помазанием на царство и званием римского патриция. Пипин принудил Айстульфа отказаться от дальнейших завоеваний и возвратить покоренные области; последние он отдал папе в дар, из которого постепенно выросла Церковная область. Против преемника Айстульфа, Дезидерия (756—774), папа Павел I заключил союз с сполетским и беневентским герцогами, и после поражения последних добился мира опять, лишь при посредстве франков. Следующему папе, Стефану III, Дезидерий оказал большую услугу, укрепив его на престоле среди внутренних волнений; однако, папа платил за услугу только тем, что раздувал вражду между франкским домом и Дезидерием (см. Дезидерий). В 774 г. Карл Вел.положил конец Л. королевству, взятием его столицы Павии. Попытка восстания со стороны некоторых герцогов в 776 г. вызвала новый поход Карла, результатом которого было уничтожение Л. госуд. устройства и герцогств, введением графств и франкской системы управления. Одно герцогство беневентское надолго удержало свою самостоятельность. См. П. Виноградов, "Происхождение феодальных отношений в Л. Италии"; П. Кудрявцев, "Судьбы Италии..."; Carlo Troya, "Della condizione de' Romani vinti daï L."; Schupfer, "Istituzioni politiche langobardiche"; C. Hegel, "Geschichte der Städteverfassung von Italien" (Лпц. 1874); H. Pabst, "Geschichte der Longobardenherzogthums" (1862) и др.

 

 

Язык лангобардов. Материал для характеристики лангобардского языка состоит из отдельных слов (большей частью — юридических терминов), рассеянных по эдиктам и сводам законов лангобардских королей (VII и VIII вв.), и довольно значительного количества собственных имен, встречаемых у историков и в грамотах. Цельных памятников этого языка до нас не дошло. Несмотря на скудость этого материала, принадлежащего исключительно к итальянскому периоду лангобардской истории, его достаточно для выяснения фонетического характера языка. Принадлежность его к группе западногерманских наречий несомненна. Переселившись с нижней Эльбы, своей древнейшей родины, сперва на Дунай, а затем в Сев. Италию, Лангобарды оказались в ближайшем соседстве с алеманнами и баюварами, и язык их примкнул в своем дальнейшем развитии к группе алеманно-баварских (южно-немецких, oberdeutsch) наречий. Наиболее характерные звуковые изменения, отделившие верхненемецкие наречия от остальных немецких диалектов (так наз. второй перебой согласных) проведены и в лангобардском языке, как то переход t в z, p в f, b в p и т. п. В лангобардск. словах, в особенности VIII-го в., замечается также сильное романское влияние, отразившееся, напр., в развитии gи из w (Gwodan из Wodan). После падения Лангобардского королевства лангобардский язык потерял почву для дальнейшего развития и, вероятно, скоро погиб; даже там, где население было гуще, он едва пережил IX в. Много германских слов итальянского языка— несомненно лангобардского происхождения; но выделить их из общей массы германских заимствований нет возможности. Весь материал лангобардского языка собран и разобран в книге К. Мейера, "Sprache und Sprachdenkmäler der Langobarden. Quellen, Grammatik, Glossar" (Падерборн, 1877). Meнее полный обзор — у E. Förstemann, "Geschichte des deutschen Sprachstammes" (т. II, Нордгаузен, 1875).

 

 

Лангобардское право занимает выдающееся положение среди других варварских прав (см. Варварское право) по полноте содержания источников, юридической ясности норм и гуманной точке зрения на юридические отношения, изобличающих высокую, сравнительно с другими племенами, степень культуры лангобардов. Нося на себе некоторые следы влияния прав римского, канонического и вестготского, оно, в общем, является вполне самостоятельным, национальным правом, долгое время противостоявшим вторжению прав франкского и римского и создавшим школу и юридическую литературу, методы которой позднее очень заметно отразились на изучении и толковании римского права. По общему характеру своих постановлений, Л. право стоит гораздо ближе к англосаксонскому и северо-германскому правам, чем к франкскому и подвергшимся его влиянию германским законам. Источниками Л. права служат: а) Л. эдикт, главную составную часть которого образует обширное законодательство королей Ротари (643) и Лиутпранда (713—725), дополненное отдельными узаконениями Гримоальда (668), Ратхиса (745—6) и Айстульфа (775); б) капитулярии франкских и германских королей и императоров, поскольку они находили свое применение в Италии; они собраны в начале XI ст. в особый сборник, под названием Capitulare Langobardorum (позднее назыв. просто Capitulare); и в) юридическая литература. Л. эдикт вскоре после издания был подвергнут переработке в герцогстве Беневенте и во многом изменен законами Арегиса и Адельхиса; от IX в. сохранились остатки греческого перевода эдикта; между 817—840 гг. совершена была систематическая его переработка для герцога Эбергарда Фриуульского, получившая название Concordia de singulis causis (или просто Concordia). Capitulare было с самого начала продуктом частной работы, а не официальным изданием. Оживленная юридическая деятельность, развившаяся на почве эдикта и итальянских капитуляриев, доставила в XI ст. большую славу юридической школе в Павии, профессора которой пользовались огромным авторитетом в качестве судей и юристов-практиков (Бонифилий, Ланфранк, Вильгельм и Гуго). От представителей этой школы сохранилось сделанное в хронологическом порядке собрание законов, составляющих Л. эдикт, и капитуляриев, с глоссами и процессуальными формулами. Это собрание, носящее название Liber papiensis, составлено в целях преподавания, между 1019—1054 гг., в Павии, Вероне или Риме. Около 1070 г. в Павии же, по всей вероятности, составлен, в интересах практики, ценный комментарий к законам лангобардов, известный под именем Exspositio. Неизвестный автор его, принадлежавший к старейшим ("antiqui") учителям павианской школы, хорошо знаком с франкским и римским правом. Exspositio вообще является первым образцом внимательного изучения юстиниановых источников римского права, начавшегося с этой эпохи. К концу ХI-го же века относится систематическая обработка Liber papiensis (в трех книгах), известная под именем Lombarda (liber langobardorum, liber Lombardae). К этой последней примыкает, затем, уже целая литература глосс, сумм и комментариев. По ней читались, по-видимому, и специальные курсы в школах. В таком виде Л. право является первым исходным пунктом развития западноевропейской юриспруденции. Издания источников Л. права см. в "Monumenta Germaniae historica", отд. Leges (т. IV). Ср. R. Schröder, "Lehrb. d. deutsch. R." (§ 31) и H. Brunner, "Deutsche RG." (I, §§ 53 и 66), где и остальная литература.