Вся библиотека

Брокгауз и Ефрон

 

Справочная библиотека: словари, энциклопедии

Энциклопедический словарь
Брокгауза и Ефрона

 

Иранские языки

 

— одно из двух подразделений арийской, или индоиранской, группы языков, принадлежащей к семье индоевропейских языков. Ближайшие родичи Иранских языков — языки индийские в собственном смысле этого слова, т. е. санскрит с его потомками. Не ближе 3000 или 2500 лет до нашей эры И. языки, вероятно, еще составляли одно целое с древнеиндийским, или санскритом, но уже в эпоху Ригведы (см. Индия, история) эти языки являются раздельными и самостоятельными. Древнейшие Иранские языки: 1) древнеперсидский (см.), или зап.-И., представленный клинообразными надписями династии Ахеменидов (520-350 г. до Р. Х.) и 2) зенд (см.), иначе древнебактрийский (вост.-И.), язык священной книги персов-зороастрийцев — Авесты (см. Зендавеста), дошедшей до нас уже в позднейшей и сильно испорченной редакции. Оба древние Иранских языка были еще очень близки друг к другу, насколько можно судить по сохранившимся памятникам, очень скудным для древнеперсидского. Не подлежит сомнению, что в более раннюю эпоху разница между ними была еще незначительнее и что еще раньше они составляли один обще-И. язык. Народ, говоривший этим обще-И. языком — праиранцы, или общеиранцы — в эпоху И. единства обитал приблизительно там же, где живут современные И. народы, т. е. в Малой Азии, некоторых частях Закавказья, в теперешней Персии и вообще Иране, хотя и не заходил так далеко на восток, как нынешние иранцы. Зап. границы расселения древних иранцев простирались гораздо дальше на С.З., чем теперь. Несомненно присутствие иранцев на С. от Черного моря и Кавказа (так называемые скифы и сарматы), т. е. на Ю. и Ю.В. теперешней Европейской России (см. Müllenhoff, "Üeber die Herkunft u. Sprache der pontischen Scythen und Sarmaten", Берл., 1866, а также статьи Bс. Миллера в "Ж. Мин. нар. пр." за восьмидесятые гг. и W. Tomaschek, "Ethnologischlinguistische Forschungen über den Osten Europas", в "Ausland", 1883 г., 703). Это доказывается, между прочим, присутствием во всех финских яз. заимствованных И. слов, очевидно взятых из И. яз. еще в ту эпоху, когда финны составляли один народ, говоривший одним языком (см. Штакельберг, "Ирано-финские лексикальные отношения" — "Древности восточные. Труды Вост. комиссии Имп. моск. арх. общ.", т. I, M. 1893). Это указывает на очень близкое соседство древних финнов с древними иранцами и во всяком случае на существование между ними непосредственных сношений, уже давно невозможных за дальностью расстояния. В указанном более западном положении иранцев в древности можно видеть подтверждение догадок тех ученых, которые помещают прародину индоевропейцев в Европе. К началу нашей эры древнеиранские языки вымерли и уступили место среднеиранским языкам: 3) пехльви (называем. также гузвареш; см. Пехльви) и 4) парси (другое название пазенд; см.). Первый из них (III-VII в. по Р. Х.) представляет сильное смешение с семитическими элементами (влияние Сирии), а второй (V-Х вв. по Р. Х.) лишь немногим отличается от древнейшей формы новоперсидского языка, которую мы видим в произведениях персидского поэта XI в. Фирдуси (см.). 5) Новоперсидский язык (см. Персидский язык) является уже типичным представителем аналитических языков. Подобно английскому, он утратил синтетическую флексию (склонение и спряжение), а влияние магометанской культуры внесло в него много арабских лексических элементов. Он делится на несколько диалектов, употребляемых в собственной Персии и в наших среднеазиатских владениях. Он ближе к древнеперсидскому яз., чем к зенду, но не может быть поставлен с ним в прямую генетическую связь. Прочие ново-И. языки: 6) курдский (см.), с несколькими говорами — в нашем Закавказье и примыкающей части М. Азии и 7) осетинский (см.) на нашем Кавказе. Последний является последним уцелевшим остатком от многочисленных И. племен, населявших Кавказ и Южную Россию за несколько веков до нашей эры. Переходное звено между И. и индийскими языками образуют: 8) афганский, или пушту (см.), и 9) балучи, или яз. Белуджистана. Первый причисляется некоторыми к индийской группе арийских яз. (см. Trumpp, "Grammar of the Pashto, or Language of the Afghans", Л. 1873). Второй лишь недавно стал предметом научного исследования (литература балучи: Pierce, "Description of the Mekranee Beloochee dialect", Бомбей, 1875; Gladstone, "Biluchi handbook", Лaгор, 1874; E. W. Marston, "Grammar and vocabulary of the Mekranee Beloochee dialect", Бомбей 1877; E. Mockler, "A grammar of the Baloochee lang., as it is spoken in Makran", Лонд., 1878; M. Longworth Dames, "Sketch of the northern Balochi lang.", Калькутта, 1881; Geiger, "Etymologie des Balûčî", Мюнхен, 1890; его же, "Lautlehre des Balûčî", Мюнхен, 1891). Ни один из этих ново-И. языков не может считаться прямым потомком зенда или древнеперсидского, что, впрочем, может быть, объясняется только недостаточностью материала, имеющегося в распоряжении ученых. К И. языкам причисляются обыкновенно и языки древних обитателей Ликии и Фригии, сохранившиеся в немногочисленных остатках (см. Ликийский и Фригийский яз.). Не так давно к ним относили и армянский, составляющий со своими диалектами самостоятельную армянскую группу индоевропейского семейства яз., как это доказал известный иранист Гюбшман (Kuhn's "Zeitschrift für vergl. Sprachforschung", т. XXIII, "Üeber die Stellung des armenischen", 1878 г.). И. яз. иногда называются и эранскими. Общая литература: Spiegel, "Eranische Alterthumskunde" (Лпц., 1871-78); его же, "Vergleichende Grammatik d. alteranischen Sprachen" (Лпц., 1882). В недалеком будущем будет выходить в Страсбургe "Grundriss der iranischen Philologie", в котором участвуют лучшие европейские иранисты. Специальную литературу см. в статьях об отдельных И. языках.