Вся библиотека

Брокгауз и Ефрон

 

Справочная библиотека: словари, энциклопедии

Энциклопедический словарь

Брокгауза и Ефрона



::

 

Еруслан Лазаревич

 

— герой старинной русской сказки, известной уже в рукописях XVII столетия. Сказка о Еруслане Лазаревиче издана, по рукописи Ундольского, Н. С. Тихонравовым ("Летописи русской литературы", т. II, отд. II, М., 1859) и, по рукописи Погодинского древлехранилища, Н. Костомаровым ("Памятники старины русской литературы", вып. II, 1880). Текст лубочной лицевой сказки напечатан Д. И. Ровинским ("Русские народные картинки", IV). Обе записи сказки XVII в. представляют ее в двух редакциях, из которых редакция списка Ундодьского считается более ценной; она отличается большей логической связностью между отдельными приключениями героя, названного в ней Урусланом, и сохранила в большей чистоте некоторые имена других действующих лиц. Сказка о Еруслане Лазаревиче, повествуя о многочисленных воинских и любовных похождениях молодого и прекрасного богатыря, нравилась старинным русским читателям разнообразием своего содержания и, перейдя на лубок, широко распространилась в народе. Ее влияние заметно даже на некоторых пересказах былин об Илье Муромце. В настоящее время можно считать вполне установленным, что в ее основе лежит тюркская (татарская) переделка некоторых эпизодов из похождений иранского богатыря Рустема, в особенности двух: похода Рустема в Мазандеран, для освобождения царя персидского Кей-Кауса, и его боя с сыном, Сохрабом. Отец Уруслана (по списку Ундольского), Залазарь, сохраняет имя отца Рустемова, Заль-зара; царь Киркоус соответствует персидскому Кей-Каусу; конь Уруслана, Араш, есть Рустемов конь Рахш и проч. Сам Уруслан — не кто другой, как Рустем, имя которого уже в тюркской среде было переделано в Арслан (лев). Между двумя вышеназванными эпизодами, из которых первый составляет начало, второй — окончание сказки, помещены другие похождения Уруслана, как, например, встреча с русским богатырем Иваном, бой с ним, затем братанье и помощь, оказанная Урусланом Ивану в добывании дочери Феодула-змея; встреча Уруслана с прекрасными царевнами, с великаном-сторожем Ивашкой; бой со змеем; женитьба на царевне Подсолнечного города и проч. Эти похождения Уруслана, не имея прямых соответствий в похождениях иранского Рустема, находят себе параллели в разных восточных сказках. Сказка о Е. Л. представляете значительный интерес для истории былин и сказок об Илье Муромце. С одной стороны, в основе некоторых похождений муромского богатыря лежат те же мотивы, которые вошли в сказку о Е. Так, встреча Ильи с Соловьем-разбойником, приезд в Киев и отношения к князю Владимиру напоминают встречу Е. с богатырем Ивашкой и приезд его к царю Далмату; встреча Ильи с королевичной может быть сопоставлена со встречей Е. с прекрасными царевнами; затем оба богатыря бьются со своими не узнанными ими сыновьями и проч. С другой стороны, на некоторые былины и особенно сказки об Илье Муромце оказала прямое влияние лубочная, распространенная в народе сказка о Е. Л.

 

Ср. А. Н. Пыпин, "Очерк литературной истории старинных повестей и сказок русских" (1858); В. В. Стасов, "Происхождение русских былин" ("Вестник Европы", 1868 г.); А. Н. Веселовский, в "Истории русской словесности" А. Галахова (изд. 2, 1880, стр. 431); Всеволод Миллер, "Экскурсы в область русского народного эпоса" (1892, экскурс VI); его же, "Материалы для истории былинных сюжетов" ("Этнографическое Обозрение", 1892, кн. XII).

  




Rambler's Top100