Вся библиотека

Брокгауз и Ефрон

 

Справочная библиотека: словари, энциклопедии

Энциклопедический словарь
Брокгауза и Ефрона

 

Девонская система

 

— Под этим именем разумеют комплекс слоев до 6000 метров мощности, составленный из песчаников, глин, глинистых сланцев, серых вакк, конгломератов, доломитов и известняков, покоящийся на отложениях силурийской и прикрытый осадками каменноугольной систем. Наименование свое получила эта система от Девоншира, где она развита в виде мощных отложений известковых пород и впервые была установлена Мурчисоном и Седжвиком. Долгое время параллелизация отложений данной системы из различных местностей Западной Европы значительно затруднялась вследствие глубокого различия в петрографическом и, следовательно, в палеонтологическом отношении. Столь близко друг от друга расположенные местности в Англии, как Девоншир и Шотландия, обладают столь разнохарактерными литологически и фаунистически отложениями, что одно лишь стратиграфическое положение, др. словами — залегание их между силурийской и каменноугольной системами указывало на одновременность отложения тех и других. Таким образом, уже с самого начала пришлось установить для этой системы два весьма отдельных типа: 1) древний красный песчаник — отложения морские, но прибрежные (Шотландия), и 2) известняки и доломиты, глины и глинистые сланцы — отложения глубоководные (Девоншир). Некоторое отношение этих двух типов, или фаций, выяснилось лишь после изучения русских девонских отложений (см. ниже). Из полезных ископаемых, встречающихся в девонской системе, можно указать на каменный уголь, антрацит, которые, впрочем, попадаются незначительными и редкими залежами; петролеум заполняет трещины и пустоты в верхних слоях девонск. сист. Пенсильвании, где в долине р. Аллеганы добывается нефть ежегодно миллионами пудов; встречается также и в Тиманском кряже; каменная соль, от которой зависит столь значительная концентрация хотя бы старорусских минеральных источников; красный железняк и сернистые металлы в виде пирита, медного колчедана, свинцового блеска и цинковой обманки, замечательное месторождение которых расположено у Гослара (Раммельсберг); магнитный железняк Таунуса и австрийской Силезии, вообще железные руды на Урале; серебро, заключенное в свинцовом блеске в швейцарских Альпах и Алтайских горах; блёклая руда, медный колчедан, никкелевые и кобальтовые руды Венгрии.

 

В фауне и флоре девонской системы замечается много своеобразного. Во-первых, необходимо прежде всего отметить исчезновение грантолитов, столь характерных для силурийских отложений, затем цистоидей, литуитов, из группы головоногих, целого ряда трилобитов, принадлежащих родам Саlymene, Agnostus, некоторых кораллов, например рода Halysites. Только меньшинство родов, а в особенности видов, переходит из силурийской системы в девонскую. Из таковых в классе плеченогих можно отметить столь часто встречающиеся Atrypa reticularis и Strophonema depressa. Возникает целый ряд новых родов и видов, более высоко организованных, что особенно выражается в наземной флоре, в числе представителей которой встречаются уже сосудистые тайнобрачные и хвойные каламиты, папоротники, Lycopodiaceae, как зачаток той богатой флоры, которая характерна для каменноугольной системы. Особенного развития достигают в морской флоре фукусы. В морской фауне из простейших организмов пока еще мало известно представителей; довольно часто встречаются рифовые постройки кораллов — относящихся преимущественно к Zoantharia rygosa, tabulata и tabulosa. Почти исключительно криноидеи являются представителями иглокожих, между тем как бластоидеи известны лишь отдельными экземплярами; цистоидеи, как указано выше, совершенно почти исчезли: известна лишь одна форма этого отдела. Плеченогие и головоногие моллюски продолжают преобладать над пластинчатожаберными и брюхоногими. Из головоногих преобладают все еще Nautileae, хотя и Ammoneae, именно Clymenia и Goniatites не уступают в распространении, в особенности в верхнем отделе системы. Из ракообразных ципридины и реже трилобиты населяют моря. Но главным распространением пользуются рыбы, впервые появившиеся в верхнем отделе силурийской сист. Возникает масса новых родов, видов, даже семейств преимущественно так назыв. панцирных и частью ганоидных рыб. Последние достигают иногда громадных размеров. Необходимо отметить тут же палеонтологический факт, именно, что в данной системе возникают впервые плакоидно-чешуйчатые ганоидные, которые в следущих системах имеют немало представителей. Остатков представителей наземной фауны до сих пор еще вовсе не найдено; однако существование их, как-то: амфибий, пресмыкающихся, червей, насекомых, пресноводных ракообразных, — не подлежит до некоторой степени сомнению, чему подтверждением служат найденные остатки наземной флоры. К тому же существование некоторых из них в силурийской, а всех, и притом в большом количестве, в каменноугольной системах приводит невольно на ум, что и девонская система имела этих представителей фауны и притом в довольно большом количестве, но, вероятно, большинство из них вследствие нежного строения тела не могло устоять против разрушительного процесса и исчезло таким образом от наших взоров.

 

Из этого краткого обзора фауны можно представить себе картину тех физико-географических условий, которые существовали на земной поверхности в эпоху Девонского периода. Как и в силурийскую эпоху, море и тут значительно преобладает над сушей. Все пока известные девонские отложения принадлежат морям, самостоятельных пресноводных осадков пока еще не удавалось наблюдать. Но девонское море не обладало столь однообразной глубиной, как силурийское. Обладая различной глубиной в разных местах, оно не отлагало на громадных пространствах одних и тех же осадков, а вследствие этого и представители морской фауны, зависящей от глубины, не были равномерно распределены, а были приурочены к определенным морским пространствам. Другими словами, в эту эпоху мы имеем впервые дело с фациальными отложениями, т. е. одновременными отложениями, но отличающимися друг от друга литологически и фаунистически. Итак, море представляло собой то большие, весьма глубокие пространства и отлагало в этом случае известковые породы с остатками глубоководной фауны (это будет второй из указанных выше типов), то на больших пространствах было более мелким и осаждало песчанистые осадки с бесчисленными остатками рыб (первый тип). Большие, прекрасно сохранившиеся в известняках коралловые рифы, заключающие остатки морских лилий, плеченогих трилобитов, отделяют глубокие пространства моря от более мелких. Особенно хорошо сохранился подобный коралловый риф в известняках Эйфеля. Если принять во внимание глубину моря, до которой доходят современные тропические коралловые постройки, то отделенные рифом морские пространства обладали глубиной приблизительно от 30 до 50 метров. По мере приближения к материкам море, очевидно, мелело и заполнялось песчано-глинистыми отложениями, а также валунами, образовавшими впоследствии конгломераты. Весь этот материал доставлялся стекавшими с материков реками. Почти полное отсутствие в этих песчаных отложениях кораллов и плеченогих указывает уже на то, что вода не обладала уже той концентрацией солями, которая замечается в обыкновенной морской воде, вдали от материков, и до некоторой степени опреснялась. Это и заставляет отнести песчанистые образования к осадкам закрытых морских пространств, другими словами — заливов и бухт.

 

Материки и острова наверно существовали в эпоху Девонской системы. Местами они представляли болотистые пространства, местами же покрывались довольно богатой наземной флорой, представителями которой являются: каламиты, папоротники, сигилларии, лепидодендроны и хвойные. Растения эти служили материалом для образования и отложения в болотистых местах каменных углей, но таковые отложения еще очень мало известны в Д. системе. В Нассау, в сланцах с ципридинами, встречаются небольшие гнезда и флёцы антрацита, но совершенно нельзя пока сказать, при каких условиях они образовались. Нельзя не предположить, как уже упомянуто выше, что тут обитала довольно богатая наземная фауна; но, к сожалению, подтвердительных фактов еще в науке вовсе нет [Вулканическая деятельность проявлялась и в эту эпоху в виде подводных извержений, о чем свидетельствуют покровы диабазов, их туфов и мальштейнов среди морских осадков в Нассау. Тут же встречены диориты и габро. В России к Д. времени относят извержения олонецких диабазов, покровы которых чередуются с кварцитами и сланцами. Эти извержения и тут были подводными, но вблизи от берега. В некоторых местах Урала, как, напр., в Богословске, извержение порфиритов и зеленокаменных пород тоже относятся к Д. эпохе.].

 

 

  






рыбки, аквариум народные средства купить