Вся библиотека

Брокгауз и Ефрон

 

Справочная библиотека: словари, энциклопедии

Энциклопедический словарь

Брокгауза и Ефрона



::

 

Духоборцы

 

— русская секта рационалистического направления. Думают, что она получила начало от неизвестного по имени иностранца-квакера, жившего в 1740—50 гг. в селе Охочем Харьковской губернии, учение которого было отголоском проповеди Кульмана и Тверитинова, связанной, в свою очередь, с ересью Косого и Башкина. Дальнейшее развитие этого учения принадлежит Силуану Колесникову, жившему в Екатеринославской губ. (1750—75), большому начетчику, знакомому с сочинениями Эккартсгаузена и Сен-Мартена. Продолжателями Колесникова были в 1755—85 гг. однодворец Иларион Побирохин и отст. унт.-офиц. Капустин, оба — жители Тамбов. губ. Затем секта обнаружена была во мн. др. губерниях. По официальным исчислениям в 1826 г. Духоборцев Духоборов было в России 27000, а в 1841 г. — 29000. В первый раз обращено было внимание правительства на Д. в 1773 г.; затем они подвергались гонению в 1793—94, 1797—1800 гг. Часто им удавалось избегать преследований, так как Колесников учил наружно покоряться церкви и правительству и только Капустин воспретил Духоборцам это притворство. Посланный в 1801 г. для собирания сведений о секте Духоборцев. И. В. Лопухин (масон) дал о ней самый хороший отзыв. Известный Г. С. Сковорода составил для них своего рода катехизис, "Исповедание веры Д. Екатеринославских", поданное губернатору. По мысли Лопухина состоялся закон о переселении всех Д. в Мелитопольский уезд (Таврической губернии), на берега реки Молочной; но многие из сектантов остались на прежних местах. В 1811 г. Д. в числе 4000 человек просили о позволении поселиться на новозавоеванном берегу Дуная; по причине войны 1812 года им это не было разрешено, а в 1817 г. прекращено было переселение Д. из других мест и на Молочные воды, где им жилось как нельзя лучше, так как при большом обилии земли (79000 дес.) они перенимали от поселенных в соседстве с ними менонитов много полезных нововведений в сельском хозяйстве. С 1819 г. благосклонное внимание правительства к Д. прекращается. В 1837 г. последовал указ о переселении их с Молочных вод в Закавказский край. В 1843 г. известный Гакстгаузен посетил Д., еще остававшихся на Молочных водах. Его заметки о них — очень ценный источник сведений о Д. — У Д. нет письменного изложения их учения: между ними очень мало было грамотных, а лиц образованных и вовсе неизвестно. Поэтому сведения об их учении заимствуются исключительно из записей и рассказов, сделанных посторонними им лицами. Исходным пунктом учения Д. была квакерская идея: в душе человека пребывает сам Бог, и сам Он наставляет человека Своим словом. Памятию человек уподобляется Богу Отцу, разумом — Богу Сыну, волею — Духу Св.; Отец — свет, Сын — живот, Св. Дух — покой, Отец — высота, Сын — широта, Св. Дух — глубина. Чувственно Бог существует в природе, а духовно — в человеческой душе. Это учение вполне аналогично доктринам еретиков — Савеллия и Павла Самосатского. Душа человека, по учению духоборцев, существовала до сотворения мира и пала вместе с павшими в то время духами; души посылаются на землю и облекаются в тела в наказание за падение. Первородного греха Д. не признают: "всяк сам по себе грешен и спасен". После смерти душа благочестивого человека переходит в тело живого праведника или новорожденного, а душа беззаконника — в животное. Небо и ад нужно понимать духовно; небес семь: 1-е — смирение, 2-е — разумение, 3-е — воздержание, 4-е — братолюбие, 5-е — милосердие, 6-е — совет, 7-е — любовь. Разница между теперешнею и будущею жизнью праведников — только в том, что в последней они будут жить без грешников. Воскресения тел не будет, и самая кончина мира ограничится истреблением грешников. И. Христос, по понятию Д., был простой человек, в котором с особенною силою выражался божественный разум. И его душа подлежит переселению, как всякая душа: она обитала в Колесникове, в Капустине. Распялся Он плотию, чтобы показать нам пример страдания. Вообще историю Христа нужно разуметь духовно: Христос должен в нас зачаться, родиться, возрастать, учить, умирать, воскресать и возноситься. Д. признают 10 заповедей; в псалмах их обличаются пороки и всякая неправда; лишь 5-я заповедь ими изменена. Настойчиво проповедуется у них благочестие в мыслях и делах. Все люди по естеству равны между собою; внешание отличия, каковы бы они ни были, ничего не значат. Чада божии сами исполняют что следует, без принуждения; власти нужны не для них, а разве для укрощения злых, татей и разбойников. Непозволительна клятва и присяга; не следует носить оружие и сражаться с врагами. В 1841 г. (при переселении за Кавказ) Д. показывали полную покорность властям, говоря: "царя почитаем, милостивым властям повинуемся; кто безвинно бьет и мучит, тот антихрист, кто милостиво судит, уподобляется Богу. Ходить в церковь совесть нам не велит, в ней святости не чаем... Везде церковь, где два или три собраны во имя Христово". К составу этой "церкви", по Колесникову, принадлежат все высоко одаренные Божественным разумом, не исключая евреев и турок. Библию Д. признают данною от Бога, но берут из нее "только полезное" для них, а остальное отметают или толкуют иносказательно, в своем смысле. Главное значение они усвояют своей "книге животной", т. е. сохраняющемуся в их среде преданию, живому слову (писанное слово — мертвое). "Животная книга" слагается у них из их "псалмов", которые представляют или перифраз псалмов Давида, или их собственную импровизацию. О преемниках апостольских (священстве) Д. говорят: "тот преемник, кто чист делом и телом, смирен и кроток, добрым делам покорен, а от дурных удален". Исповедываться нужно не одному какому-либо человеку, а Богу небесному, перед всеми, прося у всех прощения. Причащение понимается ими духовно, в смысле внутреннего восприятия в себя слова Божия. Брак таинством у них не считается и совершается единственно по взаимному согласию брачащихся; кто хочет — венчается в церкви. Пост, по их понятию, — воздержание от злых мыслей, слов и дел. Святых и Богородицу Д. почитают, но их на помощь не призывают, хотя и справляют праздники храмовые в своих селах; за умерших не молятся, икон и уставов св. отцов не признают. Богослужение Д. совершается в комнате, посреди которой стоит стол с хлебом и солью, или на открытом поле и состоит в чтении псалмов, пении молитв и взаимном целовании; иногда наставники их при этом говорят поучения. Управление делами общины у духоборцев принадлежит мирской сходке стариков. Для души, по мнению Д., безразлично, в каком теле ей приходится обитать; у нее один отец — Бог, и одна мать — природа. Поэтому они родителей своих не называют отцом и матерью: сын называет отца просто по имени или же, если он стар, — старичком, а мать — "няней" или "старушкой". Мужья называют жен сестрами, а жены мужей — братьями.

 

О жизни Духоборов одни отзываются с большою похвалою, говорят об отсутствии у них воровства и пьянства, об исправной уплате податей; по другим, у них господствуют разврат и жадность к деньгам, ненависть и ссоры доходят до кровавых истязаний и убийств. Хотя об этой секте есть монография О. Новицкого "Духоборцы" (2 изд. 1882), но нельзя сказать, чтобы она была исследована вполне. В печатных сведениях о ней, как и в официальных донесениях, она часто смешивается с молоканами и даже с хлыстами. В архиве и особом музее министерства внутренних дел хранится большое количество сведений о Д. (в виде производившихся о них дел и разных записок), доселе не разработанных. Список печатных статей о Д. см. в "Указателе статей о расколе и сектах", изд. Св. Синодом, СПб. 1890—92 гг.

  





Медицинская энциклопедия - традиционная и нетрадиционная медицина Rambler's Top100