Вся библиотека

Брокгауз и Ефрон

 

Справочная библиотека: словари, энциклопедии

Энциклопедический словарь
Брокгауза и Ефрона

 

Афон

 

(Афонская гора, Святая гора, Άγιον Όρος по-гречески, у турок Айнерос) — узкий гористый полуостров (восточная часть широкого Халкидикского полуострова), вдающийся в Архипелаг (Эгейское море), несколько к В от Салоникского залива, 40°40' с. ш., 42° в. д. Высшая точка 1935 м над уровнем моря. Длина полуострова около 35—40 верст, ширина от З к В через горный хребет около 10 верст. Почти вся св. гора, за исключением южного пика и прилегающих к нему скал, покрыта роскошной растительностью; здесь произрастают прекрасные деревья, отчасти фруктовые, лимоны, апельсины, груши, целые поля усажены многоразличными породами винограда, доставляющего афонской братии удовлетворительный запас прекрасного вина; орехи и каштаны обильно рассеяны по всей горе. Особенно хорошо возделан восточный склон Афона; центральная часть его с этой стороны представляет сплошной сад, среди которого в свежей зелени утопают монашеские келлийки. Горные ручейки снабжают обитателей А. свежей водой.

 

Климат Афона хороший; морской ветерок дает прохладу даже и в летние знойные дни. Снег появляется редко, притом на весьма короткое время. Птиц на Афоне мало; зверей почти нет, кроме небольших шакалов и лисиц, которых привлекает сочный афонский виноград. Постоянно светлое голубое небо, роскошная зелень и море, на горизонте вершины исполинских гор с знаменитым Олимпом во главе, — вот на чем неизбежно должны останавливаться взоры обитателей А. — Пути сообщения на А. не везде удобны; широких дорог для экипажей нет; но почти повсюду среди лесов, садов и скал проложены многочисленные тропинки, по которым и совершаются передвижения на мулах. Положение на берегу моря, богатство природы и удобные порты давно привлекли сюда население, и уже гораздо ранее Р. X. здесь были города, греческие колонии: Дион, Олофиксос, Фиссос, Клеоны и Акрофон. Греческие историки оставили нам рассказ о том, что в 480 г. до Р. X. персидский царь Ксеркс велел прорыть канал через перешеек в северной части Афонского полуострова. Иные сомневались в правдивости этого рассказа, но теперь произведены исследования на месте, устранившие всякие сомнения. В настоящее время А. одно из самых святых мест восточного православного мира и ежегодно посещается тысячами богомольцев из России, Балканского полуострова и азиатских владений Турции; когда началась здесь монашеская жизнь, в точности неизвестно, но во всяком случае гораздо позже, чем в Сирии и Египте. Предания афонского монашества относят ко времени Константина Великого основание храма и обители в Карее, на плоской возвышенности, в средней долине, на С от горных круч А. В настоящее время на А. расположены 20 больших монастырей, несколько скитов и множество отдельных келий, числом до 700. Это целое иноческое государство; светский элемент здесь отсутствует; нет ни городов, ни деревень; не допускаются на А. ни женщины, ни даже животные женского пола. Монахи служат в церкви, работают в садах, огородах, кузницах, столярных и иконописных мастерских, на морских парусных судах и проч. Со стороны монастырских уставов и образа жизни монахов, все афонские монастыри разделяются на общежительные (киновии) и штатные (идиоритмы). Основная черта общежития первых состоит в отречении от всякой личной собственности и личного произволения: здесь все общее, и труд, и трапеза, и платье. В монастырях штатных монахи пользуются значительной свободой: церковные службы здесь не столь продолжительны, общемонастырский труд может быть заменен наймом; уставы келейные также не особенно строги: каждый монах приготовляет пищу сам для себя; разрешается даже употребление мяса. Каждый монах здесь живет по личному усмотрению. Афонские скиты — те же монастыри, но находящиеся на землях других монастырей и зависимые от этих последних. Кельи — небольшие скиты или просто отдельные домики, принадлежащие монастырям, где живут небольшими группами иноки. Каливиты-сиромахи вольный, отчасти даже бродячий класс афонского населения: некоторые из них имеют свои пристанища, другие постоянно переходят с места на место и живут подобно птицам небесным. Строгость жизни, воздержание, подвижничество, продолжительные молитвы и бдения, нестяжательность — суть отличительные черты афонской жизни. Центр Афона — Карея, прежде скит, теперь местечко и резиденция монашеского управления — протатона, расположенная на небольшой нагорной площади, на А., немного ниже его лесистого пояса, ближе всего от монаст. Кутлумуш. Игумен Кареиской лавры в древности носил титул прота, т. е. первого между начальниками монастырей, которому предоставлено было управление; совет при нем назван протатон. В Карее живет, в качестве представителя турецкого правительства, чиновник (ага) с подведомственной ему полицейской стражей, и расположены подворья всех двадцати монастырей. По субботам здесь бывает торг; монахи сбывают свои изделия купцам, владеющим здесь лавками. Три раза в год (15-го августа, 25-го декабря и в Пасху) бывает ярмарка. Лавки устроены под келиями и храмами, на подворьях вдоль единственной Кривой улицы. Главный собор — Успения Богоматери, 9 храмов, при келиях лавры и до 200 келий других монастырей и частных лиц; тюремная башня, где содержатся на хлебе и воде осужденные судом протатона; кузница и бойни баранов. Домов — до 120-ти, а монахов, прислуги, купцов и ремесленников, живущих в Карее постоянно, до 700 душ муж. пола. Сказания приписывали постройку собора в Карее Константину Великому, прибавляя, что императором Юлианом храм сожжен (362 г.) и возобновлен импер. Никифором Фокой, другом св. Афанасия Афонского; вторично разрушен латинянами и возобновлен по уничтожении владычества их в Константинополе. Архитектурная форма собора отлична от прочих древних зданий на А. и напоминает базилику без купола. Стенопись в соборе приписывается Панселлину. Здесь кисть Панселлина сохранилась без поправок и искажений на двух западных пилонах, на арках внутри свода и вокрут храма по стенам; копии с иконных изображений (в рост) великомучеников Георгия и Димигрия Солунского, Феодоров (Тирона и Стратилата), архангелов и др. святых привезены П. И. Севастьяновым и переданы в Христианский музей при Имп. Ак. худож. Кроме отдельных святых, на западной стене карейского собора написано, как уверяют, Панселлином: "Успение Богоматери" и над ним спящий "Младенец Христос".

 

Пространство земли, некогда принадлежавшей Кареиской лавре, по северо-восточному и юго-западному склонам Афона занято ныне множеством отдельных келий и нескольких скитов. Из последних, русский скит св. Илии зависит от обители Пандократора, а Новый русский скит св. Андрея — от Ватопеда. Близ мельницы скита Андрея Первозванного находится "пещера", к которой приурочивают явление архангела Гавриила, научившего петь "Достойно есть". За оврогом Капсола есть келия, называемая "Патерица", где в церкви Преображения Господня хранится жезл св. Саввы. В башне, служащей тюрьмой при синодальной зале, есть келия, где жил св. Савва и в 1199 г. сочинил "типик" — устав жития своего монастыря, от чего и келия называемая "типикарница". Здесь живут и выполняют этот устав два монаха из Хиландарского монастыря.

 

Монастырь Хиландарь лежит на восточной стороне Афона, на границе гористой покатости и перешейка, соодиняющего полуостров с Македонией, от Кареи на 7 часов ходьбы, а от Есфигмена — на 1 час, от морского же берега — на полчаса, в живописнейшей местности: на равнине, близ чащи леса, нависшего над монастырем, по крутизне горного ската, с оврагами с трех сторон. В монастырской легенде об основании обители говорится, что основали ее в XII веке сербский царь Симеон, здесь постригшийся, и сын его Савва — архиепископ сербский. Прот Афона уступил сербскому царю Симеону эту местность, где прежде был монастырь, от которого сохранилась одна небольшая церковь. Предварительно застройки Хиландаря, Симеон сербский построил в Ватопеде, где нашел любимого сына своего Савву уже иноком, семь храмов. Император Алексий Комнин своим хрисовулом (грамотой за золотой печатью) предоставил Симеону в полное владение достаточный участок земли, и там явилась обширнейшая обитель. Здесь водворилось славянство с богослужением на славянском языке. Вторым ктитором Хиландаря был около 1300 г. Стефан Урош Милутинович, "краль Сербии", зять Андроника Палеолога. Он укрепил стены Хиландаря башнями и бойницами, соорудил новый храм и пожаловал монастырю земли в Македонии. В 1348 г. в стенах Хиландаря жил больше четырех месяцев царь Стефан Душан, называвший себя самодержцем греков, сербов и болгар. От него осталось в Хиландаре до 20 хрисовулов; сохранился и самый ранний из документов — грамота 1192 г. св. Саввы, на пергаменте. От XVI века в Хиландаре сохраняются грамоты Иоанна Дуки, воеводы угровлахского и царя Иоанна Васильевича Гpoзногo. Когда Грозный принял Хиландарскую обитель, как единоплеменную, "под свою высокую руку" (1571 г.), то хиландарские монахи выпросили подворье в Москве, в Китае-городе, по правую сторону Печатного двора. Подтверждение грамоты Грозного последовало от царей: Федора Ивановича, Бориса Федоровича и Алексея Михайловича (1658 г.). Хиландарь и теперь еще владеет почти половиной земли на северном конце Афона, потеряв македонские владения после Коссовской битвы. При царях Петре и Иоанне подворье в Китае-городе взято для патриарших певчих, а взамен его положено ежегодно производить Хиландарю по сто рублей милостинной дачи, что и теперь выполняется. В Хиландаре, построенном в виде треугольного замка, с башнями в бойницами, главный храм во имя "Введения во храм Пр. Богородицы", о четырех главах, считается по красоте и богатству строительного материала (белого тесаного камня со вставкой по местам мрамора) первым на Афоне. Он имеет форму креста; внутри здания 26 колонн из белого мрамора. Мрамором отделаны у дверей и окон наличники. Перед входом в собор — трапеза. Снаружи трапезы — открытая галерея с мозаичным полом. С северной стороны примыкает к собору небольшой "храм 12-ти апостолов", с высокой колокольней-башней, за алтарем соборного храма, а перед ним — крестильница. С восточной стороны, в башне, церковь и библиотека, а на месте келий царя-инока Симеона — высокая башня, построенная Милутином, с храмом архангелов. В конце XVII века Хиландарь пришел почти в запустение, но в 1740-х годах венецианский купец, грек Никон, постригшийся здесь в монашество, пожертвовал большие средства на воссоздание и поправку старинных сооружений. Замечательна в Хиландаре икона Богоматери, названная "Троеручицей" — это список с той самой иконы, перед которой молился св. Иоанн Дамаскин, когда по приказу правителя Дамаска ему отрублена была рука, чудесно снова приросшая. В числе святынь и достопримечательностей этой обители находятся еще: часть животворящего древа креста, Евангелие, писанное золотом по багряному пергаменту, и завеса, пожертвованная в 1554 году Иоанном Грозным, с изображением Господа и некоторых русских святых. В числе мощей, в Хиландаре указывают главы святых: пророка Исайи, великом. Прокопия и константинопольского патриарха Евтихия.

 

Древнейшим монастырем после Кареиского считается Ксиропотам (т. е. Сухоречный). Название этого штатного монастыря дано ему по месту у глубокого оврага с ручьем, пересыхающим в летние жары, но зимой широким и глубоким. Ксиропотамский монастырь сооружен на западном крутом береговом склоне А., посредине его, над пристанью Дафне. По преданию, основание Ксиропотама положено в V веке правительницей Восточной империи, царевной Пульхерией. Ею сооружен там храм в честь 40 севастийских мучеников, о которых ей было видение. В VII и VIII веках обитель Пульхерии опустела, но царевич Павел, появившись на Сухом протоке и основав монастырь, носящий его имя, обратился к императору Роману с представлением о восстановлении Ксиропотама. Ходатайство его было уважено, но века три спустя восстановленный монастырь разрушен землетрясением при Михаиле Палеологе, в наказание за принятие Унии с Римом, как утверждают афонские сказания. Андроник Палеолог вновь построил здания, ныне существующие в Ксиропотаме, еще раз пострадавшие в XVI в. от пожара и отстроенные султаном Селимом на собственные его средства. Это последовало по видению во сне 40 мучеников, повелевших обновить Ксиропотам, в благодарность Богу за помощь, оказанную туркам при покорении Египта, как доказывает султанская грамота от 9 марта 1520 г., хранимая в славянском переводе в обители. После того Ксиропотам украшали валахские господари. Главный храм 40 мучеников, крестовидной формы, пятикупольный с 2-мя приделами: правым "Успения" и левым "Косьмы и Дамиана". Из достопримечательностей здесь показывают: крест из животворящего древа — дар восстановителя, императора Романа, по хрисовулу февраля 1034 года. Сохранился и крест — дар Пульхерии, с частицами мощей 40 мучеников, ее же чаша из яшмы и богослужебная утварь. Показывают еще, будто бы бывшую до 1453 г. в Софийском храме в Константинополе, икону Св. Димитрия Солунского — резная из зеленого мрамора, с надписью, в которой упомянуты имена Романа и Андроника. В числе мощей: кости рук св. Игнатия Богоносца, Григория Богослова и ног св. Василия Великого, Григория — просветителя Армении, Андрея Критского и св. ап. Варфоломея.

 

После Ксиропотама, древнейшим оказывается монастырь Есфигмен — на северо-вост. склоне, в 6 часах ходьбы от Кареи, а от Ватопеда — в 3 часах по морскому берегу, сжатый с трех сторон высотами, отчего получил свое название. Ктиторами его считают императора Феодосия Младшего и царевну Пульхерию. Впоследствии разоренный обвалом горы, он восстановлен сербскими государями. Св. Григорий Палама некогда был игуменом в Есфигмене и наш св Антоний, основатель в Киеве печерской обители, там же начал свои иноческие подвиги, при игумене Феоктисте, поселившись в пещере, недалеко от обители.

 

Пещеру св. Антония и теперь показывают в Есфигмене. Она двойная, иссечена в скале, близ морского берега и так тесна, что одному человеку в ней трудно поместиться. Рядом с ней другая пещера, пообширнее, обновлена русским пустынником Саввой, снабжена пробитым для света отверстием, вместо окна; на обрыве скалы, названной Самарской, воздвигнута небольшая церковь во имя св. Антония Печерского. Есфигмен — монастырь общежительный, с XVIII в., и хотя причислен к первокласным, но имеет мало братии. Снаружи монастырь представляется четвероугольным замком, в стенах которого келии в 4 этажа, с высокими башнями по углам. Посредине, внутри четвероугольника, главный храм Вознесения Господня, новой постройки, но уцелела и древняя церковь этого наименования. В числе мощей показывают стопу левой ноги Равноапостольной Марии Магдалины и часть мощей св. Харалампия. В числе грамот (хрисовулов) здесь хранятся: 2 — Иоанна Палеолога (1060 г.) и нашего царя Алексея Михайловича.

 

Ватопедский монастырь построен на северо-восточном склоне Афона, на берегу залива Контесса. Местоположение монастыря ровное и красивое. Обитель расположена среди фруктовых садов и виноградников, окруженных с трех сторон густым лесом на горах, в 2 часах пути от монастыря Пантократор и в 3-х — от Кареи. Насчет основания здесь монастыря рассказывается легенда, в которой фигурируют император Феодосий Великий и его дети, царевна Плакидия и императоры Аркадий и Гонорий. По словам легенды, Аркадий, во время морского плавания, снесен был волной с корабля в море и выброшен на берег Афона, на том месте, где построен Ватопедский монастырь, в память этого чудесного спасения; на этом месте нашли царевича спящим среди кустов терновника. Но имеет ли этот рассказ значение подлинного факта, решить невозможно. Разоренный арабами в 862 году монастырь был восстановлен в Х в., по совету св. Афанасия Афонского, тремя братьями адрианопольцами: Афанасием, Николаем и Антонием. Много пожертвований от государей византийских и господарей Валахии получила затем Ватопедская обитель. В Ватопеде Савва соорудил семь придельных храмов (Параклисов) и в монастырском саду погребальную церковь Богоматери. В XVI же веке Нагул, воевода валахский, много пожертвовал для обновления главного храма, соорудив еще другой великолепный храм во имя "Положения пояса Богородицы". Ватопед получил в Галаце монастырь (или подворье — метох) Богородицы, близ м. Фокшан, другой (Мера) и третий (Рекотоса) и в Яссах монастырь Голью (1606 г.) и Барбою. Доходов же с имений в княжествах Ватопед получал до 30000 руб. в год. Ватопедский Собор Благовещения самый обширный на А. с преддверием, 2 притворами, по сторонам которых — придельные храмы: справа Николы чудотворца, слева св. Дмитрия Солунского; стенопись приписывается Панселлину, впрочем без достаточных оснований. В соборе сохранились остатки древней (XII в.) мозаики на стенах и несколько икон, с которыми соединены чудесные предания. Здесь же, в особом ковчежце, хранится пояс, будто бы принадлежавший Богоматери. Кроме множества мощей, в алтаре показывают иконы византийской работы, так назыв. — "игрушки царицы Феодоры", как назвала она будто бы имп. иконоборцу Феофилу, который увидел их в чертоге супруги. Сверх того здесь же показывают несколько небольших древних мозаических икон и ясписовую чашу — дар императора Мануила. Грамоты императоров сохранились только с XIII в., а патриархов XVI — XVIII в.; сохранились и грамоты русских царей. Рукописными сочинениями духовного содержания и теперь еще богата ватопедская библиотека.

 

Скит св. Андрея, на восточном склоне Афона, в 1/4 часа пути от Кареи; по красоте местности называется турецким именем "Серай" (красивый дворец, дача). Основание его сооружению положил вселенский патриарх Афанасий (Пателарий), который, оставив кафедру, поселился здесь, построид келию, уехал в Россию и умер в Лубнах. Келия патриарха оставалась необитаемой около ста лет, пока другой патриарх Серафим, прибыв на жительство на А., не поселился на месте, избранном предшественником и приобрел в собственность значительный участок земли, а афонское общество доставило ему строительные материалы для сооружения обширного скита. Серафим выписал из Константинополя мастеров, заложил высокий трехъярусный храм и большой дом. Патриарх прожил тут 2 года и, передав управление о. Паисию Величковскому, сам тоже уехал в Россию и умер в Лубнах, как и Афанасий. После же Паисия, оставшийся правитель скита "Серая" передал его Ватопеду за приют и содержание в этой обители. От Ватопеда приобрели право на владение им в 1841 году русские монахи из Брянска — Иларион и Варсонофий, собравшие вокруг себя общину русских иноков. Келия в 1849 г. возведена на степень скита, открытого 27-го октября 1849 г. жившим в Ватопеде адрианопольским митрополитом Григорием, при ктиторстве А. Н. Муравьева.

 

Русским издавна принадлежал монастырь св. Пантелеймона, в трех часах ходьбы от Кареи, на северо-западной стороне А., на низменной скале прибрежья Святогорского залива. Причины возникновения здесь русской обители объясняются в рукописи архимандрита Варлаама (1705 года) — "Понеже все святогорские отцы, советовавшие с собой за высоким блогословением святейшего господина отца Кир Гавриила, патриарха цареградского, избраша единому быть между всеми греческими и болгарскими монастырями, русским, дабы отовсюду приходящие странники, хотящии там быти, при нем пребывание имели". Но когда такое решение последовало, время не обозначено; — должно думать, что в довольно отдаленную от нас эпоху. Предание относит такое решение к дням Владимира Равноапостольного, указывая на пример св. Антония Печерского, но тот спасался в пещере, принадлежавшей Есфигменскому монастырю. Вернее, что решение основать русский монастырь на Афоне состоялось вследствие хрисовула императора Алексия Комнина (1080 г.), и, судя по документу, находящемуся в монастыре Богоматери, — Ксилургу, эту обитель следует считать первой, уступленной греками русской народности. Монастырь же святого Пантелеймона, принадлежавший на Афоне солунянам, дан приговором прота, в 1172 году. Там в густом лесу, на вершиие горы, в часовом пути от Кареи, и основался русский монастырь, существовавший до XVIII в. В XIV и XV веках его величали в грамотах σεβαστία Λάβρα и царская лавра (βασιλιχή Λάβρα). Сюда пришел в начале и сербский царевич Савва. За сербскими владетелями не забывали его своими даяниями молдавские и валахские господари, а потом наш царь Грозный и династия Романовых. Но после 1770-х годов Pусику пришлось плохо: иноки должны были оставить его по неимению средств к существованию. Осталась одна монастырская пристань с храмом Вознесения. Здесь в 1803 году и основана русская обитель трудами строителя монаха Саввы, на средства, данные господарем Молдавии, кн. Каллимахи. Возникшее здесь общежитие чуть не пресеклось в годы испытаний 1816—1828 г. Но мир в Адрианополе дал возможность вновь собрать братию. Монастырь начал поправляться под управлением о. Герасима, преемника Саввы, когда приступили к сооружению зданий, теперь украшающих эту обитель, начиная с храма св. Пантелеймона, где хранится глава этого великомученика с другими мощами. В монастырском архиве хранятся хрисовулы греческих императоров, царей сербских и наших, с XIII до конца XVII века, счетом до 50-ти. Грамотой 29 февраля 1660 г. архимандриту этого монастыря разрешено через 4 года в пятый приезжать в Россию за милостыней. Монастырь св. Пантелеймона в 1850 г. был во владении греков, а русских была только 1/4 часть (из 200 братии — 50). В настоящее время преобладающий контингент насельников монастыря составляют русские, а греков не более 1/10 ч. (около 60 — 70 чел.); монастырь благоустроен и по строгости своего устава — первый на всем Афоне; своим благоустройством он обязан, главным образом, иеромонаху Иерониму и архим. Макарию.

 

Ксеноф основан в XV веке каким-то греком Ксенофонтом и возобновлен около 1545 г. валахскими вельможами, братьями Дукой и Радулом, а потом щедростью воеводы Матвея Бассароба, находится в 4 часах ходьбы от Кареи и в 3 час. на С от монастыря Пантелеймона, у самого моря. Главный храм св. великомученика Георгия новейшей постройки и украшен мрамором. Уцелела построенная еще Ксенофонтом церковь св. Георгия, где замечательна икона великомученика: св. Георгий сидит на простоле с копьем в руке. Есть еще 2 мозаичных образа св. Димитрия и Георгия. Здесь находится часть мощей св. Георгия, также правая рука мученицы Марины и частички мощей св. Харалампия, Якова Персиянина, Космы и Дамиана.

 

Ксенофская обитель богата землями. Общежительный устав очень строг. Скит ее, принадлежащий теперь Ксенофу, прежде был русского монастыря; он стоит на границе владений их у глубокого потока. В скитской церкви хранится голова св. Амвросия Миланского, но как она попала туда, указаний нет.

 

Pусский Скит св. Илии основан уроженцем г. Полтавы и постриженным в м. Любече, старцем Паисием Величковским, прибывшим на А. в 1746 г. Устроив скит, о. Паисий занялся переводом на славянский язык книг: "Добротолюбие" и сочин. Исаака Сирина, и собрал до 100 человек братии, но против искусного духовного вождя восстали недовольные его управлением, и он удалился с 64 человеками (т. е. 2/3 всего числа монашествующих) в Нямцу, в Молдавии, и основал там процветающую и ныне Новую лавру; здесь же осталось большинство малороссиян. Скит владеет землями близ Солуня, в Македонии и в Бессарабии, и состоит в зависимости от Пантократора.

 

Большой штатный монастырь, называемый "Пантократором", в 2 часах пути от Кареи, расположен на утесистом холме, на 22 саженной высоте. Основали эту обитель в 1361 г. два греческих аристократа, здесь окончивших жизнь в иночестве: из стратопедархов (начальников пехоты) Алексий, император, и брат его Иоанн, саном примикирий. Пантократор представляет четыреугольную крепость с бойницами и разделяется внутри на два двора. На первом: гостиные кельи, разные мастерские и высокая башня с придельной церковью при ризнице; на втором — главный храм Преображения, колокольня и трапеза. Монастырская библиотека богата старинными греческими рукописями.

 

Иверский монастырь, рано известный русским паломникам, основан современниками св. Афанасия, представителями рода Багратидов, братьями Иоанном и Евфимием, прославившимися постничеством. Ища совершенного уединения, они поселились в 6-ти часах ходьбы от св. Афанасия, близ церкви, основанной каким-то Климентом. Сами братья, при помощи привлеченных святостью их жизни учеников, построили храм Предтечи и образовали небольшую обитель. В ней захотел провести остаток жизни родственник основателей, воевода Георгий Торникий, но был вызван императрицей Феофаной для отражения арабов; совершив этот подвит, он возвратился с богатством, давшим возможность расширить монастырь и выполнить в нем разные сооружения, начиная с великолепного храма Успения Богоматери. Ко времени окончания застройки Ивера относят приплытие по морю иконы Богородицы, взятой иноками и поставленной сперва над главным входом в обитель, а потом в церкви "Вратарницы". В 1260 г. Ивер, так названный по народности основателей обители, был разорен шайкой разбойников "каталонцев", грабивших А. три года кряду. Пострадал Ивер, если верить сказаниям, и в эпоху взятия Мохаммедом II Царьграда, оставаясь необитаемым полвека, и будто бы только в 1500 г. был возобновлен грузинским царем, отцом некоего Кайхозру. Ивер приведен в цветущее состояние и окончательно устроен в 1674 г. Монастырь Ивер имеет форму крепкого замка, с бойницами и высокой башней у пристани. Иверская икона Богоматери находится в приворотном храме, а внутри стен: собор Успения, малый храм Предтечи и трапеза. В алтаре хранятся части мощей разных святых, в том числе апостолов — Петра, Варфоломея, евангелиста Луки, Лазаря, воскрешенного Христом, и многих друг.

 

Точный список с чудотворной Иверской иконы прислан был в Москву при царе Алексее Михаиловиче и патриархом Никоном помещен в основанном им на Валдайском озере Иверском монастыре (1656 г.), а другой список, привезенный после, поставлен в часовне у Воскресенских ворот в Москве. В числе легенд, приурочиваемых к Иверу на Афоне, есть сказание о посещении святой горы Богоматерью, приставшей "в Климентовой пристани", близ Ивера, где сооружена часовня. Ивер один из богатейших монастырей на А. Кроме земель в Македонии и Румынии, ему принадлежит греческий Никольский монастырь в Москве.

 

Первым на А., после Кареи, считается монастырь св. Афанасия, величаемый лаврой. Эта лавра находится на самой южной оконечности А., при подошве его, близ залива Контесса. В 956 г. пришел на А. св. Афанасий, уроженец Трапезунта, постригшийся в Кименской обители св. Михаила Малеина. Он ушел из нее, когда его хотели поставить в игумны. На Афоне скоро распространилась слава подвигов Афанасия. Зиакомый ему полководец, потом император Никифор Фока, думал было сам отречься от мира и создать богатый монастырь, а потому возбудил против Афанасия других настоятелей и афонских келиотов. Дело дошло до разбирательства императора (преемника Никифора, Иоанна Цимисхия), который, вызвав Афанасия и убедившись в несправедливом на него навете, послал настоятеля Студийского монастыря прекратить ссоры афонцев. Тогда решено было собираться раз в год всем настоятелям в Карее и обсуждать сообща дела по управлению Афоном. Из этих собраний и состоялся, с течением времени, протатон, как постоянно действующий монашеский собор. Вмешательство императора в личное дело св. Афанасия сильно подняло его авторитет, а сочинение им правил для общего руководства, сделавшихся обязательными, дало первенство его лавре между всеми монастырями. И после кончины св. Афанасия порядок первенства его лавры остался. Обитель представляется снаружи крепостью. Внутренний двор заключает в себе собор Благовещения, переименованный в наше время во имя св. Афанасия, мощи которого покоятся в левом придельном храме 40 мучеников. Алтарь — троечастный; престол с резной сенью, стены облицованы фаянсовыми плитами; вокруг стен — места резные; иконостас 2-х ярусный, врата которого и место игумена убраны перламутром. Храм этот, освещаемый 70-ю окнами, 30 сажень длины и 26 сажень ширины, украшен 37 мраморными колоннами. Стены покрыты живописью. Иконы — дары ктиторов, и между ними изображение в рост святого основателя, на игуменском месте. В числе мощей есть цельные головы мучеников. Трапеза в отдельном здании, против соборного храма, с настенной живописью XVI в., поновленной в 1888 г.

 

Между трапезой и собором на осьми колоннах устроен фиал роскошнее всех на Афоне. За трапезой — гробницы константипольск. патриархов: Анфима, Дионисии и Иеремии. На внешнем дворе, у гостинных келий (архондарика), чудотворные иконы Богоматери "Экономисса" и "Кукузелева", имеющие свои легенды. Вне монастыря, по дороге в Ивер, находится "живоносный источник" св. Афанасия. Окрестности лавры полны урочищами, о которых сложены легенды. Таковы повествования о св. Ниле, мощи которого, якобы точили миро; о келии Всех святых, где иноки предаются безмолвию; о пещере святого Нифонта-Кавсокаливского; о пустынном безмолвии Карули, на отвесной скале; в 150 сажен вышины; о ските св. Анны, келии св. Димитрия и отдельных келиях Кесария, Керасия и Карамания. От келии св. Димитрия подъем на вершину А. (6400 футов), совершаемый в три часа времени. На самой вершипе — церковь Преображения в 3 сажени длины, с русским антиминсом 1742 г. Монастырем управляют выбираемые на год 2 эпитропа; братии человек до 100. На З от лавры находится скит св. Анны, с гробницей тырновского митрополита Иосифа, славившегося своей ученостью в свое время.

 

К В от лавры в 4 часах пути и в часа от берега моря построен монастырь — Каракал. Главный храм здесь сооружен во имя апостолов Петра и Павла. На пути от Каракала к Иверу находится Филофеев монастырь, своежительный (идиоритм). Основатель этой обители, св. Филофей, подвизался в XI веке. В XV в. монастырь был возобновлен и украшен кахетинским царем Леонтием с сыном Александром. В числе монастырских грамот есть данные двумя первыми царями из дома Романовых. В числе же мощей называют десницу Иоанна Златоуста и ногу мученицы Марины.

 

В часе пути от Ивера и Кареи стоит монастырь Ставроникита (Никитин-Крест), на берегу моря. Обновил Ставро-Никитскую обитель патриарх Иеремия в 1653 году, освятивший храм во имя св. Николая Чудотворца. Монастырь этот и теперь меньше других на А. В 1850 г жило здесь несколько малороссиян между греками.

 

Монастырь св. Павла отстоит от Кареи на десять часов ходьбы, от моря на полчаса, к З от лавры св. Афанасия. Основатель монастыря св. Павла происходил из царственного рода Рангаве. Сперва он был игуменом в Ксиропотаме, а ранее этого обитателем пещеры на морском берегу. Ища безопасного убежища от наезда разбойников с моря, св. Павел соорудил храм Сретения Господня, а потом второй монастырь на высохшем потоке, во имя 40 мучеников. В конце же жизни удалился в первую приморскую пещеру. Монастырь св. Павла расширил сербский деспот Георгий Бранкован, отец Марии, сделавшейся женой султана Амурата и матерью Мохаммеда II. Ею да царем Алексеем Михайловичем монастырь св. Павла был щедро наделяем. Павлову мон. принадлежит "Новый скит", где жил известный подвижник недавнего времени о. Иларион Имеретинский. Меньше чем на час ходьбы отстоит от Павлова — монастырь Дионисиат, названный по имени Дионисия, подвижника XIV века, которому средства соорудить монастырь в 1375 году дал трапезунтский император Алексей III Комнин. После Алексея ктитором этой обители был валахский воевода Александр, здесь окончивший жизнь монахом; жертвовала и жена Александра, дочь воеводы Петра, Роксандра Домна. Критские живописцы, славившиеся в XV веке, расписывали здесь храм Предтечи и писали иконы иконостаса. Здесь провел остаток дней своих константинопольский патриарх Нифонт, прославленный от Бога нетлением.

 

Далее к С. от Дионисиата, в час ходьбы, находится мон. Григориат, сооруженный в XIV веке св. Григорием, сперва жителем пещеры, а возобновлен в 1497 г. молдавским воеводой Александром. Григориат построен на скале, образующей у моря подле бухты небольшой мыс. Здания моиастырские меньше всех прочих афонских киновий. Главный храм Николая Чудотворца построен из дикого камня.

 

Монастырь Симо-Петра (каменный утес Симона) расположен к СЗ от Григориата на высокой острой береговой скале, отделяемой с трех сторон глубоким рвом от соседних высот. Основал эту обитель отшельник Симон, при содействии сербского деспота Иоанна Углеша, следуя внушению небесного видения, описываемого в легенде. Углеш дал средства пустыннику в благодарность за исцеление им дочери от болезни, признанной врачами неизлечимой. По сооружении обители в ней постригся и кончил жизнь сам Углеш. С внешней стороны мон. Симо-Петра представляется средневековым треугольным укреплением, защищенным с моря башней. Стены с бойницами; через пропасть — подъемный мост в виде узкой галереи. С С внешние ворота под аркой водопровода, по которому в монастырь проведен горный поток. Четырехъярусные келии с воздушными балконами висят над пропастью. Внутри стен пространство невелико и занято храмом о трех главах с двумя притворами и общей трапезой.

 

Есть еще посредине северо-восточного склона Афона, подле местечка Кареи, монастырь Кутлумуш (испорченное турецкое слово кур-тур-муш, освобожденный от врагов); прозвание это дано ему по поводу якобы скрытия его туманом от разрушителей, искавших обитель с враждебными мыслями. Монастырь застроен Алексеем Комниным в XII веке, не раз был разоряем и возобновляем воеводами валахскими Негулом, Радулом и Владом. В последний раз Кутлумуш потерпел от турок во время восстания греков. Монастырь в форме четырехугольника окружен стенами с келиями в три этажа. В западной стене, в верхнем ярусе, трапеза, и 2-ое ворот — в северном фасе. Храм Преображения — одноглавый; фиал — мраморный в притворе крестовидного храма. В библиотеке хранятся грамоты валахских воевод на славянском языке и греческих патриархов (1397—1640). Кутлумуш обладает лучшей пристанью на А., называемой Камегра и находящейся в получасе ходьбы к В от пристани Иверского монастыря. В Камегре пристают корабли, идущие на Афон.

 

Дохиар (по-русски келарев) — 18-й монастырь на Афоне, находится на западном берегу его, на прибрежной скале, между садов и рощ, к С в расстоянии четверти часа от Ксенофа. Название Дохиар дано этой обители потому, что основателем его был игумен Евфимий, в бытность келарем лавры св. Афанасия. Главный храм в Дохиаре основан во имя "Архангелов" при императоре Никифоре Фоке, другом св. Афанасия, Евфимием и родственником его, великим патрикием двора, Николаем. Евфимий сперва построил церковь и при ней скит, на месте пристани Дафне, а потом, удалившись к С, на месте Дохиара соорудил храм св. Николая. Патрикий Николай, давший средства на сооружение Дохиара, пострижен в нем, с именем Неофита, и после Евфимия был игуменом. Посвящение монастыря архангелам последовало вследствие чудесного спасения небесными силами послушника из моря с камнем на шее; спасенный архангелами, потом пострижен с именем Варнавы и был игуменом после Неофита. Он докончил созидание обители, найдя клад. Храм архистратигов выше всех афонских церквей и облицован мрамором; в переходе из храма в трапезу написаны все три первых настоятеля. В одном из придельных храмов находится чудотворная икона Богоматери "Скоропослушница", о которой существует легенда, равно как и о чудесном образовании колодезя (1299 г.), называемого "священным". Дохиар, один из древнейших монаст. на Афоне, управляется эпитропами. На полуострове земли у него меньше прочих, но близ Солуня есть дачи.

 

На час ходьбы от Дохиара к В, в 5 часах пути от Кареи, среди леса каштановых деревьев, подле источника, находится мон. Кастамонит (среди каштанов). Афонские предания приписывают основание монастыря сыну Константина Великого, Констанцию, соорудившему храм во имя первомученика Стефана, при котором образовался скит. В главном храме Кастамонита хранится присланная будто бы основателем часть мощей его равноапостального родителя (кость от плеча). Документальные же свидетельства указывают на импер. Мануила Палеолога, как на восстановителя Кастамонита, но он мог быть и основателем; благодетелями его были молдавский воевода Петр (1593 г.), валахские и сербские владетели. Из грамот, древнее мануиловской нет. Владения мон. на А. простираются по берегу на 2 часа пути и в высоту по горе до 1,5 часа, но средствами содержания монастырь не обилен, и монахи в нем строгие аскеты.

 

Последний монастырь на А., с западной стороны, на северо-западном склоне, недалеко от перешейка, называется Зограф (живописный) в одинаковом расстоянии как от Хиландаря, так и от Кастамонита — 2 часа пути. Он расположен в чаще леса, среди высот, над пропастью. Основан Зограф в царствование Льва Философа тремя братьями, уроженцами г. Ахриды, в Болгарии. Они расселились вначале в кельях, на отдельных столпах, но потом соорудили общий храм, получив в молитве откровение посвятить его имени великомученика Георгия, лик которого сам изобразился на доске, приготовленной для иконописи. Своего покровителя, чудесно изобразившего себя, основатели назвали живописцем "Ζόγραφος" и от иконы прозвался сам монастырь, куда стали приходить богомольцы, привлеченные слухом о чуде, особенно, когда из Палестины достигла до столицы молва об исчезновении изображения св. Георгия, в монастыре близ Лидды. Монахи тамошние пришли на Афон и признали образ в Зографе тождественным с изображением, бывшим у них. Лев Философ и царь болгарский Иоанн тоже привлечены были молвой на поклонение в Зограф чудотворному изображению св. Георгия и пожертвовали значительные вклады на достройку обители. При Михаиле Палеологе Зограф был разорен и возобновлен молдавским воеводой Стефаном, в 1502 г. Существующие теперь здания сооружены в XVIII в., а соборный храм, в котором три иконы великомученика разного времени, построен только в 1801 г. Древнейшая чудотворная икона помещена у колонны правого клироса, а две копии с нее, поступившие в обитель из других мест, считаются, по легендам о них, чудотворными; вторая икона, по сказанию, приплыла морем из Аравии, а 3-я — Стефана Душана, найденная им по видению и сопутствовавшая ему в боях. Зограф основал общежитие только в 1849 году и принадлежит болгарам. В получасе от Зографа находится скит Черный-вир, принадлежавший до 1830 г. малороссиянам. В главном его храме — придел Печерских угодников.

 

В настоящее время русский монастырь св. Пантелеймона хорошо обеспечен средствами и устроен лучше прочих обителей на А., так что его, как и русскую народность, трудно уже затереть или лишить принадлежавшего ей по праву, как было в недавнем прошлом. Ср. Муравьева, "Описание монастырей и скитов на св. горе Афонской" (СПб., 1850); Миклошича, "Historische Denkmäler in den Klostern Athos" (Вена, 1837); Пишона, "Die Mönchsrepublik auf A." (в "Historisches Tashenbuch" Раумера, 1860 г.); Севастьянова, "Снимки с икон св. горы Афонской". Покойный Благовещенский, прожив на Святой горе более года, составил характеристику афонского монашества в брошюре: "Афон — путевые впечатления" (1864). Сюда прилож. виды Афона.

 

Литературные творения афонских подвижников до последнего времени не указывались в сочин., посвященных описаниям древностей и редкостей, или замечательностей св. горы. Но было бы совершенно неверным заключение, что афониты не писали ничего, хотя оставлено ими потомству и не особенно много. Св. Афанасий, основатель великой лавры, написал "Духовное завещание", касающееся прямо благосостояния его обители и "Церковный устав". Прот Илларион, родственник императора Алексея Комнина (правив. 1081—1118 г.), составил повествование об искушениях, испытанных афонскими анахоретами при поселении между ними валахских семей. Савва Сербский написал "Указание жития сущего в монастыри Пресветые Богородице настовнице" (с хиландарской рукописи напечатано в Белграде, 1866 г.). Один из учеников св. Саввы написал его "Житие" в панегирическом роде. Григорий Синаита, афонский же подвижник XIV века, написал "Канон отцам и троичные напевы, подвизавшимся на Афоне". Один из авторов-монахов, оставшийся неизвестным, написал "Вероисповедное послание иноков" к царю Михаилу Палеологу, когда он спешил ввести унию с латинами в монастыри св. горы. Григорий Палама писал обличительные письма к еретикам Варлааму и Акиндину и отдельные — "Главы физические, богословские, нравственные, практические и очищающие от заразы Варлаама", равно и "Афонских исихастов о фаворском свете и о благодатном озарении", о чем пр. Порфирий (Успенский) поместил указания в своем путешествии на Афон.

 

Связь Руси с А. началась очень рано — с основателя русского монашества св. Антония Печерского. Хождения на Афон и пребывания там русских продолжались во все века, с XI до XIX. Ученик святого Сергия — Епифаний, совершивший путешествие на Восток, был на Афоне в XIV в., а с конца его и с начала XV века связь с Афоном еще более укореняется. Рукописные сказания паломников, посещавших Царьград, Афон, а потом Палестину — существуют уже в XV веке, напр., хождение Зосимы, иеродиакона Троицко-Сергиева монастыря (1420 г.) и "Сказание о св. горе Афонской хиландарского старца Исайи", бывшего в России за милостыней (XV в). В XVI веке хождение за милостыней в Москву с А. повторяется чаще и для русских составляются афонитами описания о местах их подвижничества. Таких трудов афонитов мы имеем (за время Грозного) — два, очень близких по времени: 1) игумена Пантелеймонова мон. — "Сказание о св. Афонской горе" (1561 г.), составленное по желанию московского митрополита Макария, собирателя известных Четии-Миней, а несколько раньше, вероятно, для того же святителя (1550 г.), труд игумена Паисия. Сказание Иоакима напечатано арх. Троицко-Сергиевой лавры Леонидом (Кавелиным) из рукописного сборника синодальной библиотеки конца XVII в. (1882 г.), в изд. Общества любителей древней письменности.

 

По завладении Константинополя турками, из монахов, живших на А., одни сочиняли, а другие занимались печатанием. Из первых, Критовул, в 1468 году описал жизнь султана Мохаммеда II и поднес ему этот труд свой, предисловие к которому напечатано К. Тишендорфом в 1860 году. В 1480 году в Арте родился известный у нас в России ватопедский монах Максим-Грек, присланный в Москву по просьбе царя Василия Ивановича протом Симеоном в 1517 г., и скончавшийся в Троицко-Сергиевой лавре. Сочинения Максима-Грека, хотя в Москве и других местах рукописные, должны быть отнесены тоже к литературе деятелей афонских, с I-й половины XVI до II-й половины XVII века. После Максима-Грека можно упомянуть только составителя "Краткой повести о Ватопеде", в 1664 году, иеродиакона Акакия, о котором упоминает в "Описании Афона" (1701 г.) врач Иоанн Коленин. За Акакием, в 1668 году, архимандрит Ивера, Дионисий, составил по славянским книгам на греческом азыке "Сказание о проповеди апостола Андрея Первозванного в местности нынешней Европейской России", "О начале Руси и крещении ее" и "О христианстве в Грузии". Иерофей, иероманах Ивера, перевел на новогреческий язык творения св. Ефрема Сирина (напеч., Венеция, 1721). — Кесарий Да-Понте, монах, до пострижения Константин, ум. в Ксиропотаме в 1784 г.; в 1746, будучи еще белецом, написал "Службу Св. Священномученику Ригину, епископу Скопело, с акафистом Кресту Христову"; в 1763 г. напечатаны его же переложенные в греч. стихи, слова св. Кирилла Иерусалимского: "Об исходе души и втором пришествии И. Христа", "Разговоры с грешником Богоматери и искусителя" и "Сказание о Ватопеде". В 1766 году Константин Да-Понте написал стихами "Зеркало библейских жен", а в 1770 — "Нравоучения" и по пострижении в этом году "Гимны Богородице", в числе 99, с тремя молитвами. В 1795 напечатано в Вене его стихотворное: "Изъяснение Божественной литургии", да в рукописи остались стихотворная: "История византийских царей от Константина В. до Константина IX" (1453 г.), где приложены 30 жизнеописаний новых святых и мучеников на христианство (до 1743 г.). После Да-Понте в числе афонских литературных деятелей следует поставить нашего Евг. Булгариса. После него Феоклит оставил в рукописи "Каноны святым" (1770 г.), спасаясь в ските Спасо-каливе. Рафаил, того же скита, оставил (1760) акафист св. Великомученице Варваре. Макарий Кидониат составил описание Афонской лавры (напеч., Венец., 1772). Неофит Пелопонисский, учитель иеродиаконов в Кавсокаливском ските, написал 1775 г. службы нескольким св. афонским и жития отцов, подвизавшихся в мон. Сумеви, настоятель которого, архимандрит Парфений Meтаксопус, издал их в Лейпциге 1775 г., там же и тогда же напечатавший свою "Историю Трапезонтского царства". Агапий Критянин напечатал тогда же в Венеции "Феотокарион" — сказания о Пресвятой Богородице по афонским книгам, а в 1779 г. "Грешных спасение", в 1797 г. под заглавием: "Рай" (парадисос) — 24 жития святых на новогреч. яз., выбрав их из метафрастовых Четий-Миней (2-ое изд., 1840). В 1801 г. он же напечатал под загл.: "Хорошее время" еще 23 жития св. за март и др. месяцы до сентября. В 1803 г. он издал "Кириакодромион" — поучения и беседы на воскресные дни (Венеция), здесь же (1805) "Эклогион" — выбор житии святых из Метафраста, и подобное же издано в 1806 г. под заглавием: "Новый рай". Еще больше Агапия душеспасительных книг написал Никодим (род. в 1748 г., ум. в 1809 г.), уроженец остр. Наксоса, постриженник Дионисиата. Первым трудом его было предисловие к кн. Евергетиса (изд. 1787 г.): "Добролюбие". (Филокалия), с прибавлением кратких известий об авторах статей, в нее вошедших. Затем им написаны: "Об исповеди" (Ексомологитарион, 5 изданий, 1783—1842), "Невидимая брань", "Новый мартиролог", "Духовные упражнения", "Новый эклогион"; он собрал также все сочинения Григория Паламы, снабдив их примечаниями. Рукопись его, отосланная в Вену, там и осталась, не дождавшись печати. Занявшись составлением "Кормчей книги" (πηδάλιον, напечатана в 1800 году в Лейпциге, 2-е изд. 1841 года, в Афинах), он обработал службы Великой Субботы и издал (Венеция, 1796) "Новый Феотокарион" (62 канона Богоматери, написанные 22-мя авторами, 2-е изд. Константинополь, 1849 года с характеристиками авторов). Составив "Нравоучение" и "Евхологион" (1799 г.), он приступил (1794 г.) к драгоценному, по мнению Порфирия, "Толкованию 7 соборных посланий" (напечатано 1806 г.) и всех "Посланий апостола Павла" (напечатано 1819 г.); перевел соч. Феофилакта на новогреческий яз., приготовил к печати "Псалтирь Евенмия Зигабена" и 9 песней (Εννέα Οδάς), назвав книгу эту "Сад благодатный" (Κηπος Σχίτων). По просьбе афонских старцев, он составил "Новый сбор" (Νεόν Εχλόγιον) житий святых — известия о жизни свят. подвижников на А., сочинив им службы (1809 г.). В 1805 г. он написал новый "Синаксарь" на весь год, где помещены и указания наружности особенно известных святых. Последним трудом Никодима было "Исповедание веры", или апология в защиту себя от порицателей, изданное тоже 1819 г. в Венеции. Сверх этих очень важных творений Никодимом написаны "Совиная ручная книга о хранении пяти чувств, фантазии, ума и сердца, и о духовных наслаждениях ума" (Вена, 1801), "Благонравие христиан" (13 слов Никодима, Венеция, 1803 г.); в 1804 г. написал: "Новая лествица, или толкование 75 степенных песней октоиха" (напеч. 1844 г.). В 1806 г. он написал "Изъяснение канонов", которые поются накануне праздников (изд. в 1836 г.). После Никодима следует упомянуть: 1) Христофора — монаха, жившего в ските Предтечи, принадлежавшем Иверу, напечатавшего в Константинополе в 1800 г. "Каноникон, или правила св. апостолов и соборов" с примечаниями из творений разных учителей; 2) Феодорита, иеромонаха, уроженца Янины, который своими вставками при печатании Никодимова Номоканона скорее повредил важности издания, вызвав оглашение его ошибок в патриаршем окружном послании. Он был игуменом Есфигмена и составил "Пернав А." и отдельно "Оиисание Есфигменского мон."; 3) Пахомия, из Тырнова, издавшего по-новогречески, ранее 1804 г., избранные слова Златоуста и других великих церковных ораторов; 4) неизвестного монаха, издавшего в 1805 г. "Греко-турецкий словарь"; 5) монаха скита св. Димитрия, принадлежащего Ватопеду, составившего "Дверь покаяния", с канонами св. Димитрию (напеч. в 1806 г); 6) Онуфрия, монаха Ивера, написавшего "Жизнь Никодима" (1809); 7) Прокопия Дендpèна, архимандр. Русика, напеч. в 1841 г. в Афинах "Катехизис", а потом "Введение в Св. Писание", "О Богородице и Кресте животворящем" и "О наследственности прародительского греха" и 8) Кирилла, урож. Смирны, протосингелла константиноп. церкви, жившего до 1842 г. в Дохиаре, издавшего описание этого монастыря (напеч. в Бухареште, 1843).

 

Варфоломей из Кутлумуша родился в деревне Глики, на острове Имбросе, 22 декабря 1773 года, где учился неизвестно, но был в 1839 году правителем имений монастыря Кутлумуш на этом острове. Оттуда его вызвал патриарх Григорий VI в Богословское училище, учрежденное в Фанаре, в Константинополе, где до половины июня 1840 году он преподавал богословие, а затем до 1845 г. — в Халки, в качестве начальника и наставника тамошнего училища. По материалам, сообщенным археологом Андр. Мустоксиди, Варфоломей написал о своей родине: "Историческое воспоминание об острове Имбросе" и "О монастыре Богородицы на острове Халки" (напечатано в Константинополе, 1846 года). Из болгарских монахов на А. кроме Стефана, написавшего повесть "О хождении Богоматери на Афон", занимались сочинениями: Паисий, его ученик Софроний и архимандрит Софроний же. Паисий составил около 1762 г. и пустил в обращение на родине книгу свою: "История славено-болгарская о народах, царях, и святых болгарских, и о всех деяниях болгарских". Софроний (ум. в. 1815 г.) напечатал в 1806 году в г. Рымнике первую болгарскую книгу: "Собрание поучений на круглый год" (Кириакодромион) и составил "Жизнеописание архиеп. врачанского Софрония". Софроний, архимандрит, в 1862 г. издал в СПб. "Краткую историю славено-сербской Хиландарской лавры". Из Галицкой Руси и нашей Малороссии известны: Христофор, Феодул, Иоанн (Вишенский), Паисий (Величковский) и ученик его Платон, а из наших русских, иеромонах Серафим, в схиме Сергий (до пострижения Семен Авдевич Веснин), известный под именем Святогорца и, земляк его, тоже вятский уроженец, недавно умерший, монах Азария.

 

Христофор и Феодул жили на А. в начале XVII в., и каждый из них написал отдельно опровержение книги польского иезуита Скарги: "О единстве церкви". Сочинения их напечатаны в "Трудах Киев. дух. акад." за 1878 год. Иоанн (Вишенский), галичанин, монах Зографского мон., в 1596 году написал против Унии 4 сочинения и жил еще в 1621 г., потому что тогда на Соборе решено была "вызвать его с Афона". Послания Иоанна писаны по поручению александрийского патриарха Мелетия Пига и они очень важны для уяснения условий жизни православных в польском управлении. Паисий (Величковский) написал на А. (в 14 глав.) ответ кавсокаливскому скитнику Афанасию, молдавану, взводившему на него клеветы, и перевел с греческого яз. на славянский: "Добротолюбие" и "Творения Исаака Сирина". Ученик. Паисия, схимонах Платон, написал в немецком Вознесенском монастыре и напечатал в 1836 г. "Житие" учителя своего (ум. в 1794 г.).

 

Сергий — Серафим (С. Веснин, р. 1814 г., ум. в 1853 г.) написал под псевдонимом "Святогорца: 1) "Письма к друзьям о св. горе Афонской" (издано несколько раз, 3-е изд., 1856 года, 3 части), заключающие много афонских легендарных сказаний, 2) "Путеводитель по св. горе Афонской и указатель ее святынь и достопамятностей" (СПб., 1854 г.), 3) "Русский нынешний Пантелеймонов монастырь на св. горе Афонской" (изд. уже по смерти его, 1854), также и "Собрание сочинений Святогорца" (изд. 1858).

 

 

Библиотекарь.Ру