Вся библиотека

Брокгауз и Ефрон

 

Справочная библиотека: словари, энциклопедии

Энциклопедический словарь

Брокгауза и Ефрона



::

 

Ангел

 

(греч. слово, означающее — посланник, вестник) — употребляется в Библии в многоразличных значениях: по отношению к Сыну Божию, Иисусу Христу, и по отношению к людям — пророкам, священникам и епископам церквей, и по отношению к предметам бездушным и явлениям природы, когда они являются вестниками гнева Божия. Но в собственном и тесном смысле это слово в Библии обозначает личные, духовные существа, совершеннейшие человека и сотворенные Богом, которые возвещают людям волю Божию и исполняют на земле Его веления. Вся история народа Божия совершается при служении А., и они являются в важные моменты ветхозаветным патриархам и праведникам: Аврааму, Иакову, Моисею, Иис. Навину, Давиду, а также Лоту и друг. В Новом Завете А. служат Иис. Христу и Его Церкви: возвещают и славят рождение Спасителя, служат Ему после искушения в пустыне, возвещают Его воскресение и вознесение, являются апостолам, имеют быть участниками будущего Суда и проч. Об А. говорит в своих речах Спаситель, о них пишут в своих писаниях апостолы. См. Верховского, "Библейск. словарь", 1871 г.; П. Солярского — "Опыт Библ. словаря" 1879 г.

 

Церковь приняла ветхозаветные понятия об А., особенно развитые в книгах времен плена вавилонского и преимущественно пророческих, и при свете новозаветных писаний выработала такое учение об А. Они существа, сотворенные Богом прежде творения видимого мира; они духовны и бестелесны, или, может быть, имеют некое эфирное тело; если они принимают видимый образ — это только случайная форма, а не постоянное бытие. Для Ангелов не существует наших пространственных условий, но они не вездесущи. Они более совершенны, чем даже первозданный человек, но в совершенстве ограничены: несмотря на быстроту и глубину разумения, не всеведущи; несмотря на чистоту и святость, могут подвергаться искушениям. Они сотворены свободными, а потому могли свободно устоять в добре, как светлые ангелы, и пасть, как злые духи. Они предстоят пред лицом Божиим, исполняют Его волю, непрестанно славят Его и наслаждаются блаженством. А. неисчислимое множество; в этом несметном воинстве небесном имеются разные достоинства и степени совершенства. На основании ветхозав. и новозав. Писаний установлено разделение А. на три иерархии с подразделением каждой из них на три лика. Высшая иерархия: Серафимы, Херувимы, Престолы. Средняя иерархия: Господства, Силы, Власти. Низшая иерархия: Начала, Архангелы, Ангелы. Такая классификация полнее всего изложена Дионисием Ареопагитом в сочинении "Небесная иерархия". Какое значение степеней ангельских иерархий, неизвестно. Но собор Константинопольский 653 г. осудил тех, которые учили, что А. по природе и силам все сотворены равными. Отчасти по библейским сказаниям известны имена ангелов: Михаил — (кто как Бог), Гавриил — (муж божий), Рафаил — (помощь, исцеление Божие), Уриил — (огонь и свет Божий), Салаеиил — (молитва к Богу), Иеремиил — (высота Божия). Вероятно, чтобы дополнить седмиричное число, сюда же причисляются имена А., не упоминаемых в Библии: Иегудиил — (хвала Божия) и Варахиил — (благословение Божие). Церковное учение об А. см. Макарий, митр. Москов., "Догматическое Богословие", и Филарет, архиепископ Черниг., "Правосл. догматич. богословие" (1882, 151—182 стр.).

 

Учение об А. не было предметом особых споров и специальной обработки в древней церкви, как другие догматы. Впрочем, немало рассуждали относительно двух пунктов, именно о времени сотворения А. и о том, считать ли их чуждыми всякой телесности или признать имеющими эфирное тело. Почитание А. было в практике церковной с раннего времени и окончательно определено вторым Никейским — седьмым Вселенским собором (787 г.). Церковь западная приняла это учение и ввела в свою практику. Западные богословы-схоластики потратили немало труда над обработкою учения об А. и написали немало трактатов с самыми неожиданными вопросами и затейливыми ответами. Таков, напр., специальный трактат Суареса. Немало ненужных и ни на чем серьезном не основанных тонкостей можно найти и у наших ученых Могилянской академии. Протестантская догматика отрицает почитание А., но принимает учение о них, за исключением схоластических измышлений. Новая критика подвергает сомнению учение об А. отчасти с общей философской точки зрения (натуралистической или пантеистической), а отчасти на основании библейского текста. Действительно, в Пятикнижии и отчасти в других книгах до плена вавилонского учение об А. не имеет достаточной ясности. Там иногда А. называет себя Богом (Быт. XXXI, 11—13), или видевший А. называет его Богом (Быт. XVI, 7—13); то вестник отличается от Иеговы, то сливается с ним (Быт. XXII, 11, 14; Исх. XIII, 21, XIV, 19; Чис. XX, 16.; Быт. XIX, 15—24). Опираясь на такую неопределенность, одни видят в учении об А. остаток прежней языческой космогония евреев. Но если бы было так, возражают последним, учение с течением времени должно было теряться и затемняться; а мы видим совершенно обратное явление: учение об Ангелах в Библии с течением времени все более уясняется и определяется. Другие, обращая внимание на то, что библейское учение об А. в более определенной форме высказывается во времена плена вавилонского, признают его не коренным еврейским, а заимствованным у иноплеменников. Но, принимая во внимание, что А. упоминаются далеко до плена вавилонского, на первых страницах книги Бытия, можно сказать, что вавилонский плен и знакомство с верованиями вавилонян могли иметь и, вероятно, имели некоторое значение в раскрытии библейского учения об А., но значение только внешнее. Они возбуждали к частному раскрытию этого учения параллельно или в сопоставлении чуждой религии. Но развитие ангелологии зависело от внутренних причин и совершалось на основе существовавших уже понятий. Иные видят в А. только форму проявления в природе сил Иеговы, нераздельных от него и тождественных с ним. Но этому противоречат многие места, говорящие об А. как личностях самостоятельных и отдельных от Иеговы. Так, в рассказе о видении Иаковом лестницы А. восходят и нисходят по лестнице, а вверху ее стоит сам Иегова (Быт. XXVIII, 12, 13). Иис. Навину явился вождь сил Иеговы, а А. впоследствии обыкновенно назывались воинством Иеговы. Есть взгляд, по которому Ангелы не что иное, как поэтическое олицетворение сил природы, выражающих Божие могущество, или отвлеченное понятие о действиях Иеговы в мире, словом, личная форма выражения безличных действий. Правда, в поэтических книгах Библии выражается иногда олицетворение явлений природы как орудий божественного могущества (Пс. CIV, 4). Но места, говорящие об А., резко отличаются от таких и ясно говорят, что под А. разумеются лица, а не явления природы, духовные существа, а не физические силы. Некоторая неопределенность библейского учения об А. объясняется своеобразным сравнительно с другими религиозными представлениями взглядом Библии на отношение ангелов к Богу и к людям. А. в верованиях еврейского народа и в культе его не имеют никакого самостоятельного значения; они не боги и не полубоги, а только слуги и исполнители воли Иеговы. О них человек знает настолько, чтобы признать их вестниками Божества и в вестях их признать Божественное повеление. Они предполагаются известными, и потому на первых страницах книги Бытия (Быт. III, 24, XVI, 7) говорится об А. без упоминания об их происхождении и определения их природы. Посланный говорит во имя Пославшего; потому, вероятно, о словах А. говорится как о словах Бога: в библейском рассказе они иногда смешиваются с Иеговою. — Ср. Епископ Хрисанф, "Религии древн. мира" (1878, т. III, 121—142 стр.); Герцог и Плит, "Real-Encyklopäedie" (1879, т. II, под cл. "Engel"), Эд. Рим, "Handwörterbuch d. bibl. Alterthums" (1884. т. I, под сл. "Engel").

 

Изображение А. было предметом искусства еще по Ветх. Зав.: на Кивоте Завета были изображены крылатые херувимы; в храме Соломоновом два больших херувима с крыльями покрывали все пространство, занимаемое Ковчегом в Святыя Святых. Пророк Иезекиил в известном видении колесницы изображает херувимов человекообразными, с 4 лицами и 4 крыльями; ноги у них с ступнями тельца и блестящи, как медь; с лицом человеческим соединялись с правой стороны лицо льва, а с левой — тельца и орла; 2-мя крылами они летали, а 2-мя покрывали лица и проч. (Иезек. I, 1—28). Менее сложна символика у пророка Исаии в изображении Серафимов, но все-таки символика обильная. Древнее христианское искусство в изображении А. держалось особенной простоты. Принятое теперь изображение А. в виде обнаженных детей или одной только головки с крыльями, но без тела тогда не было известным. Древнее искусство изображало А. в виде зрелых юношей в тунике, стянутой по поясу орарем. В первые столетия А. изображались обыкновенными людьми. Об этом мы знаем от церковных писателей и из дошедших до нас памятников искусства. На фреске Благовещения II века арханг. Гавриил изображен в украшенной тунике с орарем. Точно так же изображен архангел Рафаил, спутник Товии. В древнем изображении трех отроков в пещи на А. такое же одеяние, как и на отроках. Таким образом, древнее христианское искусство в изображении ангелов отличается от языческого в его изображении гениев. Если и встречаются между древними христианскими памятниками языческие изображения гениев, то только в виде аллегорических украшений. С IV века является в христианском искусстве весьма слабое желание отличить изображения А. В отличие от людей А. придают сияние и крылья. Даже в V в. не определилась еще эта форма изображения, и А. изображаются или с сиянием, или только с крыльями. Потом (с VI в.) начинается изображение А. в виде странника с посохом в руках. С VIII в. уже изображают А. с крыльями, сиянием и посохом, посохи иногда оканчиваются крестами. Изображений А. с какими-нибудь характерными признаками их иерархического положения — по иерархии Дионисия Ареопагита — древняя церковь совсем не знала. Эта манера принадлежит византийскому искусству. Ф. К. Крауз, "Real Encyklop. d. christl. Alterthümer" (1880, сл. "Engelbilder").

 

 

На главную

 

 


Rambler's Top100