Вся электронная библиотека >>>

 Бабий Яр >>>

 

 Великая Отечественная Война

Бабий Яр

 


Разделы: Русская история

Рефераты

 

ПОБЕГ ИЗ МОЛЧАНИЯ

 

 

   Тысячу лет  назад Вышгород был  большим и  славным городом,

соперником самого Киева -  "матери городов русских". Ныне это

 самое обыкновенное село на высоком днепровском берегу.

   У  меня  было  с  собой  десять тысяч,  и  поэтому я  решил

избегать людных мест: теперь самые людные места стали и самыми

опасными. Дегтярев сторговал жеребчика у вышгородского мужика,

моя  задача была  привести его,  передав деньги;  не  раз  так

делал.  Я пошел не по шоссе, а напрямик через луга, мимо речки

Почайны,  через  рощу  Дубки,  и  не  пожалел,  потому что  не

встретил ни души.

   Вот странно,  пройдя полсела,  я уже издали увидел немецких

солдат,  почувствовал неладное и  мог  бы  повернуть обратно и

скрыться,  но  я  продолжал идти  прямо на  них,  пока  голова

панически и  бестолково что-то  соображала и  ничего не  могла

сообразить.

   Они остановили меня деловито и  обыкновенно.  Один отечески

взял меня за плечи, повернул и повел обратно, другой продолжал

ходить по дворам.

   Сразу я все понял,  сразу подчинился и послушно протопал во

двор избы,  где на завалинке и  просто на земле сидели десятка

полтора   мужиков,   стариков  и   мальчишек  со   спокойными,

безразлично-отсутствующими выражениями лиц. Я на всякий случай

уточнил у мальчишки моих лет:

   - В Германию облава?

   - Угу, - шмыгнул тот носом, - всих забирають...

   Прислонясь  спиной  к  стене,  я  рассеянно подумал: теперь

Дегтярев  решит,  что я его деньги украл. Правда, потом, когда

придет мать, поднимет тревогу, он поймет, что со мной беда, но

в это время я буду уже на пути в Европу. Пришло это и ко мне.

   Облава была спокойная. Солдаты ходили по ха там, брали всех

мужчин,  и  все приходили спокойно, молча, как и я. Теперь уже

никаких  документов не смотрели, годы рождения не играли роли.

Все чисто и благородно: попался так попался - и заткнись.

   Выгнали  всех  на   улицу,   образовалось  подобие  колонны

военнопленных,  мы  повалили серой  массой,  взбивая  пыль,  а

конвоиры шли по сторонам с винтовками под мышкой. И я невольно

поймал себя на том, что иду, уставясь в землю, что меня именно

гонят.  Соседи  толкались,  я  почувствовал  себя  не  столько

человеком, сколько животным в стаде.

   Нас пригнали на колхозный двор,  окруженный постройками,  и

остановили среди остатков ржавых волокуш и  сеялок.  Конвоиров

было  немного,  и  они,  видно,  до  того  привыкли к  людской

покорности,  что  даже не  вошли во  двор,  а  двое остались у

ворот, наблюдая за двором, другие же куда-то пошли.

   Мужики уселись длинным рядом  под  стеной избы,  похожей на

сельсовет.  В  поисках местечка я  дошел до  угла  ее,  увидел

булыжник и устроился на нем, правда, он был на солнце, но тень

всю заняли.  Хоть какой я был разнесчастный, но от деревенских

немного  отличался  одеждой.  Все  они  были  какие-то  серые,

оборванные; сидели молча, тупо. Ощущение того, что и я частица

стада, не оставляло меня, но внутренне я этому противился.

   Когда солдаты увидели что-то на улице и  стали смотреть,  я

встал с  камня и  зашел за угол.  Помочился Там были в крапиве

разные кирпичи и  железяки.  Натыкаясь на  них  и  неосторожно

звякая, я добрался до плетня и с треском полез через него. Был

уверен, что сейчас выйдут солдаты, пристрелят или вернут.

   Налево вниз шел проулок,  а  справа он  выходил на  главную

улицу,  по которой я пришел,  - выходил широко, целым плацем,

посредине которого стояла неогороженная хата.  И я по-идиотски

пошел на  главную улицу,  обходя хату слева,  потому что я  по

этой  дороге  пришел  и  ее  знал.   Право,   я  был  какой-то

невменяемый и надеялся только на свое счастье.

   И  все было хорошо,  охрана у  ворот не увидела меня,  хотя

могла  бы  увидеть.  Но  впереди  показались те  солдаты,  что

уходили.  Я  поднял с земли прутик,  надвинул на лоб картузик,

как можно больше сжался,  уменьшился и,  беззаботно пошмыгивая

носом, прошел мимо солдат, которые между собой говорили. Когда

я  отошел  уже  метров  двадцать,  они,  видно,  передумали  и

окликнули:

   - Эй, малэнки!

   Я продолжал идти, будто не слышал.

   - Эй! - заорали сзади.

   Тут я побежал.  Защелкали затворы,  но улица была кривая, я

долетел до поворота,  вытаращив глаза, топоча, как мотоциклет.

Раздался выстрел, лично МОЙ ВЫСТРЕЛ, за ним почти одновременно

еще два МОИХ ВЫСТРЕЛА, но они, очевидно, палили по направлению

моего пути, но видеть меня уже не могли.

   Всем телом,  особенно затылком,  ощущая возможность пули, я

бежал  и  петлял по  уличке,  она  круто пошла вниз,  там  был

какой-то мосточек,  я  еще хотел забиться под него,  но,  пока

подумал,  ноги сами перебежали, и я оказался среди огородов, а

за ними узнал луг, по которому пришел сюда.

   И  опять -  именно потому,  что я  пришел сюда именно этой

дорогой,  - я побежал по ровному лугу. На нем меня можно было

пристрелить,  как зайца,  но  я  побежал,  потому что мысли не

успевали за ногами,  чесал,  не оглядываясь,  в  слепом ужасе,

досадуя только, что медленно бегу.

   Они за мной не погнались!  Не знаю почему. Я бежал, пока не

потемнело в глазах,  до самых Дубков, упал в траву и корчился,

заглатывая воздух... "Я от бабушки ушел, я от дедушки ушел..."

   Вышгород остался  далеко  позади,  в  голубоватой дымке.  Я

напился из болотца воды,  намочил голову и  понемногу пришел в

себя.  Живой! Ах, пертурбация-девальвация, живой! Взяли, гады?

У вас винтовки,  у меня ноги,  расчудесная жизнь,  сколько раз

уже  меня спасали только ноги!  Слава вам,  ноги,  сохраняющие

жизнь!  Она,  жизнь,  мне нужна.  Нет,  я теперь знаю, зачем я

живу, околачиваюсь под рундуками, обгладываю кости - я расту,

чтобы ненавидеть вас и бороться с вами,  заразы,  превращающие

мир в тюрьму и камнедробилку. Слышите вы, заразы?

 

СОДЕРЖАНИЕ: «Бабий Яр»

 

Смотрите также:

 

Советско-германские соглашения 1939 года    Вторая мировая война    

 

Великая Отечественная Война   Предсмертные письма борцов с фашизмом   "От Советского Информбюро"   Орлята партизанских лесов

Всемирная история   История Войн 

 

РОССИЯ В ХХ веке

Великая Отечественная война (1941-1945 гг.)

 

История России (учебник для ВУЗов)

Глава 11. Великая Отечественная война

Начало Великой Отечественной войны

 

BОEHHO-ПОЛИТИЧЕСКОЕ ПРОТИВОСТОЯНИЕ СССР И ГЕРМАНИИ. Начальный период военных действий

Решающие сражения Великой Отечественной войны

Наступательные операции 1944-1945 годов

ВОЙНА НАРОДНАЯ. Партизанское движение в годы Великой Отечественной войны

 

 Советское искусство середины 40-х – конца 50-х годов. История ...

Листы «У Бабьего яра», «Мать», «Хиросима», «Тревога» и другие –всего 10 рисунков ... Все листы серии глубоко трагичны, некоторые – «У Бабьего яра» или ...

 

 БИОГРАФИЯ АНДРЕЯ САХАРОВА. Против смертной казни. Ядерная ...

Освенцим, Бабий Яр, портреты погибших в лагерях, которые один за другим. появляются на экране, с внезапно умолкнувшей музыкой (были случаи, когда ...

 

 Виктор Суворов. Из второй части трилогии Тень победы. Жуков и ...

И с немцами путь до первого перекрестка, и красным попадемся - за яйца подвесят" (А. Кузнецов. Бабий Яр. Нью-Йорк, 1986. С. 425

 

 Имя радости. Леонид ЛЕОНОВ

Едва стали блекнуть в памяти подробности Майданека и Бабьего Яра, она Освенцимом напомнила нам об опасности даже и поверженного злодейства

 

 ПОБЕДА. Утро Победы. Леонид ЛЕОНОВ

Я сам, как Вергилий, проведу вас по кругам Майданека и Бабьего Яра, у которых плачут и бывалые солдаты, поправшие смерть под Сталинградом и у Киева. Вложите ...

 

Rambler's Top100