На главную страницу библиотеки

Оглавление книги

 

 

Екатерина Андрееважестокий путь Жестокий путь крестовые походы

Екатерина Андреева


Кампанелла – Город Солнца

 

Итальянский монах Томмазо Кампанелла был вторым великим утопистом. Его славное имя высечено в Москве на сером гранитном обелиске (рядом с Кремлевской стеной) среди других имен великих борцов за победу коммунизма.

Родился Кампанелла в 1568 году в местечке Стило в Калабрии, которая с конца XV века страдала под тяжким игом Испании. Он был сыном простого сапожника. Пятнадцати лет поступил в монашеский орден доминиканцев, прославившийся   самыми   образованными   монахами.   Этот орден гордился вышедшими из его среды учеными, философами и ораторами. Кампанелла был исключительно одаренным юношей и уже с тринадцати лет мог произносить экспромтом речь на любую заданную тему и прозой, и в стихах. Доминиканцы ценили талант молодого монаха и содействовали его стремлению к знаниям, надеясь в его лице найти достойного представителя ордена.

С конца XVI века слава доминиканцев начала меркнуть, так как ее стал затмевать возникший новый орден иезуитов, так называемое «Общество Иисуса». Это было нечто вроде отряда папских опричников. Они безоговорочно, не щадя своей жизни, служили папе в борьбе с протестантами, с ересями и церковниками, которые требовали ограничения папской власти. В булле (грамоте), утвердившей новый орден, папа Павел III подчеркивал, что они (иезуиты) «посвятили свою жизнь на вечное служение Христу, нам и преемникам нашим — римским первосвященникам».

У иезуитов не было своих монастырей, как в старых орденах, и они могли не носить ряс, как другие монахи. Иезуит мог ходить в светской одежде и, когда это требовалось, даже скрывать свою принадлежность к ордену. К XVI веку монахи всех орденов стяжали себе во всех странах недобрую славу как тунеядцы, обжоры и развратники, и для церкви, конечно, были нужнее такие «подвижники»-монахи, вымуштрованные солдаты, какими были иезуиты. Они отличались слепым повиновением папе, были рабски послушны, по-военному дисциплинированы. Они должны были отказаться от всякого личного суждения, беспрекословно повиноваться старшему, «отдать богу, кроме своей воли, свой разум».

В те времена монастыри часто организовывали споры на божественные схоластические темы и вызывали друг друга на соревнование.

На ораторские турниры, где выступали представители двух монашеских орденов, допускалась и посторонняя публика. Блестящие выступления Кампанеллы вызывали злобу и зависть других духовных орденов, в особенности иезуитов. Кампанелла объявил иезуитам войну и в своих выступлениях требовал уничтожения их ордена. Он говорил, что иезуиты «искажают чистое евангельское учение, для того чтобы заставить его служить деспотизму властителей».

Кампанелле не было еще 20 лет, когда он опубликовал свою первую книгу. Знания Кампанеллы удивляли современников, и многие считали, что он просто продал свою душу дьяволу. Иезуиты объявили его еретиком и добились от папы запрещения выступлений Кампанеллы. Он поучил приказание вернуться в монастырь, но не подчинился и ездил из города в город под чужим именем, зарабатывая себе на жизнь уроками. Кампанелла много писал. Однажды тайные агенты инквизиции выкрали у него все рукописи, и Кампанелла был арестован по обвинению в ереси. Его отправили в римскую тюрьму в кандалах. В то время там томился Джордано Бруно.

После тюрьмы Кампанеллу сослали в монастырь на покаяние. А через несколько месяцев его снова арестовали и, продержав в тюрьме около года, предписали ему вернуться на родину.

Во время своих странствий Кампанелла видел, как страдает народ, и в нем созрело решение освободить Калабрию от испанского ига. С этой целью он организовал заговор и увлекся  до того, что строил  планы  республиканской свободы и хотел ввести новые законы. Он старался превратить восстание в Калабрии в революцию, подобно тому как реформаторы к своей борьбе против религии присоединяли борьбу против общественного строя и высказывали комму-нгвстические идеи. Кампанелла тоже понимал, что все зло происходит от частной собственности.

Испанцы в Калабрии безжалостно притесняли и грабили население. Часто крестьянам ничего больше не оставалось, как бросать свое жалкое хозяйство и скрываться в горах от преследований. Кампанелла подговорил и убедил монахов своего монастыря воспользоваться случаем и свергнуть испанское иго. Он им внушил, что он, Кампанелла, призван богом, чтобы возглавить восстание. Кампанелла рассчитывал воспользоваться оружием многочисленных бандитов и изгнанников. С их помощью он собирался открыть тюрьмы и освободить заключенных, которые также примкнули бы к восстанию. Кроме того, он договорился с визирем, который командовал турецким флотом, стоявшим на якорях у берегов Италии. Сам визирь был уроженцем Калабрии; он покинул родину и перешел в мусульманство, чтобы избежать испанского владычества.

Многие священники и более трехсот монахов примкнули к движению, распространяли идеи Кампанеллы и призывали население к восстанию. Один пастор проповедовал, что Кампанелла призван освободить народ от притеснений министров испанского короля, кеторые торгуют человеческой жизнью и мучают бедных и слабых. По стране разошлось около двухсот проповедников, чтобы раздувать пламя восстания; 1800 изгнанников были в боевой готовности, и население должно было поддержать восставших, к которым, как говорили современники, примкнули даже четыре епископа. Но когда все было готово, два изменника выдали заговор. Случилось это в конце 1599 года. Неаполитанский вице-король, под предлогом защиты берегов от турецкого флота, выслал войска, которые внезапно напали на заговорщиков, разбили их и большую часть отвезли морем в Неаполь. Несколько человек для устрашения других были повешены на реях. Кампанеллу нашли в хижине пастуха, арестовали и тоже отправили в Неаполь, где засадили в крепость Дель-Ово (1600 г.) как раз в то время, когда Джордано Бруно был сожжен на костре в Риме.

В предисловии к одной из своих книг Кампанелла писал, что он перебывал в заключении в пятидесяти различных тюрьмах и семь раз подвергался жесточайшим пыткам. В последний раз его мучения продолжались сорок часов: его душили туго затянутыми веревками, которые прорезали шею до костей, и затем, связав руки за спиной, повесили над острым колом, так что кровь текла ручьями. Через сорок часов, решив, что Кампанелла мертв, мучения его прекратили. Одни из присутствующих при пытке поносили его и, чтобы усилить мученья, дергали веревку, на которой он был подвешен, другие шепотом восхищались его мужеством. Ничто не могло поколебать Кампанеллу, и от него не добились ни одного слова. Когда Кампанелла выздоровел после пытки, его заперли в темнице. Пятнадцать раз представал он перед судом. В первый раз ему задали следующие вопросы:

—        Как знаешь ты то, чему не учился?

—        Имеешь ли ты в своем распоряжении демона?

Он отвечал:

—        Чтобы изучить то,   что я знаю, я истребил лампового масла больше, чем вы выпили вина!

Кампанеллу обвиняли в том, что он написал появившуюся еще до его рождения книгу, что он распространяет предосудительные мнения против учения церкви и ее устройства и что он еретик.

В общей сложности Кампанелла просидел в тюрьме около тридцати трех лет. Большей частью он был закован в кандалы, иногда в его подземной камере на полу стояла гнилая вода. Тюремщики следили, чтобы он ничего не писал, но, несмотря на все эти тяжелые условия, Кампанелла умудрялся писать философские, математические и астрономические книги и сочинять стихи. В тюрьме он написал и свое знаменитое сочинение «Город Солнца».

Подобно Томасу Мору Кампанелла описал жизнь людей одной общей семьей, без частной собственности. Вся жизнь этого общества была подчинена разуму. Работали все одинаково, по четыре часа в день, и за работу получали от государства все, что было надо. В свободное время все учились, занимались наукой и спортом. Наука в этом государстве Солнца достигла невиданного расцвета. О воспитании и обучении детей заботилось общество, приучало их к труду. Силой своего образа жизни обитатели государства Солнца никому не навязывали, но были убеждены, что со временем все будут жить так же, как и они.

Кампанелла страстно увлекался своей идеей. Он смело призывал к восстанию, чтобы положить конец раздорам и нужде, чтобы водворить, наконец, на земле мир и счастье. Вся его долгая страдальческая жизнь была направлена к достижению лишь одной цели — к введению коммунизма, каким он его понимал.

Тридцати двух лет он организовал восстание для осуществления своей мечты. Заключенный в тюрьму, подвергнутый пытке, но не побежденный, он утешается тем, что создает свою утопию — «Город Солнца», и мечтает, что описание его республики увлечет все народы мира.

Из   мрака   тюремной   камеры   слава Кампанеллы  разнеслась по всей Европе. Римские папы, английский король Яков I и другие власть имущие лица  обращались к нему за советом, так как Кампанелла считался знающим астрологом. Ученые обменивались с ним в письмах мнениями по философским   и   научным   вопросам.    Герцог   Оссинский, правящий  Неаполем,  покровительствовал  ему  и  облегчил его жизнь в тюрьме. Герцог сопротивлялся введению инквизиции в Неаполитанском королевстве и этим навлек на себя гнев иезуитов.  Они интриговали против герцога, но он, не дожидаясь  своего   смещения,   провозгласил  себя  королем Неаполя   и   Калабрии   и   объявил   свою   независимость от Испании. Потом он признался, что к зтому подстрекал его Кампанелла, который надеялся с помощью герцога совершить социальную революцию. Но план был раскрыт, герцога   посадили   в  крепость,   и  строгость   заключения   для Кампанеллы снова была усилена.

Через два года умер папа Павел V, который всегда заступался за Кампанеллу перед испанским королем. Узнав о смерти папы, Кампанелла будто бы воскликнул:

— Только когда я избавлюсь от жизни, избавлюсь я и от тюрьмы!

Но новый папа Урбан VIII стал хлопотать об освобождении узника и добился этого после пятилетних хлопот только потому, что обещал подвергнуть Кампанеллу суду инквизиции в Риме. Когда Кампанеллу привезли в Рим, папа его освободил. Но иезуиты преследовали его своей ненавистью и стали натравливать на него чернь. Они говорили:

— Какой смысл негодовать на Лютера, когда Рим питает из своих уст гораздо более страшную змею?!

Чтобы спастись от разгневанной черни, Кампанелла принял приглашение французского посла, переоделся в богатые одежды и в его парадной карете бежал из Рима (1634 г.). Он приехал в Марсель, где прожил месяц, а затем, по приглашению всемогущего французского кардинала Ришелье, отправился в Париж. Король Людовик XIII захотел видеть Кампанеллу и пригласил его в свой дворец. Когда Кампанелла вошел в приемный зал, король встал и пошел навстречу согбенному годами и страданьями старцу. Ришелье, как и Кампанелла, ненавидел испанцев. Во время войны Испании с Францией Кампанелла был даже приглашен в Королевский совет. Он снова вступил в доминиканский орден и жил спокойно в монастыре в Париже до самой смерти, занимаясь разными научными исследованиями. Умер Кампанелла в 1639 году.

Никакие испытания и преследования не могли разубедить этого удивительного человека в том, что путь человечества ведет к коммунизму. Недаром он писал в своей книге «Город Солнца», что весь мир придет к тому, чтобы жить по обычаям счастливых граждан созданного им в мечтах государства Солнца.

Стремления Томаса Мюнцера, Томаса Мора и Кампанеллы, хотя они и жили в разных странах и в разное время, были звеньями одной цепи непрерывных усилий человечества к достижению свободы и справедливого строя. К этой цепи принадлежал и Жан Мелье — первый коммунист XVIII века во Франции.

 

 

На главную страницу библиотеки

Оглавление книги