лучшие книги от издательства ЦЕНТРПОЛИГРАФ
РЕКОМЕНДУЕМ: лучшие книги от издательства ЦЕНТРПОЛИГРАФ>>>

  

Вся библиотека >>>

Оглавление книги >>>

   


КАРАБИНЫ           ПИСТОЛЕТЫ РЕВОЛЬВЕРЫ

История огнестрельного оружия

с древнейших времен до 20 века

 


Карман Уильям

 

Глава 7. ПИСТОЛЕТЫ И РЕВОЛЬВЕРЫ

 

ОДНОЗАРЯДНЫЕ ПИСТОЛЕТЫ

Происхождение пистолета нам неизвестно. Сэр Джеймс Тернер в изданном в 1683 году трактате «Pallas Armata»1 сообщает, что это оружие в городе Пистоя, во времена царствования английского короля Генриха VIII изобрел Камилл о Вителли.

Доказательства этого факта не слишком основательны, хотя нам известны утверждения о широком распространении пистолетов в Германии около 1512 года.

Наполеон III в своем монументальном труде по истории артиллерии утверждает, что название пистолета произошло от его калибра. Он цитирует документ XVI столетия, в котором говорится о пулях размером всего с пистоль — тогдашнюю мелкую монету. Следует отметить, что, хотя диаметр монеты оставался постоянным, калибр пистолетов изменялся. В поддержку «монетной» теории можно привести и другой пример. В Германии существовали маленькие карманные пистолеты, известные как «терсероль», в то время как в Италии была мелкая монета — терцероле, имевшая диаметр чуть менее полудюйма. Такое совпадение весьма интересно. К сожалению, известно, что золотой пистоль имел в диаметре дюйм и более — чересчур крупный калибр для «пистоля» как оружия. Английский знаток старины Френсис Гросе недвусмысленно утверждает, что об изобретателе пистолета ему ничего не известно: «Это оружие совершенствовали и упростили его устройство простые ремесленники».

Некоторые авторы утверждают, что 500 бомбард длиной в ладонь, изготовленных в 1346 году для города Перуджа, следует считать пистолетами; более вероятно, однако, что это были ручные пушки, укрепленные на длинных древках. Отличительным свойством пистолета следует считать то, что из этого оружия можно стрелять держа его одной рукой.

Первые пистолеты, или «даги» (dag), были не чем иным, как маленькими аркебузами. Хотя как исключение существовали более ранние фитильные образцы, именно изобретение колесцового замка привело к распространению пистолета. Всаднику было трудно стрелять из длинного оружия, то же самое относилось и к конструкциям с фитильным замком; таким образом, изобретение системы, которой можно пользоваться одной рукой, решало многие проблемы. Германские рейтары с восторгом приняли новое оружие и, как правило, предпочитали иметь на луке своих седел по паре пистолетов. Этим кавалеристам нравилось, когда рукоятки этого оружия заканчивались крупными головками или утолщениями, чтобы после выстрела, взяв его за ствол, им можно было пользоваться наподобие дубинки. Это приводит нас к еще одному объяснению термина «пистолет». В начальный период, да и много позднее пистолеты подвешивались к луке седла, которая также называлась «pistallo».

 

Немцы утверждают, что еще в 1423 году у них были пистолеты с кремневым замком, однако это представляется сомнительным, поскольку такие спусковые механизмы появились значительно позднее. Возможно, под пистолетами в данном случае имеется в виду оружие, примененное в 1420 году при осаде Бонифачо на Корсике. Тогда у кавалеристов были короткие железные трубки с металлическим кольцом на конце. Сообщалось, что эти трубки были покрыты кожей и подвешивались к седлу. Нет сомнения, что и до изобретения пистолета предпринимались попытки найти огнестрельное оружие для всадников, но упомянутые трубки, как видно, мало походили на пистолет.

Ранние пистолеты по современным представлениям были достаточно длинными, поскольку один старинный автор, д'Авила, сообщает, что их длина равнялась двум ладоням — что-то около восемнадцати дюймов. Утверждается, что в 1544 году в Англии пистолеты были поставлены на вооружение кавалерии, однако известен указ Генриха VIII, согласно которому никакое огнестрельное оружие вместе с прикладом не могло иметь общую длину менее 1 ярда. Это будто бы исключает пистолеты, если не учитывать того факта, что нам определенно известно об их применении в царствование Генриха — столь прогрессивный монарх не мог упустить возможность испробовать любую новинку. Действительно, предполагавшийся тогда способ их использования представляется совершенно новым и изощренным, нигде и никогда не имевшим прецедентов.

Предполагаемой датой изготовления этого оружия считается 1520 год, а уже в 1542 году инвентарная опись лондонского Тауэра включает маленькие стальные щиты, соединенные с «малыми пушечками» — или пистолетами. В более поздние годы зафиксирована сохранность не менее шестидесяти шести экземпляров этого необычного оружия, а один из них, датируемый 1520 годом, был однажды выставлен на одном из лондонских аукционов. Поскольку в лондонском Тауэре сохранилось только десять оригинальных образцов, можно предположить, что выставленный на продажу экземпляр являлся подобным им. В любом случае представляется удивительным, что столь большое число экземпляров этого необычного оружия уцелело и не пропало для потомков. Первая особенность, поражающая при осмотре одного из сохранившихся экземпляров, состоит в том, что пистолет, проходящий через центр щита, заряжается с казенной части. Отдельная металлическая трубка — или камора — содержит заряд. Когда ее вставляют в ствол, вниз опускается, чтобы удерживать ее на месте, закрепленная на петлях U-образная металлическая защелка. К тому же смотритель арсеналов Тауэра Ч. Фолкс утверждает, что это единственные существующие образцы старинных фитильных пистолетов. Круглые деревянные щиты имеют в диаметре примерно восемнадцать дюймов и раскрашены в красный, коричневый и черный либо в красный, черный и желтый цвета. В верхней их части имеется небольшая решетка, через которую стрелок мог в безопасности наблюдать за своей целью. Один из щитов имеет покрытие из десяти пластин, выполненных из граненой стали. Вероятно, это тот самый экземпляр, который был продемонстрирован в 1666 году некоему немцу, посетителю арсенала, утверждавшему, что щит «покрыт сверкающими каменьями, чтобы ослеплять противника отраженным блеском солнца». Эти щиты-пистолеты, без сомнения, являлись изящными поделками, но не играли никакой роли в общем развитии пистолета как оружия, происходившем на континенте быстрыми темпами благодаря усилиям многих оружейников, которые в конечном счете и снабжали Англию новыми конструкциями.

Один из таких пистолетов известен под названием «даг» или «дагге». Ранний аркебуз, называвшийся по-английски «hagbutt» или «haque», имел уменьшенный вариант, известный под названием «полухаг». Можно предположить, что этот «полухаг» был еще более уменьшен в размерах и превратился в пистолет-«даг». Это оружие имело колесцовый замок и было снабжено прикладом практически полукруглой формы. Отчет о снаряжении, доставленном в 1559 году из Фландрии, содержит упоминание о 18 000 «дагов», стоивших по 16 шиллингов 8 пенсов за штуку — громадное количество по весьма дешевой цене, при условии, что это были полноценные пистолеты. Как правило, «даги» были превосходным оружием, бывшим в ходу у знати, и его обладатели гордились им, насколько об этом можно судить по портретам графа Эссекса и Лестера Роберта Дадли работы Цуккаро1.

Инвентарная опись Тауэра за 1578 год отмечает наличие в запасах 500 пистолетов, однако шесть лет спустя Тайный совет предписывал гражданам Нориджа снабдить своих легких кавалеристов седельными пистолетами. В этих описях запасов Тауэра встречаются и необычные конструкции, как, например, «даг» с двумя стволами на одной рукояти». Также упоминается «белый (стальной) «так» с кремневым замком». Этот «так» представлял собой пистолет с расположенным сбоку металлическим приспособлением, служившим крюком для крепления оружия на поясе. Кроме, того там находились одиннадцать «таков», сработанных на манер «дагов», с кремневыми замками и двойными замками на каждом». Термин «двойной замок», по всей видимости, означал, что кремневый замок использовался одновременно с пиритовым, другими словами — колесцовым механизмом.

Нет сомнения, что в этой области начинали применять и кремневые замки, поскольку существует относящееся к 1588 году документальное подтверждение выплаты комендантом Нориджа денег оружейнику Генри Рэдоу за то, что он «приделал замок «снэпхенс» и новую рукоять к одному из старых пистолетов». Проблема слабости пружины колесцового замка уже упоминалась, и преимущества сильной пружины и высокой надежности кремневого замка быстро привели к его принятию в Англии. В царствование королевы Елизаветы кавалеристы получили взамен шпаги или палаша второй пистолет.

Дыхание надвигающихся перемен заметно в опубликованном в 1594 году сочинении сэра Хью Плата — «Сокровищница Искусства и Природы», в котором в числе прочего речь идет и о нарезных пистолетах.

Первым шагом вперед от колесцового замка стал испанский замок, или «микулет», в котором использовался кремень. Этот механизм находился целиком на виду, снаружи пистолета. Мощная основная пружина заставляла курок с зажатым в нем кремнем опускаться на вращавшуюся на оси крышку затравочной полки. Поверхность крышки была покрыта насечкой, что давало при ударе кремня обильные искры. Замок «микулет» получил свое наименование от слова, обозначающего испанских или португальских грабителей, которые им пользовались.

Этот замок иногда называют «полубатарейным», а его изобретение в 1560 году приписывают Симону Макварту. Среди оружейников города Аугсбурга в тот период было известно семейство Марквордт, два представителя которого в 1530 году были приглашены императором Карлом V в Мадрид. Старший из них носил имя Симон. Младший, его сын и тоже Симон, — el Hijo1, прозванный Макварте, возможно, и был автором нового изобретения.

Замком «микулет» пользовались многие годы, однако он не получил широкого распространения.

Замок «снэпхенс» отличался от этой конструкции тем, что его механизм для защиты от повреждений был помещен внутрь деревянного ложа; его создание относится примерно к тому же периоду. Различие, делаемое в наше время между «снэпхенсом» и кремневым замком, заключается в том, что в первом из двух механизмов крышка затравочной полки и огнивная пластина были отдельными деталями, а во втором они составляли единое целое. В действительности же в XVII веке термин «снэпхенс» обозначал все замки с кремнем и стальным огнивом.

Особое распространение пистолеты получили в царствование Иакова 1, когда проселочные дороги переполпились бродягами и грабителями, в ходу у которых, не считая ружей, луков и стрел, были, как правило, еще и пистолеты. Любопытно было бы выяснить, какой из типов этого оружия был тогда настолько дешев, чтобы им мог пользоваться подобный сброд; возможно, это была одна из конструкций с кремневым замком.

В казенном прейскуранте для оружейников, выпущенном в 1631 году, указаны следующие цены: кремневые пистолеты с ключом (что должно означать пистолеты с колесцовым механизмом) — 3 фунта стерлингов за пару, а кавалерийские пистолеты с замками «снэпхенс» и комплектом принадлежностей — 1 фунт за пару. В 1637 году особо указывалось, что пистолетные стволы не должны быть короче 14 дюймов.

Хотя пистолету, как оружию самообороны, отдавалось предпочтение джентльменами, он также использовался и простыми кавалеристами в качестве боевого оружия. В 1632 году капитан Крузо опубликовал богато иллюстрированную книгу, где среди прочего находятся картинки, изображающие тренировки кирасир по применению пистолетов. Автор указывал на необходимость для кавалериста «двух добрых кремневых пистолетов в седельных кобурах», имеющих ствол длиной 18 дюймов и калибр в двадцать пуль на фунт свинца. Аркебузир также имел' пистолет и в придачу к нему — как отмечено со старомодной причудливостью — «патронташ и собственный рот для хранения пуль».

Несмотря на широкое распространение пистолета за границей, в Англии он оставался оружием джентльменов. Во время Гражданской войны аристократы, обладавшие этим оружием, так им гордились, что даже на портретах их изображали с колесцовым пистолетом в одной руке и спаннером, или ключом для завода его механизма, — в другой. В 1639 году Роберт Вард, автор книги «Критические замечания о действиях боевых», предназначавшейся для офицеров лондонского ополчения, сообщал, что стрельба из «наших английских пистолетов» отличается от «пистолетов кремневых» в том, что первые снабжены неким «задним замком», или замком-собачкой, который представлял собой предохранитель, позволявший держать курок взведенным, не рискуя произвести случайный выстрел. Однако в то время колесцовые пистолеты в Англии уже отживали свой век.

Вопрос о нарезных стволах был рассмотрен вновь, и выданный в июне 1635 года патент специфицировал нарезку, процесс изготовления и резьбовое крепление ствола. Пистолет с навинчивающимся стволом, изготовленный, как утверждают, примерно в 1650 году Э. Ни-кольсоном из Лондона, имел выполненный в форме пушки ствол длиной в 1 фут с восемью нарезами. Последние должны были обеспечивать этому оружию весьма высокую по тем временам точность боя. Дополнительным усовершенствованием служило шарнирное приспособление, благодаря которому ствол после отвинчивания оставался прикрепленным к рукояти — необычное удобство для всадника, впрочем весьма похожее на конструкцию карабина «a canon brisee», несколько позже получившего распространение во Франции. Наличие нарезного ствола у пистолета, использовавшегося главным образом для ближнего боя, не имело особого смысла, в то же время преимущество резьбового крепления ствола заключалось в возможности заряжания оружия с казенной части.

Такие пистолеты со стволами в форме пушки были распространены в царствование Карла I. В результате отвинчивания ствола открывалась массивная зарядная камера, в которую закладывали порох и пулю. Для плотного навинчивания ствола в нем были предусмотрены углубления, позволявшие применять специальный «ключ». Одним из преимуществ такой системы заряжания с казны была возможность применять пули несколько более крупные, чем калибр ствола, благодаря чему быстро расширяющиеся при выстреле газы создавали сильное давление и, следовательно, сообщали пуле большую скорость. Пистолет, оставленный королем Карлом в Уинслоу-Холл в Лестершире после сражения при Нэзби1, принадлежал к этому типу.

К сожалению, термин «винтовой ствол» породил известную неопределенность, а именно непонятно, относился ли он к стволу, присоединяемому к казенной части при помощи резьбы, или же к нарезному стволу, полученному процессом «Бинтования». Подобные казнозарядные пистолеты с бронзовым стволом, выполненным в форме пушки, были широко распространены вплоть до царствования королевы Анны, и, хотя некоторые из них имели нарезку, большая их часть была гладкоствольной. В оружии, предназначенном для рукопашной схватки, нарезной ствол был совершенно излишним, к тому же зачастую в некоторых пистолетах этого типа, имевших ствол длиной всего в пару дюймов, для подобного изыска просто не было места. Эти крошечные карманные пистолеты пред-назнались для самозащиты от грабителей и разбойников с большой дороги.

Другая разновидность этой конструкции известна под названием «поясные или подвязочные пистолеты». Они были среднего размера, с рукоятью, снабженной специальным выступом, не позволявшим оружию, заткнутому за пояс, провалившись, потеряться. Выпускавшиеся в различных модификациях, они пользовались популярностью среди моряков — от пиратов до добропорядочных морских капитанов. Вариант этого пистолета, устроенный по типу мушкетона, с широким раструбом на конце ствола, предназначенный для стрельбы крупной дробью или картечью, также был распространен на море из-за большого веса снарядов, которыми можно было заряжать ружья. Дальность стрельбы в данном случае не имела особого значения по сравнению с широтой поражения расстреливаемой толпы.

 

«Лондонская газета» за 21—24 января 1678 года помещала объявление о потерянном «футляре с пистолетами с резьбовыми стволами», а когда в 1689 году был убит сэр Джордж Локард, сообщалось, что убийца использовал «нарезной карманный пистолет». Не возникает никакого сомнения, о каком оружии идет речь в этих старинных заметках, и может статься, что упомянутое смешение понятий возникает только в умах современных авторов.

В 1661 году маркизу Вустеру был выдан патент на «изобретение, как делать ружья или пистолеты, кои перезаряжать возможно за одну десятую часть минуты из особой для той цели назначенной пороховницы — одна четвертая часть оборота ствола запирает его так прочно и основательно, как могла бы целая дюжина поворотов винта». Мы не располагаем прочими подробностями, но делались предположения, что помянутая четверть оборота ствола открывала казенник, в который можно было заложить порох и пулю. Оружие того времени, которое могло бы попасть в описываемую категорию, либо имело винтовую муфту, запиравшую казенник, либо резьбовое крепление ствола. Очевидно, что в описании фигурирует не обыкновенный, хорошо известный вывинчивающийся ствол, но, возможно, некая система разрывной резьбы (наподобие применяемой в значительно более поздних цилиндрических орудийных затворах), допускавшая его быстрое отделение.

В царствование Карла II было указано, чтобы длина пистолетного ствола составляла не менее 14 дюймов, а сэр Джеймс Тернер в 1683 году писал, что она может достигать и двух футов. В одной французской работе по военным вопросам утверждается, что длина военного пистолета была примерно 21/, фута — что по современным стандартам очень много, — причем, несмотря на такую длину, пуля из него «летит шагов на сорок или около того» — не слишком впечатляющее достижение.

В начале XVIII столетия был предложен новый тип замка, который стали использовать в пистолетах вместе с наворачивающимся «пушечным» стволом. Прежде большинство замков устанавливалось справа от п'т/голета и монтировалось на единой металлической пластине. Новая конструкция получила название коробчатого замка и отличалась наличием пластины как справа от нее, так и сверху. Механизм оказывался, таким образом, внутри своего рода металлической коробки и не был частично окружен деревом, как в прежних системах. В замке, изготавливавшемся обыкновенно из бронзы, курок с затравочной полкой и стальным огнивом помещался теперь сверху. Эта конструкция также не была военным оружием, но предназначалась для ношения в кармане верхней одежды в качестве средства самообороны.

Хотя бронзовые «пушечные» стволы все еще использовались, большее распространение в тот период получили стволы из стали, для отвинчивания которых использовались короткие внутренние канавки с подогнанным под них ключом. Эти канавки иногда ошибочно принимают за нарезы, однако, поскольку они часто имели д ину всего в полдюйма, их практическое значение в этом смысле было пренебрежимо мало. Эти маленькие пистолеты с коробчатым замком, столь популярные во времена правления королевы Анны, производили такие английские мастера, как Перри, Арчер и Барбер.

В тот же период в Шотландии обычными стали цельнометаллические пистолеты, которые впоследствии с несомненной пользой для себя были скопированы и мастерами других государств. Такое оружие, однако, не всегда выполнялось целиком из металла: образцы 1600 года имели деревянное ложе. Подобный пистолет представлял собой в такой степени оригинальную конструкцию, что король Иаков I мог послать его в дар испанской инфанте в качестве примера шотландского оружейного мастерства. Шишка на конце рукояти к 1620 году получила свою характерную, похожую на тюльпан форму, а затем приобрела вдавленный силуэт почки. В 1646 году город Дауни в графстве Стирлингшир был центром процветающего ремесленного производства. Подобные пистолеты там изготовляли такие знаменитые оружейники, как Томас Кэделл и некоторые другие. В 1650 году деревянные детали стали оправлять металлом, а к концу столетия прочно утвердилась цельнометаллическая версия пистолета с рукоятью, заканчивавшейся «бараньими рогами». В начале XVIII века цельностальной кремневый пистолет был непременной принадлежностью костюма любого прилично одетого шотландца, а в Европе такие пистолеты даже назывались «Ecossaise»1.

Даже часто упоминаемые, но остающиеся загадкой пистолеты марки «Segallas» относились к категории шотландских.

Поскольку такие пистолеты были в чести у шотландцев, то нет ничего удивительного в том, что в 1739 году, когда отряды «Черной стражи»2 были сведены в полк, им выдали именно это оружие, изготовленное оружейником Бисселом, работавшим, по имеющимся сведениям, в Лите примерно в 1740—1770 годах. Его носили на геле спереди, прикрепляя при помощи длинного стального язычка, проходившего вдоль ствола к дулу, — приспособления, применявшегося также в кавалерийских

пистолетах.

Рукоять пистолета шотландских горцев заканчивалась двумя завитками, известными под названием «бараньи рога», между которыми находилась шишечка, вывинтив которую можно было достать пробойник для прочистки запального отверстия. Другой стандартный вариант этого оружия, с рукоятью, заканчивавшейся шишкой в виде почки, производил Джон Уотерс из Лондона. Хотя, как правило, такие оружейники, как Джеймс Майкл, Джон Мэрдох из Даун и, Кэмпбелл Мак-Наб и некоторые другие, изготавливали цельностальные пистолеты, подобное оружие делалось также и из бронзы — к примеру, такой пистолет работы Т. Мэрдоха из Лита можно видеть в коллекции Фарквахарсона в Музее Виктории и Альберта. Подобное оружие, выполнявшееся по частным заказам, обыкновенно богато украшалось и не имело предохранительной скобы короткого спускового крючка, который заканчивался крупной шишкой. Шотландские пистолеты было приказано снять с вооружения в начале революции в Америке, поскольку их сочли непригодными для ведения войны в лесах.

В то время как в армии стремились к созданию стандартного пистолета и пули, военный флот довольствовался практически любым оружием, начиная от изящных сложных конструкций, купленных за свой счет офицерами, и кончая грубыми трофейными железками. Точность боя играла здесь незначительную роль по сравнению с надежностью, при этом предпочтительнее было, если оружие было способно стрелять тяжелыми зарядами. Предпочтение отдавалось стволам из бронзы или пушечного металла, которые не поддавались коррозии, что имело отнюдь не последнее значение на морском воздухе. Создание стандартного пистолета продвигалось медленно. Простой кремневый пистолет, подобно его большой сестрице «Коричневой Бесс», продолжал оставаться широко распространенным даже в XIX столетии, несмотря на предпринимавшиеся по всему миру попытки модернизации старых и изобретения новых конструкций. Даже такое незначительное усовершенствование, которое препятствовало бы потере шомпола при заряжании сидя верхом на лошади, не было найдено, пока Иезекиль Бейкер не предложил поворотного крепления, которое получило всеобщее распространение. Тем не менее попытки совершенствования пистолета не прекращались, и наиболее значимые среди них были направлены на создание многозарядного или многоствольного оружия.

 

МНОГОЗАРЯДНЫЕ ПИСТОЛЕТЫ

 

Подобно тому как пушка и мушкет для увеличения огневой мощи снабжались более чем одним стволом, тот же самый принцип в разные периоды применялся и к пистолетам. Есть сведения, что двуствольный пистолет был изобретен в 1543 году в Мюнхене. Существовали и пистолеты с двойной detente^, имевшие два параллельных ствола и по два замка и два спусковых крючка.

Двуствольные пистолеты начала XVII столетия делались по типу некоторых больших ружей, а именно они имели два ствола с независимыми затравочными полками, которые, однако, вращались вокруг центральной оси, что позволяло стрелять из них с помощью единственного спускового механизма.

Следует упомянуть и другое направление исследований — попытки зарядить один ствол несколькими зарядами и пулями. Подобная практика может показаться крайне опасной, однако она была широко распространена в начале XVII столетия. В один ствол помещалось два заряда и две пули, расположенные таким образом, что каждый из зарядов можно было воспламенить с помощью двух кремневых или колесцовых спусковых механизмов. Сперва надо было пустить в ход передний замок, затем, чтобы завершить этот достаточно рискованный процесс, — и второй. Не считая возможной человеческой ошибки при выборе нужного спускового крючка, двойное заряжание было опасно еще и потому, что горящие газы от первого выстрела могли воспламенить второй заряд. Несмотря на это, идея ока-чал ас ь очень живучей — известно, что подобное оружие, снабженное уже пистонными замками, продолжало использоваться даже в середине XIX века, когда был изготовлен пистолет Линдсея. Он имел в казенной части два ударника, срабатывавших от одного спускового крючка. Первое нажатие на него производило первый выстрел, следующее — второй.

По имеющимся сведениям, самый ранний экземпляр многозарядного огнестрельного оружия для стрельбы с одной руки, сохранившийся в Англии, — это пистолет с замком «снэпхенс», находящийся в Королевском военном музее в районе Уайтхолл.

Его конструкции присуще множество особенностей, характерных для современных револьверов. Он имеет бронзовый барабан с шестью зарядными камерами, каждая из которых снабжена собственной огнивной полкой. Цилиндр прикрыт внешней защитной крышкой из бронзы. Имеется даже механизм для автоматического поворота цилиндра при взводе курка — решение, впоследствии повторно найденное Сэмуэлем Кольтом и по сию пору применяемое в его предназначенных для пограничников револьверах. Это оружие весит более 6 фунтов, имеет длину 21У2 дюйма и снабжено боковым выступом, который позволяет носить его за поясом. Известны и другие экземпляры такой конструкции, но об их производителе можно только догадываться, поскольку клеймо на них отсутствует.

Во времена правления Карла II часто пользовались пистолетами револьверного типа, а в протоколах Королевского общества упоминаются системы, для нас утерянные. Например, мы узнаем об изобретении, продемонстрированном принцу Руперту в марте 1664 года. Это был «пистолет, стреляющий с такой быстротой, с которой только возможно его нацеливать, и притом когда угодно можно стрельбу прекратить, и в том оружии движение огня и пули употреблено для его нового заряжания порохом, пулей и затравкой, а также и для взвода курка». К сожалению, никаких дополнительных подробностей не сохранилось, а идея использования пороховых газов для перезарядки оружия возникла вновь только спустя 200 лет.

Сохранился револьвер с тремя зарядными камерами, имеющий клеймо «Gorgo, Londini». Вероятно, он был изготовлен в Италии, а клеймо поставлено в Лондоне, чтобы избежать неприятностей с лондонскими оружейниками. Это оружие имеет затвор, который надо вращать вручную. Вообще все ранние револьверы и многозарядные пистолеты интересны скорее своей необычностью, а не тем, что они стали признанными конструкциями. По всей видимости, почти все они были иностранного производства, и мода на них быстро прошла — вероятно, из-за того, что дополнительные заряды в этом оружии были склонны к детонации от первого же выстрела.

В начале первого десятилетия XVIII века была разработана более надежная конструкция. В ней вращающийся барабан подготавливался к следующему выстрелу с помощью расположенного сбоку рычага. В нью-йоркском Метрополитен-музее хранится такой пистолет, принадлежавший якобы лорду Нельсону.

Револьвер с кремневым спусковым механизмом был сконструирован примерно в 1809 году изобретателем из Бостона, штат Массачусетс. Его звали Элайша Г. Кол-лиер. Не сумев получить финансовой поддержки у себя на родине, он отправился в Англию, где в 1818 году получил на свое изобретение патент. В своей мастерской на Стренде он изготавливал револьверные пистолеты и многозарядные ружья. Револьвер Коллиера имел пять зарядных камер, сужавшихся к концу и плотно входивших в имевший соответствующую форму конец ствола. Цилиндр запирался в боевом положении пружиной, что препятствовало прорыву пороховых газов. В некоторых из его револьверов имелся механизм, автоматически подсыпавший на огнивную полку затравку до десяти раз подряд.

В 1815 году парижский оружейник Ленорман предложил, в свою очередь, пистолет с пятью вращающимися стволами, а также изготовил револьвер с пистонным замком, имевшим курок двойного действия. Пистолет, изготовленный позднее парижанином по фамилии Де-визм, имел семь стволов, а еще одна конструкция, «Ма-риетт», при посредстве отдельных стволов, навинчивавшихся на казенную часть с несколькими капсюльными трубками, могла делать двадцать четыре выстрела подряд.

Заряжание пистолетов с дула все еще было признанным способом, но признаком общего направления развития в сторону револьверов могло служить широкое распространение пистолета, носившего название «перечница». В этой «перечнице» имевшиеся в наличии шесть стволов были объединены в монолитный блок, вращавшийся вокруг центральной оси и подставлявший пистоны каждого из стволов под располагавшийся сверху общий ударник. Нажатие на спусковую скобу взводило ударник, поворачивало стволы на 60 градусов, после чего спускало ударник на пистон. Большой вес ствольного блока требовал общей экономии веса, вследствие чего стволы делались короткими, во многих случаях — короче трех дюймов. Таким образом, этот дульнозарядный пистолет был пригоден исключительно для стрельбы с малого расстояния или по крупным целям.

Первоначально брандтрубки (держатель пистона с запальным каналом) и пистоны располагались радиально относительно центра ствольного блока, и, когда каждая из его секций оказывалась сверху, закрепленный на рукояти над спусковым механизмом курок или ударник поднимался и резко ударял по пистону, детонируя содержащуюся в нем крупинку фульмината. Чтобы не допустить выпадения пистонов, вокруг почти всей окружности цилиндрического ствольного блока была установлена защитная планка на расстоянии, достаточном для выполнения ее функции, но не препятствующая вращению. Позднее пистоны и брандтрубки стали размещать горизонтально, в направлении к стрелку. Это потребовало замены старого курка затылочным ударником — деталью, которая развилась в курок, хорошо известный по современным револьверам. Добавление к этому ударнику выступающего рычажка дало возможность взводить механизм нажатием большого пальца.

Предпринимались и другие попытки облегчить центральный блок, а примерно в 1840 году некто Кухенрей-тер из Регенсбурга предложил конструкцию пистолета с укороченной группой зарядных камер, к которым он добавил только один ствол, укрепленный перед верхней камерой. В результате возник пистолет, весьма похожий на пистолет Карла I, о котором уже упоминалось. Ствол крепился к рукояти L-образной металлической деталью, которая проходила под вращающейся частью. Цилиндр теперь вращался на оси, закрепленной с обоих концов, а не с одного, как делалось прежде.

В середине столетия Бейкер также изготовил нарезной револьвер аналогичной конструкции.

По мере устаревания «перечницы» часто модернизировали на новый манер путем урезания ствольного блока и добавления единственного нового ствола. Это приводит к неразберихе при идентификации старых переделанных экземпляров.

Однако прежде чем револьверная система окончательно закрепила свои позиции, свои идеи в этой области испробовали и другие изобретатели. Существовал, например, разработанный в 1859 году пистолет Шарпа «Защитник», имевший четыре ствола и единственный игольчатый механизм, перемещавшийся после выстрела к следующему заряду при помощи храпового колеса. Кроме того, существовал пистолет Марстона, три ствола которого располагались вертикально один над другим, а выстрелы производились ударником, который при нажатии на спусковой крючок перемещался сверху вниз. Даже ранние пистолеты фирмы «Ремингтон» имели четыре или пять стволов, в некоторых вариантах вращавшиеся как единое целое. Поразительная конструкция Джейна Хармоники имела десять стволов; этот пистолет вызывал ассоциации со средневековым orgelgeshutze. Стволы были расположены параллельно, а весь ударный механизм перемещался к новой позиции после нажатия на спусковой крючок двойного действия и производства выстрела. В Англии Ланкастер производил пистолет с четырьмя стволами, в котором ударник перемещался по кругу.

Но вернемся к настоящему револьверу. Говорят, что Кольту не исполнилось и двадцати лет, когда он еще в 1830 году разработал конструкцию шестизарядного оружия. На корабле «Корло», направлявшемся из Бостона в Калькутту, он убивал время, вырезая из дерева модель своего идеального пистолета. И хотя капитан корабля посмеивался, глядя на результаты его работы, новый пистолет спустя шесть лет уже был запущен в производство на заводе Производственной компании патентованного огнестрельного оружия в Петерсоне, в штате Нью-Джерси. Несмотря на то что в описании патента, полученного Кольтом в 1835 году, утверждалось, что поворот барабана на требуемый угол при помощи храпового механизма являлся одним из предложенных новшеств, такие оружейники, как Твигг, Хантер и некоторые другие, намного раньше производили револьверы с кремневым замком, в которых барабан поворачивался вручную с применением храпового колеса.

В то время, когда Сэмуэль Кольт между 1835 и 1847 годами получал свои патенты, конструирование револьверных пистолетов уже развивалось в правильном направлении. Приехав в 1851 году в Пимлико, чтобы начать производство револьверов, он преуспел совсем незначительно, выпустив только небольшое их количество для англо-индийской армии.

Его оружие было популярно в Соединенных Штатах, но в целом не было принято на вооружение британской армией. Первая модель для Кольта была выполнена Энсоном Чейсом, оружейником из Коннектикута. Однако вследствие близкого расположения брандтрубок при первом же выстреле «из солидарности» одновременно детонировали и все остальные заряды. Но изобретатель вскоре исправил эту ошибку, и получившееся в результате оружие приобрело вид, очень похожий на выпускаемый и сегодня армейский револьвер со спусковым механизмом однократного действия. Последнее означает, что, когда курок большим пальцем отводится назад, барабан поворачивается на требуемый угол и подводит следующую пулю на ее место перед стволом. Чтобы выстрелить, необходимо еще нажать на спусковой крючок. В оружии с механизмом двойного действия нажатие на спуск не только производит выстрел, но и подготавливает следующий заряд.

В Англии заслуга производства серии револьверов принадлежит лондонскому оружейнику Роберту Адам-су. Его имя ассоциируется с пистолетом 436-го калибра конструкции Дина и Адамса, который был запатентован в 1851 году и продемонстрирован на «Великой выставке»1 в Гайд-парке.

 

Опубликованный в 1863 году «Справочник по малому огнестрельному оружию» называет это оружие стандартным. Пистолет имел одну замечательную особенность — добавочную полосу поверх барабана, которая покончила со слабостью конструкции, присущей его предшественникам, и послужила созданию револьвера с жесткой рамой. Это оружие, как и револьвер Кольта, производилось в массовых количествах, а потому между двумя фирмами возникло соперничество. Комитет по малому огнестрельному оружию одобрил пистолет Дина и Адамса, вследствие чего он был принят на вооружение как в Англии, так и в Ост-Индской компании для ее кавалерии.

Результаты испытаний, проведенных в Вулвиче непосредственно перед началом Крымской войны, побудили правительство заказать до 40 000 кольтов, однако и у пистолета Адамса были свои приверженцы, которые не только использовали его во время Крымской войны, но и позднее очень высоко о нем отзывались. В 1855 году к пистолету Адамса был добавлен спусковой механизм двойного действия конструкции Бомона, что сильно увеличило его популярность. Позже введение петельного крепления курка позволило его усилить, и в 1856 году британское правительство наконец официально постановило принять пистолет Адамса на вооружение. Признание конкурирующей конструкции оказалось для лондонской фабрики компании мистера Кольта слишком тяжелым ударом, в результате чего она позднее сконцентрировала все внимание на своем американском заводе, оставив поле конкурентной битвы в Англии местной фирме. Тем не менее «Справочник по малому огнестрельному оружию» в 1863 году отмечает, что в армии используются как пистолеты Адамса 436-го калибра, так и кольты 358-го калибра.

Все эти пистолеты заряжались с дула, но на подходе уже был казнозарядный револьвер. В его появлении важную роль сыграла американская компания «Смит и Вессон». Уже в 1851 году там проводились эксперименты с различными типами патронов, включая и металлические. Следует отметить, что в этот период пути развития пистолета и винтовки разошлись — барабанная конструкция револьверных пистолетов оказалась непригодна для винтовок, как неприменим оказался для пистолетов скользящий цилиндрический винтовочный затвор. Фирма «Смит и Вессон» использовала патент, выданный в 1855 году Роллину Уайту, который предложил делать камеры в барабане сквозными, благодаря чему создавалась возможность заряжания с казенной части. Барабан перестали крепить к рукояти, и предложенная в 1861 году жесткая рамная конструкция револьвера была примерно через три года заменена откидной. Это означало, что при открывании защелки ствол вместе с барабаном откидывался вперед от рукоятки и курка. Откидная конструкция была использована также другими оружейными компаниями Соединенных Штатов, а позднее — и английской фирмой Виблея. В Англии пистонный револьвер занимал господствующее положение вплоть до 1863 года, когда компания Трентера из Бирмингема получила патент на казнозарядный револьвер, использовавший патроны бокового воспламенения. «Смит и Вессон» вначале также применяла такие патроны, но введение патронов с центральным расположением капсюля окончательно определило схему заряжания с казны. Револьвер Трентера вмещал шесть патронов, причем стреляные гильзы извлекались вручную с помощью расположенного у ствола рычага, который для этого вводил в патронное гнездо специальный шток. В револьвер ЗО-го калибра конструкции Мура образца 1865 года патроны вставлялись с передней части барабана, но заряд детонировал от удара бойка по основанию гильзы. Трен-тер выпустил версию своего казнозарядного револьвера, в основном не отличавшуюся от его конструкции 1863 года, в которой использовались патроны с боковым расположением капсюля, но снабженную простым штоком-эжектором. Патроны центрального воспламенения уже применялись в винтовке Снайдера, однако работали в ней неудовлетворительно. Новые возможности для усовершенствования открылись после того, как полковник Боксер выпустил свой патрон с цельнолатунной гильзой.

Джон Адаме, брат уже упоминавшегося изобретателя, запатентовал в октябре 1867 года заряжавшийся с казны револьвер, который британское правительство официально приняло в качестве замены дульнозарядно-го пистолета Бомона—Адамса. Новая конструкция представляла собой револьвер с жесткой рамой и барабаном на шесть патронов калибра 450. После официального одобрения его конструкции Адаме ушел из Лондонской оружейной компании и основал на Стренде собственное производство — Компанию Адамса по производству малого патентованного оружия. Другие фирмы производили варианты его системы. В 1868 году Виблей выпустил для Королевской ирландской полиции револьвер с жесткой рамой 450-го калибра, который также был принят во многих колониях на вооружение собственных полицейских сил.

После разработки способов закладки патронов и производства выстрелов следующим процессом, требовавшим усовершенствования, явилось удаление из камер барабана стреляных гильз. Штоки-эжекторы были просты, но действовали недостаточно быстро — даже при условии совмещения штока с рычагом. Однако тип револьвера с откидным стволом и барабаном — «ломающийся» — давал возможность ввести для этой цели независимую пластину. Галан и Соммервиль из Лондона и Парижа предложили первый европейский револьвер с экстрактором в 1878 году. С помощью рычага ствол вместе с барабаном на штоке выдвигался вперед, оставляя стреляные гильзы на отдельной пластине. К несчастью, конструкция пистолета не обеспечивала газонепроницаемости. Но та же самая идея применения пластины или сегмента пластины, примененная в револьверах откидной системы, прекрасно работала. Когда передняя часть оружия откидывалась вперед, пластина со стреляными гильзами поднималась вверх, давая возможность легко их выбросить. Создание этого механизма заняло период с 1870 по 1890 год, но решение, однажды найденное, долго применялось на практике.

Следующим револьвером, официально принятым на вооружение британской армии, стал Энфилд 455-го калибра, производившийся около 1872 года на Королевских оружейных заводах и сконструированный, что довольно странно, сотрудником-американцем, которого звали О. Джоунз. Это оружие было заменено в 1893 году револьвером Виблея, который рассматривался в Англии приблизительно так же, как кольт в Соединенных Штатах. Эта фирма начинала с производства дульнозарядных револьверов и предложила много удачных конструкций, таких как уже упоминавшийся револьвер 455-го калибра РИК для Королевской ирландской полиции и другие, носившие прелюбопытные названия: «Британский бульдог» и «Полицейский метрополий», оба выпущенные в 1883 году, револьверы «Армейский экспресс» и «Китайский флотский». «Модель IV» стала штатным армейским револьвером в 1893 году, но впоследствии модифицировалась вплоть до «Модели VI». Все эти револьверы имели барабан, поворачивавшийся непосредственно перед выстрелом после нажатия на спусковую скобу, которое одновременно взводило курок. В 1900 году под маркой «Виблей—Фосбери» появился вариант этого оружия, в котором для получения почти полностью автоматического действия был применен новый принцип использования импульса отдачи.

Кавалер Креста Виктории подполковник Дж.В. Фосбери принял револьвер Виблея за основу при реализации своей идеи, которая, среди прочего, включала нанесение на внешнюю поверхность барабана диагональных канавок, облегчавших его поворот. После выстрела возвратная пружина приводила ствол на место одновременно с выбросом стреляной гильзы. Эта конструкция осталась единственной, в которой был применен полуавтоматический принцип; в более поздних револьверах Виблея использовался обычный механизм.

Несмотря на то что существовали экспериментальные конструкции, в которых пороховые газы или отдача использовались для чего-то иного, кроме выстреливания пули, первый оправдавший себя коммерчески автоматический пистолет появился только в 1893 году; это был пистолет Борхардта. Он имел магазин, вмещавший восемь патронов, и использовал отдачу для отвода назад цилиндрического затвора, который выбрасывал стреляную гильзу и проводил перезарядку. С ним комплектовался добавочный приклад, с помощью которого этот пистолет можно было превратить в своего рода карабин. Конструкции Бергмана в 1894 году и Маузера в 1898-м отметили шаги, сделанные в этом направлении немцами, в то время как Браунинг в 1898. году в Америке и Клер во Франции показали, как широко распространились подобные эксперименты. Британская конструкция Виблея—Фосбери была уже здесь упомянута.

 

1900 год был поворотньш пунктом в развитии автоматических пистолетов. Несмотря на изобилие сильно отличавшихся друг от друга конструкций, в основном — заграничных, британцы остались верны револьверу. Он оставался штатным оружием во время Первой мировой войны и был выбран на эту роль по той причине, что каждый его выстрел мог быть гарантированно направлен по назначению, в то же время стрельба из автоматического пистолета ведется беспорядочно, и это оружие способно всего за несколько секунд растратить все патроны, не поразив при этом цель и оставив своего владельца беззащитным.

 

Следующая страница >>>