Вся электронная библиотека >>>

 Витус Беринг >>>

  

 

витус беринг  Вторая Камчатская экспедиция Витуса Беринга


Раздел: Русская история

 

ПРЕДИСЛОВИЕ РЕДАКТОРА

  

 

Большой научный и практический интерес к вопросу о том, соединяется ли Азия с Америкой, был основной причиной снаряжения русским правительством в первой половине XVIII века двух экспедиций, получивших название камчатских, во главе которых стоял капитан Витус Беринг.

Первая из них, отправленная из Петербурга в 1725 году и вернувшаяся в 1730 году, не разрешила поставленных перед нею задач, что и явилось причиной посылки в 1733 году второй экспедиции.

Вторая экспедиция и по организации и по поставленным ей целям весьма отличалась от первой, и результаты работ ее по изучению Сибири и северо-западной Америки составляют одну из славных страниц в истории русской науки. Участники экспедиции в труднейших условиях проделали громадную работу по описанию побережья Северного Ледовитого океана, собрали на месте более или менее точные данные об Японии и совершили первое плавание к берегам Америки, во время которого получили много сведений не только о последней, но и о многочисленных островах, лежащих между Камчаткой и Аляской.

Не менее блестящими были результаты работ сухопутного отряда экспедиции, которым руководили академики Г. Ф. Миллер и И. Г. Гмелин. В течение 1733 — 1746 годов они и их сотрудники объехали весьма большую территорию Сибири и собрали громадное количество сведений об ее природных условиях и богатствах, ее народах, их настоящем и прошлом. Все Эти драгоценные материалы и до сих пор еще не вполне освоены нашей наукой.

Сведения об экспедициях Беринга и особенно об их результатах появились в русских и в иностранных изданиях уже в первой половине XVIII века, но только в 1758 году, вместо отрывочных и случайных известий о них, один из участников второй экспедиции Беринга академик Г. Ф. Миллер напечатал довольно подробное «Описание морских путешествий по Ледовитому и Восточному морю с российской стороны учиненных», в котором дал впервые основанный на архивных материалах рассказ о том, что было сделано участниками второй экспедиции Беринга. Труд Г. Ф. Миллера, появившийся одновременно на немецком и русском языках, был вскоре переведен на английский и французский языки и подучил таким образом широкое распространение. Этот труд явился прекрасной книгой., которая ярко запечатлела выдающиеся плавания и исследования русских людей по освоению Ледовитого и Тихого океанов до середины XVIII века.

Впоследствии было издано много других работ, посвященных той же теме, и было напечатано много новых материалов о русских экспедициях XVII и первой половины XVIII века к северу и к востоку Сибири, но этот самый ранний исторический труд о них, по словам профессора Гольдера, специально изучавшего историю русского продвижения на север и на восток к берегам Америки, остался лучшим из того, что было написано об экспедициях Беринга.

Свою научную ценность труд Г. Ф. Миллера сохранил потому, что автор умело использовал многие материалы (судовые журналы, дневники и т. п.), оставленные участниками экспедиций Беринга, в частности теми из них, которые совершили во главе с Берингом в 1741 году плавание из Петропавловской, гавани на Камчатке к берегам Америки.

Из всех славных подвигов русских моряков, входивших в состав второй Камчатской экспедиции Беринга, именно это плавание привлекало до сих пор наибольшее внимание. Интерес к нему особенно усилился, когда в конце XVIII века П. С. Палласом был издан дневник одного из участников этого плавания, крупнейшего ученого первой половины XVIII века Г. В. Стед- лера, состоявшего адъюнктом Академии наук и с большим воодушевлением, глубоким интересом и знанием дела изучавшего в 1739—1745 годах Сибирь и Камчатку.

По приглашению В. Беринга, Стеллер принял участие в плавании 1741 года к берегам Америки, которое ярко и живо описал в своем дневнике. Труд Стеллера был известен Г. Ф. Миллеру, и из него он сделал несколько извлечений. В последние годы этот драгоценный источник наших сведений о знаменитом плавании русских к берегам Америки вновь привлек к себе внимание: в 1925 году он появился в английском переводе и под редакцией и с примечаниями профессоров Гольдера, Стейне- гера и других американских ученых, а в недавние годы к тому же дневнику написал комментарий Л. С. Берг в своей весьма «енной книге «Открытие Камчатки и экспедиции Беринга». В 1936 году тот же дневник и другие материалы о Стеллере были вновь использованы американским профессором Стейне- гером для его большой и интересной биографии Стеллера, где он дал еще один комментарий к упомянутому дневнику.

Профессор Гольдер в 1922 году опубликовал также в английском переводе судовые журналы обоих русских кораблей — «Св. Петра» и «Св. Павла», плававших в 1741 году под командой В. Беринга и А. И. Чирикова к берегам Америки.

В последние годы в американской литературе появилось много статей и отдельных работ, в которых вопрос о роли русских в истории открытия и изучения Америки ставится неоднократно и освещается не всегда правильно и в соответствии с имеющимися данными. Вместе с тем, исследование связей населения северо-западной Америки с населением восточной Сибири, производимое американскими антропологами, археологами п другими учеными, весьма повышает научное значение русских источников, в которых имеются известия об этом.

При таком положении дела значительным событием явилось приобретение в конце 1938 года Государственной публичной библиотекой им. М. Е. Салтыкова-Щедрина в Ленинграде рукописи Свена Вакселя, одного из участников второй Камчатской экспедиции Беринга, после его смерти в конце 1741 года принявшего командование судном «Св. Петр».

Во время плавания в Америку Ваксель вел журнал, использованный им вместе с журналами и материалами других участников второй экспедиции Беринга для составления того труда, которым и явилась рукопись, приобретенная Государственной публичной библиотекой им. М. Е. Салтыкова-Щедрина.

О существовании этого рукописного труда Свена Вакселя стало известно в 1891 году, когда ученый хранитель Зоологического музея Академии наук Е. Бюхнер сообщил о нем в своей работе о морской корове, напечатанной в одном из изданий Академии наук. Труд С. Вакселя, по словам Е. Бюхнера, хранился тогда в «царскосельском отделении собственной его императорского величества библиотеки». Е. Бюхнер не мог установить, когда и от кого поступила рукопись в дворцовую библиотеку. Он использовал этот рукописный труд для своей работы, привел несколько извлечений из него и воспроизвелА некоторые рисунки рукописи.

Когда в 1920-х годах в Петрограде работал профессор Ф. Гольдер, он не мог уже получить рукопись С. Вакселя: она оказалась утерянной. Правильнее будет сказать, однако, что после 1917 года, по ликвидации бывшей царскосельской дворцовой библиотеки, рукопись Вакселя попала к частному лицу, так как в 1922 году Л. С. Берг пользовался ею для своей работы об «Открытии Камчатки и экспедициях Беринга». С тех пор никаких известий об этой рукописи не было, пока в последние месяцы 1938 года не стало известно из газет, что рукопись Вакселя продается в одном из книжных магазинов, где она и была приобретена Государственной публичной библиотекой им. М. Е. Салтыкова-Щедрина в Ленинграде.

Как показывает описание рукописи, данное ей в 1891 году Е. Бюхнером, рукопись № 2/39 Государственной публичной библиотеки та же самая, которой пользовался и он. Она по- прежнему в переплете и содержит 203 страницы, написанных по-немецки четким почерком С. Вакселя, автографы которого воспроизводились не раз. Рукопись состоит из титульного листа, предисловия (стр. 2—4), оглавления (стр. 5—7) и текста его труда (стр. 6—190), к которому имеются приложения: копия донесения, поданного Вакселем капитану А. И. Чирикову 11 октября 1744 года (стр. 191 —199) и копия резолюции Адмиралтейств-коллегий от 31 января 1746 года по поводу этого донесения (стр. 199—202); в конце замечания Вакселя об исполнении этой резолюции (стр. 202—203). К рукописи приложены также рисунки и карты: 1) между стр. 30—31 карта полушарий с изображением пути Беринга и Чирикова, исполненная самим Вак- селем; 2) между стр. 62 и 63 карта Авачинской бухты, нарисованная Иваном Елагиным и здесь имеющаяся в копии Вак- селя; карта дает изображение бухты и части берега Камчатки; 3) между стр. 70—71 карта плавания от Камчатки до Америки пакетбота «Св. Петр», составленная на основании журнала, который вел Свен Ваксель, и, наконец, 4) между стр. 174—175 рисунки в красках с изображениями морского льва, морского котика и морской коровы; №№ 3 и 4 выполнены, вероятно, самим Вакселем. Эти карты и рисунки воспроизводятся в настоящем издании, хотя все они (за исключением № 1) были уже изданы целиком или отчасти.

Самый труд Вакселя, как указано на его первой странице, составляет прежде всего «извлечение» из журналов самого Вакселя и других офицеров, которые они вели во время плавания к берегам Америки и обратно и во время длительного пребывания на острове Беринга и в пути до Камчатки. Автор использовал, кроме того, и некоторые другие материалы (донесения, карты, устные сообщения и др.) в тех частях его труда (главе восьмой), где он говорит о плавании Шпанберга и Вальтона к берегам Японии. Но последние занимают не главное место в его труде, который в значительной своей части посвящен именно описанию плавания к берегам Америки: описание это (глава одиннадцатая) занимает почти половину рукописи, и именно оно-то и представляет наибольший интерес и научную ценность его труда.

Из текста рукописи, а также из имеющихся других материалов, можно получить довольно определенное представление об авторе этого труда.

Свен Ваксель, швед по происхождению, был принят в 1725 году на русскую морскую службу штурманом. По его желанию в 1733 году он был назначен во вторую экспедицию Беринга и записан в ранг лейтенанта флота, с исправлением должности штурмана. В 1741 году Ваксель был назначен Берингом старшим офицером «Св. Петра», которым командовал сам Беринг7 и это назначение служит лучшей характеристикой Вакселя как моряка. В начале обратного пути от берегов Америки Беринг заболел цингой и почти не покидал свою каюту, и командование «Св. Петром» в трудных условиях обратного плавания принадлежало большую часть пути Вакселю. После смерти Беринга на острове, получившем его имя, командование перешло полностью в руки Вакселя. Распорядительности, умению обращаться с подчиненными и настойчивости Вакселя обязаны были оставшиеся в живых люди из команды «Св. Петра» тем, что гукер, вновь построенный из остатков разбитого пакетбота «Св. Петра» и получивший его имя, благополучно вернулся 27 августа 1742 года в Петропавловскую гавань на Камчатке. 2 сентября 1742 года гукер «Св. Петр» вышел в открытое море, но из-за сильного шторма должен был отказаться от дальнейшего плавания и вернуться в Петропавловскую гавань и там зазимовать.

15 ноября 1742 года Ваксель подписал рапорт в Адмирал- тейств-коллегию, который был отправлен с нарочным — боцманом Алексеем Ивановым, доставившим его в Петербург только 4 сентября 1743 года. Этот рапорт, написанный вскоре после всего того, что перенесла и испытала команда «Св. Петра», является ценным источником при описании трудов и подвиг ов моряков «Св. Петра». Русский текст этого рапорта воспроизводится впервые в настоящем издании; в датском переводе он стал известен еще в 1747 году, а в 1922 году был опубликован его английский перевод.

Только 27 мая 1743 года Вексель мог со всей командой отправиться в Охотск, куда и прибыл благополучно через месяц. Из Охотска они поехали в Якутск, где должны были зимовать, и только в октябре 1744 года прибыли в Енисейск. Здесь находился ко времени их прибытия старший из всей экспедиции — капитан А. И. Чириков, совершивший также в 1741 году на корабле «Св. Павел» плавание к берегам Америки. Когда в 1745 году Чириков отправился в Петербург, Ваксель принял команду над оставшимися людьми пакетботов «Св. Петр» и «Св. Павел». С ними Ваксель вернулся в Петербург только в январе 1749 года.

Таким образом, он был единственный участник экспедиции Беринга, который находился в ней от начала до конца.'

20 ноября 1749 года Ваксель был произведен в капитаны второго ранга со старшинством с 15 июля 1744 года. В 1751 году он был назначен командовать кораблем «Уриил» и в течение 1752—1761 годов командовал разными кораблями.

Ваксель скончался 14 февраля 1762 года.

Во время экспедиции Вакселем написано много донесений, рапортов и т. п. Судовой журнал плавания «Св. Петра» к берегам Америки скреплен подписями Вакселя и С. Хитрово. Вак- сель, совместно с тем же Хитрово, является автором «Карты плавания «Св. Петра» в Америку в 1741 г.», которая поступила от него в Адмиралтейств-коллегию и в Академию наук. Им же составлен упомянутый выше рапорт 1742 года, в котором он дает первое по времени описание плавания к берегам Америки.

Все эти материалы находились в распоряжении Вакселя, когда он приступил к составлению «Извлечения» из журналов, которые вели во время Камчатской экспедиции как он сам, так и другие офицеры. Здесь необходимо указать прежде всего на тот журнал, который вел, по словам Вакселя, «его товарищ, в то время лейтенант, впоследствии контр-адмирал, ныне покойный Софрон Хитрово». Этот журнал сохранился в двух списках и является столь же ценным источником по истории плавания, как и упомянутый официальный журнал, скрепленный ими обоими. В английском переводе 1922 года был издан еще один журнал того же плавания, который, по мнению профессора Гольдера, вел подштурман Харлам Юшин. Были и другие журналы (например, журнал штурмана Андрея (Андреяна) Эзельберга), которые до сих пор еще не разысканы.

На основании всех этих материалов Ваксель составил свое «Извлечение». Судя по его указанию в главе двенадцатой, свою работу он заканчивал тогда, ковда «штурмана флота», «впоследствии контр-адмирала» Софрона Федоровича Хитрово уже не было в живых. Хитрово скончался в 1756 году. Таким образом, окончание работы Вакселя можно приурочить к этому году. Но, во всяком случае, его труд был полностью готов к 1758 году, когда Г. Ф. Миллер в своем «Описании морских лутешествий по Ледовитому и Восточному морю с российской стороны учиненных», несомненно, использовал труд Вакселя, хотя и не назвал его по имени.

Почти все источники Г. Ф. Миллера при составлении им «Описания» в той части, где идет речь о плавании 1741 года, были известны уже давно, но оставался один, о котором нельзя было сказать что-либо определенное. В нескольких местах своего «Описания» Г. Ф. Миллер ссылается на показания и мнения одного офицера — участника экспедиции, который сообщил ему такие сведения, которых не было ни в одном из имевшихся у него источников. Следует заметить, что именно за эти сведения, полученные Г. Ф. Миллером от неизвестного офицера, исследователи особенно ценили его работу.

В настоящее время можно с уверенностью сказать, что лицом, которое сообщило Г. Ф. Миллеру эти ценные сведения, был Свен Ваксель. Стоит только сравнить, например, стр. 214—218 немецкого текста труда Г. Ф. Миллера (рассказ о первой встрече с американцами) и стр. 86—93 труда Вакселя, чтобы определенно сказать, что этот интересный рассказ был заимствован Г. Ф. Миллером у Свена Вакселя. То же самое можно утверждать по поводу стр. 221, 222 и особенно стр.223, соответствие которым (иногда буквальное) находим на стр. 93— 96 труда Вакселя. Следует отметить также, что копия «Извлечения» С. Вакселя оказалась в бумагах Г. Ф. Миллера, хранящихся в Москве в Государственном архиве феодально-крепостнической эпохи (портф. № 531, лл. 1 — 98).

Таким образом, труд Вакселя приобретает большое научно- историческое значение, являясь, наряду с известиями другого описателя этого плавания — Г. В. Стеллера, источником наших сведений о славном путешествии русских в Америку в 1741 году. Со времени появления в свет труда Вакселя, именно к нему, как одному из основных источников, придется обращаться при рассказе о замечательном подвиге русских моряков, все еще недостаточно высоко расцениваемом иностранцами.

Отмечая большое научное значение труда Вакселя, следует указать, что он написан им значительно позже, лет через пятнадцать после тех событий, о которых в нем главным образом и идет речь. Сам автор предстает перед нами вполне сложившимся человеком, со взглядами своего времени и того класса, к которому он принадлежал, отличными иногда от тех, которые он имел, например, в 1741 году. Отсюда получается, прежде всего, некоторая разница в оценках событий и людей у Вакселя как несомненного автора печатаемого в приложении донесения в Адмиралтейств-коллегию от 15 ноября 1742 года и у Вакселя как автора «Извлечения», которое он закончил незадолго до 1758 года.

Круг его общих представлений в этом последнем труде соответствует во многом тому, что высказывали и другие его русские современники по тем же вопросам. В частности, с такой решительностью и настойчивостью доказываемая им мысль о невозможности Северо-восточного прохода из Европы в Великий океан принадлежала и таким людям, как Г. Ф. Миллер.

Вместе с тем, необходимо помнить, что автор печатаемого труда был руководящим лицом в описываемом им плавании к берегам Америки и в своем труде не везде изложил факты в том виде, как они известны, например, из рассказов его спутника Г. В. Стеллера или его друга С. Ф. Хитрово. Стоит сравнить, например, рассказ о высадке экспедиции на остров Беринга у всех троих, чтобы составить определенное мнение, что Ваксель склонен рисовать себя значительно более предусмотрительным, чем это было на самом деле, и приписывать себе большую роль в рассказе 1758 года, чем это было в действительности в 1741 году.

Под влиянием времени и изменившихся условий Ваксель нередко излагает дело не так, как оно происходило в действительности, а о некоторых вещах, .например, о своих отношениях со Стеллером (об истинном характере которых мы догадываемся на основании сообщений Стеллера), склонен умалчивать и даже представлять их по-иному, чем они были на самом деле.

Неудачное начало и последующие трудности плавания к берегам Америки Ваксель объясняет «неверной картой», которая дана была в руководство экспедиции. Вопреки его мнению, автором карты был не Людовик Делакройер, который принимал участие в плавании на пакетботе «Св. Павел», а его двоюродный брат — профессор астрономии Академии наук Иосиф-Николай Делиль. Карта составлена Делилем не в 1731 году, как думали до сих пор, а в 1733 году. Это видно из переписки о Камчатской экспедиции и из легенды этой карты, в копии хранящейся в Библиотеке Академии наук СССР (№ 615). Уже Г. Ф. Миллер справедливо отметил, что единственная ошибка Делиля состояла в том, что он поместил слишком далеко к востоку несуществующую землю Гамы, из-за чего она и вошла в круг земель, которые должна была обследовать американская экспедиция. Если бы она была помещена ближе к западу, то поиски ее были бы поручены Шпанбергу, и ничего особенного с его людьми не произошло бы. Вместе с тем, попытку Вакселя объяснять нередко свои собственные ошибки тем, что он имел в качестве руководства карту Делиля, конечно, следует признать неудачной: хорошо известно, что многие другие карты XVII—XVIII веков имели своим источником известия не более достоверные, чем карта португальского географа Текеейры 1649 года, который к северо-востоку от Японии поместил много островов и к востоку — берег с надписью: Тегге vue par Jean de Gama Indien en allant de la Chine a la Nouvelle Espagne. С этой карты И. Делиль заимствовал свою «Землю, которую усмотрел Дон Жуан-де Гама»; она же помечена и на других современных картах: на карте Гомана 1712 года, карте полушария Гильома Делиля 1714 года и на карте Российской империи Кириллова 1734 года. Столь же распространенным было .мнение, что земля Гамы (она же Иезо) составляла часть северо-западного берега Америки, хотя Гильом Делиль в 1720 году утверждал также, что Иезо — часть АЗИИ и что Япония — полуостров. При таких путаных представлениях Иосиф Делиль не совершил той громадной ошибки, в которой так настойчиво обвиняет его Ваксель, и карта Делиля не «фантазия самоуверенного француза», а основана на тех представлениях, которые существовали среди ученых географов его времени. Экспедиция, подчиняясь указу Сената, предлагавшего точно следовать карте Иосифа Делиля, покончила, однако, навсегда с землею Гамы, доказав ошибочность существовавших о ней представлений и собрав, кроме того, немало новых географических сведений, которые прочно вошли в науку.

Кроме родного шведского языка, Ваксель знал и другие, в том числе немецкий, на котором он и написал свой труд. Но его немецкий язык, как отчасти указывает он сам в предисловии, составляет своеобразную смесь оборотов, слов и т. п., свойственных не только этому языку, но заимствованных им из языков английского, шведского и других. Точно перевести труд Вакселя невозможно, а потому приходилось нередко передавать его лишь близко к подлиннику.

 

Перевод труда Вакселя выполнен главным библиотекарем отдела рукописей Государственной публичной библиотеки им. М. Е. Салтыкова-Щедрина Ю. И. Бронштейном и проредактирован мною.

 

Ю. И. Бронштейном составлены также примечания к труду Вакселя. Некоторые из них, главным образом переводы из сочинений Стеллера, дают существенные дополнения и исправления к тому, что находим у Векселя. В тексте примечаний напечатано впервые несколько документов, относящихся ко второй Камчатской экспедиции. При издании документов XVIII в. соблюдалась их орфография с соответствующей заменой тех букв, которые не употребляются в настоящее время.

Кроме рисунков и карт, имеющихся в рукописи Векселя, в настоящем издании помещены также карты и рисунки, относящиеся к тому же времени (40-е и 50-е годы XVIII века) и поясняющие отдельные места труда Вакселя, среди них «неверная» карта Делиля 1733 года, которая воспроизводится с разрешения Академии наук СССР.

А. Андреев

 

 

СОДЕРЖАНИЕ КНИГИ:  Вторая Камчатская экспедиция Витуса Беринга

 

Смотрите также:

 

БРОКГАУЗ И ЕФРОН. Беринг Витус (Иван Иванович) капитан-командор...

:: Беринг Витус. (или Иван Иванович, как его звали на Руси) — капитан-командор, первый русский мореплаватель, именем которого названы пролив, отделяющий Азию от Америки...

 

Синяя Звезда. Смерть Витуса Беринга

Увы, пока без ответа... Даже вопрос о посещении людьми Командорских островов до прихода сюда экспедиции Витуса Беринга остается спорным.

 

Миф о Джоне Франклине

Руси - поморы, Дежнев и Хабаров, Витус Беринг, Седов...
экспедиции - в Берингов пролив, в устье Макензи и к проливу Ланкастер

 

Никольское. Первая ночь на острове Беринга. Рисунки в пещерах

Спустя несколько лет в своей книге «Вторая камчатская экспедиция Витуса Беринга» Ваксель напишет: «Оказалось, что запасов продовольствия было так мало...

 

Георг Стеллер. Стеллерова корова с острова Беринга. Конец охоте....

К сожалению, между Стеллером и Витусом Берингом с первой же встречи возникло недопонимание. Потом оно переросло в открытое противостояние друг другу.

 

Ломоносов. Колумбы росские

(1747), посвященной императрице Елизавете Петровне, где напоминает об открытии пролива между Америкой и Азией русским мореплавателем Витусом Берингом (1681—1741)

 

ПЕТР 1 первый. Смерть императора

За три недели до смерти Петр занимался составлением инструкции руководителю Камчатской экспедиции Витусу Берингу.

 

Петр 1 Первый Алексеевич, первый император всероссийский

...учредил 24 января Академию наук в Петербурге, 7 мая торжественно короновал императрицу Екатерину в Москве, а 26 ноября вручил капитану Витусу Берингу инструкцию плавания из...

 

ШВЕДСКО-РУССКИЕ КУЛЬТУРНЫЕ СВЯЗИ В XVII-XVIII вв. Швеция...

Линней получил через уральского промышленника и цветовода-любителя Демидова камчатский гербарий датско-русского путешественника Витуса Беринга и описал его в особом сочинении.

 

Последние добавления:

 

Мопеды, мотоциклы и велосипеды    Времена года рыболова    КРИСТАЛЛЫ В НАУКЕ И ТЕХНИКЕ

 Сувениры   Как построить теплицу и парник