Вся электронная библиотека >>>

 Русское народное творчество  >>>

 

 

Русское народное творчество


Раздел: Русская история

 

КОЛЫБЕЛЬНЫЕ И ДЕТСКИЕ ПЕСНИ

  

 

Колыбельные и детские песни примыкают к группе семейно-бытовых протяжных песен. Они различны по своему характеру. Колыбельные ноют, когда укачивают ребенка; детские песни разделяются на песни, которыми развлекают маленьких детей, и на песни, исполняемые (и частично сложенные) детьми и подростками (так называемый детский фольклор).

Большинство колыбельных песен раскрывает огромную силу материнской любви. Любовь матери, ее мечта о счастливом будущем ребенка — вот что составляет основное содержание народных колыбельных песен. Образы богатой, счастливой жизни («будешь в золоте ходить», «поедешь к палате в расписной карете...» и т. д.) так, как она представлялась крестьянину и горожанину дореформенной России, предрекают будущее убаюкиваемому ребенку. Эти образы сочетаются с образами птиц, диких зверей, домашних животных, смешных и страшных, ласковых и сердитых, приходящих к колыбели: «придет серенький волчок...», «прилетели гули, к колыбели сели...», «прыгнул серенький коток и лег к Бане иод бочок...». Чудесный мир животных и птиц окружает ребенка в песне.

Как резкий диссонанс этим песням, говорящим о любви матери, звучат так называемые смертные байки. Голод, нищета заставляли видеть в ребенке лишний рот. Такая песня-байка говорила:

Спи, спи, хоть сегодня умри, Сколочу гробок из сосновых досок, Снесу на погост,

Поплачу, повою, в могилку зарою.

Немного таких смертных баек, порожденных действительностью старой Руси. Но не учитывать их нельзя. Они отражают ту тьму, которая властвовала в нищей, голодной крепостнической деревне.

Колыбельные песни имеют своеобразный ритм, подчеркиваемый конечными рифмами (или созвучиями гласных и согласных), за которыми следует небольшая пауза.

Каждая строка песни рифмой и паузой выделяется ритмически:

А баю, баю, баю, Маню милую мою! Гули прилетели, Сели-посидели. Стали гули ворковать, Маня стала засыпать...

Наиболее характерный метрический размер для колыбельных песен — четырехстопный хорей (разумеется, с обычными для народной поэзии отклонениями от книжной стихотворной метрики).

Своеобразие ритмики колыбельных песен связано с колебательными движениями, которыми убаюкивали ребенка. Особое строение колыбельных песен было замечено еще М. Ю. Лермонтовым, который создал «Казачью колыбельную» (впоследствии ставшую популярной песней), чередуя четырехстопный и трехстопный хорей.

Песни, которыми развлекали маленьких детей, более разнообразны в ритмическом отношении, чем колыбельные. Тематика и образы их просты. Они нередко сочетаются с игрой. Таковы известные песни-забавы «Ладушки, ладушки! где были? У бабушки...» (при произнесении похлопывают ручками ребенка друг о друга; при словах: «полетели, на головку сели» — поднимают ручки ребенка и прижимают ладошки к голове), «Сорока-белобока, кашку варила...» (водят по ладошке ребенка, загибают пальчики и т. д.).

Были популярны песни, состоящие из цепи вопросов и ответов.

Антон большой купил горшок,

—        Зачем горшок? — Кашу варить.

—        Зачем варить? — Детей кормить.

—        Зачем кормить? — Гулять водить...

В качестве детских бытовало много шуточных, юмористических песен о зверях и птицах (так, значение детской песни приобрела песня «Жил-был у бабушки серенький козлик», «Комар- комарочек, тоненький носочек» и др.). В круг детских песен эти песни вовлекались потому, что они рассказывали забавные истории о птицах и зверях. Песни для детей представляют особую группу песенной поэзии, примыкающую к жанру протяжной лирики, но имеющую и особые жанровые черты, связанные с запросами их аудитории. Характерными признаками этих песен является не только образное выражение материнской мечты и ритмическое своеобразие колыбельных, но и простота содержания, образов и формы развлекательных песен, доступных детям младшего возраста.

 

НЕСЕННЫЕ ПЕРЕДЕЛКИ СТИХОТВОРЕНИЙ

 

Развитие стихотворной лирики в XVIII и XIX вв. и создание песен на слова поэтов оказало существенное воздействие на народную песенную поэзию. Под влиянием форм книжной лирики несколько перерабатывались и изменялись традиционные протяжные, игровые и другие песни Такие песни имеют несомненный интерес для исследователя, но художественное значение их в большинстве случаев невелико, так как в них механически соединялись особенности поэтики традиционной народной лирики с приемами книжного стихосложения. Несравненно большее художественное значение имеют песенные переработки стихотворений поэтов, утверждавшиеся в народном музыкальном быту уже со второй половины X VIII в. Литературное происхождение обнаруживается у многих несен, получивших массовую известность еще в XVIII—XIX вв. Таковы, например, «Сережа-пастушок» (М. В. Ломоносов), «Пчелка златая, что ты жужжишь» (Г. Р. Державин), «Вечерком красна девица» (Н. М. Ибрагимов), «Стонет сизый голубочек» (И. И. Дмитриев), «Я вечор в лужках гуляла» (Г. А. Хованский), «Вечер поздно из лесочка» (приписывается П. Ковалевой-Жемчуговой, крепостной актрисе, впоследствии жене графа Шереметьева), «Вниз но матушке по Волге» (неизвестного автора) и многие другие  .

Уже в XVIII в. характерной чертой песенных переделок стихотворений поэтов, отличающей их от традиционной народной лирики, является их сравнительно небольшая вариативность и импровизационность. В музыкальном быту живет сравнительно устойчивый текст переработанного народом авторского стихотворения. В огромном большинстве случаев за песенными переработками стихов отчетливо виден первоначальный авторский текст. Стихи, входя в народную лирику, вносили ранее неизвестную песенному стихосложению метрическую организацию стиха и правильное чередование рифм (парные, перекрестные, обхватные), ранее встречавшиеся только в немногих жанрах народной песни (парные рифмы в трудовых, игровых, колыбельных песнях).

Утверждая новую жанровую форму в народной лирике, литература уже с XVIII в. вводила в фольклор пастораль, романс, балладу и другие разновидности книжной поэзии. Разумеется, они не оставались неизменными. Иногда они сближались с традиционными песнями, а иногда сочетали воедино разные жанровые признаки литературных произведений. Постепенно в жанре песенных переработок стихов поэтов образуется две основных разновидности: песня и романс. Песням содержание дают преимущественно темы общественного и семейного быта (среди них тема любви и отношений влюбленных или мужа и жены занимает очень видное место; см. «Не брани меня родная» А. Е. Разоренова, «Обойми, поцелуй» А. В. Кольцова, «То не ветер ветку клонит» С. Н. Стромилова и др.). Форма романса получает развитие во второй половине XIX в. Романс сосредоточивает внимание на внутреннем мире человека, на его индивидуальных лирических, любовных переживаниях (см. «Глядя на луч пурпурного заката», «Накинув плащ, с гитарой под полою» и др.). Разумеется, четкой грани между песнями и романсами литературного происхождения не существует, и одна форма может переходить в другую.

Далеко не всякое стихотворение поэта переходило в народ. Народными ггесиями делались те стихи поэтов, которые были сюжетны и по идейному содержанию и образам были близки народной поэзии. Сюжетность, как существенный признак народной лирики, делается обязательной и для этого жанра песенной поэзии, формирующегося в XVIII — начале XIX в. Показательно, что народными песнями становятся отрывки из дум К. Ф. Рылеева «Смерть Ермака» и «Иван Сусанин», передающие наиболее напряженные моменты описываемых событий. Песнями становятся такие стихотворения А. С. Пушкина, как «Узник», «Под вечер осени ненастной», «Утопленник», «Черная шаль», «Казак», «Буря мглою небо кроет» и др. Бош ли как песни в народную поэзию «Тамара» М. 10. Лермонтова, «Отворите мне темницу», «Выхожу один я на дорогу», «Воздушный корабль», «Бородино» и многие другие. Сюжетны стихи А. В. Кольцова, ставшие песнями, и большинство других произведений, распространившихся в народе. Многие из этих несен близки фольклору и по образам. Так, образ пойманного, закованного орла (сокола), один из любимых образов народной поэзии, входит в творчество А. С. Пушкина и в его разработке возвращается и фольклор («Узник»); образы народной поэзии, зазвучавшие в стихах А. В. Кольцова, стали жить новой жизнью, вновь включаясь в лирическую массовую песню народа; поэт, черпая образы из творчества народных масс, нередко возвращал их народу, обогащая фольклор. Но нельзя не учесть и того, что песни- стихи поэтов вносили в песенную поэзию различные образы, ранее не встречавшиеся в фольклоре. Не только литература обогащалась, обращаясь к фольклору,™ и фольклор становился богаче, глубже, разнообразнее под воздействием творчества писателей. В этом процессе общения фольклора и литературы песням-стихам поэтов принадлежит видное место. Стихи, становившиеся песнями, творчески осваивались и перерабатывались народом. В основном, песенные переработки стихов шли в следующих направлениях: а) «редактирования» авторского текста;

б)        переработки, при которой сохраняется сюжет, но меняется характер образа и вносятся новые черты в идейное содержание;

в)         создания нового в сюжетном отношении и по образам текста при использовании ритмико-мелодической основы популярной песни и отдельных, наиболее характерных для нее слов и выражений.

 

 

СОДЕРЖАНИЕ КНИГИ:  Русское народное творчество

 

Смотрите также:

 

ПЕСНЯ. Виды песен. Виды народного песенного творчества. Детские...

Это колыбельные, детские прибаутки, считалки, дразнилки. Свадебные. песни.
Массовые детские песни -- это песни пионерские. Они имеют свою славную. историю, начавшуюся еще в 20-х годах песней "Взвейтесь кострами" С. Ф.

 

Чижик

Чижик — игра детская, веселит детей удачно и печалит нечаянными побоями.
Вообще все детские игры сопряжены на Руси с опасностями, и кажется, что только одни колыбельные песни показывают превосходство семейных увеселений.

 

Музыка. Домашняя фонотека

С колыбельной песни матери музыка повседневно окружает человека, она звучит по радио, телевидению, на грампластинках и в
Под влиянием повседневно звучащей в доме музыки, семейных суждений о ней постепенно формируются детские музыкальные склонности.

 

Майков. Колыбельная песня. Спи дитя мое усни Сладкий сон к себе мани

Спи, дитя мое, усни! / Сладкий сон к себе мани. Из стихотворения «Колыбельная песня» (1858, опубл. 1864) поэта Аполлона Николаевича Майкова.