Русское народное творчество

 

ПОЭТИКА БЫЛИН

  

 

Поэтика былин является разновидностью поэтических форм народного творчества, складывавшихся в условиях русского феодализма. Особые черты образности и поэтического языка былевого эпоса обусловливались исторической сущностью жанра, возникшего на ранних эташпс Русского государства, когда еще сохранялись черты мифологизирования природы и общества.

С возникновением феодального государства типические представления предшествующего периода не исчезли, но стали по-новому осмысляться и подчинились образам, порожденным новой исторической обстановкой. В результате для былин делается характерным сочетание реальных, имеющих четкий исторический смысл и обусловленных действительностью образов (например, образов Киева, киевского стольного князя, средневековых русских церквей, героических образов деятелей древней Руси и т. п.) с фантастическими образами, корнями уходящими в дофеодальное мышление людей (ср. фантастические образы Змея — первоначально чудовища, позднее синонима врага, поработившего государство; Соловья Разбойника, воплотившего конкретную силу, разоряющую Русь; одухотворенной природы, например Непры-реки, вступающей в бой с татарами, морского царя и т. п.). Ведущими в поэтике былин являются образы, порожденные исторической действительностью. Таким образом, самая поэтика былин выявляется как образная характеристика истории Руси до образования Московского многонационального государства.

Композиционное строение былин в известной мере связано с их установкой на историю. Былина часто как бы обрамляется так называемым запевом и исходом. Генетически запев и исход восходят к самостоятельным мелким произведениям искусства, нередко создававшимся средневековыми профессионалами- скоморохами, которые разнообразили ими свои выступления. Присоединенные непосредственно к текстам отдельных былин

исход и запев не получили распространения, так как самые условия исполнения былевого эпоса в крестьянской среде не требовали их развития.

Запев по своему содержанию не связан с тем, что излагается в былине. Он представляет самостоятельную картину, предшествующую основному эпическому рассказу. Таков, например, запев в варианте былины о Соловье Будимировиче из сборника Кирши Данилова «Древние российские стихотворения»:

Высота ли высота поднебесная, Глубота глубота акиян-море, Широко раздолье по всей земли, Глубоки омуты днепровские

Эта великолепная картина Руси, так же как и другие запевы, подготавливала внимание слушателей и создавала соответствующее настроение. Помимо того, запев, исполняемый пока слушатели собирались вокруг певца, давал возможность начать былину уже перед собравшейся аудиторией.

В отдельных случаях запев тематически сближается с былинным повествованием. Например, былина о Василии- пьянице начинается запевом, рассказывающим, как туры пробегают мимо Киева и видят, что на стене плачет красна девица, сама пресвятая богородица; она знает: быть Киеву разоренному. Тема запева та же, что и в былине — нашествие татар. Но запев утверждает — Киев будет разорен татарами; самая же былина рассказывает об уничтожении татар и о том, как Ба- тыга бежал от Киева и заклинался, что ни он, ни его дети, ни пну чата никогда не придут на Русь.

Исход — это концовка былины, краткое заключение, подводящее итог, или прибаутка. Краткое заключение бывает различно: «То старина, то и деяние», «На том Соловыо и славу поют», «Синему морю на тишину, добрым людям на послушанье», «На том старинка и покончилась» и т. д.

Такие исходы — массовое явление в былинах. Но есть и другие исходы, которые, видимо, были разработаны скоморохами — профессиональными мастерами искусства, чеканившими и усложнявшими композиционные и поэтические приемы и самую манеру исполнения эпоса. С полным основанием можно думать, что, например, ими были созданы в некоторых былинах развернутые исходы, подобные знаменитой прибаутке, заканчивающей былину о Василии Игнатьевиче и Батыге:

Сильные-могучие богатыри во Киеве; Церковное пенье в Москве городе;

Славный звон во Нове-городе, Сладкие поцелуи Новоладожанки; Гладкие мхи к синю морю подошли; Щельё-каменьё в северной стороне; Широкие подолы олонецкие; Дубяные сарафаны по Онеге по реке.

 подолы по Моше по реке,

Рипсоватые подолы Почезёрочки; Рядные сарафаны Кенозёрочки; Пучеглазые молодки Слобожаночки; Толстобрюхие молодки Лексимозёрочки; Малошальский поп до солдатов добр. Дунай, Дунай, Боле петь вперед не знай! 

Подобные исходы встречаются в былинах очень редко и могут быть сопоставлены с прибаутками, в некоторых случаях за-» канчивающими сказки. Исход типа прибаутки, завершая серьезное драматическое повествование былины, служит для разрядки напряжения, вызванного эпическим повествованием. Такая разрядка важна при исполнении подряд нескольких былин; она как бы подготовляла слушателя к восприятию нового произведения, перебивая настроение, вызванное только что исполненным. Опыт профессионалов, всегда учитывающих настроение и активность восприятия, вызвал к жизни исход-прибаутку.

Самая былина обычно начинается с зачина, определяющего место и время действия. В большинстве былин, вследствие объединения их вокруг Киева, зачин указывает, что события происходят в этом древнем стольном городе при князе Владимире. Эпическое понимание данного указания связывается с фактом борьбы славян с кочевниками и, следовательно, определяет время событий, совершавшихся в древней Руси (и именно до создания Московского государства).

Вслед за зачином дается экспозиция, в которой выделяется герой произведения, чаще всего приемом контраста. Типическое положение дает, например, описание пира у Владимира, на котором поведение героя иное, чем поведение всех остальных пирующих; таким же типическим положением является обращение Владимира к присутствующим с каким-либо трудным поручением, которое падает на долю героя. Эти положения, равно как и многие другие, всегда дают возможность выявить особую роль героя и подчеркнуть своеобразие его как былинного типа. Таким образом, в начале повествования, следующего за зачином, должна быть выделена завязка действия, в которой дается характеристика героя. Образ героя стоит в центре всего повествования.

Эпическое величие образа былинного героя создается путем раскрытия его благородных чувств и переживаний (преданности родине, стремления защитить обездоленных и др.); качества героя выявляются в его поступках, описываемых с величавой медлительностью. Монументальность образов создается средствами поэтики, обычными в народном творчестве феодального периода. Но среди них следует особо остановиться на троечности изображаемого и гиперболе, особенно последовательно применяемых в былевом эпосе для раскрытия образов героев и рисуемых положений.

Замедленность в развитии действия, столь характерная для былин, первоначально имела смысл условного обозначения напряженности, сложности и многократности совершаемых подвигов. Это можно обнаружить, в частности, на приеме троечности (троекратности) изображений и повторений, бывшем вначале не только элементом поэтики, но и прямым обозначением сложности и длительности совершаемого. Число «три» — первое в порядке чисел, содержащее представление о многократности. Отсюда эпическое значение числа три и чисел, производимых от него: 6, 7 (т. е. 6 + 1), 9, 12 и т. д. Троекратность, или троечность, характерная для фольклора докапиталистического периода, в былинах является одним из главных приемов изображения героических подвигов и вообще эпических положений. На богатырской заставе стоят три богатыря — Илья Муромец, Добрыня Никитич, Алеша Попович, воплотившие в себе разнообразие и неисчислимое могущество русской воинской силы; этот эпизод иногда варьируется: на заставе могут быть 7 или 12 богатырей. Богатырь совершает три поездки богатырские (см., например, былину «Три поездки Ильи»). Садко три раза купцы не зовут на пир, он трижды играет у озера Ильмень, морской царь награждает его тремя рыбами «золотые перья», он три раза спорит с купцами. Илья Муромец трижды вступает в единоборство с Сокольником. Добрыня Никитич с заставы из чистого поля не приезжает три года, еще три года и еще три года, и каждый раз по истечении трех лет Алеша Попович сватает его жену; в данном случае характерно раскрытие смысла числа «3» — трижды повторяемой словесной формулой, подчеркивающей быстротечность времени и длительность ожидания.

День-то за день будто дождь секет, А неделя за неделей как трава растет, Под-тот за годом да как река бежит, А прошло-то тому времечки да три годы, Не бывал же тут Добрыня из чиста поля

Троичность лиц, троекратность действий, троекратность словесных повторов имеется в любой былине и служит для иод- черкивания значительности описываемого. В былинах мастеров народного творчества прием троичности к второстепенным деталям не применяется. Он характерен для таких важных моментов, как сражение с врагами, единоборство богатыря, богатырский подвиг, обличение социальной несправедливости, преданность и верность в любви и дружбе и т. п.

Такую же большую роль в былинах играет гипербола, используемая также для описания героя и его подвита. В отличие от троекратности гипербола характеризует не протяженность во времени или указание на множественность лиц и действий, а преувеличение качеств былинного персонажа. Гиперболично, например, описание полчищ врагов, наступающих на Русь (их тьма тьмы, т. е. поэтически — они необозреваемы глазом). Богатырь, в особенности Илья Муромец (а также Сухман и др.), характеризуется преувеличенным описанием силы как существенного качества воина. Гипербола лежит в основе изображения врагов Руси (например, Тугарина Змсевича, Идолища поганого, Соловья Разбойника), которые фантастичны и по своей внешности. Если гипербола качеств богатыря базируется на реальных свойствах человека, то гипербола вражеских образов чаще всего в былинах продолжает фантастику раннего легендарно.-сказоч- ного творчества. Гиперболизм битвы поэтому предстает как исторически осмысливаемое столкновение героя древней Руси с чудовищами, угрожающими ее благополучию. Таким образом, гипербола в древнем историческом эпосе приводит к условному изображению событий, к персонификации множества в одном обобщающем образе (например, при изображении битвы один богатырь сражается с полчищами врагов — см. «Илья и Калин- царь»; враги, захватившие Киев, представлены одним образом Тугарина Змеевича и т. д.).

В основной, повествовательной части былины широко применяются приемы параллелизма, ступенчатого сужения, исключения единичного из множественного, антитезы и пр. (см. раздел о песнях). Этими приемами характеризуются образ, поступки героя и т. п. В использовании этих приемов, равно как и при введении устойчивых эпитетов, сравнений и пр., былины сливаются с другими жанрами крестьянского фольклора, сформировавшимися в условиях феодализма.

Текст былины подразделяется на постоянные (так называемые «loci communes», или типические формулы) и переходные места. Переходные места — части текста, созданные или импровизируемые сказителями при исполнении; эти места не связаны с повторяемыми в разных былинах эпическими положениями. Постоянные места имеют вид устойчивых, обычно незначительно варьируемых формул, повторяемых в различных былинах; loci commmes обычно представляют высоко художественные, отточенные многими поколениями исполнителей образцы описания важных моментов в повествовании (например, богатырского боя, поездки богатыря, седлания коня и разговора с ним, богатырского снаряжения и т. д.). Сказители обычно с большей или меньшей точностью усваивают loci communes и повторяют их по ходу действия. Переходные же места сказитель говорит, свободно изменяя слышанный текст, частично импровизирует его, следуя усвоенной им традиции речитативного сказа и используя поэтические образы и устойчивые выражения героического эпоса.

Сочетание постоянных и переходных мест в пении (оказывании) былин является одним из жанровых признаков древнерусского эпоса.

Былины не имеют рифмы в обычном понимании ее. Но подобие ее есть в каждой былине. В былинах часто встречаются созвучия морфологически тождественных окончаний. Эти созвучия не располагаются через одну строчку, парными строками и в других комбинациях, обычных для литературного произведения. Целый ряд строк может вовсе не рифмоваться, а затем несколько строк рифмуются. Рифмовка облегчается тем, что при дактилическом окончании строк (что типично для былин) на последний слог падает дополнительное, слегка ослабленное ударение (например: «Как встал Илей на резвы иогй, брал он палицу боевую во белы руки...»). Очень часто в былинах встречаются консонансы и ассонансы.

Количество слогов в былинах может быть различно. Обычно оно колеблется от 8 до 14—15 в строке. Цезура бывает мужской и женской. Былинный стих, как правило, имеет четыре ударения, которые связываются с мелодией, напевом.

Русский героический и новеллистический эпос сложился в своих основных чертах в древней Руси. Идеи и образы, выраженные в нем, на протяжении многих веков оставались живыми; эпическое повествование рассказывало о жизни и борьбе древнерусской народности, о создании могучего независимого государства. Величественные образы былин вызывали любовь и удивление; люди, слушавшие и исполнявшие былины, верили, что богатыри действительно жили и отдали жизнь свою родине. Повествуя о былинных боях и победах, народ воспитывал в себе готовность в любую минуту отразить натиск врагов.

 

 

СОДЕРЖАНИЕ КНИГИ:  Русское народное творчество

 

Смотрите также:

 

Литература по повествовательным жанрам. Опыт анализа...

302. С к а ф т ы м о в А. П. Поэтика и генезис былин. Очерки.
В книге дана характеристика сюжетосложения и типических приемов архитектоники былин.

 

Статьи и исследования по теории литературы. Поэтика. Русская народная...

Статьи по поэтике: ...Стихотворная техника П. Звукопись П. Левизна П. в рифмах. Пушкин – мастер. «Пророк» – анализ стихотворения.

 

Учебники по теории литературы. Идея исторической поэтики. Поэтика....

С. 162. Статьи по поэтике: Б. Казанский. – Идея исторической поэтики. В. Виноградов. – Проблема сказа в стилистике.

 

Волхвы и мифы

49 Мелетинский Е. М. Поэтика мифа.
К этим двум группам. следует добавить третью, представленную былинами об Иване Годиновиче.

 

Метрическая система была принята в античных литературах: греческой...

...(былинах), если учесть, что текст песни неотделим от мелодии напева, что песню можно только
Кстати сказать,— к стыду работников изофронта — существуют теория литературы, поэтика...

 

РУССКАЯ ЖИВОПИСЬ 20 ВЕКА. Русская живопись первой половины 20...

...поэтическом мире сказок и былин, в образно-пластической системе народного ремесла.
М. Ларионов и Н. Гончарова сделали следующий шаг к созданию поэтики искусства нового...

 

искусство скоморохов

В цикле былин о неудавшейся свадьбе Алеши. ("Добрыня в отъезде", "Добрыня и Алеша" и др.)
элементам поэтики и стиля, связанным в рукописной драматургии со.

 

Беовульф. В сиянии славы: традиционный героический эпос Мир...

Надо сразу же сказать, что содержание и поэтика «Беовульфа» действительно поражают своей сложностью
Великого в «Песни о Роланде», князя Владимира в русских былинах.