Вся электронная библиотека >>>

 Русское народное творчество  >>>

 

 

Русское народное творчество


Раздел: Русская история

 

ОТРАЖЕНИЕ ИСТОРИЧЕСКОЙ ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТИ В ХУДОЖЕСТВЕННЫХ ОБРАЗАХ НАРОДНОГО ТВОРЧЕСТВА

  

 

Образование древнерусского феодального государства наложило печать на народное творчество XI—XV вв. Многие образы фольклора, дошедшие до нашего времени, зародились в то время. Еще в Киевской Руси создаются, например, эпические образы Киева и Киевской земли, как матери русских городов, воплощающие представления о единстве государства и государственного объединения древнерусской земли. В эпическом творчестве того времени, создававшемся в различных княжествах Руси, обозначаются два главные центра: Киев и Новгород. Былины упоминают разные города — Чернигов, Ростов, Сурож, Галич, Волынь и др. Но все эти большие и малые центры древней Руси, согласно эпосу, связаны с Киевом, примыкают к нему. Они входят в землю русскую, их защищают киевские богатыри, они подвластны Киеву — так образно воплощается в героическом эпосе представление о государственном единстве феодальной Руси, сохраняемое и в то время, когда исторический Киев потерял свое былое главенствующее значение. Следует напомнить, что уже Андрей Юрьевич Боголюбский (княжил в 1157—1174 гг.), отказавшись жить в Киеве, переехал во Владимир, осуществил в 1169 г. поход на Киев, в котором удельные княз&я разгромили старинный стольный град. Однако эпический образ Киева продолжал жить как символ единой древнерусской земли, древнерусского государства, И даже Новгород русских былин сопоставляется со стольным градом Киевом и дублирует его. В этом смысле обычно упоминается Новгород (а с ним и «мужики новгородские») в киевских былинах. Исторически такое толкование Новгорода вполне объяснимо: летопись, как известно, рассказывает, что новгородцы еще в X в. просили себе князя из киевских княжичей; Добрыня и тысяцкий Путята, киевляне по происхождению, крестили новгородцев; Владимир Святославич княжил сначала в Новгороде, а потом в Киеве; вначале новгородским, позднее киевским князем был Александр Невский и т. д. Понятно, что исторические связи Киева и Новгорода должны были отразиться в эпосе в сочетании и даже некотором смешении образов и событий этих двух древнерусских центров. Общие черты так называемых киевских былин и новгородских порождали споры исследователей о том, куда следует отнести образы героев таких былин, как «Ставер Годинович», «Чурил а Пленкович», «Дюк Степанович» и некоторые другие. Эти споры в сущности были отражением того, что былины киевского и новгородского приурочения взаимно дополняют друг друга и составляют единое целое, в котором благодаря своеобразию исторического положения Новгородского» и Киевского княжеств сложилось некоторое различие в тематике.

Киевское княжество, лежавшее в центре русских земель, принявших первые удары татар, и впоследствии возглавившее борьбу с татарами-поработителями и победу над ними, естественно предстало в эпосе как образ Руси, противостоящей врагам; воинская тема в киевских былинах зазвучала как ведущая. Новгород, до которого татары в своем первом наступлении на. Русь не дошли и положение которого в отношении татарского- ига было несколько другим, чем среднерусских и южнорусских княжеств, предстал главным городом в былинах о событиях мирной жизни. Киев и Новгород в эпосе сочетались как разные аспекты одного исторически созданного образа — образа русской земли, русского государства.

Героический эпос утверждал идею единства, могущества древнерусского государства, его способности преодолеть силы врагов. Такая направленность эпоса обусловила не только создание замечательных образов, таких, как образ Киева — Новгорода — древней Руси, но и развитие тем и сюжетов. Темы и сюжеты борьбы за Русь, жизни и труда русского народа — главные темы фольклора; междоусобную борьбу феодалов, сепаратную политику князей, обессиливавшую Русь, народ не воспевал, и потому отражение этих тем можно усмотреть лишь в очень немногих произведениях. Если они и сохранялись, то жили, как правило, не как произведения о междоусобицах, а как песни и сказания на темы общественного или семейного быта. Так, былина о Дюке Степановиче, рассказывающая о том, как молодой богатырь Дюк приехал из Галича в Киев и там в состязаниях победил Чу рилу Пленковича, первоначально, видимо, существовала как памфлет на Киев, созданный в Галицком княжестве, боровшемся за первенствующее положение на Руси. В этой былине можно ясно разглядеть возвеличение богатства, могущества Галича и опорочивание Киева, киевского князя, обычаев киевлян. В былине сохраняются предупреждение матери Дюка, советующей ему не ездить в Киев, так как «там люди лукавые, изведут тебя понапрасному»; противопоставление благоустройства Галича грязным улицам и плохим постройкам Киева; утверждение, что в Галиче лучше едят, вкуснее пьют, богаче живут, чем в Киеве. Как убедительно показали В. Ф. Миллер и А. Н. Веселовский \ былина широко использует переводную повесть — «Сказание об Индии богатой» (иначе «Эпистола пресвитера Иоанна» или «Сказание об Индийском царстве» ). По предположению В. Ф. Миллера, эта повесть была занесена в Галич во время княжения Ярослава Осмомысла. «Сказание об Индии богатой» получило известность в Галиче как раз в то время, когда Киев терял свое былое значение. В таких условиях естественно использование образов этой повести при создании песни-памфлета, направленного против Киева: образы повести, рисующие богатства сказочной Индии, были перенесены на Галич, Киев же был представлен резким контрастом ему, как город, который незаслуженно пользуется широкой славой. Вторую половину XII — начало XIII в., следовательно, надо •считать временем зарождения этого памфлета. Однако первоначальное значение памфлета не было сохранено былиной «Дюк Степанович».

Возвеличение борьбы княжеств за главенство было чуждо народному эпосу, поэтому, сохраняя эту былину, выделяющуюся своими художественными достоинствами, народ совершенно закономерно заменил тему феодальной раздробленности Руси темой соперничества киевских и некиевских богатырей, разработал их характеристики, дал оценку их моральных, этических качеств.

В условиях суровой борьбы с врагами на первый план выдвигалась воинская тема богатырского подвига. Эта тема порождала многочисленные сюжеты героических былин. Память о битвах с татарами сохранялась в эпосе в отдельных именах, в разных наименованиях. Так, хан Батый вошел в былины как эпический Батыга с сыном Батыгой Батыговичем, с племянником Тараканником Каранниковым, с думным дьяком-вором выдумщиком; память о битве на реке Калке отразилась и в имени Калина-царя, подошедшего с полчищами татаровей к граду Киеву, и в названии былины о Калцком (иначе: «Камском») побоище.

Воинская тема, отражая историческую действительность, конкретизируется во многих образах; но главный из них, связанный с образом Киева-Руси — образ богатырской заставы, непреодолимой преграды для вражеских сил. Три богатыря на заставе — классический образ былевого эпоса, известный в разных вариациях и встречаемый не только как начало былины, но и как самостоятельный текст ее. Обычно это Илья Муромец, Добрыня Никитич, Алеша Попович.

 

 

ДОБРЫНЯ НИКИТИЧ

Русская мифология. Добрыня Никитич. мифологизированный образ богатыря в русском былинном эпосе. Добрыня Никитич входит в качестве среднего богатыря в богатырскую троицу вместе с Ильёй Муромцем и Алёшей Поповичем.

 

АЛЁША ПОПОВИЧ

Алёша Попович как младший входит третьим по значению в богатырскую троицу вместе с Ильёй Муромцем и Добрыней Никитичем. А. П.— сын ростовского попа Ле(в)онтия (редко Фёдора).

 

ИЛЬЯ МУРОМЕЦ

Он возглавляет всех русских богатырей и выступает как главный в троице наиболее знаменитых героев — Илья Муромец, Добрыня Никитич, Алёша Попович. Именно он совершил наибольшее количество подвигов...

 

 

На заставе бывает и больше богатырей — 7,9,12, — тогда перечисляются и другие имена. В былинах, в которых с образа заставы начинается повествование, обычно в дальнейшем выделяется один богатырь, его подвиг и описывается. Застава стережет Русь, смотрит «не прокурила бы где куревка, не пропорошила бы где порошица, не проехал бы чужеземный нахвальщина». Вражеский воин похваляется:

А я Киев-град головней скачу, Церкви божии на дым спущу, Князя Владимира во полон возьму, А княгиню — во наложницы, Чернедь мужиков всех повырублю!

Каждая фраза вражеской угрозы имеет глубокое значение.

Похвальба уничтожить Киев, если учесть эпическую символику его, о которой речь шла выше, означает угрозу уничтожить Русь, древнерусское государство. Обещание сжечь церкви также означает нечто большее, чем простое уничтожение церквей на Руси. Известно, что древняя русская культура была связана с деятельностью церковников. Со времени Ярослава Мудрого при церквах и монастырях развивалась письменность и создавались многие произведения русской литературы. При монастырях находились книгохранилища древней Руси. Угроза уничтожения церквей в условиях средневековья означала не только угрозу христианству, но в сущности угрозу важному прогрессивному фактору жизни — литературе, письменности, искусству.

Угроза взять князя в полон, княгиню в наложницы, как и угроза чернедь-мужиков повырубить, означает намерение «нахвалыцины» уничтожить на Руси не только правителя ее, но и весь русский народ. Ответом на угрозу врага уничтожить Русь, ее культуру, ее независимость, самый народ и является подвиг богатыря, стоящего на богатырской заставе.

Тематика, сюжеты, образы фольклора Руси XI—XV вв. порождались, таким образом, реальной жизнью. Произведения народного творчества, отразившие образование древнерусского феодального государства, призывавшие к объединению всех сил для борьбы с врагом и к преодолению феодальной раздробленности Руси, передавались из поколения в поколение. Одни из них по тем или другим причинам забывались и исчезали. Другие в более или менее неизменном виде сохранялись и шлифовались.

Эти произведения, в художественных образах которых верно отразилась историческая действительность первых веков существования русского государства, явились частью того культурного и художественного наследства, которое было воспринято и сохранено народом до самого последнего времени.

 

 

СОДЕРЖАНИЕ КНИГИ:  Русское народное творчество

 

Смотрите также:

 

Восточные славяне и образование древнерусского государства....

Образование древнерусского государства, рождение первого феодального государства было не однократным событием, а процессом длительным. Развитие славянского общества растянулось на много веков.

 

Феодальное государство. Экономическую основу феодального общества...

Образование древнерусского государства, рождение первого феодального государства было не … Превращавшийся в феодальное государство русский племенной союз подчинял себе соседние славянские...

 

...этого периода. Образование древнерусского государства....

I. Образование древнерусского государства. В письменных источниках начала новой эры упоминаются племена, жившие в Восточной Европе под названием "венеды".
В процессе становления феодального общества этот процесс превратился в сбор дани.

 

Развитие древнерусского феодального права. Первым правовым...

3. Развитие древнерусского феодального права. В Древнерусском государстве источником права, как и во многих раннефеодальных государствах, является правовой обычай, унаследованный от первобытнообщинного строя.

 

Момент возникновения Древнерусского государства. Возникновение...

Момент возникновения Древнерусского государства нельзя определить с достаточной точностью. Очевидно, имело место постепенное перерастание тех политических образований, о которых мы говорили в предыдущей главе, в феодальное государство восточных славян...

 

...Исторические, письменные и археологические источники. Феодальный...

Оно возникло в то время, когда еще не было предпосылок образования централизованного государства, при слабо развитых торговле и ремесле
Высшими органами власти в Древнерусском государстве были великий князь, совет при князе, феодальные съезды, вече.

 

Христианизация Руси

Становление цивилизации в Русских землях (XI – XV вв.)