Вся электронная библиотека >>>

 Уголовный закон >>>

    

 

Советский уголовный закон


Раздел: Законы

 

§ 3. Действие общесоюзных и республиканских уголовных законов в отношении деяний, совершенных на территории союзной республики

  

I.          Территориальный принцип действия в пространстве советских уголовных законов распространяется и на действие их в пределах отдельных союзных республик.

Общесоюзные уголовные законы в силу ст. 19 Конституции СССР действуют одинаково во всех союзных республиках. Поэтому не требуется каких-либо актов высших органов власти союзных республик о введении в действие общесоюзных уголовных законов на территории республики или подтверждения с их стороны действия общесоюзного уголовного закона

Излишним и неточным является указание в ст. 2 УК Узбекской ССР 1959 г. на то, что уголовное законодательство Союза ССР действует на территории Узбекской ССР. То же надо сказать и о формулировке ст. 2 УК Казахской ССР 1959 г., согласно которой уголовное законодательство Союза ССР действует и на территории Казахской ССР.

В УК других союзных республик содержатся лишь положения, конкретизирующие характер действия общесоюзных уголовных законов (такие положения есть и в указанных статьях УК Узбекской ССР и УК Казахской ССР), но не устанавливающие действие этих законов на территории республики.

II.        Положение ст. 19 Конституции СССР о том, что законы СССР имеют одинаковую силу на территории всех союзных республик, не относится к общесоюзным уголовным законам, в которых определены ограниченные пределы их действия в пространстве.

Так, многие общесоюзные уголовные законы, в том числе Указы Президиума Верховного Совета СССР от 4 июня 1947 г. «Об уголовной ответственности за хищение государственного и общественного имущества» и «Об усилении охраны личной собственности граждан» начиная с 1 января 1960 г. по мере введения в действие новых УК союзных республик сохраняли силу все в меньшем числе союзных республик. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 26 декабря 1959 г. «О признании утратившими силу законов СССР в связи с принятием уголовного и уголовно-процессуального кодексов Узбекской ССР» и другими аналогичными Указами были признаны утратившими силу с момента введения в действие УК и УПК других союзных республик многие общесоюзные уголовные законы, в том числе Указы от 4 июня 1947 г.

III. Уголовные законы каждой союзной республики, как суверенного государства, действуют в отношении всех предусмотренных ими преступлений, совершенных на территории данной республики.

Статьи УК союзных республик о действии общесоюзных уголовных законов и уголовных кодексов в отношении деяний, совершенных на территории республики, сформулированы неодинаково.

В большинстве УК говорится только о действии данного УК союзной республики и не упоминается об общесоюзных уголовных законах, например, в ст. 4 УК Украинской ССР.

В УК отдельных союзных республик упоминается косвенно о действии и общесоюзных, и республиканских уголовных законов в отношении деяний, совершенных на территории союзной республики. Так, ч. 1 ст. 4 УК Латвийской ССР гласит: «...подлежат ответственности по уголовным законам, действующим на территории Латвийской ССР...». Ст. 4 этого УК озаглавлена «Действие уголовных законов в отношении преступлений, совершенных на территории Латвийской ССР и на территории других союзных республик».

В других же кодексах говорится только о действии УК в отношении деяний, учиненных на территории данной республики.

Как в том, так и другом случае конкретизация пределов действия на территории союзных республик общесоюзного уголовного закона не расходится с положениями общесоюзного уголовного законодательства.

Говоря в ст. ст. 4 и 5 о действии только УК данной республики в отношении деяний, совершенных на территории союзной республики, закон исходит из факта обязательного включения общесоюзных уголовных законов об ответственности за конкретные преступления в УК союзных республик (ст. 2 УК всех союзных республик). Следовательно, говоря о действии в пространстве уголовного кодекса союзной республики, статья УК тем самым говорит и о действии включенных в УК общесоюзных уголовных законов.

Однако данной статьей (ст. 4 УК РСФСР) не охватываются общесоюзные уголовные законы, еще не включенные в УК союзной республики. Поэтому во всех УК союзных республик (ст. 2) содержится указание на то, что до включения общесоюзных уголовных законов в уголовный кодекс союзной республики эти законы подлежат непосредственному применению.

IV. Действие УК союзных республик в отношении преступлений, совершенных на советских судах в открытом море, отличается некоторыми особенностями.

Преступление, совершенное на советском корабле в открытом море, подлежит уголовной ответственности по законам той союзной республики, где приписан этот корабль. Косвенно указывает на это ст. 58 Кодекса торгового мореплавания 1929 г. , которая требует, чтобы в случае совершения на судне кем-либо деяния, предусмотренного уголовным кодексом союзной республики, на территории которой расположен порт приписки судна, капитан .принял ряд мер в целях воспрепятствования лицу, совершившему деяние, уклониться от ответственности и обеспечить расследование и рассмотрение его дела.

В отношении преступлений, совершенных на военных судах, соответствующие указания были даны в циркуляре Военной коллегии Верховного Суда СССР, утвержденном Пленумом Верховного Суда СССР 29 апреля 1926 г. «О применении военными трибуналами УК и УПК союзных республик при совершении лицами плавающего состава союзного флота преступлений во время нахождения на море». Согласно этому циркуляру при совершении лицом -плавающего состава преступного деяния во время нахождения судна в море применяются нормы УК той союзной республики, к порту которой приписано судно, при совершении лицами того же состава или личным составом стационарных частей флота- преступных деяний на суше или в порту во время стоянки судна применяются нормы УК и УПК той союзной республики, на территории которой совершены эти деяния»

V. Принципиальное единство всего советского уголовного законодательства, равноправие союзных республик, уважение к суверенитету каждой союзной республики находят яркое выражение и в том, что суд выносит приговор на основании УК той союзной республики, на территории которой совершено преступление, а не УК той республики, в которой разбирается дело.

Во время Великой Отечественной войны Пленум Верховного Суда СССР в постановлении от 11 декабря- 1941 г.. разъяснил, что поскольку по закону лица, совершившие преступление на территории СССР, подлежат уголовной ответственности по законам места совершения преступления, то ответственность граждан, совершивших преступления в местностях, временно занятых неприятелем, или в прифронтовой полосе и эвакуированных из этих местностей, должна определяться уголовным законодательством союзной республики по месту совершения преступления, но приговоры должны выноситься именем союзных республик, на территории которой рассматривается дело .

Это постановление Пленума еще раз указало на незыблемость действия советских уголовных законов вс временно оккупированных немецко-фашистскими захватчиками местностях СССР.

В соответствии с этим постановлением Пленума Судебной коллегией по уголовным делам Верховного Суда СССР было разрешено 17 декабря 1941 г. дело Ходюка  , совершившего перед войной хищение в пределах РСФСР, но осужденного в Узбекской ССР, где он находился в эвакуации, Верховный Суд СССР указал, что его деяние влечет ответственность по УК РСФСР.

В действующих УК Белорусской ССР, Молдавской ССР, Латвийской ССР, Киргизской ССР, Армянской ССР содержатся специальные постановления о применении судами этих республик уголовных законов, действующих в других союзных республиках, если преступление совершено на территории другой союзной республики. Так, ч. 3 ст. 4 УК Белорусской ССР гласит: «В случае рассмотрения судами Белорусской ССР дел о -преступлениях, совершенных на территории других союзных республик, в соответствии со ст. 4 Основ уго- .ловного законодательства Союза ССР и союзных республик применяется уголовное законодательство, действующее в месте совершения преступления».

Примерно таким же образом сформулированы соответствующие статьи в четырех других УК.

VI. При введении в действие УК союзных республик 1959—1961 гг. принцип применения закона, действующего в месте совершения преступления, был распространен и на действие нового уголовного законодательства в отношении ранее осужденных лиц.

Было установлено, что в отношении лиц, совершивших преступления на территории данной республики, подлежит применению новый уголовный кодекс этой республики, если наказуемость данного деяния исключена или наказание смягчено, хотя бы осужденный отбывал наказание в другой союзной республике. При этом применение нового УК проводилось судами той республики, где было совершено преступление, независимо от того, судом какой республики виновный осужден и где отбывает наказание

Постановлением Президиума Верховного Совета СССР от 11 мая 1961 г. «О порядке введения в действие уголовных и уголовно-процессуальных кодексов союзных республик в отношении лиц, осужденных военными трибуналами»   это правило было в основном распространено и на лиц, осужденных военными трибуналами, т. е. судами СССР.

VII.      УК союзных республик, по общему правилу, действуют на всей территории союзных республик.

Однако в тех редких случаях, когда законодательные органы союзных республик считают, что определенные деяния представляют опасность лишь в некоторых местностях, эти органы издают уголовные законы или главы либо статьи уголовных законов с ограниченными пределами действия. Такова глава XI УК РСФСР 1960 г. «Преступления, составляющие пережитки местных обычаев». В силу ст. 236 УК РСФСР действие этой главы распространяется лишь на те автономные республики, автономные области и другие местности РСФСР, где общественно опасные деяния, перечисленные в этой статье (уплата и принятие выкупа за невесту, принуждение женщины к вступлению в брак и др.), являются пережитками местных обычаев.

В УК РСФСР 1926 г. таким же образом согласно- ст. 205 УК действовала глава X «Преступления, составляющие пережитки родового быта», включенная Законом РСФСР от 6 апреля 1928 г. Ранее, при действия УК РСФСР 1922 г., Законами от 16 октября 1924 г. и 5 мая 1925 г.  для четырех автономных республик и пяти автономных областей была включена новая глава IX «Бытовые преступления» в отдельной редакции для каждой автономной республики и области; эта глава действовала до введения упомянутой главы X УК РСФСР 1926 г. и после утраты силы Уголовным кодексом 1922 г.

Глава XI действующего УК РСФСР (как и глава X УК РСФСР 1926 г.) в единой редакции действует в тех автономных республиках, автономных областях и других местностях РСФСР, где предусматриваемые статьями этой главы деяния, составляющие пережитки местных обычаев, в силу их общественной опасности необходимо наказывать в уголовном порядке. Перечня этих автономных республик, автономных областей и других местностей в законе не дано.

VIII.    Действие главы XI УК РСФСР 1960 г. (как и ранее главы X УК РСФСР 1926 г. и главы IX УК 1922 г.) распространяется на лиц, совершивших предусмотренные •статьями этой главы преступления в тех местностях, где действует глава XI, независимо от национальности виновного.

В свое время автор данной книги писал о неправильности прекращения дел о таких преступлениях на том •основании, что виновные не принадлежат к коренному населению. Конституция СССР запрещает какие бы то ни было прямые или косвенные ограничения прав или, наоборот, установление прямых или косвенных преимуществ граждан в зависимости от их расовой или национальной принадлежности (ст. 123). Трактовка же в указанном смысле пределов действия норм уголовного закона явилась бы установлением косвенного преимущества граждан одной национальности в сравнении с гражданами других национальностей, так как за одни и те же деяния граждане одной национальности подлежали бы ответственности, а другие освобождались бы от нее. Деяние, содержащее все признаки предусмотренного уголовным законом преступления, если оно совершено на территории, где действует данный уголовный закон, карается независимо от национальной принадлежности виновного

К сожалению, случаи неправильного подхода к этому вопросу имели место и позднее. Пленум Верховного Суда СССР в постановлении от 9 марта 1956 г.  признал неправильным прекращение дела Писарца, обвинявшегося во вступлении в брак с девушкой, не достигшей брачного возраста, по ст. 198 УК РСФСР 1926 г., которая, как и вся глава X УК РСФСР 1926 г., имела ограниченные пределы действия.

Пленум Верховного Суда СССР указал, что глава X УК РСФСР 1926 г. (глава XI УК РСФСР 1960 г.) распространяется на всех граждан; из содержания ст. 205 УК РСФСР 1926 г. (ст. 236 УК РСФСР 1960 г.) видно, что признаком, определяющим уголовную ответственность за деяния, предусмотренные главой X УК РСФСР 1926 г., является не национальная принадлежность ли- .ца, допустившего это действие, а место совершения таких деяний. Эти деяния приобретают общественно опасный характер именно потому, что в условиях данной местности они выступают в виде пережитков родового быта, независимо от национальности самого исполнителя. Пленум отметил, что точка зрения народного суда противоречит законам о судопроизводстве, где говорится, что правосудие осуществляется в СССР на началах единого и равного для всех граждан суда, гезависимо от социального, имущественного и служебного положения граждан, их национальной и расовой принадлежности.

В статье «Неправильное понимание закона» С. В. Бакшеев, анализируя дело Писарца, отмечал, что подобные ошибки в понимании -пределов действия главы X УК РСФСР 1926 г. встречаются нередко, и привел дело Нестеркина, осужденного за вступление в брак с недо- стигшей брачного возраста Федоровой на территории Башкирской АССР (ст. 198 УК РСФСР 1926 г.). Дело было ошибочно прекращено вследствие неправильного понимания главы X УК РСФСР 1926 г., как якобы распространяющейся лишь на те национальности, среди которых преступления, указанные в этой главе, являются .пережитками родового быта, тогда как Нестеркин и Федорова, на которой он женился, по национальности русские.

С. В. Бакшеев справедливо указывал, что такое толкование ч. 1 ст. 198 и ст. 205 УК РСФСР политически неправильно ориентировало судей Башкирской АССР в их практической деятельности.

 

 

СОДЕРЖАНИЕ:  Советский уголовный закон

 

Смотрите также:

 

Действие уголовного закона в пространстве....

Под действием уголовного закона в пространстве понимается применение его на определенной территории и в отношении определенных лиц, совершивших преступление.

 

Действие уголовного закона во времени, пространстве...

5. Уголовный закон четко определяет круг лиц, на которых распространяется его действие: а) все граждане России, лица без гражданства, иностранные граждане, совершившие преступление на территории республики.

 

Действие уголовного закона во времени. Разрыв...

Фактическое прекращение действия уголовного закона может произойти в связи с отсутствием тех условий или отношений, при
Таким образом, обратную силу имеет только закон, улучшающий положение лица, совершившего запрещенное деяние.

 

Действие уголовного закона в пространстве. Принцип...

Территориальный принцип действия уголовного закона в пространстве определен в ч. 1
Согласноэтому принципу лицо, совершившее преступление на территории
Уголовное право - отрасль публичного права, регулирующая отношения ...

 

...уголовного закона в отношении лиц, совершивших...

Статья 12. Действие уголовного закона в отношении лиц, совершивших преступление вне пределов Российской Федерации.
совершенное ими деяние признано преступлением в государстве, на территории.

 

Уголовный закон — это правовой акт, принятый...

§ 1. Понятие уголовного закона. Уголовный закон — это правовой акт, принятый Федеральным Собранием России и
Уголовное право - отрасль публичного права, регулирующая отношения, связанные с преступностью и наказуемостью деяний.