Вся электронная библиотека >>>

 Палеолит >>>

    

 

 

Ранний палеолит Восточной Европы


Раздел: История и археология

 

ГЛАВА I ПРИНЦИПЫ КЛАССИФИКАЦИИ РАННЕПАЛЕОЛИТИЧЕСКИХ ИЗДЕЛИЙ ИЗ КАМНЯ

1. ВОПРОСЫ МЕТОДИКИ

  

 

Первая классификация раннепалеолитических изделий появилась на заре науки о палеолите, когда Г. Мортилье предложил свое известное подразделение палеолитического периода на эпохи и выделил для них «руководящие ископаемые»: ручное рубило — для шелльской и ашельской эпох и дисковидный нуклеус, отщепы, остроконечник и скребло — для мустьерской

С накоплением данных в эту первоначальную классификацию изделий раннего палеолита были внесены коррективы и дополнения. Выяснилось, что ручные рубила, дисковидные нуклеусы, отщепы, остроконечники и скребла не исчерпывают набор раннепалеолитических изделий. Не только на мустьерских, но и на ашельских памятниках были найдены орудия, первоначально считавшиеся принадлежностью исключительно позднепалеолитических комплексов. Постепенно были выделены новые типы нуклеусов, сколов и орудий труда. Значительные различия удалось проследить и внутри выделенных Мортилье типов изделий, распавшихся на самостоятельные типологические единицы. Едва ли не каждый исследователь раннего палеолита вносил в классификацию изделий что-то новое. Делалось это, однако, различными учеными по-раз- ному. Единой методики классификации не было, одни исследователи подразделяли изделия по одним признакам, другие — по иным. Отсутствие единых критериев и принципов сказалось и в номенклатуре. Нередко под одним наименованием объединялись различные типы изделий или. напротив, одинаковые типологические формы получали разные наименования. В итоге стало нарушаться взаимопонимание между исследователями, пользоваться публикациями палеолитических материалов становилось все труднее. Назрела необходимость в унификации типов изделий и их наименований.

За осуществление этой задачи взялся Ф. Борд. Он свел воедино разрозненные классификационные разработки французских исследователей и предложил единую номенклатуру для типов изделий. Первый вариант типолиста был опубликован Ф. Бордом в 1950 г.2 Затем последовали новые работы, в которых содержались дополнения к нему3. Венчает серию публикаций по классификации каменных изделий раннего палеолита издание Ф. Бордом в 1961 г. атласа «Типология раннего и

среднего палеолита», богато иллюстрированного и сопровожденного

подробными описаниями и комментариями 4.

Соединив типологию с элементарной статистикой, Ф. Борд и его последователи во Франции обработали большое количество раннепалео- литических коллекций, сделав важные выводы исторического характера. Все это способствовало тому, что типолого-статистическая система Бор- да получила широкое распространение. Хорошо зарекомендовавшая себя на французском материале, эта система была «взята на вооружение» палеолитоведами в других странах. Ряд работ, посвященных изложению основ типолого-статистической системы Ф. Борда и применению ее при обработке раннепалеолитических коллекций, появился также в СССР. Особенно необходимо отметить обстоятельную работу В. П. Любина 5, сыгравшую большую роль в популяризации новых методов исследования среди советских ученых. Были предприняты также попытки применить разработанные Ф. Бордом приемы статистического изучения каменных изделий раннего палеолита к материалам более поздних исторических периодов.

Со временем, однако, период увлечения работами Ф. Борда и далеко не всегда критического отношения к предложенной им методике изучения раннепалеолитических коллекций стал сменяться более сдержанным и творческим подходом. Постепенно начали вырисовываться недостатки бордовской классификации и его типолого-статистической системы в целом.

Как известно, типолист Ф. Борда разработан на материалах преимущественно западноевропейских, в основном французских, памятников. Центральноевропейские коллекции изделий были учтены при этом лишь частично. Что же касается раннепалеолитических комплексов Восточной Европы, то они и вовсе оказались обойденными. Понятно, что механическое перенесение типолиста Ф. Борда на восточноевропейскую «почву» неизбежно привело бы к тому, что из поля зрения исследователей выпал бы ряд форм, отсутствующих в нем, но представленных в комплексах данной территории. Попытки восполнить этот пробел в ти- полисте путем расширения его за счет новых наименований предпринимаются в различных странах, в том числе и в СССР.

Различно также количество признаков, которые были учтены при под разделении изделий. На одном и том же таксономическом уровне одни орудия подразделяются по одним признакам, другие — по иным. Отсутствие единых критериев при выделении типов изделий привело к неравномерности в их характеристиках. Емкость предложенных Ф. Бордом типологических стандартов, объем заключенной в них информации оказались в каждом случае разными. Отсюда — обедненность многих типов- эталонов, с одной стороны, и их групповой характер — с другой: едва ли не каждый тип бордовской классификации может быть подразделен на самостоятельные типологические единицы.

В итоге были искусственно сужены возможности применения статистического метода к раннепалеолитическим коллекциям. Иными словами, суженной оказалась сама база для делаемых на основании типо- лого-статистических данных исторических выводов.

Пожалуй, наиболее слабым местом типолиста Ф. Борда является классификация нуклеусов.

Все раннепалеолитические ядрища Ф. Борд, как известно, первоначально делит на две группы: нуклеусы леваллуа и нуклеусы неле- валлуа. Каждая из этих групп в свою очередь подразделяется на типы. Нуклеусы леваллуа в соответствии с характером снятых с них сколов- заготовок делятся на «ядрища для отщепов», «ядрища для острий» и «ядрища для пластин». В группе нелеваллуазских нуклеусов Ф. Борд выделяет ядрища дисковидные, призматические, пирамидальные, шаровидные, аморфные и не поддающиеся классификации.

Предложенная Ф. Бордом классификация ядрищ леваллуа вызвала серьезные возражения В. П. Любина 6. Последний правильно отметил, что принцип разграничения леваллуазских нуклеусов по их целевому назначению создает практические неудобства при классификации, так как он основан на крайних вариациях и не учитывает формы менее специализированные. Далее, расчленение ядрищ по типу снимаемых с них заготовок «может дезориентировать исследователя в отношении техники расщепления камня, действительно имевшей место на той или иной стоянке» 7. Такое членение исходит из характера ограничения рабочей поверхности нуклеуса, возникшего в результате завершающих сколов. Сколы эти, однако,' в большинстве случаев были неудачными и поэтому не дают представления о типах заготовок, которые стремился получить мастер. К тому же, «нет уверенности в том, что с ядрищ, определенных как levallois a pointes и levallois 2 lames не были ранее сняты и другие типы заготовок»8. В противоречии с принятыми Ф. Бордом классификационными нормами находится отнесение им к «ядрищам леваллуа для острий» тех нуклеусов с радиальным оформлением рабочих поверхностей («ядрища для отщепов»), с которых был снят скол треугольных очертании. Наконец, типологические разработки Ф. Борда не являются исчерпывающими и не отражают всего многообразия ашело-мустьер- ских ядрищ. Неохваченным оказался ряд типов изделий с устойчивыми морфологическими признаками.

Критические замечания В. П. Любнна справедливы, но они не искрывают всех недостатков, присущих классификации нуклеусов

Ф. Борда.

Совершенно недостаточной является шкала типов в группе неле- валлуазских ядрищ. Каждый из них представляет собой совокупность изделий, хотя и близких в главном, но заметно варьирующих по более мелким и также весьма существенным признакам. Так, дисковидные нуклеусы бывают одно- и двусторонние, их форма может быть не только округлой, но и овальной, треугольной, близкой к четырехугольной или неправильной. Среди призматических нуклеусов известны одно- и двуплощадочные; скалывание заготовок с них может производиться по всей окружности ударной площадки или же только в части ее. Различна площадь рабочей поверхности и у пирамидальных ядрищ. Из числа шаровидных нуклеусов выделяются изделия с тенденцией снятия заготовок в параллельном направлении 9. Имеются и другие показатели, требующие учета при классификации и отражения в номенклатуре.

Не исчерпывают критические замечания В. П. Любина также все слабые стороны бордовской классификации нуклеусов леваллуа. Пожалуй, важнейшим ее недостатком является смешение критериев, на основании которых осуществлено подразделение этих ядрищ. Действительно, тогда как «ядрища для отщепов» и «ядрища для пластин» выделены по признаку пропорций снимаемых с них сколов, выделение «нуклеусов для острий» произведено на основании очертаний получаемой заготовки, обычно имеющей треугольную или близкую к ней форму.

Дело, однако, не только в этом. Каждый исследователь, имевший дело с коллекциями раннепалеолитических ядрищ, знает, что с нуклеусов со снятием сколов в параллельном направлении, именуемых Ф. Бордом «ядрищами для пластин», скалывались не только пластины, но и отщепы, то есть заготовки, длина которых менее чем в два раза превышает их ширину. Процент отщепов бывает значительным, а нередко и преобладающим, даже в том случае, когда снятия производились с продольных вариантов нуклеусов. При снятии же сколов в поперечном направлении, перпендикулярном к длинной оси ядрища, отщепы являются основным или даже единственным типом заготовок; пластин при этом нет вовсе, либо они единичны и случайны Напротив с «ядрищ для острий» скалывались не только отщепы, но и пластины треугольных очертаний. Снятие пластин могло производиться также и с удлиненных «нуклеусов для отщепов».

В случае черепаховидных ядрищ и «нуклеусов леваллуа для острий» снятию одной-двух, как правило, заготовок предшествовала серия сугубо вспомогательных снятий — радиальных или конвергентных. Сколы, полученные в результате этих снятий, не имели сахмостоятель- ного значения и представляли собой отход производства. Их целью было лишь специальное оформление рабочей поверхности ядрища, придание ей определенных очертаний в плане и профиле и создание тем самым условий для снятия одного-двух сколов-заготовок требуемых очертаний и пропорций. После отщепления этих сколов, в общем повторявших своими очертаниями форму нуклеуса, ядрище выбрасывалось, переоформлялось в любой другой тип (в том числе в нуклеус параллельного снятия), либо оформлялось вспомогательными сколами заново, и весь цикл повторялся в той же последовательности.

Напротив, при параллельной системе скалывания не требовалось предварительное оформление рабочей поверхности нуклеуса  . Снятие каждого предшествующего скола-заготовки в той или иной мере предопределяло очертания последующих сколов. Процесс расщепления в этом случае был непрерывным с начала до конца утилизации ядрища: с момента первых снятий и вплоть до истощения нуклеуса, либо до того, когда рабочая поверхность и площадка удара приходили в негодность в результате неудавшихся снятии и требовалось их исправление   или иное расположение плоскости скалывания и ударной площадки на нуклеусе. Каждый удачный скол давал мастеру требуемую заготовку.

Таким образом, насколько логичным и целесообразным является выделение в самостоятельную типологическую группу черепаховидных нуклеусов и «ядрищ для острий», настолько нелогично и неоправданновключение в эту группу нуклеусов со снятием сколов в параллельномнаправлении  .            . _

Еще менее оправдано объединение Ф. Бордом в одну группу сядрищами дисковидными, шаровидными и аморфными призматических и пирамидальных нуклеусов. В основе этих последних типов лежит тот же принцип раскалывания камня, что и в случае с «ядрищами ле- валлуа для пластин»: снятие заготовок в параллельном или близком к нему направлении. Если исходить из этого, то имелось больше оснований относить их к нуклеусам леваллуа в понимании Ф. Борда, чем к нелеваллуазским ядрищам. Более логичным и целесообразным все же будет выделение «нуклеусов леваллуа для пластин», призматических и пирамидальных нуклеусов в особую классификационную группу, отличную и от ядрищ с примитивной — бессистемно-радиальной — системой скалывания и от нуклеусов леваллуа «чистого», «классического», предназначенных для получения одной-двух, как правило, заготовок строго определенной, «запланированной» формы. Такое подразделение раннепалеолитических нуклеусов является не только правильным с точки зрения принципов формально типологической классификации, но и отвечает существу дела, отражая определенные закономерности в развитии техники обработки камня в палеолите. Действительно, ашело- мустьерские ядрища с параллельным принципом скалывания представляют ничто иное, как зародышевую форму призматических нуклеусов позднего палеолита. Различие между ними заключается лишь в степени совершенства получаемых заготовок, обусловленной в первую очередь применением в позднепалеолитическое время техники посредника при отделении сколов. Показательно, впрочем, замечание Ф. Борда о том, что некоторые сколы с «нуклеусов леваллуа для пластин» раннего палеолита трудно отличить от позднепалеолитических п. Об этом же пишет и В. П. Любин 12.

Совершенно неправомерно противопоставлять раннепалеолитические ядрища параллельного скалывания призматическим нуклеусам позднего палеолита на том основании, что первые имеют плоскую рабочую поверхность. Ядрища с уплощенной и выпуклой в поперечном сечении рабочей поверхностью — всего лишь вариации единого принципа раскалывания. Оба типа ядрищ есть как в раннем, так и в позднем палеолите. Характерно, что никто из исследователей не называет позднепалео- литические ядрища с плоской рабочей поверхностью леваллуазскими.

Следует поэтому не противопоставлять раннепалеолитические ядрища параллельного снятия призматическим нуклеусам и тем создавать терминологическую путаницу и практические неудобства при классификации, а, наоборот, рассматривать их во взаимосвязи и единстве

линии развития. Такой подход к подразделению палеолитических нуклеусов позволил бы в известной мере преодолеть наиболее значительный недостаток типологической классификации — формальной и искусственной по своему характеру,— приблизив ее хотя бы в отношении ядрищ к классификациям естественным, основанным на учете реальных и действительно существенных генетических связей.

Учитывая принципиальное отличие ашело-мустьерских ядрищ параллельного снятия от других раннепалеолитических нуклеусов, с одной стороны, и их генетическую связь с нуклеусами позднего палеолита, с другой — эти ядрища следовало бы выделить в отдельную классификационную группу, назвав их протопризматическими.

Таковы в общих чертах недостатки классификации нуклеусов Ф. Борда.

Не удивительно, что она не получила сколько-нибудь широкого распространения. В отечественной науке ей был противопоставлен ряд других классификационных разработок. Одну из них предложила в конце 50-х годов М. 3. Паничкина 13.

Отправным моментом при подразделении ашело-мустьерских нуклеусов послужила для М. 3. Паничкиной вариабильность формы изделий. Основываясь на различиях в очертаниях нуклеусов, исследовательница выделила три разновидности раннепалеолитических ядрищ: дисковид- ные, треугольные и четырехугольные. О вариациях типов внутри двух последних разновидностей М. 3. Паничкина не упоминает. Дисковид- ные же ядрища подразделены ею на основании числа рабочих поверхностей и характера скалывания заготовок на четыре типа: тип «а» — двусторонние радиального снятия, тип «б» — односторонние с радиальным принципом скалывания, тип «в» — односторонние для отделения одного крупного отщепа, тип «г» — односторонние со снятием заготовок в параллельном направлении.

Правильную оценку классификации нуклеусов М. 3. Паничкиной дал В. П. Любин ,4. Отметив главное достоинство классификации, заключающееся в том, что ядрища рассматриваются в ней «в качестве важнейшего показателя развития техники расщепления камня в его историческом аспекте, в движении взаимосвязанных и все более совершенствующихся форм», он вместе с тем указал на ряд присущих ей недостатков. Во-первых, подразделение и наименование ашело-мустьерских ядрищ по их конфигурации не является удачным, так как в основу деления положен несущественный признак. Очертания нуклеусов необходимо, конечно, учитывать, но этот признак не должен рассматриваться в качестве ведущего, определяющего. Во-вторых, классификация нуклеусов М. 3. Паничкиной, как и типологические разработки Ф. Борда, не полна и не исчерпывает действительного ассортимента ядрищ эпохи ашель-мустье.

Свои критические замечания в отношении классификационных разработок Ф. Борда и М. 3. Паничкиной В. П. Любин предпослал изложению собственной классификации ядрищ раннего палеолита 15.

Ашело-мустьерские нуклеусы исследователь вслед за Ф. Бордом делит на ядрища леваллуа и нелеваллуа. В отношении типологического расчленения нуклеусов нелеваллуа В. П. Любин принимает классификационную шкалу Ф. Борда, хотя и не считает ее исчерпывающей. При подразделении же леваллуазских ядрищ автор руководствуется критериями, отличными от тех, которые были предложены Ф. Бордом и М. 3. Паничкиной. В основу членения нуклеусов В. П. Любин положил количество и расположение ударных площадок и плоскостей скалывания на ядрище. В соответствии с изменчивостью этих признаков в их комбинации друг с другом исследователь подразделил нуклеусы леваллуа на типы, внутри которых выделил варианты. На типы ядрища делятся по количеству ударных площадок и плоскостей скалывания. Намечаются следующие типы нуклеусов: 1) одноплощадочные односторонние, 2) двуплощадочные односторонние, 3) двуплощадочные двусторонние, 4) многоплощадочные двусторонние. Членение на варианты произведено по расположению ударных площадок на ядрище, обуславливающему направление скалывания. Выделяются нуклеусы продольного и поперечного снятия, когда площадки приурочены соответственно к длинным или коротким сторонам одно- и двуплощадочных односторонних нуклеусов; со скалыванием в противолежащих направлениях, когда площадки расположены на противоположных краях двуплощадочных двусторонних ядрищ; со скалыванием под косым углом либо одновременно в продольном и поперечном направлениях в случае смежных ударных площадок на двуплощадочных нуклеусах двустороннего снятия. В классификации В. П. Любина в качестве второстепенного признака учитывается также форма ядрищ. Этот показатель не выделен в самостоятельную таксономическую ступень, но отражен в номенклатуре. По своим очертаниям нуклеусы леваллуа распадаются на овальные, треугольные и прямоугольные.

Важным является выделение наряду с «готовыми» ядрищами полувыделенных или полностью оформленных оббивкой заготовок для нуклеусов — так называемых «облупней».

Предложенная В. П. Любиным классификация раннепалеолитических ядрищ является в настоящее время наиболее полной и совершенной. В сравнении с разработками Ф. Борда и М. 3. Паничкиной она основывается на учете более существенных признаков, охватывает большее число вариаций, более удобна и действенна при практическом применении. Все это способствовало признанию принципов, положенных в ее основу, широким кругом специалистов.

Все же и эта классификация не лишена слабых сторон.

Не устраняет она, прежде всего, наиболее существенный недостаток подразделения нуклеусов Ф. Бордом: в ней также ядрища с параллельной системой снятия объединены в одну группу с собственно левал- луазскими. Исходя из сказанного выше о принципиальных различиях между этими нуклеусами, вряд ли можно согласиться с В. П. Любиным в том, что скалывание заготовок в параллельном направлении является

«главным признаком, отражающим существо леваллуазскои техники расщепления камня» 16. Напротив, этот признак находится в противоречии с техникой леваллуа и несовместим с ней.

Не устраняет классификация В. П. Любина и второго важного недостатка типологических разработок Ф. Борда — недостаточности предложенного им подразделения ядрищ нелеваллуа.

Не является она исчерпывающей также в отношении нуклеусов, относимых Ф. Бордом и В. П. Любиным к леваллуазскои группе. Не исчерпаны, в первую очередь, все возможные вариации положенных в основу подразделения нуклеусов морфологических признаков. Так, среди двуплощадочных односторонних ядрищ отсутствуют изделия со скалыванием заготовок под косым углом и в продольно-поперечном направлениях, обусловленным наличием смежно расположенных площадок удара. В группе многоплощадочных нуклеусов не выделены ядрища одностороннего снятия, а среди них — с косоугольным и продольно-попереч- ным (подперекрестным и перекрестным) скалыванием. Между тем, эти разновидности не только допустимы теоретически, но и существуют в действительности. В частности, они представлены в материалах Шайтан-Кобы, Староселья и антоновских стоянок.

Известная обедненность ассортимента раннепалеолитических ядрищ в классификации В. П. Любина обусловлена, далее, недостаточностью признаков, избранных исследователем при расчленении нуклеусов. Действительно, как ни существенны, как ни важны эти признаки, они не исчерпывают всего многообразия изделий, относимых к классу нуклеусов. Вариации ряда важных для понимания развития обработки камня и ее региональных проявлений признаков не нашли своего отражения в классификации. Это в одинаковой мере относится как к ядрищам нелеваллуа, так и к нуклеусам, выделяемым В. П. Любиным вслед за Ф. Бордом в группу леваллуазских.

Небезынтересным, в частности, может оказаться учет характера оформления тыльной стороны нуклеусов. Об этом признаке В. П. Лю- бин упоминает при рассмотрении эволюции «леваллуазских» ядрищ, но он не нашел своего отражения в номенклатуре. Диапазон изменчивости этого признака весьма значителен. Наряду с ядршцами, тыльная сторона которых не оформлена и сохраняет желвачную корку или является поверхностью раскола, известны нуклеусы с тыльной стороной, обработанной уплощающими снятиями либо снятиями образующими выпуклость, поперечное ребро или придающими ядрищу килевидную форму. Изменения в характере оформления тыльной стороны нуклеусов В. П. Любин рассматривает как важный хронологический показатель. Тем более необходимо найти место этому признаку в классификации и закрепить в номенклатуре.

Следовало бы отразить в классификации и характер заготовок, использованных при изготовлении нуклеусов. Признак этот упоминается В. П. Любиным как важный показатель в истории развития нуклеусов 17, однако, он также выпал нз предложенной им типологической

шкалы.

И еще один признак, учет которого при подразделении ядрищ представляется необходимым. Имеется в виду характер оформления ударных площадок нуклеусов. О вариабильности этого признака и месте этих модификаций в процессе совершенствования техники раскалывания камня также упоминает В. П. Любин 18. Тем не менее и этот показатель ненашел места в его классификации.

Учет этих признаков в комбинации друг с другом позволил бы конкретизировать типологические определения нуклеусов, отразить более полно в классификации действительную градацию типов.

Наконец, последнее замечание в отношении классификации нуклеусов В. П. Любина. Уже шла речь о необходимости соблюдения при подразделении раннепалеолитических изделий правила деления объема понятия и о нарушении этого правила Ф. Бордом. В классификации В. П. Любина — в целом стройной — это правило также оказалось в ряде случаев нарушенным. Выше говорилось о неправомерности объединения в одну группу ядрищ с параллельным скалыванием и нуклеусов собственно леваллуазских — «черепаховидных» и «для острий». Можно привести еще один пример. При выделении вариантов внутри типов нуклеусов с параллельным принципом снятия исследователь, как отмечалось, руководствуется расположением ударных площадок на ядрище. На практике это означает, что учитывается направление скалывания к длинной оси нуклеуса. На этом основании выделяются ядрища с продольным огранением, поперечным, продольно-поперечным и, как промежуточная форма, со скалыванием под косым углом. Включение в этот стройный классификационный ряд в качестве типологически самостоятельной разновидности нуклеусов со снятием заготовок в противолежащих направлениях не логично. Снятие сколов с этих ядрищ может производится как в продольном, так и в поперечном направлениях, что кстати, и отмечает в своих комментариях к данной форме нуклеусов сам В. П. Любин. Очевидно, этот прием скалывания должен рассматриваться не как самостоятельный вариант, наряду с продольным, поперечным и продольно-поперечным, а как особая разновидность в пределах двух первых вариантов двуплощадочных двусторонних нуклеусов.

Как видим, не только классификация ядрищ М. 3. Паничкиной, но и неизмеримо более совершенные типологические разработки В. П. Любина, выгодно отличаясь от классификации Ф. Борда, все же сами не лишены недостатков и поэтому не могут претендовать на роль универсальных. Понятно в связи с этим стремление ряда исследователей отыскать новые возможности классификации раннепалеолитических нуклеусов, восполнить пробелы в существующих разработках. Делается это, однако, каждым исследователем по-своему. Выделение новых разновидностей ядрищ производится нередко по произвольно взятому и не всегда действительно существенному признаку. Произвольными являются также наименования выделяемых модификаций. При построения типологических рядов не во всех случаях соблюдаются правила классификации.

В том же сборнике, в котором опубликованы типологические разработки В. П. Любина, помещена статья И. И. Коробкова, посвященная нуклеусам Яштуха 1Э. Статья интересна не только тем, что содержит наиболее полную на сегодня информацию о технике раскалывания камня, практиковавшейся на этом классическом раннепалеолитическом памятнике. Интересна она также своими классификационными разработками. В статье немало ценных наблюдений, тонко подмеченных особенностей в приемах оформления и использования ядрищ на различных этапах исторического развития. Важным является исходное методическое положение автора о том, что при выработке системы наименований «необходимо исходить из всей совокупности внешних технических данных каждой группы нуклеусов» 20. К сожалению, это положение прозвучало в статье больше как рекомендация на будущее, чем практическое руководство для самого автора. В предложенном И. И. Коробковым номенклатурном списке нуклеусов Яштуха рядом стоят ядрища леваллуа, наименования которым даны только по конфигурации («нуклеусы четырехугольные и трехугольные»), либо только по количеству ударных площадок («одноплощадочные с нечеткими типологическими формами»), либо исключительно на основании направления скалывания («поперечные», «веерообразные») 21. Налицо выборочность признаков при наименовании, смешение различных критериев, положенных в основу подразделения нуклеусов.

Иллюстрацией к тому, во что на практике выливается отсутствие единых критериев при расчленении и наименовании ядрищ, может служить группа нуклеусов, выделенная И. И. Коробковым под названием «нуклеусы с круговой площадкой». Ознакомление с рисунками, приложенными к статье, показывает, что в эту группу автором зачислены ядрища типологически весьма неоднородные.

Часть воспроизведенных образцов представляет собой двух- и трех- площадочные односторонние нуклеусы, наделенные всеми чертами этого рода ядрищ: двумя или тремя площадками удара, единой рабочей поверхностью, четырехугольной или близкой к ней формой, параллельным скалыванием заготовок. Ни один из этих нуклеусов не имеет замкнутой «круговой» ударной площадки. Речь может идти самое большее о полукруговон площадке или, что более правильно, о нескольких самостоятельных площадках удара — смежных или противолежащих. Иное дело — другая разновидность ядрищ, также относимых И. И. Коробковым к нуклеусам «с круговой площадкой». Для них характерно отсутствие обособленных площадок удара, округлость формы, центростремительный характер скалывания. Эти признаки свойственны дисковид- ным нуклеусам. Нуклеусы эти, как известно, могут иметь одну или две выпуклых рабочих поверхности, либо одну плоскую. В последнем случае вследствие уплощенности поверхности скалывания нередко удавалось снять заготовки, равные по длине диаметру ядрища. Выделение этих нуклеусов в качестве самостоятельной типологической модификации представляется правомерным, хотя наименование их И. И. Коробковым,

как кажется, и не вполне удачно.

Вызывает возражения также понимание И. И. Коробковым леваллуа как техники, в основе которой лежит принцип «уплощающего» и «пластинчатого» по своему характеру скалывания. Эти критерии не только не проясняют сути леваллуазских приемов расщепления камня и не способствуют устранению отмеченных выше противоречий в классификации Ф. Борда, но, наоборот, еще более затемняют понятие «техника леваллуа».

Еще более отчетливо проявилось отсутствие единых критериев при

подразделении нуклеусов в статье С. В. Смирнова, посвященной переопубликованию материалов мустьерской стоянки у скалы Орел на Днепре23. Одноплощадочные ядрища, найденные на этом памятнике, С. В. Смирнов подразделяет на подпризматические, односторонние под- треугольные, односторонние уплощенные, двусторонние уплощенные. Двуплощадочные нуклеусы подразделяются соответственно на односторонние с противолежащими площадками, односторонние со сходящимися под острым углом площадками удара, односторонние со сходящимися под прямым углом площадками, двусторонние с противолежащими площадками и двусторонние с площадками, сходящимися под прямым углом.

Автор отмечает, что в классификации ядрищ он следует за В. П. Любиным. Это не вполне так. Ряд типов, выделяемых С. В. Смирновым, отсутствует в классификации В. П. Любина. Таковы одноплощадочные одно- и двусторонние уплощенные ядрища, или двуплощадочные односторонние нуклеусы с площадками, сходящимися под прямым и острым углами. Вместе с тем некоторые важные для понимания техники раскалывания камня признаки, учитываемые в классификации

B.        П. Любина, не нашли отражения в разработках С. В. Смирнова. Не во всех случаях отмечена форма нуклеусов, не указано, в продольном или поперечном направлении производилось снятие заготовок.

В смысле поиска путей классификации раннепалеолитических ядрищ и уточнения приятия «техника леваллуа» заслуживает внимания статья P. X. Сулейманова «О нуклеусах из пещерной стоянки Оби- Рахмат»24. Подразделение ядрищ выделяемой им в мустье Средней Азии оби-рахматской культуры P. X. Сулейманов производит на основе «приемов расщепления с дополнительной градацией, вытекающей из последовательности трудовых процессов техники каменной индустрии в целом». Он различает три группы нуклеусов, соответствующих трем основным принципам раскалывания:

1)        Нуклеусы призматические или пластинчатые, «преследующие цель получения пластин в параллельном или слабо конвергентном направлениях», то есть «нуклеусы одноплощадочные, двуплощадочные, конусовидные, подтреугольные»;

2)        Нуклеусы леваллуазские, «к которым отнесены ядрища с круговой подправкой рабочей плоскости», то есть черепаховидные;

3)        Нуклеусы кубовидные «со скалыванием под прямым углом со всех сторон без предпочтительной ориентации».

В соответствии с последовательностью трудовых процессов весь цикл утилизации ядрищ расчленяется P. X. Сулеймановым на два этапа с последующим подразделением их на стадии. «Первый этап состоит из Двух стадий, добычи сырья и оформления его. Второй этап, заключающийся в процессе срабатывания нуклеуса, также делится на две качественно различные стадии: стадию систематического основного расцепления и стадию бессистемного завершающего расщепления». Наконец, стадии подразделяются на типы. Признаки, положенные в основу выделения типов, весьма различны. Это и принцип раскалывания, и количество ударных площадок и плоскостей скалывания, и их расположение на "нуклеусе, и очертания ядрищ, и частные особенности оформления.

Впрочем, и эта классификация имеет свои минусы. Среди выделяемых P. X. Сулеймановым принципов раскалывания почему-то оказалась пропущенной техника радиального снятия заготовок, лежащая в основе дисковидного ядрища. Между тем, этот принцип расщепления камня не менее самобытен, чем другие, отмечаемые исследователем. Не безупречна и методика выделения типов ядрищ. Применение на этой стадии членения нуклеусов различных критериев и попытка одновременного учета множества признаков — в каждом случае разных — создают несколько хаотическую картину. В пестрой мозаике дробных морфологических отличий растворяются и затушевываются главные, действительно существенные различия между качественно неоднородными, отмечаемыми самим же P. X. Сулеймановым, принципами раскалывания камня. Недостаточны и разработки в области номенклатуры выделяемых модификаций ядрищ. Вряд ли, в частности, можно признать удачным принцип цифрового обозначения типов нуклеусов, создающий практические неудобства при обработке коллекций и последующем оперировании полученными типолого-статистическими данными.

Близкой к пониманию P. X. Сулеймановым существа леваллуазскон техники расщепления камня является точка зрения Н. Д. Праслова. Возражая тем исследователям, которые «склонны видеть леваллуа во всех тех случаях, когда проявляется параллельное скалывание с одно- и двуплощадочных нуклеусов», Н. Д. Праслов правильно заметил, что этот прием получения заготовок «не предопределяет заранее форму от- щепа, которую хотелось бы получить мастеру, в то время, как именно к этому сводится сущность леваллуа. К тому же последовательное скалывание с одной или с двух площадок — прием сам по себе очень примитивный, и появляется он гораздо раньше леваллуазской техники расщепления»25. Ценно и замечание Н. Д. Праслова о генетической связи между раннепалеолнтическнми ядрищами параллельного скалывания и призматическими нуклеусами.

Со взглядами P. X. Сулейманова и Н. Д. Праслова на сущность леваллуазскон техники раскалывания можно согласиться, подчеркнув при этом одно существенное обстоятельство. Как уже отмечалось, СУТЬ леваллуазского принципа расщепления камня заключается не только в том, что эта техника позволяла получать сколы правильной, необходимой мастеру формы, которая предопределялась специальным оформлением рабочей поверхности ядрища вспомогательными снятиями, но также и в том, что с каждого подготовленного таким образом нуклеуса за один цикл можно было снять одну-две заготовки. Из СОВОКУПНОСТИ всех этих особенностей, как представляется, и должно исходить определение техники леваллуа и леваллуазскнх ядрищ, имеющее целью прояснение важного теоретического и'практического вопроса.

Отступление от этих критериев приводит к обратному результату. Стремясь раскрыть истинный смысл чрезмерно лаконичного определения сущности леваллуазскон техники Ф. Бордом, Г. П. Григорьев выдвинул ряд веских возражении против распространенного мнения о том, что наиболее существенной стороной леваллуазского способа раскалывания является параллельность снятий и пластинчатый характер заготовок 26. Вместо того, однако, чтобы сделать на этом основании вывод о глубоком качественном различии между техникой леваллуа и принципом параллельного расщепления и отчленить ядрища со снятием заготовок в параллельном направлении от собственно леваллуазских, исследователь остановился на полпути, не решившись отступить от классификации Ф. Борда.

Стремясь обосновать объединение в одну — леваллуазскую — группу «черепаховндных ядрищ», «нуклеусов для острий» и «ядрищ для пластин», Г. П. Григорьев предложил свой критерий распознания нуклеусов леваллуа. Обязательным признаком леваллуазского ядрища он считает оббивку краев, с помощью которой нуклеусу придавалась та или иная форма, а следовательно, предопределялись и очертания сколов-заготовок. Однако, сам же Г. П. Григорьев вынужден был привести контраргументы против этого критерия, отметив, с одной стороны, что такая обработка была излишней в тех, правда, редких случаях, когда сам материал давал заготовки для нуклеусов желаемой формы и, с другой,— что обработка краев является признаком, свойственным не только леваллуазскнм, но и призматическим ядршцам.

Не проясняют существа леваллуазской техники также экскурсы Г. П. Григорьева в область ударных площадок. Предлагаемые им принципы распознания нуклеусов леваллуа привели лишь к ненужному и неоправданному противопоставлению так называемых леваллуазских ядрищ с параллельной системой скалывания заготовок «ашельскнм од- ноплощадочным», снятие сколов с которых также производилось в параллельном направлении, но без предварительной оббнвки краев. Эти разновидности нуклеусов, как и призматические, представляют не самостоятельные и качественно различные способы расщепления камня, а частные вариации — нередко хронологические и генетически связанные — единого технического приема, отличного и от собственно леваллуазского и от радиально бессистемного. Противопоставление их лишь затемняет существо дела, осложняет подразделение нуклеусов и классификацию сколов, создавая тем самым статистическую неразбериху. Различие статистических показателен в этом случае особенно должно давать себя знать при изучении сколов, так как отстаиваемое Г. П. Григорьевым понимание техники леваллуа предполагает разграничение заготовок, полученных с «леваллуазских» нуклеусов параллельного снятия, «ашельских одноплощадочных» и призматических. Это же. за отсутствием объективных критериев, нельзя сделать единообразно, да такое разграничение вряд ли вообще практически осуществимо. С этим как-б\дто согласен и сам Г. П. Григорьев.

Столь детальный критический разбор различных классификаций нуклеусов был необходим, так как он позволил вскрыть недостатки в типологических разработках одной из наиболее важных для понимания первобытной техники категорий раннепалеолитических изделий из камня с тем, чтобы попытаться устранить их. Такой экскурс важен, далее, и потому, что в рассмотренных классификациях ядрищ с исключительной яркостью проявились слабые стороны, свойственные типологическим разработкам других категорий палеолитических изделий. Наконец, сделать этот анализ было необходимо в связи с тем, что от того, как будет решаться вопрос о классификации нуклеусов, зависит успех в классификации самой массовой и тесно связанной с ядрищами категории палеолитических изделий — сколов.

Почти все исследователи раннего палеолита придерживаются в настоящее время классификации сколов Ф. Борда, получившей в отличие от его разработок в области нуклеусов широкое распространение и признание. От раннепалеолитических сколов Ф. Борд первоначально отчленяет отщепы, получающиеся при изготовлении бифасов, вторичной отделке орудий и оформлении ударных площадок нуклеусов. Оставшиеся сколы подразделяются им на сколы леваллуа и нелеваллуа с последующим расчленением каждой из этих групп на отщепы, сколы треугольных и близких к ним очертаний («леваллуазские и псевдолеваллуазские острия») и пластины. Отдельно классифицируются типы оформления отбивных площадок сколов.

Хотя классификация сколов Ф. Борда и была принята специалистами, это не значит, что она лишена недостатков. В общем ей свойственны те же слабые стороны, что и классификации нуклеусов: то же смешение критериев, та же неполнота типологических характеристик, тот же групповой характер типов-эталонов. Одни из этих недостатков прямо вытекают из недостатков классификации нуклеусов, другие — являются следствием несовершенства примененной Ф. Бордом методики в целом.

В своем определении сколов леваллуа Ф. Борд совершенно правильно акцентировал внимание на форме заготовки, предопределенной специальной подготовкой ядрища до снятия. Однако, нарушение этого критерия при подразделении нуклеусов и неоправданное включение в группу леваллуазских ядрищ нуклеусов со снятием сколов в параллельном направлении привело к ошибке и при классификации заготовок.

Суть техники леваллуа, как отмечалось, заключается в том, что она позволяла получать сколы-заготовки определенной, «запланированной» формы. Такие сколы могли затем использоваться в качестве орудий в том виде, в каком они были сняты с нуклеуса, без вторичной отделки, либо после незначительной дополнительной обработки. Необходимые пропорции и очертания орудий достигались уже в процессе первичного раскалывания и были предопределены специальной подготовкой нуклеуса. Поэтому в комплексах, в которых обычны черепахо- видные ядрища и «нуклеусы для острий» (памятники леваллуазского варианта во Франции, молодовские стоянки), изделия с вторичной отделкой немногочисленны. Ретушированные орудия обработаны, как правило, по самому краю, ретушь не заходит далеко на спинку отщепа или пластины. Она не меняет форму скола, а лишь устраняет отдельные изъяны и укрепляет лезвие, делая его более массивным.

Напротив, комплексы, для которых черепаховидные ядрища и «нуклеусы для острий» не характерны, отличаются обилием изделий с вторичной отделкой, «избыточной» ретушью, часто в корне меняющей форму скола заготовки. Столь большие трудовые затраты при доработке полуфабрикатов были обусловлены несовершенством техники первичного раскалывания. Очертания сколов с ядрищ, основанных на радиальном и бессистемном принципе расщепления (дисков, многогранников), были произвольными, очень часто неправильными. Более правильную форму имели сколы с протопризматических нуклеусов, однако, они также сильно уступали в этом отношении снятиям с собственно леваллуазских нуклеусов — черепаховидных и «ядрищ для острий», очертания их во многом были произвольными, не зависящими от воли мастера. Обычно процент аморфных сколов с нуклеусов параллельного снятия был достаточно большим. Так, например, на стоянке Антоновка I бесформенные отщепы и пластины составляют среди сколов с параллельной огранкой спинок около 25%, среди сколов радиально бессистемного снятия — около 50%- Аналогичные цифры получены и для стоянки Антоновка II. Менее правильными по сравнению с леваллуазскими были также снятые с нуклеусов параллельного скалывания отщепы и пластины округлых, овальных, треугольных и четырехугольных очертаний.

Таким образом, одну и ту же задачу — изготовление необходимых орудий труда — носители леваллуазских индустрии и общины с радиль- но-бессистемной и протопризматической техникой раскалывания решали по-разному. «Леваллуазцы» основное внимание уделяли первичному расщеплению и тем сокращали трудовые затраты при превращении полученных сколов-заготовок в орудия. В нелеваллуазских индустриях, наоборот, «центр тяжести» был смещен в сторону вторичной отделки полуфабрикатов, уступавших по своему качеству леваллуазским заготовкам, но получаемых ценою несравненно меньших производственных затрат.

Из сказанного ясно, что сколы с ядрищ параллельного снятия не вполне подходят под определение сущности техники леваллуа, предложенное самим же Ф. Бордом.

Вопрос этот имеет, впрочем, не только теоретическое, но и большое практическое значение. При статистической обработке раннепалеолитических коллекций перед исследователем неизбежно встает вопрос, куда отнести многочисленные бесформенные сколы с параллельной огранкой спинок — к группе леваллуазских или нелеваллуазских заготовок. Правда, Ф. Борд наряду со сколами леваллуа правильных очертаний или типичными выделяет изделия, имеющие недостаточно пра- вильную форму, остатки желвачной корки на спинке или несколько бо- лее грубый облик, которые он называет атипичными Упоминание о недостаточно правильной форме является, однако, слишком некон- коетным Вопрос о том, какие очертания заготовок считать неправильными а какие недостаточно правильными, решается каждым исследова- теаем по своему усмотрению. Не удивительно поэтому, что одни и те же скопы одни исследователи относят к леваллуазским, а другие — к снятиям нелеваллуа. Этим, в первую очередь, и объясняется значительное расхождение статистических данных, которые получены при обработке одних и тех же раннепалеолитических коллекций различными

учеными.

Весь этот статистический разнобой проистекает, главным образом,

от объединения в одну группу заготовок собственно леваллуазских, снятых с черепаховидных нуклеусов и «ядрищ для острий», и сколов с нуклеусов со снятием заготовок в параллельном направлении. Тем более необходимо сузить понятие «леваллуа». Применительно к сколам это означает, что заготовки собственно леваллуазские, подобно ядрищам, с которых они сняты, должны быть выделены в самостоятельную классификационную группу, отличную как от группы сколов, полученных с нуклеусов радиально-бессистемного скалывания, так и от группы снятий с нуклеусов, основанных на принципе параллельного расщепления.

Сделать это необходимо еще и вот почему. Ф. Борд все сколы, снятые с нелеваллуазских ядрищ, относит к сколам нелеваллуа. Как известно, в группу нелеваллуазских нуклеусов он включает наряду с дисковидными, шаровидными и аморфными также призматические и пирамидальные ядрища. Между тем сколы с призматических и в значительной мере пирамидальных нуклеусов по своим морфологическим признакам очень близки снятиям с «ядрищ леваллуа для пластин» и часто неотличимы от них: то же параллельное или близкое к нему огра- нение спинки, такое же совпадение продольной оси заготовки и направления скалывающего удара, в такой же мере правильные, недостаточно правильные или вовсе неправильные очертания. Включение этих сколов в группу леваллуазских противоречило бы отнесению ядрищ, с которых они сняты, к нуклеусам нелеваллуа. Если же относить их к нелеваллу- азским сколам, то возникает вопрос, как отличить эти сколы от заготовок, полученных с «нуклеусов леваллуа для пластин»? Вопрос этот далеко не абстрактный. От того, к какой группе будут отнесены сколы с призматических и пирамидальных нуклеусов — к «леваллуазским» или «нелеваллуазским» — зависит тот или иной, больший или меньший ста- тистическии показатель техники леваллуа, а следовательно, и характер делаемых на этом основании собственно исторических выводов. Следовательно, сужение понятия «леваллуа» диктуется и практической необходимостью.

Таким образом, разграничение палеолитических ядршц и сколов на три типологически самостоятельные группы — собственно леваллуаз- ские, протопризматические и примитивные (радиально-бессистемного снятия) —важно не только в смысле прояснения содержания одного из важнейших понятий науки о палеолите и создания более стройной классификации ашело-мустьерских изделий, но и в целях устранения тех практических неудобств и различий в статистических показателях, которые проистекают из нынешнего понимания термина «леваллуа», создавая почву для ложных исторических построений.

Предложенное расчленение раннепалеолитических отщепов и пластин устраняет один из наиболее существенных недостатков классификации сколов Ф. Борда — смешение критериев на первой стадии подразделения.

Необходимо устранить подобный недостаток и на второй стадии членения сколов. Выделение наряду с пластинами и отщепами «острий» (сколов треугольных очертаний) не логично и является нарушением правила деления объема понятия. Если первые два типа заготовок выделены на основании пропорций, то выделение острий произведено по признаку формы. Последние также могут иметь различные пропорции: у одних из них длина более чем в два раза превышает ширину, у других— она не достигает этого предела. В соответствии с этим на основании предложенных самим же Ф. Бордом критериев одни острия должны быть отнесены к пластинам, а другие — к отщепам. Замечание Ф. Борда о том, что непараллельность краев удлиненных леваллуазских острий якобы отличает их от пластин 29, вряд ли может быть принято во внимание. В позднепалеолитических комплексах часто встречаются пластины треугольных и близких к ним очертаний, однако, их никто не выделяет в самостоятельную группу наряду с отщепами и пластинами.

Вместе с тем не следует отказываться и от учета формы сколов. Напротив, необходимо наряду с треугольными сколами выделять и другие вариации их очертаний. Но делать это нужно на ином, чем разграничение сколов по пропорциям, таксономическом уровне. В своих комментариях к выделенным типовым стандартам Ф. Борд упоминает об этих вариациях. Среди отщепов леваллуа он называет несколько подтипов: отщепы подокруглые, овальные, подпрямоугольные, подтреуголь- ные. «Острия леваллуа» также подразделяются на треугольные и стрельчатые 30. Между тем вся эта градация сколов осталась за пределами типолиста. Совершенно очевидно, что необходимо восполнить этот пробел. В равной мере необходим учет формы тех сколов, которые Ф. Борд относит к группе нелеваллуазских.

При классификации следует учитывать и отразить в номенклатуре характер огранки спинок сколов. О вариациях этого признака Ф. Борд также упоминает в тексте атласа, однако, и они не нашли своего закрепления в типолисте. Между тем градация здесь весьма выразительна.

Наряду с первичными и полупервичными сколами, спинки которых ценностью или частично покрыты желвачной коркой, и заготовками с гладкой верхней поверхностью, представляющей собой плоскость предыдущего широкого раскола, имеются сколы с бессистемной, радиальной, конвергентной и параллельной огранкой. Заметно варьирует также характер параллельной огранки: фасетки параллельных снятий могут быть ориентированы по продольной или поперечной оси скола, фиксировать одно направление предыдущих снятий, либо несколько — навстречу друг другу или под прямым углом. Характер огранения в этих случаях является следствием наличия одной или нескольких противолежащих либо смежных площадок на нуклеусе при одной работе поверхности.

Таким образом, форма и характер огранки заготовок могут дать представление не только о технике раскалывания, имевшей место на стоянке, но и специфических технических приемах, практиковавшихся ее обитателями. Это особенно важно в тех случаях, когда нуклеусы среди собранных материалов отсутствуют, либо они немногочисленны. Кроме того, учет этих показателей в рамках единой и соответствующим образом построенной классификации расширит возможности статистического метода применительно к раннепалеолитическим каменным собраниям, сделает его более эффективным как вспомогательное средство при исторических построениях.

Той же цели должна служить и детализация типов оформления отбивных площадок сколов. Важное значение этому показателю придавал еще Г. А. Бонч-Осмоловский, первым из исследователей палеолита предложивший дробную шкалу его вариабильности 3I. Градация типов оформления отбивных площадок Ф. Борда почти ничем не отличается от шкалы Г. А. Бонч-Осмоловского. Новым элементом в ней являются только площадки фасетированные выпуклые. Между тем действительные различия в характере оформления пяток сколов более значительны. Этот пробел классификации Ф. Борда восполнен В. П. Любиным, разработки которого в данной области являются в настоящее время наиболее полными 32.

Менее удачные поправки В. П. Любина к той части классификации сколов Ф. Борда, которая касается критериев выделения пластин. Включение В. П. Любиным в группу пластин сколов, длина которых несколько меньше предложенного Ф. Бордом рубежа, на том лишь основании, что они имеют правильную огранку и параллельные края 33, нарушает единство признака деления и открывает дорогу для субъективных определений.

И последнее замечание в отношении классификации сколов Ф. Борда. Оно касается выделяемых им сколов, получающихся при изготовлении бифасов, вторичной отделке орудий и оформлении ударных плоша- док нуклеусов34. Одни из отмечаемых Ф. Бордом критериев распознания этих сколов — их небольшие размеры — в принципе приемлем. Эти сколы действительно обычно маленькие, ногтевидные. Весь вопрос лишь

в том, какие размеры считать маленькими. Иными словами, в данном случае необходимо установить, как и для пластин, какой-то условный предел, который бы исключил субъективный подход при классификации и позволил твердо относить те или иные сколы к группе заготовок и к группе сколов оформления. Что же касается других признаков, положенных в основу выделения сколов данной категории — сильная изогнутость в профиле, узкая и резко наклоненная к плоскости скалывания отбивная площадка,— то они ненадежны. На это справедливо обратил внимание Н. Д. Праслов, характеризуя материалы Михайловского местонахождения в Нижнем Подонье 35. На этом памятнике двусторонних орудий нет, «но категория отщепов, которые имеют морфологические черты, характерные для отщепов-«отходов», получающихся при изготовлении бифасов, очень велика. Происходят они с небольших нуклеусов с сильно скошенными ударными площадками».

Этот пример показывает, к какой путанице понятий может привести стремление выделить вариации, теоретически допустимые, но не распознаваемые на практике вследствие нечеткости и ненадежности применяемых критериев. Следовательно, имеется только один надежный критерий выделения отщепов данной категории — их размеры. Как представляется, они должны быть меньше размеров сколов, использованных при изготовлении орудий. Обычно этот минимальный предел не превышает 2 см. Очевидно, данный размер и должен быть принят в качестве условной границы между собственно сколами — отщепами и пластинами— и сколами оформления, которые могут быть названы осколками.

Нарушение правил классификации, недостаточная дробность и обед- ненность ассортимента выделяемых типов-эталонов свойственны также той части типолиста Ф. Борда, которая касается орудии. Все орудия труда Ф. Борд на первой стадии членения подразделяет на несколько групп: 1) орудия, изготовленные из сколов, 2) орудия двусторонние или бифасы, 3) диски, 4) отбойники, 5) боласы. Уже на этой таксономической ступени проявилось отступление от правила деления объема понятия. Орудия на сколах выделены в самостоятельную группу по характеру заготовки, бифасы — по принципу обработки, диски — по форме, отбойники и боласы — по функциональному назначению. Известно также, что ряд орудии, относимых Ф. Бордом к изделиям из сколов, может изготавливаться не только из отщепов и пластин, но и из конкреций и обломков кремня, либо только из них. Таковы скребла с двусторонней ретушью, чопперы, двусторонне обработанные листовидные орудия. Напротив, среди бифасов немало орудии, изготовленных из сколов, что, кстати, отмечает и сам Ф. Борд. Особенно часты такие изделия в поздне- ашельское и мустьерское время  . Ясно, что единый критерий здесь отсутствует.

Вызывает возражения также включение Ф. Бордом в список ору. дни иеретушированных сколов леваллуа. Нарушение правил классификации здесь налицо. Если все остальные типы изделий отнесены кору- диям на основании наличия вторичной обработки, то сколы леваллуа включены в эту группу исключительно в связи с правильностью формы. Впрочем, и этот признак в данном случае не выдерживается.

Выше уже говорилось о том, что леваллуазские отщепы и пластины (в широком понимании термина «леваллуа») далеко не всегда имеют правильные очертания. Многие из них по форме мало чем отличаются от сколов нелеваллуазских. Включение таких атипичных сколов леваллуа в группу орудий имеет поэтому не больше оснований, чем отнесение к ней нелеваллуазских отщепов и пластин.

С другой стороны, если придерживаться логики Ф. Борда, то следовало бы к орудиям наряду со сколами леваллуа правильных очертаний относить также те из нелеваллуазских отщепов и пластин, которые имеют геометрически правильную — округлую, овальную, треугольную или четырехугольную — форму. Этого, однако, никто не делает. Не следует, очевидно, делать этого и в отношении сколов леваллуа. Основание для отнесения того или иного изделия к орудиям должно быть, как представляется, только наличие вторичной обработки или отчетливо различимые следы использования в работе. Критерий этот, конечно, условен, как условны, впрочем, многие другие критерии классификации раннепалеолитических изделий. Практически каждый скол без всякой дополнительной обработки мог быть использован в качестве орудия для выполнения тех или иных работ. Выявить такие орудия в большинстве случаев можно только под бинокуляром, да и то не всегда. Однако, при классификации массовых коллекций подобное изучение каждого скола практически невозможно.

Правильнее поэтому будет относить к орудиям лишь те сколы, которые имеют дополнительную подправку, либо сохраняют видимые невооруженным глазом следы использования в работе.

Еще более отчетливо проявилось отступление от правил классификации при подразделении орудий на следующей таксономической ступени. Значительный перечень орудий выделен Ф. Бордом по какому- то одному, в каждом случае различному признаку: по типу заготовки (отщепы и острия леваллуа типичные и атипичные; острия псевдолевал- луазские; ножи с естественным обушком), ориентации рабочих участков по отношению к оси скола (скребла угловатые; сколы с выемкой на конце), форме (бифасы треугольные, миндалевидные, сердцевидные и т. д.; лимасы), характеру обработки (скребла, ретушированные с брюшка, двусторонне обработанные и с противолежащей ретушью; сколы с ретушью отвесной, со стороны брюшка, противолежащей, (двусторонней), типу ретуши (зубчатые орудия; скребочки мустьсрскис), частным особенностям отделки (скребла с утонченной спинкой; скребки высокой формы; орудия с черенком). Выделение других типов-эталонов произведено по двум-трем названным признакам.

В итоге, как правильно отметил В. П. Любин «почти каждый из 63 типов-эталонов может стать предметом отдельного исследования»36. При этом они неизбежно распадутся на самостоятельные модификации, тем более дробные и множественные, чем полнее и детальнее будут учитываться признаки, свойственные изделиям.

Действительно, с помощью типолиста Ф. Борда можно выявить лишь самые общие особенности изучаемых коллекций. Более же мелкие черты сходства и отличий между памятниками обычно ускользают при этом от исследователя, растворяясь в чрезмерно обобщенных типах-эталонах. Между тем именно эти оставшиеся за пределами бордовского типолиста дробные и, казалось бы, несущественные признаки как раз и создают ту специфику палеолитических комплексов, которая является наиболее надежным этническим индикатором и на которой только и могут базироваться этно-культурные и этно-генетические разработки в археологии палеолита.

На решение этих кардинальных проблем и должна быть нацелена, в первую очередь, классификация палеолитических изделий.

В этом же плане следует оценивать и делаемые попытки расчленения предложенных Бордом типов-эталонов. Одна из наиболее успешных попыток этого рода предпринята В. П. Любиным, выделившим ряд вариаций в группе остроконечников и угловатых скребел 37. При всей несомненной важности этих разработок они, однако, не устраняют недостатков, присущих классификации Ф. Борда. Во-первых, разработки эти касаются лишь нескольких групп изделий; во-вторых, они также не полны и не исчерпывают всех модификаций внутри этих групп. Сам исследователь отмечает, что он «далек от мысли о полноте и непогрешимости всех сделанных им замечаний и дополнений. Типы заготовок и приемы вторичной отделки, сочетаясь в самых различных комбинациях и осложняясь возможностями того или иного сырьевого материала и «региональной спецификой» техники расщепления и обработки камня, обусловливали появление многообразнейших форм, полный учет и анализ которых — дело будущего».

Будущее это уже стучится в дверь. Необходимость в стройной, максимально детальной классификации и систематике раннепалеолитиче- ских изделий давно назрела. Отсюда понятное стремление различных авторов восполнить пробелы в существующих классификациях, выявить новые возможности типологического подразделения изделий раннего палеолита. Разработки эти основываются, однако, не на всей совокупности данных о раннепалеолитнческнх изделиях, а на материалах какого-либо одного или нескольких памятников, далеко не всегда пригодных для решения классификационных задач, вследствие своей бедности или невыразительности. Это неизбежно ведет к фрагментарности таких типологических экскурсов, к утрате общей перспективы. Отсутствие единых для всех исследователей методических установок порождает, в свою

очередь, субъективизм при выделении и наименовании новых типов из. делий. Последние зачастую по-прежнему выделяются не по сумме признаков, а по какому-либо одному произвольно взятому показателю39. Выделенные разновидности в таких классификационных разработках существуют как бы сами по себе и не соподчинены на основе определенных закономерностей в рамках единой систематики.

Нельзя не согласиться в этом отношении с А. В. Арциховским, отмечавшим, что «субъективизм и неточность, скрещивание терминов и пропуски неизбежны при выделении типов, если не построена схема типологической классификации» 40. Классификационные разработки без такой схемы подобны движению без компаса по незнакомой местности 41.

Необходимо, следовательно, основываясь на всей совокупности сведений о раннепалеолитических изделиях и имеющихся типологических разработках, выработать единые методы классификации и затем, опираясь на эти критерии и построив схему подразделения, его логическую модель, расчленить материал на максимально возможное число вариаций, соподчинив их между собой путем установления тех или иных связей между ними и дав им наименования.

Решить эту задачу помогают правила «ориентации», «сегментации» и «дифференциации», разработанные центром анализа археологических источников во Франции под руководством профессора Ж. К. Гардена.

Прежде чем классифицировать изделия, нужно выработать принципы выбора позиции классифицируемых предметов по отношению к исследователю, принять правила их ориентации.

Представляется целесообразным придерживаться следующих правил ориентации. Нуклеусы примитивные (бессистемного и радиального снятия) ориентируются длинной осью по вертикали. За лицевую сторону принимается: у ядрищ бессистемного снятия — поверхность с более выразительными сколами, у нуклеусов радиального скалывания односторонних — рабочая плоскость, у радиальных двусторонних — более плоская рабочая поверхность. Леваллуазские и протопризматическне нуклеусы ориентируются рабочей поверхностью к наблюдателю и ударной площадкой вверх. Если ударных площадок и рабочих поверхностей несколько, в верхнем положении должна быть та площадка, которая приурочена к наиболее длинной рабочей плоскости, принимаемой в этом случае за лицевую поверхность ядрища. Ориентация сколов постоянна- отбивной площадкой или примыкающим к ней участком, если площадка отсутствует, вниз, спинкой к исследователю. Так же ориентируются в своем большинстве орудия на сколах. Исключение составляют следующие случаи. Орудия, рабочий участок которых сформирован на отбивной площадке, ориентируются этой площадкой кверху. Орудия с р(" тушью по всему или почти по всему периметру — округлых, овальны** миндалевидных, лавролистных, иволнстных, подсегментовидных, сегмен товидных, подсерповидных и серповидных очертаний,— независимо 0 расположения ударного бугорка, ориентируются длинной осыо по вертикали. Аналогично ориентируются орудия на сколах, направление сия-тия которых не устанавливается вследствие фрагментированности или

вторичнои обработки, а также орудия, изготовленные на желваках обломках и нуклеусах.

Следующий этап — разработка правил сегментации изделий, то есть определение всех аспектов описания классифицируемых предметов, принципов подразделения их на составляющие компоненты (признаки).'

Каждая из рассмотренных категорий раннепалеолитических изделий — нуклеусы, сколы, орудия труда — имеют свои специфические компоненты (признаки), вариабильность которых в комбинации друг с другом и создает множественность типов каменного инвентаря. Так, нуклеусы могут различаться по принципу расщепления, направлению скалывающих ударов, обусловленному числом и расположением ударных площадок и рабочих поверхностей, очертаниям, оформлению тыльной стороны и площадок удара, типу заготовки, использованной при изготовлении нуклеуса.

Близкие признаки свойственны сколам. Последние различаются по пропорциям, принципу снятия, характеру огранки спинок, фиксирующему направление предыдущих сколов, очертаниям, оформлению отбивных площадок.

Орудия труда будут различаться по предполагаемой функции, количеству, расположению и форме рабочих участков, характеру их обработки, частным особенностям отделки, использованным заготовкам, видам ретуши.

Данные признаки (компоненты) и должны быть положены в основу классификации изделий.

После того, как основные варьирующие компоненты изделий выделены, нужно проследить все градации их вариабильности. Операция эта носит название «дифференциация» и является в сущности тем же процессом сегментации, но только по отношению к отдельно взятому компоненту (признаку).

Мало, однако, расчленить изделия по определенным показателям. Нужно сделать это в определенной последовательности по заранее намеченной схеме. Необходимо, иными словами, соподчинить между собой выявленные вариации путем установления порядка между частями целого на основе тех или иных закономерностей.

Примеры такого рода классификации можно найти в различных отраслях науки. Один из наиболее ярких примеров — классификация живой природы К. Линнея. В основу этой классификации положен принцип многоступенчатого соподчиненного подразделения растительных и животных организмов. Каждая классификационная ступень базируется на каком-либо одном или совокупности строго определенных признаков, по которым производится подразделение растений и животных.

Первая попытка применить принцип многоступенчатой классификации к археологическому материалу была предпринята В. А. Городцо-

вым более полувека назад. При классификации археологических мате-

опалов В А Городцов предложил использовать схему из четырех таксо. номических уровней. Классифицируемые археологические предметы подразделялись им на категории, категории делились на группы, группы—на отделы, отделы —на типы. Каждая из этих классификационных ступеней характеризуется единством признака деления .

В. "А. Городцов не только теоретически разработал принципы классификации в археологии, но и применил их на практике в отношении

позднепалеолитических изделий из камня44.

Приложимость к археологическому материалу принципа многоступенчатой классификации была блестяще подтверждена А. В. Арцихов- ским в его известной работе «Курганы вятичей» 45. Применение в этой работе методов классификации, предложенных В. А. Городцовым, позволило автору не только стройно и с необходимой полнотой охарактеризовать украшения вятичей, но и, основываясь на выделенных с помощью этих методов типах изделий, проследить группирование древнеславян- ского населения. На примере работы А. В. Арциховского видно значение дробных классификаций для характеристики археологических находок. Этот пример служит также отличной иллюстрацией того, насколько важны такие детальные типологические разработки для собственно исторических построений.

В последние годы появился ряд работ, в которых принципы классификации В. А. Городцова применены к разнообразным археологическим материалам.

К сожалению, в области палеолитической проблематики классификация позднепалеолитических изделий, предложенная В. А. Городцовым, осталась первым и последним опытом такого рода. Для этого имелись как объективные, так и субъективные причины. Разработки В. А. Городцова были для своего времени новым и непривычным явлением. На том этапе развития науки о палеолите потребность в детальной классификации изделий еще не ощущалась так остро, как сейчас. К тому же, за появлением классификации В. А. Городцова последовал период, когда повышенный интерес к типологии стал рассматриваться как проявление формализма в науке. Неприятию разработанных В. А. Городцовым принципов классификации способствовали также слабые места его типологической схемы. Не во всех случаях в основу деления исследователем были положены действительно существенные признаки. Излишне тяжеловесной и необычной была номенклатура. Наконец. В. А. Городцов не показал отчетливо, в какой мере важны развернутые типологические разработки в собственно историческом плане.

Каковы бы, однако, ни были слабые места классификации В. А. Городцова, они не затмевают главного. Главное в этой классификации — примененная в ней методика, основанная на принципе многоступенчатого иерархического подразделения. Именно этот принцип должен лечь в основу классификации раннепалеолитических изделий из камня.

Представляется целесообразным при подразделении изделий применить схему не из четырех, как это предложил В. А. Городцов, а из

девяти классификационных уровней. Таксономические понятия используемые в этой схеме, таковы: категория, разряд, секция, класс, отдел группа, тип, подтип, разновидность. На каждом таксономическом уровне подразделение изделий должно производиться по одному или совокупности строго определенных признаков. При этом необходимо соблюдать правило иерархии признаков: чем выше та или иная таксономическая ступень, тем более общим и более существенным должен быть лежащий в ее основе признак, по которому производится деление.

Все раннепалеолитические изделия могут быть подразделены по своему целевому назначению на две категории: 1) полуфабрикаты и отходы производства, 2) орудия труда. Каждая из этих категорий подразделяется на разряды по исходному материалу. Следующая стадия — подразделение на секции. Полуфабрикаты и отходы производства распадаются на четыре секции: 1) нуклевидные, 2) сколы, 3) осколки, 4) обломки; орудия труда — на две секции: 1) простые и 2) комбинированные. Секции (за исключением осколков и обломков, которые далее не членятся), подразделяются на классы, классы — на отделы, отделы — на группы, группы — на типы, типы — на подтипы, подтипы — на разновидности. Так, нуклевидные изделия будут подразделяться на классы по степени использования (нуклеусы, пренуклеусы) на отделы — по принципу скалывания (примитивные, леваллуазские, протопризматиче- скне), на группы — по направлению снятий, количеству и расположению рабочих поверхностей, на типы — по форме и характеру оформления тыльных сторон, на подтипы — по особенностям подготовки ударных площадок, на разновидности — по использованным заготовкам. Сколы следует подразделять на классы по пропорциям (отщепы, пластины), на отделы — по принципу скалывания, на группы — по характеру огранки спинок, на типы — по форме, на подтипы — по особенностям оформления отбивных площадок. Подразделение орудий производится на классы — по сумме типологических показателей, указывающих на вероятную функцию (ручные рубила, наконечники, скребла-ножи и т. д.), на отделы— по форме, количеству и расположению рабочих участков, на группы — по характеру обработки, на типы — по особенностям отделки, облегчающим держание орудия в руке или закрепление его в рукояти, на подтипы — по использованным заготовкам, на разновидности — по видам ретуши.

Заключительный этап классификации — разработка понятийного аппарата, системы наименований для выделяемых типов изделий.

В. А. Городцов в своей классификации пошел по пути словесного отражения в номенклатуре всех вариаций признаков, в соответствии с которыми произведено подразделение изделий. Известны и другие принципы построения номенклатуры.

Можно именовать те или иные типы изделий по одному из их отличительных признаков. Далеко не каждый признак, впрочем, может служить основой для наименования. Признак этот должен быть свойствен только данной модификации и никакой другой. Кроме того, он обязан

предопределять характер остальных признаков этой модификации, как бы фокусировать их в себе, вследствие чего перечисление таких признаков в наименовании становится излишним. Несоблюдение этих условий ведет к путанице понятий. Принцип наименования классифицируемых предметов по характерному признаку является одним из наиболее распространенных. Применяется он и в археологии, в том числе, в номенклатуре раннепалеолитических изделий. В качестве примеров удачных наименований этого рода в археологии каменного века можно назвать нуклеусы карандашевидные, клиновидные, подушечковидные.

Не менее распространен в археологии другой прием наименования изделий — по памятнику, в материалах которого эти изделия выделены впервые или представлены наиболее выразительными и массовыми образцами. Примеры этого рода наименований имеются и в номенклатуре раннепалеолитических изделий из камня. Таковы нуклеусы и сколы леваллуа, ядрища типа Джрабер, ножи типа Прондник, скребла типа Тата, ножи бокштайнского типа и типа Клаузеннише и др.

Наименование выделенных типов предметов может производиться по имени исследователя, который впервые обратил на них внимание и описал. Этот прием как будто еще не применялся в археологии, но он широко используется в других науках.

Наконец, при выработке номенклатуры может быть применен буквенно-цифровой способ. Суть его состоит в том, что все признаки выделяемых типов изделий кодируются с помощью букв и цифр.

Какой из этих способов должен быть положен в основу наименования раннепалеолитических изделий?

Способ перечисления в наименовании всех признаков, характеризующих тот или иной тип изделий, наиболее прост, однако, он ведет к громоздкости номенклатуры. Наименование типов по наиболее характерному признаку устраняет эту громоздкость, но данный прием возможен лишь в редких случаях. Способ наименования типов по памятникам, на материалах которого они выделены, требует тщательного изучения всех накопленных к настоящему времени коллекций. Сделать это нельзя в течение короткого времени, да работа эта вряд ли и под силу одному человеку. К тому же этот способ наименования также далеко не всегда применим, ибо большая часть раннепалеолитических изделии представлена в различных памятниках одинаковыми типами. Наименование типов по имени исследователей, их выделивших, пока еще не привилось в археологии, да и возможности этого приема также ограничены- Буквенно-цифровой способ удобен в случае использования машинных средств обработки информации, но создает большие неудобства при публикации полученных результатов, так как примененный код нуждв* ется в расшифровке. Способ этот возможен поэтому больше как вспомогательный.

Как видим, ни один из приемов не лишен слабых сторон и не является универсальным. Очевидно, подход к выработке наименований

должен быть индивидуальным. В каждом конкретном случае необходимо использовать тот или другой способ, наиболее подходящий к данному случаю. Конечно, при всех обстоятельствах необходимо стремиться к выработке максимально емкой и лаконичной номенклатуры. К сожалению, это далеко не всегда возможно. Во многих случаях, видимо, придется ограничиться несколько громоздкой, но правильно' отражающей суть предметов номенклатурой, основанной на перечислении в наименованиях всех основных признаков изделий, то есть признаков, лежащих в основе выделения таких таксономических категорий, как классы, отделы, группы и типы  . Наименее громоздкой была, как известно, номенклатура палеолитических изделий Г. Мортилье. Между тем от его классификации пришлось отказаться, вследствие ее неполноты и перейти к более громоздким, но зато более полным и дробным типологическим разработкам, несравненно лучше отражающим существо изучаемых явлений. Вероятно, известная усложненность и громоздкий характер наименований типов изделий в археологии вообще неизбежны, во всяком случае, их не избежать на первом, в сущности подготовительном, этапе создания классификации. Основываясь на перечислении всех основных охватываемых классификацией признаков изделий, такая номенклатура дает отчетливое представление о месте того или иного типа среди других типов раннепалеолнтического инвентаря.

Суммируем принципы, которые, как представляется, должны лечь в основу классификации раннепалеолитических каменных изделий. Такая классификация должна удовлетворять следующим требованиям.

1.         Быть максимально детальной и охватывать по возможности все важнейшие признаки классифицируемых предметов;

2.         Основываться на принципе многоступенчатого соподчиненного

подразделения;

3.         Расчленение изделий на каждом таксономическом уровне необходимо производить по единым критериям с соблюдением правил деления объема понятия;

4.         Значимость и объем признаков, по которым производится подразделение изделий, должны "возрастать снизу вверх — от более низ- к"х и более дробных таксономических категорий к более высоким

н общим;

5.         Критерии подразделения обязаны быть четкими и реальными, то есть не только теоретически допустимыми, но и применимыми на

практике;

6.         В номенклатуре необходимо отразить основные признаки выделенных модификаций — от класса до типа включительно;

7 Понятийный аппарат номенклатуры должен быть однозначным.

Опыт практического применения этих принципов классификации к материалам двух раннепалеолитических памятников — стоянок Антонов- ка I и Антоновка II — проделан ниже.

 

 

СОДЕРЖАНИЕ:  Ранний палеолит Восточной Европы

 

Смотрите также:

 

Общая характеристика верхнепалеолитических орудий труда

Нажимая с силой концом упругой костяной палочки или кремнёвым отжимником на край камня, человек быстро и ловко скалывал (как бы
Такой нуклеус был по сути простой округлой галькой, с которой снимали отщепы, оббивая её кругом от краёв к центру.

 

Первые земледельцы Северного Ирака

Всё, что они оставили после себя в своём пещерном жилище, кроме костей диких животных, — это нуклеусы
Широко и систематически использовались различные крупные и тяжёлые изделия из камня, изготовление которых требовало новых...

 

Мустьерские каменные орудия

...из пластин и отщепов, сколотых с дисковидного ядрища (нуклеуса).
выбоинами в результате давления на них острого края кремнёвых изделий во время обработки.
Усовершенствование техники обработки камня и усложнение набора каменных...

 

Последние добавления:

 

Уголовный закон    Железобетонные конструкции