Вся библиотека >>>

Медицинские статьи >>>

 


Резервы здоровья наших детей


Никитин Б.П., Никитина Л.А.

 

Часть 1. МЫ И НАШИ ДЕТИ

 

И человеческие отношения

 

Л.А.: Об этом рассказывать чрезвычайно трудно - уж очень все это сложно,

противоречиво, запутанно. Но не рассказывать не могу, потому что знаю теперь:

главное в жизни с детьми - налаживание человеческих отношений.

 

Для чего человек живет?

 

Самое удивительное сейчас для меня заключается в том, что мы, как и многие

родители, сначала не очень-то задумывались над этой важнейшей стороной

воспитания. Ошеломленные неожиданно открывшимися огромными возможностями

раннего детского возраста, мы увлеклись проблемой: какого уровня может

достичь ребенок в своем физическом и интеллектуальном развитии? А вот для

чего он употребит все свои раэвитые способности, каков он будет среди людей,

об этом мы в первые два-три года жизни с детьми не очень-то задумывались.

Считали: самое главное - ум и здоровье, а остальное само собой приложится.

 

Б.П.: Я и сейчас склонен думать, что от уровня развития творческих сторон

интеллекта во многом зависит и нравственная основа человека.

 

Л.А.: А мне думается, что она зависит больше от направленности этих

способностей, от точки приложения их в жизни. Чем больше человек хочет отдать

людям, тем он нравственнее, независимо от того, сколько он отдает.

 

Б.П.: Что значит отдать? Это ведь тоже с умом делать надо: кому отдать? Зачем

отдать? Развитый творческий ум - вот гарантия правильной ориентировки во всех

сферах человеческой деятельности, в том числе и в нравственных ценностях.

 

Л.А.: Да, но можно превосходно понимать, что такое хорошо и что такое плохо,

а тем не менее руководствоваться в жизни совсем не этим пониманием. Разве мы

не встречали в жизни очень умных людай, судящих обо всем весьма глубоко и

тонко, а в практической жизни, в реальном общении с людьми "неумелых",

беспомощных или даже деспотичных и бездушных? Совершенно убеждена, что,

например, школьная жизнь ребенка зависит не только от его здоровья и

умственного развития, но и от того, каков он будет в ребячьем коллективе:

отзывчив или эгоистичен, общителен или замкнут, сможет остаться самим собой в

разных, подчас очень сложных ситуациях и в то же время не станет ли

обособляться, страдая от одиночества. Это все зависит от того, каков у него

был опыт общения с самыми разными людьми до школы: было ли ему о ком

заботиться, с кем поспорить, перед кем отстоять себя, научился ли он жалеть,

сочувствовать, понимать других и почувствовал ли он ни с чем не сравнимую

радость сделать что-то для людей, радость отдачи, радость ощущения нужности

людям?

 

Как трудно мы шли к пониманию всех этих, в общем-то, азбучных истин. И больше

всего на этом пути нам помогло то, что у нас была большая семья, где детишки

естественно вступали в разнообразнейшие связи со взрослыми и между собой

(помощь, забота, подражание, отстаивание, обида, жалость и т.д. и т.п.), а

нам тоже, естественно, приходилось регулировать эти отношения, налаживать их,

а при этом меняться самим и менять многие свои педагогические и житейские

предрассудки. Больше всего нелепых ошибок делали мы, конечно, в самом начале,

когда родился Первый, Удивительный, Неповторимый и Единственный. Хорошо, что

он недолго оставался таковым - уже появление второго ребенка многое поставило

на свои места, а к тому времени, когда родилась дочка - третий малыш в семье,

- мы уже основательно поутратили свою родительскую самонадеянность и начали

учиться... у своих детей.     

 

Следующая глава >>>