Вся библиотека >>>

Медицинские статьи >>>

 


Резервы здоровья наших детей


Никитин Б.П., Никитина Л.А.

 

Часть 1. МЫ И НАШИ ДЕТИ

 

Учимся ходить и... падать

 

Первые шаги, сколько радости они доставляют всем: и ребенку и взрослым! И

сколько тревоги... Особенно побаиваются бабушки и мамы: а вдруг упадет? В

мягкой кроватке это не так страшно, а если на твердом полу? И помогают. Учат

ходить так, чтобы малыш не падал: держат за ручки, за воротник пальто, за

шарф, сажают в специальные ходунки или надевают что-то вроде сбруи. И так до

тех пор, пока ребенок не научится ходить.

 

Кому от этого хорошо? Конечно, прежде всего взрослым - так спокойнее. А

малышу? Ему от такой "помощи" пользы мало. Ведь движения его скованны, он не

чувствует своих возможностей, не узнает опасностей и совсем не учится...

падать. "А разве этому нужно учиться?" - спросите вы. Обязательно! Потому что

бабушка и мама будут рядом не всегда, а в любой беготне, подвижной игре,

спорте сплошь и рядом бывают ситуации, когда падения не избежать. Значит,

сильный ушиб, травма может быть там, где умеющий падать отделается только

легким испугом, а то и вовсе такой мелочи не заметит.

 

Спортсменов, особенно самбистов, акробатов, гимнастов, фигуристов,

парашютистов, даже специально учат падать: группироваться, напрягать мышцы,

смягчать удар спружиненными ногами, руками, перекатом. Но вот что интересно:

этими же приемами - куда легче, чем взрослые, и без всякого специального

обучения - овладевают дети в первые годы жизни, если, конечно, им позволят.

 

Много раз, видя, как виртуозно умеют падать наши ребята, как хорошо владеют

своим телом, мы пытались вспомнить: а с чего же это начиналось? Ведь мы их

этому специально не учили...

 

Но и не мешали им - вот в чем дело! Очень рано пуская их ползать по полу,

позволяя им путешествовать по всем комнатам самостоятельно, мы не могли

запретить малышу находить какую-нибудь опору, вставать с пола, а потом... и

падать. Такие попытки встать, держась за что-нибудь, дети предпринимали

десятки, даже сотни раз. И многие из этих попыток кончаются неудачей -

падением. С самого начала у наших ребятишек это получалось очень ловко и даже

немного потешно. Качнувшись назад, малыш легко складывался (точь-в-точь как

перочинный ножик) и садился мягким местом на пол, а качнувшись вперед,

выставлял ручки и становился на четвереньки. Когда ручонки сильные, они

спружинят, и ни лоб, ни нос до пола не достанут. Чаще всего он при этом не

успевал даже испугаться и продолжал путешествие как ни в чем не бывало. Ни

мы, ни малыш этим падениям не придавали никакого значения и не опасались их.

Только однажды мы серьезно напугались.

 

Девятимесячного Алешу пришлось как-то оставить на целый день у бабушки. А

возвратившись домой вечером, без всяких предосторожностей, как всегда, я

оставил его на полу посредине комнаты. И тут увидел совершенно необычную

картину. Алеша сделал несколько шагов, остановился, качнулся назад и стал

падать. Но падал он как-то странно, выпрямившись и закинув голову назад, и

поэтому сильно стукнулся головой об пол. В чем дело? Я не мог понять, куда

девалось его умение падать.

 

"Секрет" раскрылся на следующее утро, когда к нам пришла бабушка.

Оказывается, она, боясь, что начинающий ходить Алеша может упасть, ходила

весь день за ним следом и придерживала его затылок рукой. Чуть малыш качнется

назад, а тут бабушкина рука, он затылком на нее опирался. Одного дня

оказалось достаточно, чтобы Алеша заменил свой способ защиты от ушибов на

бабушкин. А в результате шишка на затылке. Этот случай еще раз убедил нас в

том, что от такой "помощи" лучше воздержаться.

 

Много раз потом нам приходилось радоваться тому, что наши ребята в

критические моменты (споткнулся, поскользнулся, не удержал равновесия и т.д.)

выходили из положения удивительно легко. Вот только один пример. Мы с двумя

дочками быстро бежим по асфальтированной улице. Смеркается, мы торопимся

доставить домой только что купленное мороженое. Младшая бежит, держась за мой

палец, а шестилетняя Аня на несколько шагов впереди. У каждого бегуна в руке

эскимо. Бегут изо всех сил: мороженое-то тает. И вдруг Анюта на всем бегу

споткнулась. Я к ней: ох и разобьет лицо об асфальт! Но она - падая! - успела

изогнуться дугой, как конь-качалка, и перекатилась с коленей на живот, потом

на грудь, а в то же время выставленная вперед свободная рука, как пружина,

гасила инерцию тела. Тут же вскочив, она победно показала эскимо: вот, мол,

целехонько! Я-то боялся, что Аня сильно разобьет лицо, а она, оказывается,

тревожилась за судьбу мороженого. У нее даже нос в пыли не успел испачкаться.

 

И все-таки мы помогали малышам учиться ходить. Не только тем, что пускали их

в спортивную комнату, где можно было найти много всяких опор и топтаться

вокруг них, мы еще давали малышу два своих пальца. Вначале эти пальцы были

твердые, надежные, ребенок цепко держался и ходил со мной, мамой или старшими

братишками и сестренками по всему дому. Но через несколько дней, когда

ребенок начинал топать довольно уверенно, один из этих пальцев вдруг

становился ненадежным, начинал качаться, двигаться, куда его ни потянешь, и

уж никак не мог служить хорошей опорой.

 

Малышу приходилось поддерживать равновесие лишь одной рукой, держась только

за "твердый" палец и бросив другой совсем, потому что толку от него было

мало. А через некоторое время и вторая рука становилась все менее и менее

надежной. Поневоле малышу все больше приходилось рассчитывать на свои силы, и

он постепенно начинал ходить самостоятельно.

 

Бывало так, что малыш вполне мог бы уже обходиться и без опоры, но никак не

решался сделать первый шаг, даже стоять один и то побаивается. Так у нас было

с самым старшим.

 

- А вы дайте ему что-нибудь в руки, - посоветовала бабушка, - он отвлечется и

перестанет пугаться.

 

Я протянул сынишке листок бумаги. Он взял его свободной рукой, а другой

держался за мамин палец. Листок сразу заинтересовал его, и, забывшись, он

взялся за него обеими руками. В первый раз он простоял так с минуту! А уж

дальше пошло легко. Одной из дочек такой же кусочек бумаги помог сделать

первые шаги: она шла... держась за бумажку, как за опору. А шла сама.

 

Мы и позже не водили детей за руку, как обычно принято, а, наоборот, они сами

держались, если им хотелось, за мои или мамины пальцы. При этом его ручонки

постепенно тренировались и крепли настолько, что, даже споткнувшись, он

повисал на пальце и не падал. А для взрослого это удобно, так как палец

удивительно тонко чувствует, крепко ли держится ребенок, насколько уверенно

уже ходит, можно ли идти с ним быстрее, или он устал и надо несколько шагов

пройти спокойнее, или даже посадить его на плечи.     

 

Следующая глава >>>