СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО НА РУСИ В ПЕРИОД ОБРАЗОВАНИЯ РУССКОГО ЦЕНТРАЛИЗОВАННОГО ГОСУДАРСТВА Конец XIII—начало XVI веков

 

Аристов «Промышленность древней Руси». Советов «О системах земледелия»

 

 

Важным событием в изучении хозяйства древней Руси был выход в 1866 г. книги Н. Я. Аристова «Промышленность древней Руси».  В ней автор дал первую сводку сведений из письменных источников о сельском хозяйстве — о земледелии в древней Руси, о ремесле и торговле. В общей оценке состояния сельского хозяйства и жизни деревни Аристов пошел за Беляевым. В своей работе он говорит о постоянных передвижениях с места на место земледельцев древней Руси, о подсечном земледелии как господствующей его форме; при этом он ссылается на работу Беляева и приводимые им указания на источники. 

 

Важно отметить, что Аристов принимал во внимание необходимость при малоплодородной почве в лесной полосе Северо-Восточной и Северо-Западной Руси вносить удобрения, но считал это дело сложным, недоступным для крестьянина XIV—XV вв.: «Лучше было делать новую гарь, чем заниматься удобрением... И земледелец идет искать нового места на просторе, где полюбится. И оттого в древних памятниках до XV в. не встречается ни одного намека, чтоб земли где-нибудь удобрялись».  Аристов стремился вникнуть в существо сельскохозяйственного производства, близко интересовался всеми сельскими промыслами и ремеслами, что сделало очень ценной при изучении сельского хозяйства и его обзорную работу.

 

Сказывалось влияние «теории о бродяжничестве» и на трудах тех немногих специалистов по сельскому хозяйству и агрономии, которые посвятили свои работы истории земледелия в древней Руси. К их числу надо отнести и исследование Александра Васильевича Советова, автора вышедшего в 1867 г. труда «О системах земледелия»,  который «и по настоящее время является наиболее значительным трудом но истории развития земледелия в нашей стране».

 

В 1866 г., за год до выхода указанной работы, в «Трудах Вольного экономического общества» была напечатана статья «О земледелии в древней России» без указания автора. В этом же году статья была опубликована отдельным изданием за подписью Василия Советова.  Ее содержание близко тем местам работы А. В. Советова «О системах земледелия», в которых рассказывается о земледелии в древней Руси. Создается впечатление, что то и другое написано одним лицом; но в более позднюю работу автор внес исправления в оценку роли крестьянина.

 

В. Советов почти дословно повторил рассуждения С. М. Соловьева о малочисленности населения в древней Руси, об огромных пространствах плодородной, никем не занятой земли,  что якобы исключало побуждения у русского народа к тому, чтобы «увеличивать труды и средства для поднятия плодородия земли».  Он говорит о будто бы развившейся в этих условиях «страсти у нашего землевладельца к привольному разгулу по земле, к постоянным переходам с места на место, к полукочевой и иолуномадной колонизации. .. Развилась страсть к расходчивости, расплывчивости по широкому пространству Русской земли, склонность к брожению нрознь».  Сходные высказывания мы находим и у А. В. Советова.53

 

Всю вину за отсталость сельского хозяйства В. Советов возлагал на крестьянина и, как бы следуя за Карамзиным, одобрял меры правительства по закрепощению крестьян. Только когда правительство, «наконец, вследствие разных причин, сделало их совершенно крепкими земле, — пишет В. Советов, — тогда начинает мало-помалу зарождаться другая система сельского хозяйства — хозяйство трехпольное.. .».

 

А. В. Советов, подготавливая свой труд, стремился дать оценку современного ему (середины 1860-х годов) состояния земледелия в пореформенной России, определить пути его перестройки и дальнейшего развития. Далекий от мысли написать работу о земледелии в древней Руси, он тем не менее в своем труде привел яркую общую картину развития земледелия в России и на этом фоне показал, как мало современное ему земледелие ушло вперед от того, каким было в крепостнической России. Гневные слова вызывала еще не изжитая подсека; этим объясняется резкое осуждение подсеки и в древней Руси, и притом не только самой подсеки, но и тех, кто ее применял, кто упорно цеплялся за нее.

 

Можно считать естественным, что, не будучи специалистами по истории, В. Советов и А. В. Советов поддались ошибочным, но убежденно высказанным взглядам С. М. Соловьева и других сто ронников «теории бродяжничества»; на этот же путь толкали и материалы источников о крестьянах, сообщавшиеся И. Д. Беляевым, А. В. Советов, отдав дань «теории о бродяжничестве крестьян»г неверно оценил темп развития земледелия в древней Руси и ошибочно определил время перехода от подсеки к пашенному земледелию и трехполью. Но это не помешало ему правильно наметить и ясно показать основные этапы в развитии земледелия.

 

В других красках, нежели С. М. Соловьев, рисует А. В. Советов роль крестьянина, его отношение к труду. «Не из пустого же удовольствия или прихоти покидалась им родина и то, что приобреталось, может быть, долгим и тяжким трудом, — пишет А. В. Советов, — всякий знает, что от добра добра не ищут...». «Неужели в самом деле было легче расчистить новину из-под леса, чем вспахать землю пашенную?» — ставит он вопрос и поясняет: «... очевидно, что к брожению врознь древнего русского земледельца вынуждала не страсть, а крайняя нужда, которую вызывала выпашка земель не только усадебных, но и ближних».  А. В. Советов не вабыл оценить огромный созидательный труд земледельцев.

 

Подводя общий итог процессу развития земледелия в древней Руси, А. В. Советов писал: «Из всего сказанного мы можем ясно видеть, что класс крестьян, и главным образом безземельных, играл важную роль в древнерусском земледелии. Это был такой элемент, которому обязана разработкой территория большей части России. Им расчищены древние вековые леса, распаханы пашни и покосы, построены села и деревни. Без этой народной силы, без русского крестьянства, и дворцовые, и боярские, и богатые монастырские земли остались бы вечно пустынями».

 

Естественно, что те, кто специально работал над историей земледелия в России и следовал по пути А. Советова, повторял и его ошибки.

 

 

 

 Смотрите также:

 

Нищие. Нищенство. Русское...

Лишь профессиональное Нищенство, являющееся результатом отвращения к труду и беспорядочной жизни, должно считаться преступным и подлежать как мерам предупреждения и пресечения со стороны полиции, так и уголовной каре.

 

применение закона убывающей доходности. Мальтус.

Это важное применение закона убывающей доходности показывает нам, какие серьезные последствия может иметь теория. Идеи Мальтуса получили широкое распространение. Его книга использовалась для обоснования сурового пересмотра английских законов о бродяжничестве...

 

БРОКГАУЗ И ЕФРОН. Охота. Виды и правила охоты. Охота в России

Лицам осужденным за бродяжничество, нищенство, кражи, за злоупотребление доверием, за сопротивление или насилие против
и римлян" (там же, 1883, I); Н. Сементовский, "Сказание о ловах великих князей киевских" (СПб., 1857); Н. Аристов, "Промышленность древней Руси"...