СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО НА РУСИ В ПЕРИОД ОБРАЗОВАНИЯ РУССКОГО ЦЕНТРАЛИЗОВАННОГО ГОСУДАРСТВА

 

КРЕСТЬЯНИН И ФЕОДАЛ-ЗЕМЛЕВЛАДЕЛЕЦ, ИХ СВЯЗИ И ВЗАИМООТНОШЕНИЯ. ХОЗЯЙСТВО ЗЕМЛЕДЕЛЬЦА-КРЕСТЬЯНИНА

 

 

Крестьянское хозяйство — «двор»   изучаемого нами времени, — как мы уже видели, характеризуется наличием в его составе двух тесно связанных друг с другом основных отраслей: земледелия и скотоводства.  Об этом рассказывают все документы Северо-Восточной Руси, содержащие сведения о сельском хозяйстве; в отношении хозяйства Новгородской земли это систематически излагается в НПК. В описании каждой деревни в HЛ приводятся сведения о размере и посеве зерновых хлебов и сенных покосов. Оставались неотмеченными лишь посевы зерновых хлебов, льна и репы на подсеках, разработку которых и дополнение к полевой пашне, можно предполагать в богатых лесами районах как Новгородской земли, так и Северо-Восточной Руси.

 

Для хозяйств лесной полосы были равно необходимы как пахотные поля и сенные угодья, так и лес для всяких хозяйственных надобностей: с одной стороны, это материал для изгородей, игравших большую роль при трехполье и скотоводство; с дру- юй — материал для строительства (а также для всяких поделок) н топливо. Участок с мелким лесом или кустарником мог служит!, н выгоном для скота. Поскотина — выгон для скота — лишь в немногих случаях прямо названа как принадлежность деревень, но выгон был естествен и необходим для каждой деревни. Конечно, в однодворной деревне земледелец для одной или двух лошадей, одной-двух коров и небольшого стада мелкого скота не мог выделять поскотину, обносить ее специальной изгородью и содержать такую изгородь, но у каждой деревни было место, где скот мог пастись, не угрожая потравой полям и лугам.

 

Крестьянский «двор» — это жилище и комплекс надворных хозяйственных построек: изба с клетью (на подклети), хлев для скота, житница или другое строение для хранения зернового хлеба, баня; несколько поодаль, чаще среди поля, овин и гумно. Изба, с тесно примыкающими к ней хозяйственными постройками, располагалась на усадебном месте — на дворище; непосредственно к дворищу примыкал огород.  Отдельно, в пределах поля, устраивались капустник, конопляник.

 

Если во всех деревнях дворища-усадьбы, огороды, капустники, конопляники, полевая пашня и некоторые сенные покосы принадлежали, как и постройки, строго определенному хозяйству-двору, т. е. хозяину-крестьянину, то другая доля угодий была достоянием всей деревпи. Такими были лесные угодья, выгоны для скота (поскотины), некоторые водные, бортные и охотничьи угодья, сенные покосы. В НПК и в актах Северо-Восточной Руси нередки указания на озера, в которых «рыбу ловят крестьяне волостью»; числящимися за волостью оказываются и некоторые более крупные сенные угодья — пожни, заливные луга.  Также особо значились и леса — одни за деревней, другие за волостью. Изгороди (огороды, перегороды, коровий или живо- тиный прогон), охраняющие огородные культуры и полевые посевы внутри деревни, а также деревенские сенные покосы, выгоны для скота (поскотина) и непосредственно примыкающий к деревне лес — все это было общим, деревенским, принадлежащим деревне, т. е. живущим в ней крестьянам-земледельцам без нриурочивания к отдельным хозяйствам; вся деревня сообща и обслуживала их.

 

Соседствующие деревни чувствовали себя живущими в едином коллективе; в волости у них было много общего: и лес мог быть общий, и поскотина,  и рыбные, и сенные угодья.

Мы уже говорили, что крестьянское хозяйство при всей его кажущейся незначительности было сложным комплексом, в котором занимались и земледелием, и животноводством, и сельскими промыслами; его трудовой коллектив (семья крестьянина) уделял также много внимания и домашней промышленности. 

 

Различие природно-климатических условий на огромной территории Северо-Восточной и Северо-Западной Руси — от полосы чернозема и мягкого климата на юге (Рязанское великое княжество) до районов Заполярья с его гранитными скалами, валунами, тундровыми и таежными заболоченными лесами на севере (с подзолистой, малоплодородной почвой в средней полосе изучаемого нами района), —служило причиной большого многообразия в облике крестьянских хозяйств и целых деревень, в промыслах крестьян разных районов; мы уже указывали на районы, где рыболовство и охота занимали важное место в крестьянском хозяйстве, не меняя его земледельческого характера (крестьяне оставались «пашенными»). Дремучие леса, изобиловавшие непуганым зверем, многочисленные реки и озера, леса в районах, благоприятствовавших занятию бортничеством/создавали крестьянам-земледельцам условия для охоты, рыболовства и бортничества. Были районы, где эти промыслы занимали важное место в крестьянском хозяйстве: феодалы в составе оброчной земельной ренты получали (в «доходе») меха, продукцию рыболовства н мед. Охота, рыболовство и бортничество могли ограничиваться и малыми масштабами, когда крестьянин занимался ими лишь для удовлетворения потребностей своего собственного хозяйства; но все же в малом крестьянском хозяйстве они составляли очень заметную долю и в труде, и в продукции.

Домашняя промышленность, свойственная деревне XTV— XV вв., существовала, взаимодействуя и тесно переплетаясь с ремеслом. Крестьяне обеспечивали ремесленников сырьем и предметами потребления, а сами получали от ремесленников необходимое оснащение для земледельческих орудий производства и для транспорта, утварь. Из крестьян, специализировавшихся в промыслах, пополнялись кадры ремесленников. Каждое крестьянское хозяйство имело своп живой и мертвый инвентарь: сь'от и орудия труда.

 

Таким образом, крестьянское хозяйство изучаемого нами периода являлось примером натурального хозяйства. Но многое из тою, ч го производи.'! крестьянин, все же уходило из его хозяйства: в форме оброков --ренты землевладельцу-феодалу, за которым числилась земля, обрабатывавшаяся крестьянином; в виде налогов и даней, поступавших государству и властям; многое шло и на рынок. Крестьянское хозяйство жило и развивалось на основе своих внутренних сил. Этой основой являлся собственный труд крестьянина, труд его семьи, принадлежавшие ему орудия производства; земля же основное средство производства — считались, но нормам феодального права, собственностью земле- владел) ца-феодала, которому и шла значительная доля продукции крестьянского хозяйства в качестве феодальной земельной ренты. Крестьянин с его семьей должен был не только всесторонне обеспечивать себя, сводит!, свой продовольственный бюджет, фуражно-кормовой бюджет для содержания скота, свой трудовой бюджет (рассчитать свою рабочую силу), но/и был обязан еще отвечать на ряд важных внешних запросов, предъявлявшихся к нему сверху не только со стороны землевладельца, но и со стороны государственной власти и ее органов. Свести концы с концами оказывалось нелегко. В главе о скотоводстве мы показали, сколь сложно было сведение кормового бюджета. На всех разделах крестьянского хозяйства тяжелым бременем лежали поборы землевладельца-феодала и его администрации, государственное тягло. Не меньшие трудности были при сведении продовольственного бюджета.

 

Крестьяне — жители лесной полосы — широко использовали все то, что мог давать лес. Кроме строительных материалов, дров, лучины, луба и бересты для поделок, лес еще давал в большом количестве разнообразные ягоды и грибы, служившие подспорьем в продовольственном бюджете крестьянина. В НПК указывается оброк землевладельцу ягодами — брусникой, — причем в большом количестве, по полубочке ежегодно; другие документы говорят о губине, о грибах. Сады встречались сравнительно редко в хозяйстве крестьянина. Огороды были невелики. Большое место в питании крестьян занимала репа, которой сеяли много в древней Руси.

 

Материалы НПК о земледелии и скотоводстве указывают на большое различие в размерах запашки и покоса в разных крестьянских хозяйствах. Другие документы особо отмечают наличие и сельских районах безлошадных хозяйств — говорят о «пеш- цах».  В НГ1К отмечено некоторое количество хозяйств, которым вследствие бедности даже была дана льгота от тягла на несколько лет.  Мы уже отмечали, что НПК позволяют говорить о наличии в Новгородской земле передовых и отсталых районов но развитию сельскохозяйственного производства; во многих 'районах эта отсталость связана с развитием в них охоты или рыболовства. Самый богатый источник — HI1K — недостаточно разработая, чтобы широко изучать специфику в хозяйствах разных районов.  Можно только уверенно указать на некоторые отдельные как преуспевавшие, так и слабые хозяйства. Но ставить особый вопрос о материальном расслоении среди крестьян в большом масштабе не позволяет и состояние источника, и то соображен не, что для раннего этапа развития феодализма, к какому относится изучаемый нами период жизни Древней Руси, взгляд иа такое явление как на закономерное в документах не находит оправданий. Среди причин бедности и маломощности крестьян первою и основною были поборы землевладельцев: мы показали, что не менее трети всей продукции — из всех отраслей хозяйства — брал феодал, а рядом было еще государственное тягло и поборы; эта причина — общая для всех крестьянских хозяйств. <. Содержательный источник — НПК — при характеристике холя йети (размер запашки, покоса, дохода землевладельцу, OCHQB- ного и мелкого, и обежного оклада) дает эти сведения сразу по всему селению, а не по отдельным хозяйствам; не надежей способ установления размера запашки и тем более размера покоса.

 

Крестьянские хозяйства, взятые в одиночку, были незначительны по своей продукции, в массе же своей они являлись основой всего материального сельскохозяйственного производства страны.

 

ХОЗЯЙСТВО ЗЕМЛЕВЛАДЕЛЬЦА-ФЕОДАЛА

 

В описаниях владений (вотчин) феодалов-землевладельцев, приводимых в духовных, мсновных, купчих и других актах, составлявшихся по указанию самих владельцев, ясно выделяются две обособленные друг от друга составные части этих владений; они не сходны но месту их как в хозяйстве самого феодала, так и в общем народнохозяйственном производстве. Первая часть — :)То усадьба («большой двор» в НПК) феодала со службами, промысловыми предприятиями и угодьями, относящимися к различным отраслям хозяйства. Обслуживаемая холопами и слугами, эта часть владения составляла собственное хозяйство феодала (князя, боярина, монастыря) и обеспечивала разнообразные, диктуемые его положением, материальные запросы лично его, его семьи и тесно связанных с ним слуг и холопов. Вторая часть владения — это поименованные в актах села и деревни с тянущими к ним угодьями. Деревни и села указываются в актах как полная собственность землевладельца-феодала и подлинная составная часть ого хозяйства. В действительности же деревни и села (и даже цолые волости), являясь комплексом крестьянских хозяйств-дворов, жили своей особой жизнью, их хозяйственно- производственная деятельность совершенно не зависела от феодала и его хозяйства.

 

Право феодала-собственника на земли сел и деревень практически ограничивалось взиманием земельной ренты с крестьянских дворов и выполнением обязательств по отработочной ренте. Завещая, меняя, продавая свои земельные владения, феодал'считал необходимым отметить свои особые права на ренту с сел и деревень, но в упомянутых кратких, чисто деловых актах это делалось так, что существо подлинных взаимоотношений между хозяйством землевладельца-феодала и крестьянскими хозяйствами искажалось. Если следовать указанным частным актам, то приходится считать, что никаких самостоятельных крестьянских хозяйств не было. Между тем документы, составленные по инструкциям государственной власти, и притом со специальной целью — учесть состояние народного хозяйства, — показывают, что в каждой вотчине-волости, т. е. в земельном феодальном владении, наряду с собственным хозяйством феодала, в селах и деревнях существовали многочисленные совершенно самостоятельные крестьянские хозяйства (десятки, а то и сотни крестьянских дворов-хозяйств).  И нам наряду с изучением владельческого хозяйства и крестьянских хозяйств надлежит особо осветить связь между этими хозяйствами — как по общим экономическим вопросам, так и в сфере производства.

 

Усадьба—«большой двор» боярина, князя, монастыря,— кроме жилых построек для семьи и для всего окружения владельца, включала еще многочисленные хозяйственные надворные постройки — «службы». В составе этих «служб» — помещения для хранения и обработки продуктов, предназначенных непосредственно для потребления боярина и его семьи, помещения для приготовления пищи (житницы, хлебни, пекарни, ключни, погреба, сушила, квасоварни и т. п.) и для хранения иредметов домашнего н хозяйственного обихода, утвари, снаряжения, орудий производства. Большое место занимали специальные постройки для скота, птицы, Псарни п т. и.

К усадьбам бояр примыкали сады, огороды, хмельники. Такие усадьбы располагались на берегах рек, вблизи озер, так что сенные, рыбные, охотничьи угодья были у них под рукой.

 

Положение феодала обязывало его к непосредственному, активному участию в общественно-политической и военной жизни страны, а это накладывало определенный отпечаток на все его хозяйство. Многочисленными были лица, нужды которых обеспечивались в хозяйствах землевладельцев-феодалов, — это слуги вольные (в их числе и военные слуги) и холопы. Так было и у светских феодалов, и в монастырях, и в хозяйствах иерархов церкви. Отсюда — большие требования к хозяйству, необходимость вести его на широкую ногу.

 

В главе о скотоводстве мы уже указывали На большое внима ние как светских феодалов, так и монастырей к обеспечению хозяйства достаточным конским поголовьем различного назначения. Кроме рабочих («страдных») лошадей, требовались верховые кони хорошей выучки — боевые кони, кони для повозок (санные), лошади для обслуживания транспорта. В крупном княжеском хозяйстве создавалось специальное ведомство («конюший путь»), занимавшееся пополнением, отбором и выращиванием качественного лучшего конского состава, выучкой его, обеспечением кормами, фуражом, пастбищами.

Животноводство связывалось с серьезной задачей: обеспечить скот достаточным запасом зернового фуража и кормов па зиму, пастбищами на летнее время. Забота о кормах и пастбищах вызывала стремление к захвату и присвоению сенных угодий — по- жень и лугов. Погоня за сенными угодьями и борьба за них характерны как для хозяйств великих и удельных князей, так для монастырских и боярских хозяйств.

 

Сложной и важной отраслью владельческого хозяйства являлось рыбное хозяйство; оно связывалось с содержанием и эксплуатацией многочисленных рыбных угодий — рыбных промыс- слов, ловель и т. д., зачастую очень удаленных от центра хозяйства. Особенно велик был спрос на рыбную продукцию в, монастырских хозяйствах. Рост числа крупных монастырских вотчин, отмечаемый на севере и в Северо-Восточной Руси с конца XIV в., сопровождался особо настойчивым стремлением монастырей к захвату и освоению рыбных угодий. Одновременно с умножением рыбных промыслов, в монастырях и у крупных светских вотчинников появляется особый интерес к приобретению соляных промыслов, и уже не только для удовлетворения собственных нужд в соли, но и как выгодных предприятий.  Самостоятельной важной отраслью являлось содержание и эксплуатация бортных угодий.

 

Феодал — воин (конник) по профессии. Князья и бояре в случае мойны выступали во главе группы воинов и даже целых отрядов.  Даже мелкий землевладелец, выступая в поход на коне и обеспечивая себя запасом продовольствия, кормом для лошадей и военно-походным снаряжением, должен был иметь слугу и од- ного-двух поводных коней. Обеспечение боеготовности феодала предъявляло серьезные требования к его хозяйству. Военная выучка феодала и его слуг, необходимая постоянная тренировка в верховой езде и владении оружием осуществлялись при охоте.

 

Охота-утеха в этих условиях входила в жизнь феодала как обязательная составная часть. Для обслуживания охоты содержались кони лучшей выучки, выделялись специалисты-слуги; вероятно, именно они и сопровождали феодала на войне. В княжеском дворцовом хозяйстве существовало ведомство княжеской охоты с разделами специальной охоты на крупного зверя, охоты псовой (для чего содержались многочисленные псарни), охоты с ловчими птицами; особым разделом была охота на бобров.

Большое место отводилось охоте и в хозяйствах бояр и мелких землевладельцев.

Забота об оружии, о военном снаряжении в условиях слабо развитого рынка заставляла иметь в своем хозяйстве специалистов-ремесленников по изготовлению и ремонту оружия, военного снаряжения. Оружейные мастера, бронники, седельники, кузнецы и т. п. упоминаются среди слуг феодалов.

 

Усадьбы — «большие дворы»—феодалов были наполнены десятками, а в ряде случаев даже сотнями слуг-холонов, обязанностью которых, наряду с непосредственным обслуживанием семьи феодала и выполнением работ по его домашнему хозяйству, были организация хозяйства и управление им как в целом, так и отдельными его отраслями. Были холопы — специалисты по ремеслам. Холопы выступали и в составе феодальной администрации.  Дошедшие до нас духовные грамоты крупных землевладельцев-феодалов — князей, бояр — сообщают о многочисленных слугах-холопах, о семьях этих холопов и дают любопытные сведения о большой численности подневольных людей. В духов ной боярина Василия Васильевича Галицкого перечислено 16 се мей,  в духовной Марии Петелиной — 24 семьи,  в духовной новгородского боярина Евстафия Ананьина — 20 семей.  Боярин князь Иван Юрьевич Патрикеев наделяет каждого из своих сы новей и свою жену многочисленными холопами-слугами. Среди этих холопов называются: стрелок, бронник, псари, соколышк. серебряный мастер, портной мастер, мельник, повар, хлебни»;, садовник, утятник, рыболов, конюхи, истопипк, ключники; назы ваются и холопы-страдники, работавшие в сельском хозяйстве. ^ Часть своих людей-холопов он отпустил на свободу.

 

До нас дошло большое количество таких духовных от XIV. XV и начала XVI в. Все они с достаточной ясностью обрисовывают сложное собственное хозяйство землевладельца — усадьбу со многими «службами», в которых работали и которыми руководили у светских землевладельцев в первую очередь слуги-холопы. У более мелких землевладельцев «служб» было меньше, немного было «людей»-холопов, но все же «большой двор» резко отделялся от крестьянских хозяйств — просто «дворов».

 

Выше, знакомясь с общим состоянием сельского хозяйства путем изучения отдельных его отраслей, мы с каждым шагом укреплялись во мнении,"что основой сельского хозяйства древней Руси в изучаемый нами период являлось земледелие — производство зерновых хлебов. То же, что мы увидели при ознакомлении с хозяйством землевладельцев-феодалов, как будто расходится с нашей общей оценкой этой ведущей отрасли сельского хозяйства: земледелие, в частности производство зерновых хлебов, в собственном хозяйстве феодалов-землевладельцев в изучаемое нами время занимало скромное место. Однако хлебная зерновая продукция во всех этих хозяйствах также являлась главной материальной основой их продовольственного и общего бюджета г но производились эти зерновые хлеба не в собственном хозяйстве феодала, а поступали извне — из сел и деревень, приписанных к этому хозяйству; производились они, конечно, не слугами и холопами феодалов, жившими в их усадьбах, а земледельцами сел и деревень, зависимыми от землевладельца — князя, боярина или монастыря.

 

Мы уже указали, что собственное хозяйство землевладельца- феодала в списке недвижимостей (земельных владений), приводимом в духовных, являлось лишь одной частью его владений. За этой частью следовал перечень деревень с крестьянскими дворами, которые составитель духовной или другого акта выдавал тоже за свою полную собственность. Таким образом, население этого села с боярской усадьбой, в котором жил землевладелец- феодал, являлось лишь небольшой долей всего населения вотчины, земельного владения феодала. Материальные блага, составляющие основу этого хозяйства, создавались не здесь. В «большом дворе» — в хозяйстве феодала — лишь перерабатывалось п потреблялось добытое в другом месте: скот, находящийся в конюшнях, коровниках и хлевах этого хозяйства, кормился сеном и фуражом, выращивавшимся и заготовлявшимся в другом месте, далеко от села, в котором жил феодал; пассн этот скот также далеко отсюда; то же касается рыбной и другой продукции, потреблявшейся в собственном хозяйстве землевладельца-феодала. Для нас, изучающих сельскохозяйственное производство и покоящиеся на нем производственные отношения,, существует два типа совершенно самостоятельных хозяйств: первое— хозяйство крестьянина («двор»), а второе — хозяйство землевладельца-феодала, его «вотчина» («боярщина»), поместье; их связь и взаимодействие нам и предстоит изучать.

 

Общей чертой всех крупных владений являлась их лоскут- ность и разбросанность. Это одинаково ярко выступает на примерах княжеских владений, монастырских, боярских и других более мелких вотчин. В духовной великого князя Дмитрия Ивановича говорится о куплях его деда Ивана Калиты: о Галиче «со всеми волостями и с селы и со всеми пошлинами и с теми селы, которые тяглы к Костроме», о Белом озере, также «со всеми волостьми», об «Углече поле», о Тошне и Сяме.  Эти владения, завещанные младшим сыновьям великого князя, отстояли далеко от Москвы и составляли самостоятельные уезды, станы или волости, связанные лишь единством центрального вотчинного управления. Столь же разбросанными были владения удельного серпуховского и боровского князя Владимира Андреевича.  Путь постепенного накапливания, «примысла», характерен и для боярских, и для всех видов церковных и монастырских владений. Ярким и типичным примером являются владения боярина Федора Андреевича Свибла, крупного воеводы у Дмитрия Ивановича Донского. Свибло, пользуясь своим высоким положением, собрал огромные земельные богатства в своих руках. Из косвенных указаний в княжеских духовных и договорных грамотах  устанавливается, что боярину Свиблу принадлежали «'.ела в Московском, Переяславском, Бежецком, Нижегородском уездах, в Ростове, Устюге, Вологде, в Отводном стане на Верхней Волге и в Сямской волости (юго-западнее озера Кубенского),— всего не менее 15 крупных владений в шести-семи уездах. При зтом необходимо учесть, что в дошедших до нас документах (в княжеских духовных) косвенно отражена лишь доля фактических владений Свибла в конце XIV—начале XV в.

 

Свибло не был исключением. Подобные явления были в то время обычны как для московского великого княжества, так и для других земель-княжеств.  Так было и в Новгородской земле. Примером этого служат владения новгородских бояр Остафия Ананьевича   и Федора Остафьевича   — отца и сына. Указанные в духовных грамотах «отчины и дедины» этих бояр были разбросаны по ряду районов Шелонской и Бежецкой пятин в Торжке, на Ваге, в Шенкурском и Кокшенгском районах и т. д. Лоскут- иость и разбросанность по разным пятинам Новгородской земли свойственна и хозяйству Федора Акинфовича, менее крупного новгородского землевладельца, рядную которого с его племянником Матвеем Ивановичем мы подробно разобрали.80

 

В указывавшихся нами дореволюционных работах историков землевладения в Новгородской земле — А. М. Гневушева, архимандрита Сергия (Тихомирова), В. Ф. Загорского и А. М. Андри- яшева  — приведены списки новгородских землевладельцев с перечислением и указанием размера и местоположения их владений. Такие же списки крупных землевладельцев Новгородской земли приведены в работе С. А. Таракановой-Белкиной.  Подробной характеристике крупных хозяйств новгородских бояр и монастырей посвящены также упоминавшаяся выше монография JI. В. Даниловой  и две работы А. П. Шурыгиной.  Во всех этих работах разбросанность и лоскутность боярских владений показана очень ярко. Мы уже упоминали владельцев села Медно, новгородских бояр Онисифора (Оницифора) Лукинича и его сына Юрия Онцифоровича. Сведения об их крупном хозяйстве (и хозяйстве сына последнего, Михаила Юрьевича) дошло до нас в Новгородских берестяных грамотах и в одном из ранних актов Северо-Восточной Руси.  Владения этого новгородского боярского рода выходили за пределы Новгородской земли.

В сложности (лоскутности) состава земельных владений феодалов, в разбросанности их, на которую указывают все исследователи истории землевладения как Новгородской земли, так и земель-княжеств Северо-Восточной Руси, находит отражение внутренняя разнородность, несвязанность составных частей этих владений, то, что они длительно и постепенно накапливались в одних руках или в одном княжеском или боярском роде.

Указанные черты владельческих вотчин столь же отчетливо ныступают в материалах монастырского землевладения конца XIV—XV в., что легко проследить на примерах формирования крупных монастырских вотчин этого периода: Троице-Сергиева, Кирилло-Белозерского, Симонова, Спасо-Прилуцкого, Спасо- Ефимьева, Иосифо-Волоколамского и других монастырей 

 

 

 

 Смотрите также:

 

Организация крупного феодального землевладения.

* Организация крупного феодального землевладения, обрабатываемого трудом зависимых крестьян.
Оформились баналитетные права феодалов: монополии на печь, виноградный пресс и мельницу.

 

Наймиты и ролейные закупы. Образование класса перехожих...

Образование класса перехожих крестьян и дальнейшее развитие княжеского землевладения и хозяйства.
Некоторые землевладельцы предпочитали брать арендную плату с крестьян не трудом, а сельскохозяйственными продуктами.

 

Крестьянство находилось в различной степени зависимости от...

В целях обеспечения хозяйств феодалов рабочими руками господари-фанариоты* в XVIII в. превращали в частновладельческих и тех крестьян, которые несли повинности в пользу государственной казны.

 

Основную массу населения составляли феодально зависимые...

На одну волоку земли в фольварке приходилось не менее семи крестьянских хозяйств.
Их закрепощению способствовал закон о сроке давности, в силу которого крестьяне, прожившие на земле феодала свыше 10 лет, превращались в «непохожих» и теряли право перехода.

 

Предоставление дворянам льгот и привилегий. Укрепление...

Наряду с этим усиливается процесс разложения феодальных отношений, что находит выражение во все большей товаризации хозяйства помещиков, переводе ими части крестьян на месячину.
- Ход и связь реформ. - Порядок изучения.

 

Крестьянское фермерское хозяйство. Обрабатываемые...

Крестьянское фермерское хозяйство. Обрабатываемые и пастбищные земли повсеместно составляют естественную основу сельского хозяйства, но
Для крестьянина традиция — это унаследованный от предков ресурс, который должен помочь избежать недорода и голода.

 

Русь земледельческая в иерархической системе сюзеренства...

— преимущественно натуральном типе феодального хозяйства на микроуровне
Я хочу только подчеркнуть, что "крепость" — не единственная форма существования русского крестьянина и способ взаимоотношений землевладельцев с земледельцами.

 

монастырское землевладение и крепостное право. Крестьяне...

Разряды землевладельцев. - Отношения крестьян: 1) к землевладельцам, 2) к государству.
Последнее чтение я закончил обещанием указать связь между вопросом о монастырских вотчинах и судьбою крестьян.

 

Феодальный строй. ЖИВОТНОВОДСТВО И ЗООТЕХНИЧЕСКАЯ...

В Англии интенсификация сельского хозяйства начинается с XIV— XV вв. в связи с зарождением капитализма, ростом городов и денежного хозяйства.
труде зависимых от феодала крепостных крестьян, на Востоке, у арабов, оно носило мелкий распыленный характер.

 

Типы феодального хозяйства. Управление феодальным...

Управление феодальным хозяйством носило, как правило, децентрализованный характер.
Феодал (сеньор - глава поместья) сам творил суд над подвластным населением
Если он со временем коммутировался, феодальная зависимость крестьян обычно слабела или вовсе...

 

Феодальное государство. Экономическую основу феодального...

С развитием феодального общества такая экономическая зависимость крестьян от феодалов нередко дополнялась и мерами государственного принуждения: крестьяне прикреплялись к земле и не могли покинуть свое хозяйство.

 

РУСЬ В СРЕДНИЕ ВЕКА. Экономика Древней Руси.

Основными причинами закрепощения крестьян стали рост численности феодалов, падение уровня жизни помещиков, а в результате – усиление феодальной
Образование класса перехожих крестьян и дальнейшее развитие княжеского землевладения и хозяйства.