СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО НА РУСИ В ПЕРИОД ОБРАЗОВАНИЯ РУССКОГО ЦЕНТРАЛИЗОВАННОГО ГОСУДАРСТВА Конец XIII—начало XVI веков

 

Историк И. Д. Беляев

 

 

Одновременно с выходом первых томов «Истории России» С. М. Соловьева появилась статья И. Д. Беляева, специально посвященная изучению земледелия в древней Руси.  И. Д. Беляев, так же как и С. М. Соловьев, писал о легкой, непрочной связи русского земледельца с землей, о подвижности сельского населения в древней Руси — и именно о подвижности, связанной с подсечным земледелием, когда, по его мнению, даже в XIV и XV столетиях было в обычае на Руси поднимать целину, «чертить, подсушивать и выжигать» и после нескольких посевов бросать истощенную землю.  Новым по сравнению с тем, что писал С. М. Соловьев, было прежде всего то, что И. Д. Беляев говорил о непрерывности колонизации в древней Руси и природных свойствах слабо заселенной Северо-Восточной Руси не только на основе общих рассуждений, но пытался подкрепить свое мнение ссылками на документы. Так, он писал: «...сельское население у нас было самое подвижное, что доказывают изумительные по своей многочисленности ряды пустошей, селищ и деревнищ, а также починков и ново- сслков, свидетельствами о которых переполнены дошедшие до нас старые официальные памятники».  Далее И. Д. Беляев добавляет: «При первом чтении свидетельств о пустошах, деревнищах и селищах можно подумать, что мор, война и другие бедствия ежегодно опустошали Русскую землю, тогда как на самом деле главною причиною такого множества пустошей был указанный нами порядок сельского хозяйства».  Автор имеет в виду подсечное земледелие, по его мнению, долгое время господствовавшее в древней Руси.

 

И. Д. Беляев вводит в заблуждение читателя. «Старые официальные памятники», переполненные свидетельствами об «изумительных по своей многочисленности рядах пустошей», — это писцовые книги, но не конца XV—начала XVI в., а второй половины XVI и начала XVII в. Они составлены действительно по указам правительства и рассказывают о тяжелом сельскохозяйственном кризисе в это время. В писцовых книгах второй половины XVI— начала XVII в. действительно отмечены сотни пустошей, но все эти пустоши — не подсеки в прошлом, а опустевшие, заброшенные- в связи с кризисом (т. е. в самое недавнее время) деревни с паровым трехпольным земледелием. Отмеченное писцовыми книгами массовое запустение селений в ряде областей Русского государств** хорошо известно историкам. И никто из близко изучавших материал писцовых книг XVI—начала XVII в. не связывал эти сотни указанных в писцовых книгах пустошей с подсеками.  А если бы, взамен поздних писцовых книг второй половины XVI в., И. Д. Бе- лиев стал знакомиться с крестьянским хозяйством по Новгородским- писцовым книгам конца XV—начала XVI в., то нашел бы там яс нос описание широко и повсеместно распространенного трехполья п многие1 сотни и тысячи деревень, давно и прочно сидевших на своих местах. Пустоши, упоминаемые как в Новгородских писцовых книгах конца XV—начала XVI вв., так н в писцовых кпигах Московского государства XVI в. и в актах XIV—XVI вв., — это старые, когда-то запустевшие деревни, и свидетельством господства подсечного земледелия в рассматриваемое нами время они служить lit1 могут.

 

Но было бы неверно И. Д. Беляева безоговорочно относить к сторонникам «теории бродяжничества». Он далеко не единомышленник С. М. Соловьева в оценке земледельца древней Руси и его ролтг в народном хозяйстве; тем более он не может быть поставлен рядом с Н. М. Карамзиным в оценке законодательства о крестьянах последних десятилетий XVI в.  В более поздней работе о крестьянах И. Д. Беляев пишет о переселениях: «Нельзя сказать, чтобы переселения крестьян с одной земли на другую были общим правилом, :>то скорее были исключения, по крайней мере в XIV и XV столетиях; ибо мы почти во всех грамотах встречаем упоминания о ста- рожильцах как на общинных, так и на частных землях, а старо жильцы нередко говорят, что иной живет на занимаемой им земле .20, иной 30, 40, 50, 80 лет, что и деды и отцы их жили на той же -земле, на какой живут и они».

 

И. Д. Беляев знал источники и особенно материалы о крестьянах; он издавал их и широко привлекал в своих работах; среди них были и материалы о частых переселениях крестьян, высказывания о состоянии земледелия, но, поверхностно воспринимая их, он ошибочно толковал эти материалы. И не удивительно, что сторонники разбираемой нами «теории» пользовались работами Беляева, ища поддержки высказываемых ими положений.

 

 

 

 Смотрите также:

 

Беляевский летописец - летопись профессора юридического...

Беляевский летописец публикуется впервые, хотя мысль о его издании пояоиласъ полег тачет назад у видного русского историки, профессора юридического факультета Московского университети Ивана Дмитриевича Беляева (1810—1873)...

 

Писатель Юрий Беляев – книги и биография Юрия Беляева

На рубеже 1890— 1900-х гг. Юрий Дмитриевич Беляев сотрудничал в ж. «Театр и иск-во» (нек-рое время секретарь редакции), заведовал театр, отделом газ. «Россия», был одним из ведущих критиков i аз. «Петерб. дневник театрала/.

 

ДРЕВНЯЯ РУСЬ. Представления о социальном положении...

И. Д. Беляев первым из русских историков использовал для характеристики имущественного положения женщин