Хрестоматия по истории

 

 

ДОГОВОРНАЯ ГРАМОТА ВЕЛИКОГО КНЯЗЯ ДИМИТРИЯ ИВАНОВИЧА И БРАТА ЕГО КНЯЗЯ ВЛАДИМИРА АНДРЕЕВИЧА С ВЕЛИКИМ КНЯЗЕМ ТВЕРСКИМ МИХАИЛОМ АЛЕКСАНДРОВИЧЕМ

 

 

 

Договор между Димитрием Донским, Владимиром Андреевичем, князем Серпуховским и Михаилом Александровичем Тверским заключен в 1368 г. Договор напечатан в «Собрании государственных грамот и договоров», т. I, № 28. Перепечатывается с сокращениями.

 

По благословенью отца нашего Алексия митрополита всея Руси. На семь, брате молодший князь Великий Михайло Олександрович, целуй ко мне крест к брату старейшему князю Великому Дмитрию Ивановичю и к моему брату князю Володимеру Андреевичю, и к нашей вотчине к Великому Новугороду, и за свои дети и за свои братаничи Имети ти2 мене собе братом старейшим, а князя Володимера брата моего братом; а добра ти нам хотети во всемь везде без хитрости; а што ти слыша ото крестьянина или от поганина о нашем добре или о лисе3, а то ти нам поведати в правду, по целованью, без хитрости. А князи Велиции крестьяньстии и Ярославьстии с нами один человек, а их ти не обидети, а имешь их обидети, нам дозря их правды 4, боронитися с ниме от тобе с одиного; а имут тобе обидети, нам дозря твоие правды, боронитися с тобою от них с одиного. А где ми5 буде, брате, пойти на рать, или моему брату Князю Володимеру Ондреевичю, всести ти с нами самому на конь без хитрости; а пошлем Воевод, и тобе и своих Воевод послати. А вотчины ти нашие Москвы и всего Великого Княженья и Но- вагорода Великого блюсти, а не обидети; а вотчины ти нашие

Москвы и всего Великого Княженья и Новагорода Великого под нами не искати и до живота, и твоим детем и твоим братаничем. А людий ти наших Московьских и всего Великого Княженья и Новагорода Великого и Новоторъжьских блюсти, а не обидети, как и своих. А закладней ти в нашей вотчине в Великом Кня- женьи не держати, ни грамот не давати. А имут нас сваживати  Татарове, и имут давати тобе нашу вотчину Великое княженье, и тобе ся не имати ни до живота; а имут давати нам твою вотчину Тферь, и нам ся такоже не имати и до живота. А в Кашин ти ся не въступати, и что потягло х Кашину, ведает то вотчичь Князь Василей 2; ни выходом 3 не надобье тобе ко Тфери Кашину тянути, а его ти не обидети, а имешь его обидети, мне его от тобе боронити. А что еси изъимал Бояр или слуг и людей Ка- шиньских, да подавал на поруку, с тех ти порука свести, а их отпустите; а кому чего на них искати, ино тому суду. А жити нам,' брате, по сей грамоте: с Татары оже будеть нам мир, по думе; а будеть нам дата выход, по думе же; а будеть не дати, по думе же. А пойдут на нас Татарове или на тебе, битися нам и тобе с одиного всем пр.отиву их: или мы пойдемь на них, и тобе с нами с одиного пойти на них. А к Ольерду ти и к его братьи, и к его детем и к его братаничем целованье сложите. А пойдут на нас Литва, или на Смоленьского на Князя на Великого, или на кого на нашю братью на Князей, нам ся их боронити, а тобе с нами всим с одиного: или пойдут на тобе и нам такоже по тобе помо- гати, и боронитися всим с одиного...

А с Новым ти городом и с Торъжком жити в старине и в миру; а рубежь ти держати с Великим Новым городом и с Торжьком и з пригороды земли и воды по старине, как то было при нашем деде при Великом Князе при Иване, и при нашем Дяди при Великом Князи при Семени, и при моем Отци при Великом Князи при Иване. А заГкладней ти в Новогороде в Великом и в Торжьку и в пригородах не держати, ни грамот не давати. А хто имет Бояр или слуг Новагорода Великого и Торжку и ис пригородей служите тобе, а что их села или земли и воды, то ведает Великий Новъгород, а ты боярам и слугам не надобе: или потом кто приедет к тобе служите из Новагорода Великого и ис Торжку и ис пригородей, а тым такоже не надобе села их и земли и воды, то ведает Новъгород Великий...

А что еси привел Ноугородцев и Новоторжцев к целованью, а то целованье долов 4. А имуть чего искати Тверичи на Ноуго- родци и на Новоторжьци, суд ему в Новегороде в Великом, или в Торжку; а имут чего искати Ноугородци на Тферичах, суд им во Тфери; а судить с обе половины по целованыо, а грамот суженых не посужати 5. А гостем и торговцем Новагорода Великого и Торжку и с ЦриГородей датй ти путь чист без рубежа сквозь Тферь и Тферьскии волости; а мытов ти новых и пошлин не за- мышляти, а мыта ти имати и пошлины по старине у Новгородцев и у Новоторъжцев. А буда с Новым городом в миру, за холопа, за поручника, за робу, за татя , за разбойника, за должника не стояти с обе половины. А кто Бояр и слуг отъехал от нас к тобе, или от тобе к нам, а села их в нашей вотчине в Великом Княженьи, или в твоей вотчине во Тфери, в ты села нам и тобе йе въступатися... а боярам и слугам волным воля... А кто служит нам или тобе, а живет в нашей вотчине в Великом Княженьи, или в твоей вотчине во Тфери, и на тых нам взяти дань, как и на Своих, по целованью, без хитрости: а на полных холопех не взяти, на которых ключники целуют. А судом и данью потянути по земле и по воде. А что ся учинит межи нас Князей каково дело, ино съедутся Бояре наши на рубежь, да межи нас поговорят: а не уговорятся, они едут на третий на Князя на Великого на Ольга 2; на кого помолвит, виноватый перед правым поклонится, а взйтоё отъдаст. А чьи судьи на третий не поедут, или на кого третий помоЛвит, ан взятого не отдаст, то правому отнята, а то ёму не в измену. А целованья не сложити и до живота; а всему обидному делу межи нас суд вопчий от первого нашего целованья, от положенья вериг святого Апостола Петра. А о чем судьи наши вопчии сопрутся, ини едут на третий на Князя Великого на Ольга; а нам Князем в суд вопчий не въступатися, ведают то те, на ком есме положили. А вывода и рубежа межи себе не за- мышляти: а хто замыслит рубежь, рубежника по исправе выдати. А суженого не посужати; суженое, положеное, даное, поручное, холопу, робе суд от века; холопа, робу, татя, разбойника, душегубца выдати по исправе. А мыта ти держати и пошлины имати по старой пошлине у наших гостей и у торговцев; а путь им дати чист, как то было при нашем Деде при Великом Князе при Иване, и при нашем Дяди при Великом Князи при Семене, и при моем Отци при Великом Князи при Иване; а мытов ти новых и пошлин не замышляти... А хто от нас пригониться в твою вотчину за холопом или за должником, а изымает сам, а без пристава, да поставит пред тобою, или перед Наместники, или перед Волостели, в том вины нет; а имеет с ким холоп его тягатися, а не будеть по нем поруки, ино холопа обвинити, да выдати осподарю, а з головы дати пошьлины гривна, а с семьи четверть. А на семь на всемь, брате молодший Князь Великий Михайло Олександровичь, целуй ко мне крест к брату к старейшему Князю Великому к Дмитрию Ивановичю, к моему брату Князю Володимеру Ондреевичю, и к нашей вотчине к Великому Новугороду, и за свои дети, и за свои братаничи, по любви в правду, безо всякие хитрости. А сий список с грамоты с крестной с Тферьской.

 

 

 

Смотрите также:

 

ГОРОДСКОЕ НАСЕЛЕНИЕ в средневековой Руси

Например, в докончании великого князя Димитрия Ивановича с князем серпуховским и боровским Владимиром Андреевичем около 1367 г. говорится: «А коли ми бу- деть слати CBO^I даныцики в город и на перевары... а тобе свои даныцики слати с моими даныциками вместе.

 

ЦЕНТРАЛЬНЫЕ МОСКОВСКИЕ ГОРОДА северо восточной Руси

В докончании великого московского князя Димитрия Ивановича с великим князем рязанским Олегом Ивановичем 1382 г. Верея названа в числе тех «мест», которые лежат по северному берегу р. Оки и отходят к Москве .

 

ТВЕРСКИЕ ГОРОДА. Тверь и тверское княжество...

Хорошо понимал значение Зубцова великий князь московский Димитрий Иванович.
При перечислении владений, завещаемых великим князем тверским Михаилом Александровичем, встречаем под 1399 г. Опоки .

bibliotekar.ru/7-drevnerusskie