ХРЕСТОМАТИЯ ПО ИСТОРИИ СССР

 

 

Глава III

УБИЕНИЕ КНЯЗЯ АНДРЕЯ БОГОЛЮБСКОГО             

 

 

 

 «Ипатьевский летописный свод», сохранившийся в списке конца XIV или начала XV века, получил название от костромского Ипатьевского'монастыря, где хранился. В нем уделяется внимание событиям южной Руси. Это говорит о южнорусском происхождении Ипатьевской летописи. Помещаемые ниже отрывки взяты из издания «Летопись но Ипатьевскому списку», изд. Археографической комиссии, СПБ 1871.

 

Й бе у него  Яким слуга възлюбленыи им, и слыша от некого, аже брата его князь велел казнить, и устремися дьяволим науче- ниемь, и тече вопия к братьи своей, к злым съветником ...и по- чаша молвити: «день того казнил, а нас заутра; а промы- слимы о князе сем» — и съвещаша убийство на ночь, якоже Июда на господа. И пришедъши нощи, они же устремивьшеся поимавше оружья, поидоша на нь яко зверье сверьпии; и идущим им  к ложници 10 его, и прия е   страх и трепет и бежаша с сений, шедше в медушю и пиша вино; сотона же веселяшеть е 12 в медуши и служа им невидимо, поспевая и крепя е, якоже ся ему обещали бяхуть; и тако упившеся вином поидоша на сени. Начальник же убийцам бысть Петр Куиьков 13 зять, Анбал Ясин 14 ключник, Яким Кучькович, а всих неверных убийць 20 числом, иже ся бяху сняли 15 на оканьный съвет томь дни у Пе^ра у Кучкова зятя. Постигъши бо ночи 16 суботнии, на память святую апостолу Петра и Павла , вземьше оружье, яко зверье дивии пришедшим им к ложници, идеже блаженый князь Андрей лежить, и рече один, стоя у дверий:

 

«Господине, господине!» И князь рече: «Кто есть?» И он же рече: «Прокопьи ». И рече князь: «О паробьче! Не Прокопьи». Они же прискочивше к дверем, слышавше слово княже, и почаша бити в двери, и силою выломиша двери. Блаженый же въскочи, хоте взяти мечь, и не бе ту меча, бе бо том дни вынял и Амбал ключник его: то бо мечь бяшеть святого Бориса 20. И въскочиша два окань- ная и ястася с ним, и князь поверже одиного под ся, и мневше князя 1 повержена и уязвиша и свой друг  и посем познаша князя и боряхуся с ним велми, бяшеть бо силен, и секоша и меци и саблями и копийныя язвы даша ему. И рече им: «О горе вам, нечестивии! Что уподобитесь Горясеру?   Что вы   зло учиних? Аще кровь мою прольясте на земле, да бог отомьстить вы и мой хлеб». Се же нечестивии мневьша его убьена до конца, и въземь- ше друга своего и несоша вон, трепещющи отъидоша, он же во торопе выскочив по них, и начат ригати и глаголати в болезни сердца, иде под сени. Они же слышавше глас, возворотишася опять на нь. И стоящим им, и рече один: «Стоя видих, яко  князя идуща с сений долов », и рекоша: «Глядаите его», и текоша позоровати   его оже нетуть, идеже его отошли   убивше; и рекоша: «То ть есме погибохом, вборзе ищете его». И тако вьжегше свещи налезоша и по крови...

Убьен же бысть в суботу на нощь.

 

И освете заутра в неделю на память 12 апостол . Оканьнии же оттуда шедше убиша Прокопья, милостьника   его; и оттуда идоша на сени м, и выимаша золото и каменье дорогое и жемчюг и всяко узорочье 12 и до всего любимого имения, и въскладше на милостьные 13 коне, послаша до света прочь: а сами въземыие на ся оружие княже милостьное, почаша совокупити дружину к собе, ркуче: «ци ж да на нас приедуть дружина володимирьская?» И скупиша полк, и послаша к Володимерю: «ти что помышляете на нас? а хочем ся с вами коньчати; не нас бо одинех дума, но и о вас суть же в той же думе».

 

И рекоша Володимерьии : «да кто с вами в думе, то буди вам, а нам ненадобе». И разидошася и вьлегоша грабить, страшно зрети. И тече на место Кузмище Кия- нин, оли нетуть князя, идеже убьен бысть; и почаша прошати Кузмище: «кде есть убит господин?» И рекоша: «лежить ти выволочен в огород; но не мози имати его, тако ти молвять вси, хо- чемы и выверечи псом; оже ся кто прииметь по нь, тот нашь есть ворожьбит, а и того убьем». И нача плакати над ним Кузмише: «господине мой! како еси не очютил скверных и нечестивых па- губоубийственыих ворожьбит своих, идущих к тобе, или како ся еси не домыслил победити их, иногда побежая полки поганых болъгар ?» И тако плакася и. И прииде Амбал ключник, Ясин родом, тот бо ключь держашеть 16 у всего дому княжа и надо- всими волю ему дал бяшеть; и рече възрев на нь Кузмище: «Амбале вороже! сверзи ковер ли что ли, что постьлати или чим при- крыти господина нашего». И рече Амбал: «иди прочь, мы хочемь выверечи псом». И рече Кузмище: «о еретиче! уже псом выверечи? помнишь ли, жидовине, в которых порътех пришел бяшеть? Ты ныне в оксамите  стоиши, а князь наг лежить; но молютися сверьзи ми что любо». И сверже ковер и корзно ; и обертев и, и несе и в церковь. И рече: «отомъкнете ми божницю». И рекоша: «порини и ту в притворе, печаль ти им»; уже бо пьяни бяхуть. И рече Кузмище: «Уже тебе, господине, паробьци твои тебе не знають; иногда бо аче и гость приходил из Царягорода, и от иниХ стран изь Руской земли, и аче латинин 3, и до всего хрестьянства, и до всее погани 4, и рече: «въведете и в церковь и на полати, да видять истиньное хрестьянство и крестяться»; якоже и бысть, и болгаре и жидове и вся погань, видивше славу божию и украшение церковъное, и те болма плачють по тобе, а сии ни в церковь ни велять вложити». И тако положив и в притворе у божници , прикрыв и корьзномь, и лежа ту 2 дни и ночи.

 

На третий день приде Арьсений игумен святою Кузмы и Демьяна, и рече: «долго нам зревшим на старейшие игумени, и долго сему князю лежати? отомькнете божницю, да отпою над ним, вложимы и в гроб, да коли престанеть злоба си, да тогда пришед из Володимеря и поне- суть и тамо». И пришедъше клирошани 6 боголюбьскыи, и вземше и внесоша в божницю, и вложиша и в гроб камен, отпевшё над ним погребалное с игуменомь Арсеньемь.

 

УБИЕНИЕ АНДРЕЯ БОГОЛЮБСКОГО (Перевод)

И был у него (Андрея) любимый им слуга Яким. Яким услышал от кого-то, что князь велел казнить его брата, и по дьявольскому наущению устремился и побежал, вопия, к своей братии, злым заговорщикам: «Сегодня этого казнил, а нас — наутро; примем решение об этом князе».

 

И назначили убийство на ночь, как Иуда на господа. Настала ночь, и они, взяв оружие, устремились, пошли на него, как звери свирепые. И когда они шли к его спальне, объял их страх и трепет, и они побежали из сеней, пошли в медушу (погреб для меда) и стали пить вино. А сатана веселил их в медуше и невидимо им служил, подталкивая и укрепляя их в том, что они ему обещали. И так, упившись вином, они пошли в сени. Во главе убийц были Петр, зять Кучки, ключник Анбал Ясин, Яким Кучкович; а всех предателей, убийц, которые собрались в тот день для окаянного замысла у Петра, зятя Кучки, было 20. Когда наступила субботняя ночь, накануне памяти святых апостолов Петра и Павла, взяв оружие, как дикие звери, они пришли к спальне, где лежал блаженный князь Андрей. И один из них, стоя у дверей, позвал: «Господин, господин!» И князь спросил: «Кто там?» И он отвечал: «Прокопий».

 

 И сказал князь: «О паробок! Не Прокопий!» Они же, услыхав слова князя, подскочили к дверям, начали бить в двери и силою выломали их. Блаженный же вскочил, хотел взять меч, но меча не было: в этот день его вынес ключник князя Анбал; а меч тот был святого Бориса.

 

В комнату вскочили двое окаянных и схватились с князем, и князь одного свалил под себя. Они же, подумав, что это повержен князь, поранили своего сообщника. А потом узнали князя и упорно боролись с ним, потому что он был силен, рубили его мечами и саблями и наносили раны копьями. И сказал им князь: «Горе вам, нечестивые! Что вы уподобились Горясеру? Какое зло сделал я вам? Если прольете кровь мою на земле, то пусть бог отомстит вам и за мой хлеб».

 

И вот нечестивые, думая, что убили князя до конца, взяв своего сообщника, понесли его вон и удалились с трепетом. Князь же выскочил вслед за ними второпях и начал икать и стонать в болезни сердца своего, и пошел под сени. Они же, услышав голос его, возвратились опять к нему. Когда они стояли (в спальне), один из них сказал: «Я стоял и видел, будто князь идет из сеней вниз». И (они) сказали: «Ищите его». И пошли искать его, так как его не было там, откуда они пошли, убив его. И говорили: «Мы погибли! Ищите его скорей!» И, зажегши свечи, нашли его по крови (кровавому следу)...

Был он убит в субботу ночью.

 

И рассвело утром в воскресенье на память 12 апостолов. Окаянные же, уйдя оттуда, убили дружинника его Прокопия, и оттуда пошли на сени, и взяли золото, и дорогие камни, и жемчуг, и узорочье, и все его лучшее имущество, и положили на коней дружинников, отослали прочь до рассвета; а сами надели на себя оружие княжеское, дружинное, начали собирать дружину к себе, говоря: «Вдруг на нас придет дружина владимирская». И собрались к бою, и послали в Владимир: «Что вы на нас замышляете? а мы хотим с вами мир заключить, не наша только была дума (его убить), но и ваши были в той же думе». И сказали владимирцы: «Если кто с вами в думе, так и будет с вами, а нам это не нужно». И разошлись и стали грабить, страшно глядеть.

 

И пришел на место убийства Кузьмище Киевлянин, а князя вдруг нет, где он был убит; и начал спрашивать Кузьмище: «Где убит господин?» И сказали: «Лежит выволоченным в огород, но не смей его брать, так тебе все говорят, хотим его выбросить псам; если кто примется (его хоронить), тот наш враг, а и того убьем». И начал плакать над ним Кузьмище: «Господине мой, как ты не узнал скверных и пагубоубийственных твоих врагов, идущих на тебй, или как ты не съумел победить их, когда-то побеждая полки язычников болгар». И так оплакивал он его. И пришел Амбал ключник, Ясин родом, тот держал ключ от всего княжеского дома и над всеми князь дал ему волю, и сказал, посмотрев на него, Кузьмище: «Амбал, враг, брось ковер или что другое, чтобы постлать или чем прикрыть господина нашего». И сказал Амбал: «Иди прочь, мы хотим его выбросить псам». И сказал Кузьмище: «О, еретик, уж и псам выбросить, а помнишь ли, в какой одежде ты пришел? Ты теперь стоишь одетым в бархат, а князь обнаженный лежит; прошу тебя, сбрось что-либо».

 

И Амбал бросил ковер и плащ, и Кузьмище, завернув князя, отнес его в церковь. И сказал: «Отоприте мне церковь». И сказали ему: «Брось тут в притворе, какая тебе печаль», ведь они были уже пьяными. И сказал Кузьмище: «Уже тебя, господин, слуги твои не признают; а ведь когда-то и купец приходил из Царьграда, и из иных стран из Русской земли, и если он был и латинин или другой христианин, или нехристианин, скажет князь: «введите его в церковь и на хоры, пусть видит истинное христианство и крестится», как и бывало. И болгары, и евреи, и все нехристияне, видев славу божию и украшение церковное, и те больше о тебе плачут, а эти и в церковь не велят внести».

 

И так положили его в притворе при церкви, прикрыв его плащом, и лежал тут 2 дня и 2 ночи. На третий день пришел Арсений, игумен монастыря святых Кузьмы и Демьяна, и сказал: «Долго нам смотреть на старейшие игумены, и долго ли этому князю лежать? отоприте церковь, чтобы я отпел его, положим его в гроб, и как прекратится это смятение, так тогда придут из Владимира и понесут его туда». И пришли клирошане боголюбовские, и взяли его, и внесли его в церковь, и вложили его в гроб каменный, отпев над ним погребальное с игуменом Арсеньем.

 

 

 

Смотрите также:

 

Повесть об убиении Андрея Боголюбского

Повесть об убиении Андрея Боголюбского. В год 6683 (1175). Убит был великий князь Андрей Суздальский, сын Юрия, внук Владимира Мономаха июня месяца в 28-й день...

 

Измечтана всею хытростию. Убийство Андрея Боголюбского

После убийства Андрея запустел Боголюбов. Князья, его преемники, остерегались жить в том обагренном кровью месте. Сколько-то лет оно оставалось безлюдным...

 

великий князь Андрей Боголюбский

Св. великий князь Андрей Боголюбский был женат на дочери боярина Кучко, по преданию, Иулитте Степановне (см. 183).