Хрестоматия по истории

 

 

ХОНДЕМИР. ОСАДА МЕРВА ИРАНСКИМИ ВОЙСКАМИ В 1510 г.      

 

 

 

 Рассказ об осаде Мерва находится в большом историческом труде иранского историка Хондемира, написанном в XVI веке. Следует иметь в виду, что автор освещает материал тенденциозно, в духе восхваления иранского оружия. «Материалы по истории туркмен и Туркмении», т. II, М.—Л. 1938, стр. 49—51.

 

Приблизительно в то же самое время ханские войска подошли к Мерву. Воины разбили лагерные палатки неподалеку от города и, начав осаду, стали подготовлять все необходимое для

Штурма крепости. Мухаммед-хан (Шейбани)   запер городские ворота и поручил каждую из башен кому-нибудь одному из главных военачальников. Твердо вознамерившись выдержать осаду, он для защиты этого укрепленного города употребил много стараний.

 

Хотя завоевание Мерва для шахского войска было задачей вполне осуществимой, однако его величество , принимая в расчет возможные потери в рядах своих войск, не был склонен отдавать приказ на такое дело. Время проходило главным образом в том, что шахские солдаты в полном вооружении устремлялись к городским воротам, а из города, в свою очередь, выходили неприятельские отряды, и противники сходились в открытом поле. В большинстве случаев удача склонялась на сторону войска его величества,' и в каждой стычке узбеки оказывались побитыми, но иногда, как это свойственно судьбе, и шахским солдатам приходилось отведать «из рук виночерпия смерти кубок кончины». Случалось и так, что те из шахских солдат, которые попадали в плен, по приказанию Мухаммед-хана предавались смерти.

 

После того, как шахские войска простояли под Мервом значительное время и лишь только выяснилось, что осада крепости протекает без всякого успеха, шаху Исмаилу пришло на мысль снять осаду и отступить назад на расстояние одного-двух переходов в том предположении, что Мухаммед-хан Шейбани сочтет его отступление за бегство и, решив пуститься в погоню за неприятелем, смело выйдет за стены Мерва. Найдя подобную мысль правильной, шах принялся за ее осуществление, не сообщая о своих замыслах никому из своих военачальников. В конце дня, в среду 28 шабана 916 г. хиджры [30 ноября 1510 г.] шахские войска отступили от мервских стен и расположились лагерем, перейдя канал селения Махмуд-абад, которое находится на расстоянии 3 фарсахов от г. Мерва. Там они стояли в течение одного дня и двух ночей. Многие из военачальников и сановных вельмож, ничего не знавшие об истинных причинах этого отступления, были чрезвычайно удивлены, погрузились в раздумье и пришли в состояние расстройства и возмущения в силу излишнего усердия. Лишь несколько приближенных к шахской особе, хорошо знавшие рассудительность шаха, были уверены, что это происшествие в конечном итоге завершится победой.

 

Дело в том, что от Сейф-уль-анами (ходжи Музаффара) они слыхали о приказании, отданном его величеством на упомянутой стоянке одному из придворных секретарей, который должен был написать Мухаммед-хану Шейбани письмо следующего содержания:

«Некоторое время тому назад ты нам писал, что имеешь намерение совершить хадж  и по этой причине в недалеком будущем направляешься в Ирак 1 и Азербайджан. Мы в ответ написали тебе, что сами намереваемся совершить паломничество к гробнице Али-ибн-Муса-ар-Ризы (в Мешхеде2) и в скорейшем времени думаем туда направиться. Так как твое обещание тобой не было выполнено, то мы, исполняя свое обещание, двинулись на Мешхед, удостоились приблизиться к святому месту и получить исполнение надежд».

 

Это послание преследовало ту цель, чтобы Мухаммед-хан Шейбани, .осведомленный о выступлении шаха, поспешил выйти навстречу и выполнить все то, что полагается для гостеприимства и торжественного пира.      .

«Так как это не было выполнено, мы для того, чтобы встретиться, сами пожаловали к Мерву, в котором вы пребываете. Но и в этом случае с вашей стороны не последовало того, что предписывается правилами учтивости. Поэтому мы направимся назад и будем делать зимние стоянки кое-где по областям Хорасана. А в начале весны, при выступлении войска тюльпанов и других цветов, мы выйдем на поле битвы, дабы то, что скрыто за завесою тайны, обнаружилось явно».

 

Это письмо, согласно шахскому приказанию, было вручено одному из главных курчи телохранителей, которого отправили в Мерв в четверг, во время предвечернего намаза  .

Утром в пятницу его величество оставил у Пул-и-Махмуди Эмир-бека, мосульского мухрдара  с тремя стами всадников, а сам в сопровождении войска двинулся по направлению к крепости Талхатан. Было решено, что, когда Эмир-бек заметит вдали приближающуюся массу войск Мухаммед-хана, он без всякого промедления тотчас же пустится в бегство и затем присоединится к войску с той целью, чтобы расхрабрившиеся узбеки, перейдя через водный поток речку Сиях-аб, находящийся на той же дороге, бросились бы преследовать шахское войско и, таким образом, отдалились от города.

 

Со своей стороны, Мухаммед-хан Шейбани, узнавший, что шах Исмаил снял лагерь и направился в Ирак, полагал, что неприятельские войска пойдут прямо до самых пределов Ирака и Азербайджана. Вместе с тем, однако, ради соблюдения осторожности в первый день он не выходил из города и только утром в пятницу с многочисленным войском выступил из ворот Мерва. Сам он занял место в центре войска, фланги поручил Джан Вефа-мирзе и Камбар-бию, после чего с чрезвычайным самомнением пустился преследовать шаха Исмаила.

В то время, как Мухаммед-хан Шейбани находился на пути, ему доставили письмо шаха. Узнав содержание письма, он подумал, что причина этого послания заключается в том, что по слабости своих сил шах не рискует тягаться с ханом. Сделав такое  заключение, Шейбани-хан больше прежнего направил все свой помыслы на преследование шахского войска и приказал 'ходже Кемаль-уд-дину Махмуду Сагарджи взять с собою в Мерв доставившего письмо курьера, задержать его и одновременно с этим выслать из города всех тех воинов, которые еще там оставались. Сам же Шейбани-хан с поспешностью продолжал путь. Когда он стал приближаться к деревне Махмуди, Эмир-бек, мухрдар, согласно приказанию, обратился в бегство. Мухаммед-хан Шейбани лишь только заметил это, тотчас же преисполнился радостных надежд на победу и стремительно перешел через речку Сиях-аб.

 

Но падишах, осведомленный о приближении неприятелей прибывшим в шахский лагерь Эмир-беком, с 3—4 тысячами войска, военачальниками и с своими телохранителями курчи, которые находились в это время при его особе, обратился лицом к неприятелю, и неподалеку от деревни Махмуди произошла встреча противников. Сближение двух отрядов закончилось столкновением.

 

Наконец, победу удалось одержать шаху Исмаилу, и узбекское войско, повернув тыл, обратилось в бегство. Шахские воины преследовали его и многих из бежавших перебили. Из числа людей Хорасана эмир Джеляль-уд-дин Махмуд, сын калянтара сейида   Гияс-уд-дина, Мухаммед Багбан, ходжа Муиз-уд-дин Хусейн и ходжа Абдулла мервский с большим количеством мервского населения входили в состав войска Шейбани-хана; в этот ужасный день они были убиты воинами шаха. Джан Вефа-мирза и Камбар-бий были взяты в плен и казнены по приказу его величества. Бежавший к речке Сиях-абу в чрезвычайной растерянности и (панике Мухаммед-хан Шейбани в сопровождении пятисот человек, которые находились в отряде его свиты, погнал лошадь к стенной ограде, так как у него не было другой дороги для выхода. Бирун-султан со своими воинами, окружив эту ограду, стали обстреливать ее из луков. Узбеки падали друг на друга, и многие из них погибли под копытами лошадей. Так как те, у которых еще оставалось, дыхание жизни, становились ногами на мертвецов и влезали на стены этой ограды, то воины валили их наземь ударами сабель.

 

Когда вся эта толпа была перебита, многие из отряда его величества стали разыскивать между убитыми Мухаммед-хана, и некто, по имени Азиз-ага, из шахских курчи, известный по прозвищу Али-бахадур, узнал его. И он отделил голову от туловища в той самой ограде,.где под массою зловонных трупов, задохнувшийся вследствие падения на него беглецов хан вручил душу богу, так как в своем самомнении и высокомерии он полагал, что кроме его самого, никто другой не достоин царской короны. Азиз- ага принес голову шаху-победителю, бросил к ногам шахского коня...

 

 

 

Смотрите также:

 

Народы Средней Азии

Впоследствии, к VI в. н. э. наибольшей известностью стали пользоваться Мерв, Бухара и Самарканд. Через эти города проходил старинны»; торговый путь из Ирана и Кавказа в Монголию и дальше в Китай.

 

ВОЙНЫ РУСИ С КАЗАНСКИМ ХАНСТВОМ (1521-1552 годы)

В феврале 1550 года русские войска осадили Казань и стали бомбардировать ее из пушек. Однако штурм крепости окончился неудачей.
19 августа началась осада Казани. Царь предложил татарскому хану Еди-гею сдаться, но получил отказ.

 

РУССКО-ИРАНСКИЕ ВОЙНЫ (1804-1813, 1826-1828 годы)

В июне русские войска разбили иранскую кавалерию Сулейман-хана у крепости Гумри.
Из-за этой неудачи и нехватки продовольствия и пороха Цицианов снял осаду с Эривани.