Хрестоматия по истории

 

 

ГРАМОТА ЦАРЯ АЛЕКСЕЯ МИХАЙЛОВИЧА ДВИНСКОМУ ВОЕВОДЕ КНЯЗЮ  В. Г.РОМОДАНОВСКОМУ    

 

 

 

 ГРАМОТА ЦАРЯ АЛЕКСЕЯ МИХАЙЛОВИЧА ДВИНСКОМУ ВОЕВОДЕ КНЯЗЮ  В. Г.РОМОДАНОВСКОМУ.

В грамоте говорится об отдаче деревень и крестьян Емецкого стана во владение Антониева-Сийского монастыря и о наказании тех крестьян, «которые от монастыря оттягивались», 1649 г., мая 17.

 

От царя и великого князя Алексея Михайловича всеа Русии на Двину, окольничему нашему и воеводе князю Василью Григорьевичю Ромодановскому да дьяку нашему Григорью Углеву. В нынешнем во 157-м году  генваря в 9 день били нам челом з Двины живоначальные троицы Антоньева Сийского монастыря игумен Феодосей з братьею на старинных своих монастырьских крестьян, Ровдогорской и Наволотцкой и Ваимужской и Задвор- ской деревень, на Гришку Трофимова, на Ивашка Семенова, на Семка Петрова, на Ивашка Филипова, на Тимошку Такшеева с товарыщи.

 

В прошлом де в 7086-м году пожаловал блаженные памяти великий государь царь и великий князь Иван Васильевич 3 всеа Русии Сийского монастыря, игумена Питирима з братьею, велел им дать в Сийской монастырь деревни, в отмен со крестьяны, ис своих государевых черных деревень, которые ближе к Сийскому монастырю, а против тех деревень велел у них взять на себя, государя, монастырьские старинные покупные деревни со крестьяны в розных волостях, которые от монастыря удалели, в Двинском, и в Каргопольском, и в Важском, и в Мезенском уездех , по сошному письму, столько ж.

 

И те де монастырьские деревни со крестьяны в розных волостях Ондрей Толстой отписал в черные деревни, а черные деревни со крестьяны отвел за Сийской монастырь. И на те отменные деревни дана им Сийского монастыря игумену з братьею жаловальная грамота блаженные памяти царя и великого князя Ивана Васильевича всеа Русии в 87-м году, за приписью дьяка Ивана Стрешнева. А как де в 95-м году были на Двине писцы князь Василей Звенигородцкой с товарыщи, и те отменые деревни и крестьян, по прежнему отводу и по жаловальной грамоте, приписали к Сийскому монастырю, и с тех писцовых книг дана им сотная грамота 8 за приписью дьяка Ондрея Щелкалова. А в прошлом же де во 102-м году9 дана им Сийского монастыря игумена з братьею на мона- стырьскую вотчину и на те отменные деревни жаловальная грамота блаженные памяти царя и великого князя Федора Ивановича всеа Русии. А как де во 118-м и во 119-м годех 10 приходили иод Москву польские и литовские люди, и тех отменных деревен крестьяне своим воровством игумена з братьею слушать не учали, и дву старцов убили до смерти, и служек побивали, и монастырьскую казну грабили, и с пашень монастырьских хлеб и сено свозили сильно.

 

И по челобитью Сийского монастыря прежнего игумены Ионы з братьею даны были им при боярех грамоты, и те крестьяне тех грамот не слушали. И в прошлом де во 121-м году  пожаловал отец наш блаженные памяти великий государь царь и великий князь Михайло Федоровичь всеа Русии Сийского монастыря игумена з братьею, велели им дати на Двину свою Государеву грамоту, к воеводе к Миките Пушкину да к диаку к Путилу Григорьеву, что тем крестьяном быть по прежнему за Сийским монастырем. А за их ослушанье, и убивство, и грабеж учинити им наказанье, и подавать на крепкие поруки з записьми, что им вперед игумена з братьею во всем слушать, и изделье делать, и подати монастырьские и оброки платить.

 

И в прошлом же де во 122-м и во 129-м годех 1 даны отца нашего блаженные памяти великого государя царя и великого князя Михаила Федоровича всеа Русии жаловальные грамоты вь их Сийской монастырь на мона- стырьскую их вотчину и на обменные деревни, против прежних жаловальных грамот, и те грамоты на наше государево царево и великого князя Алексея Михайловича всеа Русии имя подписаны, рудить ни в чем их не велено. А как в прошлых во 130-м и во 131-м и во 132-м годех  были на Двине писцы Мирон Вельяминов с товарыщи, и те деревни и крестьян написали за Сийским монастырем, по жаловальным и по сотным грамотам и по прежним писцовым книгам, и платят они с тех своих монастырьских вотчин на Москве в нашу казну, в Новгородцкой четверти, по 100 по 40 по 4 рубли по 12-ти алтын по полтретье деньги на год. И в прошлом де во 156-м году  били нам челом на них монастырьские крестьяне, Гришка с товарыщи, ложно, будто они завладели ими по ложному челобитью, сильно. И положили на Колмогорах, в сьезжей избе, список з грамоты царя Василья Ивановича всеа Русии, да списки ж с обысков, составные. А те списки держали они у себя со 118-го году по 156-й год , а на Колмогорах, в сьезжей избе, перед воеводы и перед писцов не кладывали; и тем своим ложным челобитьем и по составным обыском хотят от монастыря отбыть.

 

 И нам бы их, игумена Феодосия з братьею, пожаловати, велети им теми обменными деревнями и крестьяны владеть по прежнему, по нашим жаловальным грамотам и по писцовым и по дозорным книгам. А те де крестьяне живут за Сийским монастырем больши 70 лет. А Еметцкого стану Наволоцкой и Ровдогорской и Ваимужской и Задворской волостей крестьяне, Гришка Трофимов, и во всех крестьян место тех волостей, били нам челом на сийского игумена з братьею, что де Сийского монастыря игумен з братьею владеют нашими тяглыми деревнями будто в отмен, а своих де монастырьских деревень в отмен им в то место не дали. И нам бы их пожаловати, велети тем деревням быть по прежнему за нами, великим государем, и их, крестьян, в монастырь не отдавать.

 

И Сийского монастыря игумен Феодосей положил в Новгородцкой четверти, перед дьяки нашими, перед думным перед Михаилом Волошениновым да перед Алмазом Ивановым, список з грамоты царя и великого князя Ивана Васильевича всеа Русии 7087-го году  за рукою прежнего сийского игумена Ионы, а про подлинную грамоту сказал (что) в Сийском монастыре згорела, а список уцелел в монастырьских службах. А в том списке написано: пожаловал царь и великий князь Иван Васильевичь всеа Русии сийского игумена з братьею, велел прикупные их деревни переменить, а против тех их деревень дать им блиско их монастыря, вь Еметцком стану, ис черных деревень, столько ж сколько у них отписал Ондрей Толстой. А по книгам Ондрея Толстова 86-го году написано: Сийского монастыря деревни и починки в розных станех, которые от монастыря далеко, верст по 100 и болыни, и те монастырьские деревни отписаны в черные деревни в Двинском уезде в Матигорской луке, в Быстрокурьи, в Васильевском приходе и в ыных волостях, 12 деревень да починок, да в Каргопольском уезде деревня Ряполово, да в Важском уезде в Великой слободе деревня Молчановская, да на Мезени вь Юровском стану деревня Скоморовское печище, да в ту ж деревню припущено в пашню деревня Попиралово; всего 15 деревень. А в них пашни 130 четвертей с осьминою.

 

А в Сийской монастырь даны наши черные деревни против их монастырьских деревень в Двинском же уезде вь Емецком стану, 22 деревни. А в них пашни 130 же четвертей, то ж число что у них (взято. Да Сийского ж монастыря игумен Феодосей положил сотную подлинную грамоту 7102-го году3, какова им дана в Сийской монастырь, за приписью дьяка Ондрея Щелкалова, с писцовых книг князя Василья Звенигородцкого с товарыщи 95-го году4, и в той сотной грамоте отменные деревни, которые даны им ис черных деревень в 86-м году, вь их деревень место, в отмен, написаны за Сийским монастырем. Да те жь отменные деревни написаны за Сийским же монастырем в писцовых книгах Мирона Вельяминова с товарыщи 130-го и 131-го и 132-го году. А которые Сийского монастыря деревни в 86-м году взяты в черные деревни, в отмен, и те деревни по двинским, и по каргопольским, и по мезенским писцовым книгам 130-го и 131-го и 132-го году написаны в черных деревнях. А челобитья к нам тех Еметцкого стану крестьян на сийского игумена з братьею при писцех и после писцов, по 156-й (год)  , во владенье тех деревень, не бывало. А в списках з жаловальных грамот царя и великого князя Федора Ивановича всеа Русии 102-го году , и царя Василья Ивановича всеа Русии 115-го году , да в жаловальной подлинной грамоте блаженные памяти отца нашего великого государя царя и великого князя Михаила Федоровича всеа Русии 129-го году8, за приписью дьяка Семена Головина, написано: сийскому игумену з братьею, с троицкие старые вотчины Сийского монастыря, чт обелена за хлебную ругу, и с отменных деревень, что им даны на обмену в старых их купленных деревень место, наших никаких доходов имать не велено. И прошлом во 154-м году1 та жаловальная грамота на наше государево царево и великого князя Алексея Михайловича всеа Русии имя подписана и рудить ее ни в чем не велено; а припись у той нашей грамоты думного нашего дьяка Григорья Львова.

 

А в двинских, и в турчасовских, и в мезенских писцовых книгах 129-го и 130-го году , написаны те деревни, которые взяты на нас у Сийского монастыря, и которые наши деревни даны в Сийской монастырь в отмен. И те деревни написаны имянно теми ж имяны, что писаны в списке с жало- вальной грамоты 87-го году  и в сотной, в подлинной, за при- писью дьяка Ондрея Щелкалова. А в мезенских писцовых книгах 131-го году  написано на Мезени, в наших черных деревнях, деревня Попираловская, да к ней же в пашню припущено печище Скоморовское, что бывало Сийского монастыря. И по тем нашим жаловальным грамотам, и по сотной, и по писцовым книгам, по нашему указу и по боярскому приговору, велено теми деревнями и крестьяны, которые даны в Сийской монастырь в отмен, владеть сийскому игумену Феодосию з братьею, или хто по нем в том монастыре иный игумен и братья будут, к Сийскому монастырю по прежнему. И челобитчики тех деревень Еметцкого стану крестьяне, Гришка Трофимов, Семка Пантелеев с товарыщи, Сийского монастыря игумену Феодосию з братьею отданы. А что в прошлом во 156-м году писали к нам з Двины боярин наш и воеводы, князь Юрьи Петровичь Буйносов — Ростовской да дьяк Калистрат Жохов, по челобитью Емецкого стану крестьян, Гришки Трофимова с товарыщи, и прислали список з грамоты царя Василья Ивановича всеа Русии 116-го году6, а тот список сыскали они в сьезжей избе; и в том списку написано: велено по челобитью Емецкого стану Шумилка Золотого у Сийского монастыря Еметцкого стану крестьян и их деревни со всякими угодьи отписать на нас, и оброк и всякие денежные доходы с них збирать в нашу казну по прежнему.

 

А подлинной нашей грамоты о том нет, и те деревни у Сийского монастыря отписаны ль были, того не сыскано и тому верить нечему. А в списке з грамоты царя Василья Ивановича всеа Русии, каков список положили на Двине Емецкого стану крестьяне 118-го году, написано: по их же Емецкого стану крестьян челобитью, велено про те деревни Филипу Зиновьеву сыскать, которым обычаем те их деревни достались в монастырь, и сколь давно, и против тех деревнь в отмен деревни даны ль, и будет даны и в которых волостях. А подлинной нашей грамоты о том нет и сыску никакова не объявилося, и тому верить нечему ж. А что они Емецкого стану крестьяне положили на Двине список с отписки Филипа Зиновьева, и тому списку так Же верить нечему, потому что на Двине того отпуску черные отписки не сыскано ж, и челобитья их по Филипову сыску Зиновьева не объявилось, а тому ныне близко сорока лет.

 

И по тому по всему Еметцкого стану крестьяном, по нашему указу и по боярскому приговору, в тех деревнях, о которых они били нам челом, отказано, что они подлинных указных грамот на те деревни и никакова оправданья, что у Сийского монастыря взять назад, не положили; и в писцовых книгах за ними те деревни после отдачи, как отданы в Сийской монастырь, нигде не объявились, а тому минуло 70 лет, и челобитья их подлинного в те годы не сыскано. Да в нынешнем же во 157-м году   апреля в 28 день били нам челом Сийского ж монастыря игумен Феодосей з братьею на тех своих монастырьских крестьян, на Гришку Трофимова, на Минку Филипова, на бобыля на Ворыбку Сидорова с товарыщи: жили де те крестьяне, Гришка с товарыщи, за Сийским монастырем больши 70 лет и били нам челом на них, игумена з братьею, ложно и от монастыря оттягивались. И тем своим ложным челобитьем учинили им в московской езде и на Москве, в волоките и в проести, убытков 75 рублев с полтиною. Да они ж де в монастырь денежных и хлебных доходов, и дани, и оброку, и иных податей на нынешней на 157-й год не платили, и монастырьского изделья не делали, и долгов монастырьских не платили, и во всем им чинились сильны.

 

И от того их непослушанья учинилось им убытков, что хлеб и сено скотом потравили, 29 рублев 28 алтын. Да они жь де били монастырьского служку Микифорка Голыхманова да крестьянина Ваську Семенова. И нам бы их пожаловати, велети на том Гришке с товарыщи нашу дань и оброк, что они за них платили в нашу казну, и в монастырь хлебной оброк, и кабальные долги, и иные подати, и за монастырьское изделье против иных крестьян, и что им в московской езде и на Москве, в волоките, и в проестях, и в хлебной и в сенной потраве, учинилось убытков, доправить. А за ослушанье учинить им наказанье, и пущих ябедников и озорников из монастырьской вотчины выслать. И как к вам ся наша грамота придет, и вы б теми деревнями, о которых били нам челом Емецкого стану крестьяне, Гришка Трофимов с товарыщи, и ими, крестьяны, велели владеть по нашим жаловальным грамотам, и по сотной, и по писцовым книгам Сийского монастыря игумену Феодосию з братьею, или хто по нем в том монастыре иный игумен и братья будут, по прежнему к Сийскому монастырю.

 

 А тех монастырских крестьян, которые от монастыря оттягивались, на которых укажет Сийского монастыря игумен Феодосей з братьею, велели смирити — бить батоги; и монастырские подати, и оброк, и убытки велели на них доправить и отдать игумену Феодосию з братьею. А то им крестьяном сказали б есте имянно, чтоб они вперед игумену и келарю з братьею были послушны. А будет от них вперед какое будет непослушанье, и им sa то от нас быть в жестоком наказанье. А прочет сю нашу грамоту, велели с нее списать список, слово в слово, да тот список оставили в сьезжей избе, а сю нашу грамоту отдали бы есте Сийского монастыря игумену Феодосию з братьею вперед, для иных наших окольничих и воевод и диаков, и по чему им теми деревнями и крестьяны владеть. Писан на Москве лета 7157-го мая в 17 день .

 

 

 

Смотрите также:

 

С. СОЛОВЬЕВ. XXXV. Царствование Алексея Михайловича.

малочисленные дворяне не могли оказать воеводе князю Хилкову никакой. помощи.
Однажды князь Ромодановский пришел в Успенский собор объявить.
сын царя Алексея Михайловича царевич Алексей (умерший в начале того же.

 

Грамота царя Алексея Михайловича Шуйскому воеводе Змееву...

Приложения к Народному Дневнику. Грамота царя Алексея Михайловича Шуйскому воеводе Змееву.
От царя и великаго князя Алексея Михаиловича всея Русии въ Шую воеводъ нашему Семену Ильичу Змееву.—

 

царь Алексей Михайлович

Вообще царь умел отзываться на чужое горе и радость; замечательны в этом отношении его письма к А. Ордину-Нащокину и князю Н. Одоевскому.
Итоги и достижения царствования Алексея Михайловича.