Хрестоматия по истории

 

 

«НОВЫЙ ЛЕТОПИСЕЦ». ВОССТАНИЕ В МОСКВЕ 19 марта 1611 г.   

 

 

 

О событиях крестьянской войны и польско-шведской интервенции особенно подробно рассказывает «Новый летописец». В нем мы читаем повествование о восстании в Москве 19 марта 1611 г. («Полное собрание русских летописей», т. XIV).

 

Литовские же люди на Москве сидяху и начаша умышляти, како бы Московское государство разорит и достальных с Москвы всех ратных людей разослаша и решотки  по улицам все посечи повелеша и на Москве с саблями с пищальми не велеша ходити; и не токмо со оружием ходити, но и дров тонких к Москве не повелеша возити и тесноту делаша московским людем великую. На Рязань ж Прокофий Ляпунов \ слышав про такое утеснение Московскому государству, и нача ссылатись со всеми городами Московского государства, чтоб им стать за одно, как бы помочь Московскому государству.

 

Той же Михайло Салтыков с литовскими людьми нача умышляти како бы Московское государство разорити и православных християн посещи, и удумаша, что убити патриярха и християн побита в Цветную неделю, как патриярх придет с вербою. В ту же неделю повелеша всем ротам литовским, конным и пешим, выехав стояти по площадям всем наготове. Патриарха же Ермогена взяша из за пристава и повелеша ему действовати . Народ же Московского государства, видя над собою такое умы- шление, а часу еще тому не приспевшу, что православным христьяном пострадати за истинную веру христову, не пойде нихто за вербою. Литовские ж люди, видя то, что христьян за вербою нет, начаша сечь.

 

Хочу ж вам, братие,. поведати, кии уста от горести вопиют, или кий язык такое злоумышление возглаголит. Начну ж глаголати повесть сию, еже не точию человецы, но и нечювственное камение и самыя стихия творит плаката, не токмо человецы, но и скоты глаголати и рыдати. Горе, горе! Увы, увы! Како в наши дни видеша очи наши и уши наши слышаще еже о таком разорении и запустении о царствующем граде Москве от безбожных, латын, от польских и от литовских людей, от своих злодеев изменников и богаотступников, от боярина от Михайла Салтыкова с товарищи. Первое убо начнем глаголати сице бысть убо в лето 7119 году  во святый Великий пост во вторник и начаша выходити роты по Пожару  и по площадем; и первое начаша сещи в Китае городе в рядах, потом же приидоша ко князь Ондрею Васильевичю Голицыну на двор, тово тут и убиша. Потом же, вышед ис Китая по Тверской улице, и начаша побивати. В Тверские ж ворота их не пропустиша, что быша тут слободы стрелецкие. Потом же поидоша на Устретенскую улицу ; на Устретенской же улице, совокупишась с пушкари князь Дмитрей Михайлович Пожарской  и нача с ними битися и их отбиша и в город втопташа, а сами поставиша острог у Веденья Пречистые Богородицы. Потом же поидоша на Кулишки8, тамо ж против их собрась Иван Матвеевич Бутурлин.

 

И сташа в Яузских воротах, а улиц Кулижек и иных не можаху отнять. Потом же они поидоша за Москву реку, там же против их ста Иван КоЛтовской. Ё идя ж они, литовские люди, мужество и кредко- стоятельство московских людей начаша зажигати в Белом городе   дворы. Той же зачинатель злу Михайло Салтыков первой, нача двор жечь свой. В той же во вторник посекоша много* множество людей, кои быша в те поры тут; и сказываху, что по всем рядам и улицам выше человека труп человеч лежаше, а Москвы в тот день пожгоша немного: от Кулижских ворот по Покровку, а от Чертожских ворот по Тверскую улицу. Прокофей же Ляпунов и иные воеводы сами вскоре не приидоша и на помощь не прислаша. В той же во вторник в день и в нощь без- престани бьющеся, на утрие ж в среду приидоша от Прокофья Иван Васильев сын Плещеев. В то ж время прииде из Можайска полковник Струе с литовскими людьми и с ними биющеся. Они же противу его не постоявше: покиня щиты, побежаху все назад. Литовские ж люди, выехав из^города, зажгоша за Олексеевскою башнею Илью пророка и Зачатейской монастырь, потом же и деревянный город зажгоша за Москвою рекою. Видя такую» погибель, побегоша вси кои куды.

 

 Потом же вышли ис Китая многие люди к Устретенской улице и х Кулишкам. Там же с ними бился у Веденсково острожку и не пропускал их за каменный город прежереченный князь Дмитрей Михайлович Пожарской через весь день и многое время тое страны не дал жечь; иу изнемогши от великих ран, паде на землю; и, взем ево, повезоша- из города вон к Живоначальной Троице в Сергиев монастырь.. Людие ж видеша Московского государства, что им ни откуды помочи нет, побегоша все с Москвы. О велие чюдо! Како не помроша и како не погибоша от такие великие стужи. В той бо день мразу бывшу велию, они ж идоша не дорогою прямо, яко ж убо с Москвы до самые Яузы не видеху снегу, все идяху людие. Те же литовские люди за ними не поидоша и в Белом городе мало людей побиша: всех людей побиша в Кремле да в Китае; в Белом же городе тех побиша, кои с ними билися.

 

И начаша жещи посады и городы и в Белом городе все пожгоша и деревяной город с посады пожгоша: только осташася за Яузою слободы, что не успеша пожечь. Сами ж литовские люди и московские изменники начаша крепити осаду. Последние же люди Московского государства седоша в Симанове монастыре в осаде и начаша дожидатися ратных людей под Москву.

 

 

 

Смотрите также:

 

Царь Борис и бояре. Лжедмитрий и бояре. Царь Василий...

Товарищ Прокофья Сунбулов уже в 1609 г. поднял в Москве восстание против царя.
Но, прежде чем собравшееся ополчение подошло к Москве, поляки перерезались с москвичами и сожгли столицу (март 1611 г.). Ополчение, осадив уцелевшие Кремль и Китай-город, где...

 

Шуйский. Пожар Москвы. Прибытие Струса. Подвиги Пожарского.

[1611 г.] Что же сделало так называемое Правительство, Боярская Дума, сведав о сем
в Москву с худою вестию для изменников и Ляхов, устрашаемых и восстанием областей и
Так началось и свершилось ее бедствие ужасное: 19 Марта, во Вторник Страстной Недели, в час...

 

МИНИН И ПОЖАРСКИЙ. СОЖЖЕНИЕ МОСКВЫ Старинный центр...

Лишь в марте 1611 года земские отряды из Пере-яславля разгромили авангарды Куракина и вынудили его отступить к Москве.
Если бы атака ополчения была поддержана восстанием внутри города
19 марта с утра Пожарский был на Сретенке подле Лубянки в своих хоромах.