Хрестоматия по истории

 

 

БЕГСТВО И ПЛЕНЕНИЕ СЫНОВЕЙ ВЕЛИКОГО КНЯЗЯ ВАСИЛИЯ

 

 

 

А сынове князя великого, князь Иоан да князь Юрьи, ухоронишяся в том же монастыри; а они кровопийци якоже некоторый сладкий лов уловивше отъидоша, а о сих не брегоша, ниже пытаху о них. Си же великого князя сынове, Иван и Юрий, в ту же нощь побегоша из манастыря с оставшими с ними людми, кои ухоронишяся, и прибегоша к князю Ивану Ряполовскому в Юриев, в село его Боярово; князь же Иоан с всею братьею, с Семеном и з Дмитрием и с всеми людми своими бежаша с ними к Мурому и тамо затворишяся с многими людми.

 

А князя великого Василиа в понеделник на ночь на Мясопусной недели, февраля 14, приведоша его на Москву и посадиша его на дворе Шемякине, а сам князь Дмитрей стоял на дворе Поповкене; в среду на той же недели на ночь ослепиша князя великого и отослаша его на Углече Поле  и с его княгинею, а матерь его великую княгиню Софью послаша на Чюхлому. Слышавши же то князь Василей Ярославичь  побеже в Литву, да князь Семен Ивановичь Оболенской с ним; а прочии дети боярские и вси людие биша челом служити князю Дмитрию, и приведе их к целованию крестному всех.

 

Один Феодор Басенок не въсхоте служити ему, князь же Дмитрей повеле възложити на него железа тяжка и за сторожи дръжати, он же подговорив пристава своего и убежа из желез и беже к Коломне, и тамо лежал по своим приателем и многих людей подговорил с собою, и пограби уезд Коломенский побеже в Литву с многими людми и прибеже в Дьбрянеск к князю Василию Ярославичю; Дьбрянеск дал бо бе король князю Василию Ярославичю в вотчину, да Гомей, да Стародуб, да Мстиславль и иные многие места, и князь Василей Ярославичь дал Дьбрянеск князю Семену Оболенскому да Федору Басенку.

 

 А князь Дмитрей услышав, что дети великого князя пришед сели в Муроме с многими людми, и не въсхоте на них посылати, бояся, понеже бо вси людие негодоваху о княжении его, но и на самого мысляху, хотяще великого князя Василиа на своем государьстве видеги. Князь же Дмитрей умыслив сице, призва к себе епископа Рязанского Иону на Москву, и пришедшу ему обеща ему митрополию и начят глаголати ему: «отче! чтобы еси шел в свою епископию, в град Муром, и взял бы еси дети великого князя... а яз рад их жаловати, отца их великого князя выпущу и отчину дам доволну, как мощно им быти съвсем». Владыка же Иона поиде к Мурому в судех и с теми речми княже Дмитреевыми прииде в Муром, и начят говорити речи его бояром великого князя детей, трем князем Ряполовским и прочим с ними. Бояре же много о том думавше смыслиша себе сице: «аще мы ныне'святителя не послушаем, не пойдем к князю Дмитрию с сими великого князя детми, и он пришед ратью город возмет и сих поймав что хощет то творит им, такоже и отцу их великому князю и всем нам; и в что будет крепость нашя, не послушавши сих глагол святителевых?»

 

 И рекоша Ионе владыце: «аще пришел еси с сими глаголы от князя Дмитреа к нашим государемь, великого князя детем, да и к нам, ино мы собою сего не дерзнем сътворити, что отпустити нам с тобою детей великого князя без крепости; но шед в соборную церковь Рожества пречистые и възмеши их у пречистые ис пелены на свой патрахель, и тако отпустим их с тобою и сами с ними идем». Владыка же Иона обещася тако сътворити, и вшед в церковь начат молебен пречистые, и съвръшив молебнаа и взят их ис пелены у пречистые на свой патрахель и поиде с ними к князю Дмитрию в Переславль, тамо бо тогда ему сущу; приде же в Переславль месяца маиа в 6 день. Князь же Дмитрий мало почти их, с лестию   на обед к себе зва их и дарив их; а на третей день после того, с тем же владыкою Ионою, посла их на Углечь к отцу в заточение.

 

Он же дошед с ними до отца их и остави их тамо, възвратися к князю Дмитрию; он же повеле ему итти к Москве и сести на дворе митрополичи, Иона же сътвори тако. А Ряполовские то видевше, князь Иоан и братья его — князь Семен и князь Дмитрий,- что князь Дмитрей Шемяка слово свое изменил в всем и владыце слъга, и начаша мыслити, как бы князя великого выняти. Бе же в той мысли тогда с ними князь Иван Василиевичь Стрига, да Иван Ощера з братом з Бобром, Юшко Драница и иные многие дети боарские дворовые великого князя; с ними же в думе был Семен Филимонов с детми всеми, да Русалка, да Руно, и иные дети боярские многие, и учиниша себе срок всем быти под Углечем на Петров день о полудни. И Семен Филимонов с всеми своими на тот срок пришел; а про Ряполовских учинилася весть князю Дмитрию, и не смеша поити на тот срок под Углечь, но поидоша за Волгу к Белуозеру.

 

А князь Дмитрей посла за ними с Углеча рать с Василием с Вепревым , да Федора Михаиловича  посла за ними с многими плъки, а срок был им съитися в место на усть Шексны у Всех святых: и Федор не успел к Василию, а Ряполовские воротившеся на Василиа побиша его на усть Мологи; а Федор в ту пору перевезеся за Влъгу на усть Шексны с всеми плъки своими, а Ряполовским весть бысть про него, они же и на того воротишяся, Феодор же видев их опять прбеже за Вльгу, а Ряполовские поидоша по Новгородцкой земли к Литве и приидоша к князю Василию Ярославичю в Мстиславль. А Семен Филимонов с всеми своими от Углеча иде к Москве, яко ничтоже про тех ведаа; один Руно отврънул от него за Ряполовскими.

 

И как пришедше Ряполовские князи, да князь Иван Стрига и прочие многие дети боярские, прежеписаные и не писаные, начяша говорити князю Василию Ярославичю, как бы выняти великого князя; а князь Дмитрий Шемяка видя то, что про великого князя мнози людие отступают от него, и розосла по владыки и начат думати с князем Иваном и с владыками и с боляры: выпустити ли его, или ни? А владыка Иона на всяк день не престааше глаголя: «неправду еси учинил, а меня еси ввел в сором и в грех; князя ти было великого выпустить, и ты и детей его с ним посадил; а мне еси дал свое правое слово, а они мене послушали, а нынече яз в всей лжи, выпусти его, сведи с моея души и с своея; а что может он учинити без века? а дети его малы, а еще его укрепи крестом честным да и нашею братьею владыками»; многа же и ина изрече. Князь же Дмитрей много думав о сем положи на том, что выпустити великого князя, а дать ему вотчина, на чем бы можно ему быти.

 

 

 

Смотрите также:

 

князь Всеволод 3. Славолюбие Мстислава и кончина его. Раздор...

Князь Черниговский, раздраженный пленением сына, хотел не только.
совокупилась браком с Георгием, вторым сыном Великого Князя [10 апреля 1211. г.].
Романа. Звенигородского пленили в бегстве: Владимир ушел.

 

Сыновья великого князя Всеволода

Сыновья великого князя Всеволода. К северу и северо-западу от Суздальского княжества находилось сильное и богатое государство — Господин Великий Новгород. Правили там знатные бояре и их боярское вече.

 

великий московский князь Василий Темный

Плен Великого Князя. Ужас и бедствие Москвы.
Видя изнеможение своих людей, утомленных бегством - желая смягчить Великого Князя и чувствуя в самом деле
Таким образом Великий Князь, смирив Новгород, предоставил сыну своему довершить легкое покорение оного.