Хрестоматия по истории

 

 

ДОГОВОРНАЯ ГРАМОТА ВЕЛИКОГО КНЯЗЯ ДИМИТРИЯ ИВАНОВИЧА И БРАТА ЕГО КНЯЗЯ ВЛАДИМИРА АНДРЕЕВИЧА С ВЕЛИКИМ КНЯЗЕМ ТВЕРСКИМ МИХАИЛОМ АЛЕКСАНДРОВИЧЕМ (перевод)

 

 

 

По благословению отца нашего Алексея, митрополита всея Руси, на том, брат младший князь великий Михаил Александрович, целуй крест мне, брату старшему князю великому Димитрию Ивановичу и моему брату Владимиру Андреевичу и нашей отчине Великому Новгороду и за своих детей и за своих племянников.

Считать тебе меня старшим братом, а моего брата князя Владимира — братом. Добра тебе нам желать везде во всем без обмана; а что ты услышишь от христианина или иноверца о нашем благе или лихе (зле), о том тебе нам поведать по правде, по целованию, без обмана. Князья великие христианские и Ярославские с нами заодно, и тебе их не обидеть; а если начнешь обижать, то нам, обнаружив их правоту, обороняться заодно с ними против тебя; а если они начнут чинить обиды тебе, то нам, дознавшись твоей правоты, вместе с тобою заодно обороняться против них. А если мне или моему брату Владимиру Андреевичу случится пойти войной, то и тебе, вместе с нами, садиться на коня без обмана; а если пошлем воевод, то и тебе послать своих воевод. А вотчины нашей Москвы и всего великого княжестза и Новгорода Великого тебе беречь, а не чинить обиды; и отчины нашей Москвы и всего великого княжества и Новгорода Великого тебе у нас не домогаться до смерти и твоим детям и племянникам. А людей наших москвичей и всего великого княжества и Новгорода Великого и новоторжских беречь, как воих, и не чинить обиды. А закладчиков тебе в нашей вотчине, в великом княжестве не держать и грамот не давать. А начнут нас татары ссорить и станут давать тебе нашу вотчину великое княжество, тебе не брать до смерти; а станут нам они отдавать твою вотчину Тверь, нам тоже не брать ее до смерти. В Кашин тебе не вступаться, и что тянет к Кашину, тем пусть ведает князь Василий, и данью Кашину не следует к тебе к Твери тянуть, а тебе его (Василия) не обижать; а начнешь ему обиду чинить, то мне его от тебя защищать. А которых забрал бояр, слуг и людей кашинских да отдал на поруки, с тех тебе поруки снять, а их отпустить; если кто на них будет чего-нибудь искать судом, то тому давать суд. Жить нам, брат, по этой грамоте: если будет мир с татарами — по совету; если нам давать дань, то по совету; если не давать, —тоже по совету. Если татары пойдут против нас или против тебя, то биться нам с тобою заодно против них; если мы пойдем против них, то нам с тобою заодно пойти против них. От клятвы Ольгерду, его братьям, детям и племянникам тебе отказаться. Если Литва пойдет на нас или на великого князя Смоленского или на кого из братиев наших, князей, нам их защищать, и тебе вместе с нами заодно; если пойдут против тебя, нам тоже тебе помогать и обороняться всем заодно...

 

С Новгородом и Торжком жить тебе по старине и в мире. А границу тебе иметь с Великим Новгородом, Торжком и пригородами, земли и воды по старине, как было при нашем деде, великом князе Иване, и при нашем дяде, великом князе Семене, и при моем отце, великом князе Иване. Закладчиков тебе в Новгороде Великом, Торжке и пригородах не держать и грамот не давать. Если кто из бояр и слуг Новгорода Великого, Торжка и пригородов станет служить тебе, то их села, земли и воды ведает Великий Новгород, а боярам и слугам их не надобно. А если потом кто придет к тебе служить из Новгорода Великого, Торжка и пригородов, тем также не надобны села их, земли и воды, то ведает Великий Новгород...

 

А с которых новгородцев и новоторжцев ты взял клятву, эту клятву долой. Если тверичи начнут чинить иск к новгородцам и новоторжцам, то суд им в Новгороде Великом или в Торжке; а начнут чинить иск новгородцы к тверичам, то суд им в Твери; судить с обеих сторон по присяге и грамот судебных не нарушать. А купцам и торговцам Новгорода Великого, Торжка и пригородов давать путь свободный, без пошлин, через Тверь и Тверские волости; мыта и пошлин новых тебе не затевать, а мыто и пошлины брать тебе у новгородцев и новоторжцев по старине. Если будет мир с Новгородом, то за раба, поручителя, рабу, вора, разбойника, должника не стоять с той и другой стороны. А кто из бояр и слуг отъехал к тебе от нас, или от тебя к нам, а села их или в нашей отчине великом княжестве или в твоей отчине в Твери, в те села ни тебе ни нам не вступаться... а боярам и слугам вольным воля... А кто служит нам или тебе, а живет в нашей отчине в великом княжестве йли в твоей отчине в Твери, с тех брать тебе дань, как и со своих, по целованию, без обмана. С полных холопов, о которых заявят под присягой ключники, (дани) не брать. Судом и данью тянуть к тому, кому принадлежит земля и вода.

 

Если случится какое-либо дело между нами, князьями, то пусть съедутся наши бояре на границу и пусть договариваются; если не договорятся, то пусть едут на третейский суд к князю великому Олегу; кого он обвинит, виноватый правому поклонится и отдаст взятое.

А чьи судьи на третейский суд не поедут, или тот, кого третейский судья осудит, взятого не отдаст, то правому отнять, и это ему не сочтется изменой.

Целованья (присяги) не складывать до смерти. Всякой обиде между нами суд общий от первого нашего целования, от праздника положения вериг апостола Петра. О чем наши общие судьи не договорятся, то пусть едут на третейский суд князя великого

Олега, а нам, князьям, в суд общий не вступаться, ведают те, кому мы поручили.

А вывода и самоуправства не замышлять между собой; кто замыслит самоуправство, то самоуправщика, по расследовании, выдать. То, что судом постановлено, того не нарушать; присужденное, постановленное, отданное, порученное, суд холопу, рабе — так на веки; холопа, рабу, вора, разбойника, убийцу выдавать по расследовании. А мыта держать и пошлины брать тебе по старине у наших купцов и торговцев; а дорогу им давать свободную, как было при нашем деде, великом князе Иване, при нашем дяде, великом князе Семене, и моем отце, великом князе Иване; а мытов новых и пошлин не заводить... Если кто от нас заявится в твою вотчину за холопом (беглым) или за должником, схватит его без пристава и поставит его перед тобою или перед наместниками или волостелями, в том преступления нет. Если с кем-либо начнет его холоп тягаться, а поручительства за него не будет, то холопа признать виноватым, выдать господину, а с одного человека уплатить пошлины гривну, а с семьи четверть.

 

На всем этом, брат младший, великий князь Михаил Александрович, целуй крест мне, брату старшему, великому князю Димитрию Ивановичу, моему брату, князю Владимиру Андреевичу, нашей отчине Великому Новгороду и за своих детей и за своих племянников, по любви и правде, без всякого обмана.

Это список с крестной грамоты Тверской.

 

 

 

Смотрите также:

 

ГОРОДСКОЕ НАСЕЛЕНИЕ в средневековой Руси

Например, в докончании великого князя Димитрия Ивановича с князем серпуховским и боровским Владимиром Андреевичем около 1367 г. говорится: «А коли ми бу- деть слати CBO^I даныцики в город и на перевары... а тобе свои даныцики слати с моими даныциками вместе.

 

ЦЕНТРАЛЬНЫЕ МОСКОВСКИЕ ГОРОДА северо восточной Руси

В докончании великого московского князя Димитрия Ивановича с великим князем рязанским Олегом Ивановичем 1382 г. Верея названа в числе тех «мест», которые лежат по северному берегу р. Оки и отходят к Москве .

 

ТВЕРСКИЕ ГОРОДА. Тверь и тверское княжество...

Хорошо понимал значение Зубцова великий князь московский Димитрий Иванович.
При перечислении владений, завещаемых великим князем тверским Михаилом Александровичем, встречаем под 1399 г. Опоки .

bibliotekar.ru/7-drevnerusskie