Право собственности на землю и недра в Российской Федерации

 

 

 

После распада СССР и начала процесса суверенизации в РФ формула права собственности на недра принципиально изменилась. Федеративный договор 1992 г., заложивший ряд норм, вошедших в Конституцию РФ 1993 г., по-разному подошел к регламентации правоотношений природопользования и прав собственности на природные ресурсы в отношении республик в составе РФ и других субъектов Федерации.

 

В Договоре о разграничении предметов ведения и полномочий между федеральными органами государственной власти РФ и органами власти суверенных республик в составе РФ указывалось (ст. III п. 3), что «земля и ее недра, воды, растительный и животный мир являются достоянием (собственностью) народов, проживающих на территории соответствующих республик. Вопросы владения, пользования и распоряжения землей, недрами, водными и другими природными ресурсами регулируются Основами законодательства РФ и законодательством республик в составе РФ. По взаимной договоренности федеральных органов государственной власти республик в составе РФ определяется статус природных ресурсов». В аналогичных договорах, заключенных с другими субъектами РФ (края, области, АО и др.), текст этой статьи повторялся за одним принципиальным исключением: норма о праве собственности на землю, недра и другие природные ресурсы отсутствовала. Правомочие же природопользования во всех договорах было отнесено к совместному ведению федерации всех уровней.

 

В принятой через год Конституции РФ дискриминация субъектов РФ была устранена, при этом сохранялось совместное ведение Федерации и субъектов Федерации по вопросам владения, пользования и распоряжения природными ресурсами, а также природопользования. В то же время принципиально была изменена концепция права собственности на природные ресурсы: допускалась любая форма собственности на них без каких-либо ограничений.

 

Поверхность горных отводов многих угольных, нефтяных, газовых и некоторых других месторождений настолько велика, что над ними на дневной поверхности располагаются населенные пункты и даже города. Например, над Ромашкинским нефтяным месторождением построено два достаточно крупных города: Лениногорск (50 тыс. жит.) и Альметьевск (св. 110 тыс. жит.). Примеры можно продолжить. Указанная ситуация сложилась в советское время. В настоящее время подобная ситуация в принципе может повториться, поскольку ФЗ «О недрах» и Градостроительный кодекс РФ [75] трактуют эту проблему по-разному.

 

В соответствии с Законом РФ «О недрах» (ст. 25) проектирование и строительство населенных пунктов, промышленных комплексов и других хозяйственных объектов разрешается только после получения заключения МПР об отсутствии полезных ископаемых в недрах под участком предстоящей застройки. Иными словами, строительство в принципе может быть разрешено, но лишь после «доказанности экономической целесообразности застройки».

 

Градостроительный кодекс РФ подходит к решению этого вопроса с другими приоритетами. Регламентируя использование территорий городских и сельских поселений, Градостроительный кодекс устанавливает, что их пространственную и земельно-ресурсную основу составляют территории в пределах установленных границ населенных пунктов, «а также все, что находится над и под поверхностью указанных территорий» (п. 1 ст. 38). Такая трактовка практически дословно повторяет указанную выше норму североамериканского горного права. Далее, правда, кодекс оговаривает, что подземное пространство в черте города не относится к ведению органов местного самоуправления, если оно предоставлено для целей недропользования. Однако двойственность толкования остается. Не случайно, регламентируя в кодексе состав проектной документации и порядок застройки, законодатель установил требование получения строителями разрешений МПР, в частности, на строительство фундаментов, уходящих в глубину иногда на 10 и более метров. Эта зона, безусловно, относится уже не к земле, а к недрам и регулироваться должна горным законодательством.

 

На стыке горного и водного права находятся отношения, связанные с использованием подземных вод и подземных водных объектов. По горному законодательству они являются частью недр. ВК РФ рассматривает их как один из видов водных ресурсов и берет на себя регулирование вопросов владения, пользования и распоряжения водными объектами [52].

 

 

Смотрите также:

 

Объекты права собственности на природные ресурсы

В природоресурсном законодательстве право собственности установлено на землю, недра, животный мир, водные объекты, леса. К объектам права собственности относятся также особо охраняемые природные территории.

 

Право собственности на землю. Виды и формы земельной...

4) иные формы собственности — смешанные. В республиках бывшего СССР существовало исключительное право государственной собственности на землю.
В то время как другие законы такого деления не предусматривают («О недрах», Лесной кодекс РФ).

 

Соображения государственного характера о постепенности...

Основные положения Декрета сводились к отмене частной собственности на землю
**Постановление ЦК ВКП (б) и СНК СССР от 27 мая 1939 г. «О мерах охраны общественных
Право собственности на природные ресурсы в юридическом аспекте можно рассматривать в...