УСТНАЯ ИСТОРИЯ В ПАМЯТНИКАХ НОВГОРОДСКОЙ ЗЕМЛИ

 

 

Варяги и Рюрик – прибалтийские славяне?

 

 

 

При наивной на современный взгляд интерпретации общий характер взаимоотношений первого новгородского князя с вечевым городом предстает в предании достаточно определенно. Оно дополняет известные летописные данные о добровольном приглашении Рюрика и дает материал для дальнейшего изучения истоков политического устройства Новгорода, согласуясь и с тем, что можно прочесть о Рюрике в Новгородской Иоакимовской летописи. Но последняя важна в данном случае как раз уникальными сведениями, относящимися к его происхождению, спор о котором в науке имеет, как известно, более чем двухвековую протяженность.

 

Одним из самых значительных событий в дискуссии по варяго-русской проблеме явился двухтомный труд С. А. Гедеонова, изданный в 1876 г. Автор доказывал западнославянское происхождение призванных на Русь князей и само название варягов возводил к прибалтийским славянам.

 

Указав, что у западных славян сокол обозначался словом «рерик», Гедеонов ставил в связь с этим родовой знак Рюриковичей, напоминающий изображение летящего сокола. Говоря, что у вендов существовало племя рерики и был город Рерик, а один из притоков Одры тоже имел такое название, Гедеонов приводил свидетельства источников и о существовании этой формы личного имени у славян: Псковская летопись упоминает о убиении польского воеводы Ририка, а имя Рерик встречается среди имен древнечешских родов, заседавших на богемских сеймах; однако эти свидетельства сравнительно поздние — XIII—XVI столетий.

 

У раннесредневековых германских хронистов Гедеонов нашел сведения, что племена прибалтийских и полабских славян именовались по названиям их тотемов, причем племя ободритов или бодричей именовалось рериками. Вместе с тем Гедеонов проследил и такую закономерность: личные имена вендских князей нередко соответствовали названию самого племени. Соответственно, делает вывод Гедеонов, племенному прозванию рерики отвечает княжеское имя Рерик.

 

Такой вывод был, однако, сделан лишь на основании умозаключений, выведенных из косвенных данных. В средневековых источниках не обнаружено упоминаний о западнославянском князе Рерике. Но собранные Гедеоновым данные позволяют предполагать, что имя Рорик, известное по источникам в ютландской династии только в IX в., было обязано брачному союзу с представительницей славянской династии коро- девства бодричей (ободритов).  Уже А. Ф. Гильфердинг выяснил, что как раз в IX столетни имели место союзные отношения их с ютландца- ми, направленные против общего противника — континентальных германцев."

 

А еще в 30—40-х гг. XIX в. профессор Дерптского университета Ф. Крузе в ряде своих работ подробно обосновал гипотезу, которая ранее, в 1816 г., была высказана Г. Ф. Хольманом, но неотчетливо и мало аргументированно. Согласно этой гипотезе, Рюрик русских летописей тождествен знаменитому в свое время викингу, фрисландскому, а затем ютландскому владетельному графу Рорику. Деятельность его в западноевропейских источниках освещается с 826 по 873 г., но известия о нем содержат хронологические лакуны, позволяющие полагать, что какое-то время он находился на Руси, а не во Фрисландии, где имел лен, полученный от германского императора, и не в Ютландии, где получил лен позже. Рорик был приглашен управлять для того, чтобы оградить Фрисландию от грабительских наездов других викингов, и успешно выполнял эту миссию. Позже, согласно русской летописи, Рюрик оказывается приглашен в сходной ситуации жителями Новгородской земли, которые только что прогнали «варягов», заставлявших платить им дань. В западных источниках нет известия о смерти Рорика. Но под 882 г. сообщено о наследовании его владений другим лицом, что естественно согласуется с данными русской летописи о смерти Рюрика тремя годами ранее. 

 

С наибольшей основательностью и с опорой на широкий круг источников эта гипотеза была обоснована Н. Т. Беляевым в труде, который увидел свет в 1929 г. в Праге на страницах весьма серьезного, но недостаточно широко известного научного издания русской эмиграции. Как обнаружилось, нет препятствий для отождествления Рюрика Новгородского и Рорика Ютландского.  Тезис Беляева, что русские и западные источники сообщают об одном и том же историческом деятеле, был вскоре принят рядом крупных специалистов — историков Руси на Западе (Г. В. Вернадский, А. А. Васильев, X. Пашкевич) и даже ведущими русистами в СССР (Б. Д. Греков, В. В. Мавродин и др.).  Сравнительно недавняя попытка польского историка X. Ловмяньского оспорить этот тезис не удалась: прослеживая по источникам биографию Рорика на Западе, Ловмяньский не смог заполнить в ней лакуны, которые естественно объясняются деятельностью Рюрика на Руси, а тенденциозность многого в аргументации Ловмяньского недавно была убедительно показана.  Автор монографии по варяго-русской проблеме Г. С. Лебедев солидаризировался с выводом о тождестве Рюрика и Рорика; поддержали этот вывод и другие современные исследователи.

 

Концепцию Беляева и его предшественника Крузе несколько ослабляло отсутствие в привлекавшихся ими источниках реальной мотивировки обращения именно к Рорику Фрисландскому просьбы прибыть для управления Русской землей. Правда, археологические данные свидетельствуют о существовании тогда контактов между жителями Фрисландии и Северной Руси.  Но явно выраженные устремления фрисланд- цев и даже датчан в то время почти не простирались так далеко на восток Балтики. Здесь первенствующая роль принадлежала тогда шведам, у которых, однако, не было политического деятеля с подобным именем. Между тем Рорик Фрисландский по отцу относился к датскому королевскому роду Скьолдунгов. Его политические приоритеты долго сосредоточивались в бассейне Северного моря. Но и став князем Северной Руси, он не перестал интересоваться своими западными владениями, о чем, собственно, и свидетельствует скудость известий русских летописей о деятельности Рюрика. По-видимому, на Руси он бывал эпизодически и только последние годы жизни провел здесь почти полностью.

 

 

К содержанию книги: УСТНАЯ ИСТОРИЯ НОВГОРОДА

 

 Смотрите также:

 

Восточные славяне и варяги. Русский Хакан, Аскольд и Дир...

Глава 3. Восточные славяне и варяги. Начало государственности. Русский Хакан, Аскольд и Дир, Рюрик. 3.1. Призвание Рюрика. Создание первого государства восточных

 

Книга историка Василия Татищева Российская история. Варяги...  Мнение о славяно-балтийском происхождении варягов и руси

 

О ещё одной возможности отождествлении Рюрика  Рюрик

168. Рюрик. великий князь, первый самодержец всероссийский. Быв призван (откуда именно — еще спорят) некоторыми племенами обширного славяно-чудского союза на княжение, явился, со всей Русью, к Новгороду и тут, у славян, сел сам, братьям же своим предоставил: Синеусу...