Общие вопросы восточнославянской археологии. Хозяйство и общественный строй славян в 6-9 веках

 

 

Образование древнерусской народности из восточнославянских племён

 

 

 

Вопрос о том, что представляли собой восточнославянские племена Повести временных лет, не рал поднимался в исторической литературе. В русской дореволюционной историографии было распространено представление, согласно которому славянское население на территории Восточной Европы появилось буквально накануне образования Киевского государства в результате миграции из прародины сравнительно небольшими группами.

 

Такое расселение на обширной территории нарушило их прежние родоплеменпые связи. На новых местах жительства между разрозненными славянскими группами образовались новые территориальные связи, которые из-за постоянной подвижности славян не были прочными и могли быть утрачены вновь. Следовательно, летописные племена восточных славян являлись исключительно территориальными объединениями. «Из местных названий XI в. летопись сделала „племена" восточного славянства»,—писал С. М. Середопип, одни из последовательных сторонников этой точки зрения (Середонин С. М., 1916, с. 152). Аналогичное .мнение развивали в своих исследованиях В. О. Ключевский, М. К. Любавский и другие (Ключевский В. О., 1956, с. 110-150; Любавский М. К., 1909).

 

Другая группа исследователей, в том числе большинство лингвистов и археологов, рассматривала летописные племена восточного славянства в качестве этнических групп (Соболевский А. И., 1884; Шахматов А. А., 1899, с. 324-384; 1916; Спицын А. А., 1899в, с. 301—340). В пользу этого мнения определенно говорят отдельные места Повести временных лет. Так, летописец сообщает о племенах, что «живяху кождо съ своимъ родомъ и на своихъ местехъ, вла- деюще кождо родомъ своимъ» (ПВЛ, I, с. 12), и далее: «Имяху бо обычаи свои, и законъ отецъ своих и преданья, кождо свой нравъ» (ПВЛ, I, с. 14). Такое же впечатление складывается и при чтении других мест летописи. Так, например, сообщается, что первыми поселенцами в Новгороде были словене, в Полоцке — кривичи, в Ростове — меря, в Белоозере — весь, в Муроме — мурома (ПВЛ, I, с. 18). Здесь очевидно, что кривичи и словене приравнены к таким бесспорно этническим образованиям, как весь, меря, мурома. Исходя из этого многие представители лингвистики (А. А. Шахматов, А. И. Соболевский, Е. Ф. Карский, Д. И. Ушаков, Н. И. Дурново) пытались найти соответствие между современным и ранне- средневековым диалектным членением восточного славянства, полагая, что истоки нынешнего деления восходят к племенной эпохе.

 

Имеется и третья точка зрения о сущности восточнославянских племен. Основатель русской исторической географии И. П. Барсов видел в летописных племенах политико-географические образования (Барсов II. П., 1885). Это мнение было анализировано Б. А. Рыбаковым (Рыбаков Б. А., 1947, с. 97; 1952, с. 40—62). Б. А. Рыбаков полагает, что названные в летописи поляне, древляне, радимичи и т. д. были союзами, объединившими несколько отдельных племен. В период кризиса родоплеменпого общества «родовые общины объединились вокруг погостов в „миры" (может быть, „верви"); совокупность нескольких „миров" представляла собой племя, а племена все чаще объединялись во временные или постоянные союзы ... Культурная общность внутри устойчивых племенных союзов ощущалась иногда довольно долго после вхождения такого союза в состав Русского государства и прослеживается по курганным материалам XII—XIII вв. и по еще более поздним данным диалектологии» (Рыбаков Б. А., 1964, с. 23). По инициативе Б. А. Рыбакова предпринята попытка выделить по археологическим данным первичные племена, из которых составились крупные племенные союзы, названные летописью (Соловьева Г. Ф., 1956, с. 138— 170).

 

Рассмотренные выше материалы не позволяют решать поднятый вопрос однозначно, присоединившись к одной из трех точек зрения. Однако, бесспорно, прав Б. А. Рыбаков, что племена Повести временных лет до сложения территории древнерусского государства были и политическими образованиями, т. е. племенными союзами.

 

Представляется очевидным, что волыняне, древляне, дреговичи и поляне в процессе своего формирования прежде всего были территориальными новообразованиями (карта 38). В результате распада праславянского дулебского племенного союза в ходе расселения происходит территориальное обособление отдельных групп дулебов. Со временем у каждой локальной группы складывается свой яшзненный уклад, начинают формироваться некоторые этнографические особенности, что находит отражение в деталях погребальной обрядности. Так появляются волыняне, древляне, поляне и дреговичи, названные по географическим признакам. Сложению этих племенных групп, бесспорно, способствовало политическое объединение каждой из них. Летопись сообщает: «И по сих братьи [Кия, Щека и Хорива] держати почаша родъ ихъ княжепье в поляхъ, а в деревляхт. свое, а дреговичи свое ...» (ПВЛ, I, с. 13). Очевидно, что славянское население каждой из территориальных групп, близкое по системе хозяйства и живущее в сходных условиях, постепенно объединялось для целого ряда совместных дел — устраивало общее вече, общие совещания воевод, создавало общую племенную дружину. Формировались племенные союзы древлян, полян, дреговичей и, очевидно, волынян, подготовившие будущие феодальные государства.

 

Не исключено, что формирование северян в какой- то степени обусловлено взаимодействием остатков местного населения с расселившимися в его ареале славянами. Название племени, очевидно, осталось от аборигенок. Трудно скапать, создали ли северяне собственную племенную организацию. Во всяком случае летописи ничего пе говорят о таковой.

 

Аналогичные условия имелись и при формировании кривичей. Славянское население, расселившееся первоначально в бассейнах р. Великая и оз. Псковское, пе выделялось какими-либо специфическими особенностями. Формирование кривичей и их этнографических особенностей началось в условиях стационарной жизни уже в летописном ареале. Обычай сооружать длинные курганы зародился уже на Псковщине, часть деталей погребального обряда кривичей была унаследована кривичами у местного населения, браслетообразные завязанные кольца распространяются исключительно в ареале днепро-двинских балтов и т. и.

 

По-видимому, формирование кривичей как отдельной этнографической единицы славянства началось в третьей четверти I тысячелетия н. э. па Псковщине. В их состав, помимо славян, вошло и местное финское население. Последующее расселение кривичей и Вптебско-Полоцком Подвинье и Смоленском Поднепровье, на территории днепро-двинских балтов, привело к их членению па кривичей псковских и кривичей смоленско-полоцких. В результате накануне образования древнерусского государства кривичи не образовывали единого племенного союза. Летопись сообщает об отдельных княжениях у полочан и у смоленских кривичей. Псковские кривичи, видимо, имели собственную племенную организацию. Судя по сообщению летописи о призвании князей, вероятно, новгородские словене, псковские кривичи и весь объединились в единый политический союз. Центрами его были словенский Новгород, кривичский Пзборск и весское Белоозеро.

 

Вероятно, что и формирование вятичей в значительной степени обусловлено субстратом. Группа славян под предводительством Вятка, пришедшая па верхнюю Оку, не выделялась собственными этнографическими особенностями. Они сформировались на месте и отчасти в результате воздействия местного населения. Ареал ранних вятичей в основных чертах совпадает с территорией мощипской культуры. Славянизированные потомки носителей этой культур],! вместе с пришлыми славянами и составили отдельную этнографическую группу вятичей.

 

Регион радимичей не соответствует какой-либо субстратной территории. По-видимому, радимичами назывались потомки той группы славян, которая расселилась на Соже. Вполне понятно, что эти славяне включили в себя и местное население вследствие метисации и ассимиляции. Радимичи, как и вятичи, имели свою племенную организацию. Таким образом, п те и другие были одновременно этнографическими общностями и племенными союзами.

 

Формирование этнографических особенностей словен новгородских началось только после расселения их предков в Приильменье. Об этом свидетельствуют не только археологические материалы, но и отсутствие собственного этнонима у этой группы славян. Здесь же, в Приильменье, словене создали политическую организацию — племенной союз.

 

Скудные материалы о хорватах, тиверцах и уличах не дают возможности выявить сущность этих племен. Хорваты восточнославянские, по-видимому, были частью большого праславяпского племени. К началу древнерусского государства все эти племена были, очевидно, племенными союзами.

 

В 1132 г. Киевская Русь распалась на полтора десятка княжеств. Это было подготовлено историческими условиями — ростом и усилением городских центров, развитием ремесел и торговой деятельности, укреплением политической силы горожан и местного боярства. Возникла необходимость создания крепкой власти па местах, которая бы учитывала все стороны внутренней жизни отдельных регионов древней Руси. Боярству XII в. нужна была местная власть, которая могла бы оперативно выполнять нормы феодальных отношений.

 

Территориальное дробление древнерусского государства в XII в. в значительной степени соответствует ареалам летописных племен. Б. А. Рыбаков отмечает, что «столицы многих крупнейших княжеств были в свое время центрами союзов племен: Киев у Полян, Смоленск у Кривичей, Полоцк у Полочан, Новгород Великий у Словен, Новгород Север- ский у Северян (Рыбаков Б. А., 1964, с. 148, 149). Как свидетельствуют археологические материалы, летописные племена в XI—XII вв. были еще устойчивыми этнографическими единицами. Родовая и племенная знать их в процессе зарождения феодальных отношений превратилась в бояр. Очевидно, что географические границы отдельных княжеств, которые образовались в XII в., были определены самой жизнью и прежней племенной структурой восточного славянства. В некоторых случаях племенные территории оказались весьма устойчивыми. Так, территория смоленских кривичей в течение XII—XIII вв. была ядром Смоленской земли, границы которой во многом совпадают с пределами коренного региона рассоления этой группы кривичей (Седов В. В., 1975в, С. 256, 257,  2).

 

 

К содержанию книги: Славяне

 

 Смотрите также:

 

Половцы, печенеги и торки. Роль неславян в формировании...

в формировании древнерусской народности, в складывании русского народа из восточнославянских племен, союзов племен, этнических

 

Восточные славяне. Феодальный период в истории России.

Восточные славяне и образование древнерусского государства.
Древнерусская народность объединила все восточнославянские племена и стала единой колыбелью трех славянских народов позднейшего времени: русских, украинцев и белорусов.

 

Древнерусская народность, древнерусский язык. Два языка...  ПЛЕМЕНА ВОСТОЧНЫХ СЛАВЯН. Возникновение...

 

Древнерусское государство и право. Характеристики этого периода.  ОБРАЗОВАНИЕ ДРЕВНЕРУССКОЙ НАРОДНОСТИ. Что такое...

. происхождение русского народа. Образование древнерусской народности. Что такое народность.
Что такое народ, народность. Разложение первобытно-общинных отношений. Превращение поселений в города.