Восточные славяне 6-13 века

 

 

Древности пражско-пеньковского типа  

 

 

 

Вторая большая этнокультурная группировка славян третьей четверти I тысячелетия н. э. занимает, как уже отмечалось, южную часть славянского региона. Название культуре дано по поселениям, раскопанным в окрестностях с. Пепьковка на Тясмине. Ее выделяют специфические культурные особенности, среди которых наиболее существенна керамика.

 

Ведущей формой лепной посуды являются горшки со слабопрофилированным верхним краем и овальным или округлым туловом. В отличие от горшков пражско-корчакского типа, наибольшее расширение у них приходится на среднюю часть высоты, горло п дно сужены и примерно равны но диаметру ( Ill, 1— 6). Другой тип сосудов — биконические горшки с резким или округленным ребром, приходящимся опять- таки на середину высоты. Среди них есть сосуды с короткой отогнутой шейкой п без шейки ( III,7, 8). Кроме того, на поселениях находят глиняные сковородки и изредка миски.

 

Керамика, как правило, толстостенная с примесью дресвы и шамота, поверхность неровная, иногда шероховатая. Орнамента на сосудах пет. Лишь в виде исключения встречаются горшки с насечками по краю венчика, с налепным валиком, с налепами в виде шишечек или полумесяцев на тулове.

 

Славянскую принадлежность основных типов керамики пражско-пеньковского облика доказывает ее генетическая преемственность со славянской глиняной посудой VIII—IX вв. Это прослежено в материалах Поднестровья, Молдавии и Болгарии. Глиняные сосуды, восходящие к округлобоким горшкам VI— VII вв., составляют значительную часть керамики типа Луки-Райковецкой (Гончаров В. К., 1963, с. 283— 319,  7; Шовкопляс А. М., 1959, с. 169-172; Мезенцева Г. Г., 1965, с. 71-98; Приходнюк О. М., Ка- зансъкий М. М., 1978, с. 43—47), характеристика которой будет дана ниже.

 

Пражско-пеньковская керамика в большом количестве найдена на памятниках, расположенных по Днепру и его притокам, на участке от устья Роси до Запорожья, в бассейне Южного Буга и в междуречье Днестра и Прута. Далее на запад она распространена в Нижнем и отчасти Среднем Подунавье, достигая северных районов Болгарии и восточных областей Венгрии (карта 4). В бассейне среднего Днестра керамика пражско-пеньковского типа встречается вперемежку с пражско-корчакскн- ми сосудами, часто на одних и тех же памятниках. Такая же картина наблюдается и в Подунавье. Очевидно, здесь встретились и перемешались два потока славянского расселения. Румынские археологи успешно разрабатывают детали этих миграционных движений славян различных культурных группировок (Сот- sa М., 1972, р. 9-28; Teodor Dan Gh„ 1972 р. 29- 42).

 

Славянская керамика пражско-пеньковского облика проникает также в днепровское лесостепное левобережье. Собственно славянские поселения известпы здесь лишь в нижнем течении Сулы, Пела, Ворсклы и Орели. Севернее простирается ареал памятников колочинского типа. Единичные сосуды пражско-пеньковского типа встречены п в этом ареале, но на поселениях, характеризующихся колочынской керамикой и домостроительством, отличным от пеньковского. Наиболее восточным пунктом, где найдена пражско- пеньковская керамика, является Дмитровский могильник на р. Короча в бассейне Северского Допца. Памятник в целом принадлежит салтовской культуре, но среди салтовских трупоположений раскопками было обнаружено несколько захоронений по обряду кремации с горшками пражско-пепьковского типа (.Плетнева С. А., 1972, с. 108-118).

 

По-видимому, пражско-пеньковская керамика проникает и далее на восток, в глубину ареала салтовской культуры. Фрагменты такой керамики собраны в последнее время на поселениях Нанки it Тымченкп в Готвальдовском р-не Харьковской обл. (Дьяченко А. Г., 1978, с. 322, 323; Берестнев С. И., 1979, с. 301, 302). Однако для этих памятников характерно неславянское домостроительство, отсутствую! здесь и захоронения но славянскому ритуалу. Очевидно, на основе распространения нражско-неньковский керамики можно говорить об инфильтрации славян в среду населения, оставившего салтовскую культуру.

 

Памятники пражско-пеньковского типа впервые были выявлены и исследованы группой украинских археологов в бассейне Тясмина, правого притока Днепра, и в порожистой части Днепра (Березовец Д. Т., 1963, с. 145-208; Петров В. П., 19636, с. 209-233). В бассейне Южного Буга подобные древности много лет изучает П. II. Хавлюк (Хавлюк П. П., 1963а, с. 187-201; 19636, с. 320-350; 1974, с. 181-215). Обобщающее исследование раннесредневековых славянских древностей территории Молдавии принадлежит II. Л. Рафаловичу (Рафалович И. А., 1972), По- долии — О. М. Приходнюку (Приходнюк О. М., 1975).

 

В последние годы ведутся активные полевые изыскания памятников пражско-пеньковского типа. Разведки и раскопки охватили Среднее и Нижнее Поднепровье (Кравченко Н. М., 1979, с. 74-92; 1980, с. 289, 290; Приходнюк О. М., 19766, с. 101-119; 19796, с. 391, 392; 14)80: Приходнюк О. М.. Казан- съкий М. Л/., 1978, с. 43-47; Приходнюк О. М„ Беляева С. А., 1980, с. 326, 327; Смиленко А. Т., 1978, с. 159- 160), бассейн Южного Буга (Хавлюк 11. И., 1976, с. Н)1; 1978, с. 394, 395; 1979. с, 415, !16), Нрутско-Днестровское мелздуречье (Приходнюк О. Л/., 1978а, с. 376; Ларина О. В., Рифалович И. А., 1979, с. 186, 487; Рафалович 11. А., Дунявина В. М., 1979, с.489, 490).

 

В пограничной полосе, там, где ареал нражско- пеньковской керамики налегает на область распространения колочннских древностей, успешно ведет нолевые изыскания Е. А. Горюнов (Горюнов Е. А., 1973, с. 99-112; 1977, с. 283; Горюнов Е. А.. Казанский М. М., Пескова А. А., Усова Г. Л., 1376, с. 318, 319; Горюнов Е. А., Казанский М. М., Усова Г. А., 19796, с. 320, 321).

 

 

К содержанию книги: Славяне

 

 Смотрите также:

 

Склавины и анты Иордан, Прокопий

То же отсутствие связей со славянскими древностями относится и к одновременной пражской пеньковской культуре Северного Причерноморья.»14-(13-15).