Общие вопросы восточнославянской археологии. Хозяйство и общественный строй славян в 6-9 веках

 

 

Черниговские курганы – Чёрная Могила и Гульбище

 

 

 

Из других дружинных кладбищ древней Руси IX—X вв. наибольший интерес представляют черниговские курганы, и среди них на нервом месте стоит Черная Могила.

 

Этот огромный курган находился иепосредствепно за валами древнейшей части Чернигова. Раскопан он был еще в 1872 и 1873 гг. Д. Я. Самоквасовым. Обстоятельный научный анализ материалов этих раскопок и реконструкция деталей иогребальпой обрядности мастерски выполнены Б. А. Рыбаковым (Рыбаков Б. А., 1У4Уа, с. 24—51).

 

Высота кургана Черная Могила около 11 м, диаметр основания около 40 м. Процесс сооружения насыпи и последовательность исполнения похоронного ритуала, по Б. А. Рыбакову, представляются следующим образом. Первоначально была сооружена песчаная подсыпка в виде усеченного конуса высотой 1—1,5 м и диаметром 10—15 м. Сожжение на подсыпке было обычным для Черниговской округи; под- сынка давала свободный доступ воздуху и тем самым способствовала горению погребального костра. На горизонтальной площадке подсынки был сооружен бревенчатый «дом мертвых», а место, предназначенное для курганной насыпи, возможно, было обнесено легкой оградой ( LXXI, 16).

 

Исследования погребального кострища и вещевых находок в нем ( LXXI, 17) позволили Б. А. Рыбакову заключить, что в «дом мертвых» было помещено три покойника: два воина — взрослый и юноша — и женщина. Об этом отчетливо свидетельствуют двойной комплект вооружения, удвоенпость большей части инвентаря н жепскне украшения.

 

Погребальная домовина после помещения в нес трупов была доверху заложена хворостом. Ее обложили хворостом и снаружи и зажгли все сооружение. Когда костер догорел, родственники умершего изъяли из кострища шлем с остатками черепа и кольчугу с прикипевшими к пен сожженными костями. Затем была сооружена огромная насыпь высотой около 7 м с несколько уплощенной вершиной площадью около 1000 кв. м ( LXXI, 15). При ее сооружении использовали грунт вокруг, и в результате около насыпн образовался кольцевой ровик шириной 7 м.

 

На вершине насыпи в центре уложили останки умершего вместе с доспехами, снятые с погребального кострища. Здесь справлялась тризна — состязание и военные игры в честь умершего воина, поэтому площадка вокруг останков с доспехами оказалась сильно утрамбованной.

 

Вслед за этими торжествами курганная насыпь была досыпана до высоты 11 м. Б. А. Рыбаков предполагает, что на вершине окончательно насыпанного кургана был поставлен столб ( LXXI, 14). Трехступенчатая последовательность сооружения кургана очевидна из его разреза ( LXXI, 13).

 

Среди предметов, обнаруженных в пепелище погребального костра, имелись два меча; два шлема; две кольчуги; сабля; десять наконечников копий; наконечники стрел; топор; пять ножей, некоторые — с костяными рукоятками; оселки; остатки щитов, вероятно деревянных, обшитых бронзовым листом при помощи железных заклепок; два жертвенных ножа; стремена с округлой профилированной подножкой и ушком; поясные кольца н бропзовые паконечннкн пояса; серебряная круглая фибула для плаща.

 

ОДИН НЗ мечен, по всей вероятности принадлежавший старшему нз погребенных, имел длину около 105 см ( LXVI, 6). Рукоять его украшена поло лочепиым серебром с гравированным узором. Перекрестие меча изогнуто дугообразно, что позволяло сражаться им и в пешем, и в конном бою.

 

Второй меч, очевидно принадлежавший юноше, достигал в длину 82 см и имел прямое перекрестие. Павершпе н перекрестие украшены ромбической серебряной насечкой ( LXXI, 5).

 

Сабля пз Черпой Могилы характеризуется еще слабым изгибом ц коленчатой рукоятью ( LXXI. 7). Топор — небольших размеров ( LXX1, 10), и поэтому может быть отнесен к оружию. Наконечники стрел — ромбические, узкие трехгранные или двурогие. Шлем был склепан н.ч нескольких железных пластин и обтянут медным листом, покрытым позолотой ( LXXI, 4). Места склепки пластин оформлены волнообразно. Сзади прикреплялась кольчужная бармица. По бокам шлема имелись две квадратные бляшки с горизонтально поставленными остриями.

 

На остатках погребального кострища Черной Могилы был поставлен большой железный котел, на- иолпеный пережженными бараньими и птичьими костями и клочьями бараньей шерсти, поверх которых лежала голова барана. Около котла находились два жертвенных ножа — скрамасакса ( LXXI, 8,9).

 

К числу женских вещей относятся височные кольца ( LXXI, 1—3), слитки серебра, золота и стекла от расплавившихся украшений, обломки костяных гребней, глиняное пряслице, бронзовая и костяная проколки.

 

На кострище найдены и орудия труда — десять железных серпов (у ног женщины), долота, скобель. У изголовья покойников обнаружены остатки около полутора десятком деревянных ведер. Вероятно, они были поставлены с напитками (мед, вино, ннво). Здесь же находились два глиняных горшка, наготовленных на гончарном круге и украшенных линейным орнаментом.

 

Большой интерес представляет находка более сотпи бабок и бронзовой биткп к ним, предназначенных для игры, а также полусферических костяных фигурок с шариком наверху, тоже служивших для какой- то игры. К этой же категории находок принадлежат костяные брусочки, помеченные очками от одного до шести.

 

Вместе с жертвенным котлом на погребальное кострище были положены два турьих рога. Это были сосуды для питья — ритопы, имевшие ритуальное значение. Они тесно связаны с языческим культом и были атрибутами языческих богов (например, Святовита, изображенного на Збручском идоле) и принадлежностью ритуальных пиров. Оба рога были помещены в курган уже после того как догорел погребальный костер.

 

Турьи рога-ритоны из Черной Могилы окованы серебром вокруг устья и украшены квадратными накладками в средней части ( 16; 17). Оковка меньшего из рогов (длина 54 см) орнаментирована растительным узором, переплетенным в гирлянды ( LXXII, 4). Другой турий рог (длина 67 см) украшен сложнее — на оковке вычеканен интереснейший фриз из разнообразных чудовищ, птиц и людей ( LXXII, 1-3).

 

Центральное место в орнаментальной композиции занимает изображение двух человеческих фигурок п орла, обращенное непосредственно к лпцу, пьющему пз ритона. Композиция давно привлекала внимание ученых п толковалась по-разному. Б. А. Рыбаков сопоставил это место изображения на оправе турьего рога с черниговской былиной об Иване Годиповн- че п убедительно показал, что оно является иллюстрацией былинного сюжета.

 

В былине рассказывается о том, как молодой киевский дружинник Иван Годипович приезжает в Чернигов за понравившейся ему дочерью черниговского гостя и увозит ее. По дороге в Киев его встречает Кащей Бессмертный, побеждает и привязывает к дубу. В этот момент прилетает птица-ворон и человеческим голосом прорицает — владеть невестой не Кащего, а Ивапу Годииовичу. Кащей стреляет в птицу из лука, но выпущенные им стрелы возвращаются и поражают в голову самого Кащея.

 

На турьем роге и иллюстрирован последний сюжет. Бородатый мужчина в длинной рубахе, только что спустивший тетиву лука,— Кащей Бессмертный. В вещую птицу пущены три стрелы, и все они изображены за спиной Кащея. Сам ворон с распростертыми крыльями уже собирается улететь. Между ними помещена черниговская девица с длинными косами и с луком в левой руке.

 

Заканчивая обзор находок из кургана Черная Могила, нужно упомянуть о небольшом бронзовом ндольчике — сидящей человеческой фигурке с каким- то предметом в руках. Фигурка была положена рядом с доспехами на вершине насыпи во время совершения тризны.

 

Датируется курган Черная Могила золотой византийской монетой 945—959 гг. и другими вещами второй половиной X в. Б. А. Рыбаков полагает, что в кургане был похоронен не просто знатный и богатьп! военачальник, а князь, поскольку в состав инвентаря входят не только оружие и доспехи, но и предметы, связанные с языческим культом (идол, жертвенные ножи и священные ритоны). Сочетать же обязанности воина и жреца мог только князь. Вторым погребенным в кургане был юноша-воин — очевидно, близкий родственник старшего. Женщину, которая должна была сопровождать князя в потусторонний мир, вряд ли следует считать рабыней.

 

Другой черниговский курган, известный под названием Гульбище, очевидно, принадлежал одному из местных бояр-дружинников. На остатках погребального кострища в беспорядочном состоянии найдены шлем, меч, щит, два наконечника копья, стрела, обломки топора, две пары стремян и др.

 

Меч из этого кургана — самый крупный из древнерусских мечей. Его прямое перекрестие и навершие орнаментированы при помощи отверстий ( LXIX, 8). Ножны меча имели наконечник с изображением извивающегося дракона.

 

Шлем склепан из нескольких пластин и спереди украшен полукруглой медной набивкой. Он сильно поврежден. В  LXIX, 3 изображена его реконструкция. Наверху шлема имелась втулка для плюмажа, а сзади прикреплялась кольчужная бармица. Стремена отличались большими размерами и имели дугообразпую подножку ( LXIX, 10). Кроме того, найдено кресало овальнопрямоугольной формы с щелевидной прорезью ( LXIX, 6).

 

Воин, погребенный в этом кургане, очевидно, носил плащ, который застегивался подковообразной фибулой. Под плащом была верхняя одежда типа кафтана, от которой сохранилось лишь пять пар массивных серебряных с позолотой застежек с узорами пз крестообразно расположенных кринов ( LXIX, 11). Пояс состоял из наборных бляшек ( LXIX, 1, 2, 7) и наконечника с тамгообразнымп узорами. К одежде принадлежат и костяные плосковыпуклые пуговицы с геометрическим орнаментом ( LXIX, 4, 5, 9), и обычные мелкие бронзовые пуговицы с позолотой ( LXIX, 13).

 

Вместе с мужчиной была сожжена женщина. Сохранилось после кремации небольшое количество стеклянных бус ( LXIX, 12). Кроме того, найдено около двух сотен слитков стекла, серебра и золота. У ног погребенной лежали зерна ржи, пшеницы и ячменя.

 

На кострище был обнаружен дирхем конца IX в., поэтому погребение датируется обычно началом X в.

 

Черниговские курганы IX—X вв. образуют несколько отдельных групп, разбросанных на значительном пространстве. В каждой курганной группе имеется много обычных невысоких насыпей и несколько крупных, принадлежавших воинам-дружип- пикам. В числе последних выделяются особенно большие курганы с богатым инвентарем, в которых погребены бояре-воепачальники. Очевидно, в распоряжении черНИГОВСКОГО КНЯЗЯ быЛИ СОТНИ ДРУЖИ [I- ииков. Рассредоточенность дружинных погребений, по всей вероятности, обусловлена появлением у дружинников земельных владений вокруг Чернигова.

 

 

К содержанию книги: Славяне

 

 Смотрите также:

 

Княжеская погребальная обрядность

черниговский боярский курган "Гульбище", в котором нет таких.
Черниговские курганы и особенно Черная Могила, насыпанная над. черниговским князем эпохи Константина Багрянородного (945-959 гг.)

 

Народные обереги

В Черной Могиле и в кургане Гульбище найдены квадратные.
представлена застежками и накладками на турий рог из черниговских. курганов эпохи Святослава. От центра композиции (круга: квадрата) отходят во все четыре.

 

Жреческое сословие Древней Руси. Волхвы

5 Срезневский И. И. Материалы... 6 Такова, например, чара черниговского князя Владимира.
сделана В. А. Городцовым в вятическом кургане у с. Барыбина.
Черная Могила или Гульбище, порядок сооружения которых, равно как и.

 

Призвание варягов из-за моря. Происхождение Руси

Так под Черниговом, в урочище Гульбище, стоит курган под названием Черная Могила.
По народному преданию, в Черной Могиле похоронен основатель города князь Черный.