Восточнославянские племена составе древнерусской народности

 

 

  Кривичи псковские

 

 

 

Круглые курганы псковской группы кривичей ( 11) четко выделяются по зольно-угольной прослойке в основаниях. По своему строению она идентична подошвенной прослойке длинных курганов псковского ареала. Зольно-угольные прослойки присутствуют в круглых курганах как с трупосожжения- ми, так и с трупоположениями. Эта особенность курганов позволяет детально очертить ареал псковских кривичей и выявить районы их позднейшего расселения (карта 26).

 

Помимо бассейнов Великой и Псковского озера, такие курганы известны в верховьях Западной Двины и прилегающих районах Ловати и верхиеволж- ских озер.

 

Научные раскопки кургапов в этом регионе были предприняты в 70—80-х годах XIX в. Л. С. Уваровым, Е. Р. Романовым, В. Л. Беренштамом, И. И. Васильевым п А. М. Кпслипскпм (Беренштам Б. Л., Васильев И. И., Кислинский А. М., 1885, с. 58—61). К 18ПП—1903 гг. относятся значительные исследования В. II. Глазова, который раскопал несколько десятков насыпей в различных могильниках, расположенных в бассейне Великой (Глазов В. Н., 1901, с. 210-228; 1903а, с. 67-76; 19036, с. 44-46; Спи- цын А. А., 1905г, с. 71-74).

 

В первых десятилетиях XX в. псковские курганы исследовались В. II. Крейтоном (Крейтон В. Я., 1913, с. 1-34; 1914, с. 1-24), А. В. Тищенко (Тищеп- ко А. В., 19146, с. 23-28), К. В. Кудряшовым (Куд- ряшов К. В.. 1913, с. 241-264), К. Д. Трофимовым (Трофимов К. Д., 1909) и другими. Сводка данных о результатах исследований курганов на территории Псковской губернии в 1914 г. опубликована Н. Ф. Окулич-Казариным (Окулич-Казарин Я., 1914, с. 131-310; 1915, с. 125-131).

 

В 20-х годах XX в. небольшие раскопки курганов псковских кривичей были произведены археологами Тартуского университета {Tallgren А. М., 1925, с. 53— 55; Nerman В., 1926, s. 44—74). Интересные курганы в 30-х годах восточнее Псковского озера исследовал Н. Н. Чернягии, материалы раскопок которого остались неопубликованными.

 

Наиболее существенные результаты получены при раскопочных работах, проведенных уже после окончания Великой Отечественной войны. Раскопками курганов занимались С. А. Тараканова (Тараканова С. А., 1951, с. 141-154; 1959, с. 117-127), Ф. Д. Гуревич (Гуревич Ф. Д., 1956, с. 103-106), Г. П. Гроздилов (Гроздилов Г. П., 1965, с. 74-77), Н. Л. Подвигина (Подвигина Я. Л., 1965, с. 293-296), В. В. Седов (Седов В. В., 19766, с. 87-95; 19776, с. 69—74), Н. В. Хвощпнская (Хвощинская Я. В., 1977а, с. 62-68; 1979, с. 43, 44) и другие (Колосова И. О., 1979, с. 15; Тюленев В. А., Тюленева О. И., 1977, с. 36; 1978, с. 41, 42).

 

Эволюция погребального обряда в курганах псковских кривичей шла в основном тем же путем, что и в других восточнославянских землях. На смену захоронениям в длинных курганах в IX в. приходят погребения по обряду трупосожжения в круглых (полусферических) насыпях ( XLVIII). Некоторые исследователи полагают, что круглые курганы с одиночными или парными захоронениями стали сооружать уже в VIII в., что вероятно. Однако датирующие предметы, подтверждающие это, до сих пор при курганных раскопках не обнаружены.

 

Круглые курганы с сожжениями во всех особенностях погребального ритуала повторяют длинные насыпи. Обязательной деталью, как уже отмечалось, является золыю-угольная подошвенная прослойка. Образовывалась она в результате сгорания соломы и веток при разжигании огня с культовыми целями. Высота курганов 0,7—1,4 м, диаметры основания 6— 12 м. Вокруг насыпей обычны кольцевые ровики с перемычками или без них.

 

Кремация умерших совершалась всегда на стороне, на специальных погребал!,пых кострах. По-видимому, украшения и металлические части одежды сгорали при кремации, поэтому для псковских кривичей IX— X вв., как и в более раннее время, характерны захоронения без вещей.

 

Остатки трупосожженнй, собранные с погребального костра, как правило, помещались в верхних частях насыпи. Очевидно, захоронения совершали в готовую насыпь. Лишь в виде исключения встречаются урновые погребения, основная же часть их представляет собой небольшое скопление кальцинированных костей. Поскольку захоронения обычно находились в самом верху насыпи, многие из них были разрушены дождевыми и талыми водами и ветрами. Поэтому в Псковской земле очень много так называемых пустых курганов, при раскопках которых погребения пе встречены. Известны в Псковском регионе и курганы с захоронениями в основании. Единичны погребальные насыпи с трупосожжениями, совершенными на месте. В частности, таковы некоторые курганы v д. Ерусалимская (Тюленев В. А., Тюленева О. //., '1978, с. 41, 42) .

 

В каждой круглой насыпи обычно бывает одно, изредка — два захоронения.

В единичных курганах с трупосожжениями найдены вещи. Так, из круглых курганов, исследованных в 1938 и 1939 гг. близ д. Городпи Н. Н. Чернягиным, происходят бронзовая овальная пряжка, два пластинчатых браслета с узкими концами, спиральки и железные ножи.

 

Особняком стоят кургапы с трупосожжениями, исследованные в Залахтовском могильнике (Хвощин- екая Н. В., 1977а, с. 02 — G7). Кальцинированные кости, собранные с погребал!.пых костров, вместе с оплавленным н фрагмептироваппым погребальным инвентарем ссыпали здесь в небольшие ямы округлых очертаний, вырытые в матерние в центре курганной площади. В захоронениях женщин найдены пластинчатая грпвпа с привесками-бубенчиками, спиральный браслет, пластинчатые браслеты, браслет прямоугольного сечения, ажурная привеска в виде стилизованного изображения водоплавающей птицы, спиральки, фрагменты цепочек и подковообразной фибулы и стеклянные бусы. В захоронениях мужчин обнаружены предметы вооружения (меч, наконечники копья, топор, стрелы), а также удила, плеть, коса, нож н т. и. Па основе находок труносожжения датируются X в. Неславянский характер этих курганов очевиден. Существенно и то, что многие из более поздних курганов с трупоположениями в этом могильнике характеризуются неславянскими особенностями.

 

Переход от обряда трупосожжения к трупоноложе- нпям в регионе псковских крпвпчей скорее всего приходится на конец X и начало XI в. Дата весьма приблизительна, поскольку надежных данных для ее определения здесь пет. Наиболее поздние захоронения по обряду сожжения определяются по гончарным урнам-юршкам с линейно-волнистым орнаментом (Кривовицы, курган 3).

 

Ранние курганы с трупоположениями содержат захоронения в основаниях на зольно-угольных прослойках. В XII в. постепенно распространяются трупоположения в подкурганных ямах, которые господствуют во второй половине XII и в XIII столетии.

 

Похоронный ритуал представляется следующим. Сначала выжигали синем место, предназначенное для курганной пасыпи. Для этого использовали хворост и солому. В ранних курганах умерший положен на образовавшуюся после сгорания костра зольную прослойку. В поздних курганах в середине площади, занимаемой этой прослойкой, вырыта могильная яма, куда н помещен умерший. После этого яма была засыпана и сразу же сооружена насыпь. При этом вокруг ее основания образовывался кольцевой ровик, на дне которого зажигали ритуальный костер. Судя по раскопкам курганов в Себежском Поозерье, костер разводили обычно с южной стороны кургана, иногда их было два — с южной н северной сторон.

 

Положение умерших в курганах псковских кривичей общеславянское — на спине, головой к западу. Изредка встречаемая меридиональная нлп восточная ориентировка отражает славянизацию фипттоязычпо- го или балтекого населения.

На окраинах области расселения псковских кривичей наблюдаются некоторые особенности в развитии погребальной обрядности, появляются элементы, чуж-i дые славянскому похоронному ритуалу. Так, в Себежском Поозерье трупоположения в грунтовых ямах под курганами получают распространение уже в XI в., что объясняется соседством с латгалами. Латгальский похоронный обряд в течение второй половит.! I и начала II тысячелетия н. э. характеризуется трупоположениями в грунтовых ямах (Седов В. В., 19776, с. 72).

 

В Мальском могильнике, состоящем нз курганов п жальничиых могил, при раскопках наряду с обычными песчаными курганами исследованы пасыпи с внутренними каменными сооружениями (Седов В. В.. 19766, с. 92, 93). По внешнему облику эти насыпи ничем не выделялись среди прочих. Однако после снятия дернового покрытия оказалось, что края курганов были сложены из плитнякового камня, положенного в четыре-пять ярусов. В центре кольцевой кладки па материке из такого же плитнякового камня был сложен ящик размерами 2,5—2,8Х1.5—1,9 м и высотой 0,7—1 м. На дне ящпка-саркофага находился скелет умершего, погребенного в таком же положении, как и в обычных курганах.

 

Курганы с каменными ящиками не имеют аналогий среди восточнославянских погребальных памятников. Труноположения в сложенных пз плитняка ящиках встречаются в могильниках Эстонии, относящихся к концу I и началу II тысячелетия н. э. (Selirand J., 1974, I. 76). Малъские ящичные захоронения, по-видимому, генетически связаны с ними. Сложенная из плитняковых камней обкладка этих курганов также восходит к эстским каменным могильникам. Нужно полагать, что Мальские курганы с каменными конструкциями оставлены ассимилированным славянами местным прибалтийскофниским населением (Sedov V. V., 1980а, р. 81-89).

 

Курганы с трупоположениями псковских кривичей беднее вещами, чем такие же смолеиско-полоцкие.

 

Собственных височных украшений псковские кривичи не имели. Лишь в немногих курганах встречены нерстнеобразиые височные кольца общевосточнославянских типов. Изредка попадаются трехбусинные или однобусинные кольца и их проволочные стержни ( LI, 1—3, 6—8). Шейные ожерелья состояли преимущественно нз малого числа мелких стеклянных бусин синего, зеленого, желтого и белого цветов. Каменные бусины очень редки ( LI, 19). Привески — лунницы ( LI, 4), монетовидные или монетные ( LI, 5), бубенчики ( LI, 11) и прочие ( LI, 12) — единичны. Шейные гривны ( LI, 26) попадаются как редкое исключение. Чаще встречаются нагрудные подковообразные застежки ( LI, 15, 22), которые носили и женщины, и мужчины.

 

В целом ряде курганов найдены металлические браслеты и перстни общерусских типов ( LI, 9, 10, 13, 14, 16, 7(S).B захоронениях мужчин изредка встречаются поясные пряжки н кольца ( LI, 25, 27). В одном из Мальских кургапов в области левого плеча погребенного обнаружены остатки кожаной сумки, в которой находились бронзовые поясные детали и серебряный пластинчатый широкосрединный перстень с завязанными концами. Поясной набор составляли пряжка, кольцо, наконечники, 16 ромбических и три миндалевидные бляшки с рельефным узором ( LI, 17, 20, 21, 23).

 

В очень немногих курганах встречены железные ножи. Иногда они лежали около пояса, иногда — в области ключицы пли плечевых костей.

 

Глиняные сосуды ( LI, 24) найдены при единичных трупоположениях.

 

Особое место в регионе псковских кривичей по- прежнему занимает курганный могильник в Залах- товье (Трофимов К. Д., 1909; Кудряшов К. В., 1913, с. 255-263; Хвощинская Н. В., 1976, с. 18-24; 1977а, с. 62 - 69; 19776, с. 118 - 120). Часть женских трупоположений этого могильника отличается специфическим набором нагрудных украшений. Он состоит из двух треугольных пли пятиугольных ажурных блях, соединенных между собой несколькими рядами бронзовых цепочек. Бляхи-цепедержатели прикреплялись к одежде булавками с крестовидными навершиями. Во всех этих захоронениях найдены также остатки шерстяных тканей, расшитых по краям бронзовыми спиральками. Это наплечные покрывала, аналогичные литовско-латгальским. В этом могильнике многие погребенные имели восточную ориентировку. Курганная группа при д. Залахтовье является памятником разноэтпичного населения. Это были кривичи псковские, прибалтийские финны (скорее всего западная водь) и, может быть, балты.

 

Область наиболее плотного распространения курганов с зольно-угольноп прослойкой в основании соответствует ареалу псковских говоров, как он обрисован Московской диалектологической комиссией {Дурново Н. Н., Соколов Н. И., Ушаков Д. Н., 1915; Дурново Н. //., 1969.) По-видимому, псковские говоры восходят к племенному наречию псковских кривичей. <(На основании показаний письменных источников, относящихся к территории Пскова,— пишет Р. И. Лванесов,— древние псковские говоры выделяются весьма ярко, в особенности по ряду характер- пых черт узкого чисто псковского значения, не соотносительных с чертами диалектных различий в общевоеточноелавяиском масштабе... Характерно, что территория псковских говоров, как она определяется данными современной диалектологии, совершенно не совпадает с территорией Псковской земли XTV— XV вв. Это указывает, вероятно, па то, что образование их особенностей ие связано по времени с формированием Псковской земли. Можно полагать, что специфические особенности древнего псковского говора. отразившиеся в псковских памятниках XIV-- XV вв., сформировались в более раннюю эпоху» (Аванесов Р. И., 1947, с. 131, 132).

 

На территорию псковских кривичей постепенно проникали словепе новгородские. Здесь есть единичные сопки и более многочисленные жальники. С .момента организации Новгородского государства псковские кривичи вошли в его состав.

 

 

К содержанию книги: Славяне

 

 Смотрите также:

 

Культура Смоленско Полоцких длинных курганов  Культура длинных курганов. Кривичи. Ильменские словене.

Выделяются псковские, полоцкие, смоленские кривичи.
У радимичей, как и у других племен «Повести временных лет», представляющих по сути дела или союзы племен или территориальные этнические образования (кривичи,

 

Поляне. Радимичи и Вятичи. Древляне. Дулебы и Бужане.

Хорваты, Северяне, Дреговичи, Кривичи, Полочане, Славяне Новогородские. Киев. Изборск, Полоцк, Смоленск, Любеч

Теория Сергеевича относительно образования земель.

Полоцкий союз составился из кривичей и части дреговичей; Смоленский из кривичей и части радимичей; Черниговский из северян, части
Так создался тот порядок, который лаконически изображен в известном заявлении летописи: «новгородцы и смольняне, и полочане и все...