Восточнославянские племена составе древнерусской народности

 

 

Тиверцы – восточнославянское племя

 

 

 

Тиверцы и уличи занимали самую южную часть восточнославянской территории. Места их поселений целиком расположены в области расселения антов.

Летописные известия о тиверцах немногочисленны. В Повести временных лет им отводится Подне- стровье: «...а улучи и тиверьци седяху бо но Днестру, приседяху къ Дунаеви. Бе множьство ихъ; седяху бо по Днестру оли до моря, и суть грады их и до сего дне» (ПВЛ, Т, с. 14).

 

В Ипатьевской летописи вместо Днестра, видимо, ошибочно указан Днепр, но добавлен Южный Буг: «...а Оуличи и Тиверци седяху по Бугу и по Днепру и прнседяху къ Дунаеви» (11СРЛ, II, с. 10). Под 885 г. летописи сообщают, что киевский князь Олег воевал с тиверцами и уличами (ПСРЛ, I, с. 24). Комментируя это сообщение, исследователи обычно считают, что Олегу не удалось подчинить тиверцев. Г) 907 г. в походе Олега на Византию наряду с другими восточнославянскими племенами участвовали и «Тиверци, яже coy толковины» (ПСРЛ, I, с. 29).

 

Последний раз тиверцы упомянуты в летописях под 944 г. как участники похода Игоря па Византию (ПСРЛ, I, с. 45). Слово «толковины» обычно связывают с глаголом «толковать», и отсюда тиверцы — переводчики (Шахматов А. А., 1919а, с. 32; Истрин В. М., 1922, с. 246; Готъе Ю. В., 1930, с. 224; ПВЛ,II,с. 263). Еще раз это слово встречается только в Слове о полку Игореве, где выражение «поганые тльковипы» вложено в уста князя Святослава Всеволодовича. Здесь «толковины» — иноплеменники, т. е., очевидно, половцы, усвоившие славянский язык. На этом основании построено предположение А. И. Соболевского, что тиверцы — одно из тюркских (печенежских) племен, подвластных Руси.

 

Само название племени исследователь объясняет из тюркского tiv-ar — «переводчик» (Соболевский А. //., 19106, с. 183, 184). Недавно этот вопрос заново был пересмотрен А. С. Стрижаком (Стрижак О. С., 1969, с. 47—56), который убедительно показал, что летописные «толковины» имеют в основе древнерусское «тълкъ» — «переводчик». Автор замечает, что в местах активных языковых контактов, а к таковым, конечно, принадлежали в IX—X вв. области Северо-Западного Причерноморья, более или менее значительные группы населения владели двумя языками, за что и именовались «толковинами». Тиверцы в войске Олега в период движения на Царьград были племенем, знавшим греческий язык, и могли служить переводчиками.

 

Этноним тиверцы скорее всего произволен от античного названия Днестра — Тирас (Mar quart /., 1903, S. 189, 190; Шахматов А. А., 1919а, с. 31; Фасмер М.7 1973, с. 55). Кслп это так, то тиверцы буквально значит «дпестровцы» — обитатели Поднестровья.

 

Гидроним Тирас—Тира образован из иранского turas — «быстрый» (Vasmer М., 1923, S. 61 — 63) и упоминается еще Геродотом. Позднее он встречается в сочинениях Страбона, Плиния и Птолемея. Есть упоминание реки Тиры (у Евксинского Понта) в кратком географическом словаре Стефана Византийского, относящемся к V—VI вв. У Иордапа (середина VI в.) Днестр уже трижды именуется Данастром. Один раз рядом с Данастром назван гидроним Тира. То же у Аммиана Марцеллина — дважды Днестр назван Данастиус и один раз Тирас. Очевидно, к началу второй половины I тысячелетия н. э. древнее название Днестра — Тирас — выходило из употребления. Гидроним Днестр также иранского происхождения, но преобразован на дако-фракийской языковой почве (Трубачев О. П., 1968, с. 216—218). Нужно полагать, что племенное название тиверцев восходит ко времени до VI в.

 

Тиверцами, вероятно, стала называться та часть славян-антов, которая обитала в бассейне Днестра еще в эпоху Черняховской культуры. Этот этноним мог появиться только в период славяно-сарматского контакта. Скорее всего тиверцы занимали, кроме собственно Поднестровья, также междуречье Днестра и среднего течения Южного Буга. Помимо упомянутого выше сообщения Ипатьевской летописи, об этом свидетельствует топоним Тивров — древнерусское поселение (XIV в.) на Южном Буге, южнее современной Винницы. Из летописного сообщения следует, что тиверцам принадлежало и нижнее течение Днестра вплоть до Черного моря. Однако в 30-х годах X в. сюда же переселились уличи.

 

Можно полагать, что в VI—VII вв. предки летописных тиверцев были одним из племен антов. Анты Поднестровья ничем не выделялись среди нрочих групп этой ветви славянства. Попытки определить специфические черты древностей тиверцев второй половины I тысячелетия н. э. не дали положительных результатов. Поэтому поднестровские древности относятся исследователями к тиверцам по территориальным, а не по этнографическим признакам [Федоров Г. В., 1952, с. 250-259).

 

Для племенной дифференциации славянства могильники более важны, чем поселения. Однако грунтовые могильники третьей четверти I тысячелетия н. э. в Поднестровье и на Южном Буге изучены весьма слабо. В последней четверти I тысячелетия н. э. тиверцы продолжали хоронить умерших в грунтовых могильниках. Лишь кое-где в этот период появились курганные захоронения.

 

Один из тиверских курганных могильников открыт близ с. Алчедар в Резинском р-не Молдавской ССР. В группе насчитываются 34 невысокие насыпи, округлые в плане. Г. Б. Федоров в 1901 1963 гг. раскопал И курганов (Федоров Г. В., 1964а, с. 69, 70; 19646, с. 87, 88; 1968, с. 90-93). Все они содержали по нескольку захоронений по обряду трупосожжения. Количество погребений в одном кургане колеблется от 10 до 46—49. Погребения совершены неодновременно. По-видимому, каждый курган служил усыпальницей для членов патриархальной семьи в течение ряда поколений. Кремация умерших совершалась на стороне. Собранные с погребального костра мелкие пережженные кости вместе с золой и угольками помещались на специально устроенной глиняной площадке в основании кургана или вне ее пределов, в неглубоких погребальных ямках, реже — в глиняных сосудах-урнах. Урны изготовлены уже с помощью гончарного круга и принадлежат к древнерусской керамике X столетия. Подавляющее большинство погребений лишено вещей. Инвентарь других захоронений весьма беден. Височные украшения не встречены. К шейным украшениям относятся бронзовая витая гривна и бусины. Среди бусин есть зонные двойные, тройные и пятерные из стеклянной пасты, большинство— синего цвета, но найдены также позолоченные и посеребренные, одна ~ желтая лимоновидная и одна — сердоликовая 14-гранная. Бронзовые предметы единичны — две ноясные пряжки, два проволочных колечка, поясная прорезная привеска. Кроме того, найдены железная трубочка и несколько железных ножей. Все эти предметы принадлежат к общеславянским типам. Исследователь алчедарских курганов датирует их концом IX — первой половиной X в.

 

Видимо, подобные курганы были еще ниже по Днестру, в Дубоссарах, где в середине XIX в. при раскопках папши глиняную урну с пеплом (Обозрение, 1899, с. 280). Однако в Поднестровье курганы, вероятно, не получили распространения. Курганов с труноположепнямп здесь нет вовсе: и в конце I и в первых веках II тысячелетня господствовал обряд трупоположения в груптовых могильниках.

 

Один из интереснейших грунтовых могильников тиверцев — Брапештский — расположен в Оргеев- ском р-не Молдавской ССР (Федоров Г. В., 1964а, с. 68, 69; 1968, с. 93). К наиболее ранним принадлежат три захоронения по обряду трупосожжения. Остатки кремации были помещены в глиняных урнах, причем две из них — лепные, а одна — гончарная с волнистым ц, линейным орнаментом. В 1962— 1963 гг. здесь исследованы 94 могилы с трупоположениями. Во всех умершие были положены в вытянутой позе на спине, головой на запад. Вещевой инвентарь довольно разнообразен. Височные украшения представлены главным образом общеславянскими перстнеобразньши кольцами с сомкнутыми концами. Кроме того, найдены трехбусинное височное кольцо и нерстнеобразное колечко с одной металлической бусиной. В единичных погребениях встречены серебряные серый в виде проволочного колечка с «виноградной гроздью» из зерни и скани, которые в Поднестровье известны по раскопкам на древнерусских городищах. В составе шейных украшений находились разноцветные настовые и 14-гранные сердоликовые бусины, тонкопроволочная перекрученная гривна с петельками на концах. Найдены также проволочные браслеты и перстни, бубенчики с крестообразной прорезью, лунпнца, шиферные и глиняные пряслица, калачевидпое кресало, железные ножи, шилья, иглы, наконечники стрел. Исследователь могильника датирует его концом IX — первой половиной XI в.

 

С конца IX — начала X в. в степные области тиверцев проникают кочевые племена. В 915 г. в северопричерноморских степях появились печенеги, которые через несколько лет достигли низовьев Дуная. Расселившись на южной окраине славянских земель, кочевники заставили славян отступить на север. Славянские поселения, расположенные в низовьях Днестра (Олонешты, Раскайцы, Тудорово и др.), под ударами печенегов прекратили свое существование. Вскоре борьбу с кочевниками начинает вести Первое Болгарское царство. В результате южная часть Прутско-Днестровского междуречья была включена в территорию Первого Болгарского царства, и здесь получила распространение культура того же облика, что и в других областях этого государственного образования.

 

По-видимому, в этот период произошел значительный отлив тиверцев из южных районов Подне- стровья в более северные области. Еще в дореволюционное время многие русские историки полагали, что тиверцы не могли быть полностью разгромлены тюркскими кочевниками, а отступили на север, в Карпаты. Эту гипотезу активно поддержал Л. Нидерле (Нидерле Л., 1956, с. 158, 159). Он попытался показать, что заселение славянами территории современной Закарпатской обл. происходило ие в глубокой древности, как думали некоторые исследователи прошлого столетия, и не в XII—XIII вв., как считали некоторые венгерские историки, а в X—XI вв., в период натиска на славян печенегов и половцев. Л. Нидерле считал, что тиверцы наряду с другими южнорусскими племенами под давлением кочевников вынуждены были отступить к Карпатским горам и в Закарпатье. Население средневековых Закарпатской н Семиградской Руси и составляли эти славянские переселенцы.

 

Сейчас, когда в Прутско-Днестровском меяодуречье собраны значительные археологические материалы, картина борьбы тиверцев с кочевниками и гибели поднестровских поселений рисуется довольно ярко. Многие из исследованных славянских поселений в Молдавии прекратили свое существование в XI- начале XII в., и это свидетельствует об отливе отсюда славянского населения. До того времени натиск кочевников еще сдерживался Первым Болгарским царством. Его разгром и наступление кочевников привели к упадку славянской культуры в Прутско- Диестровском междуречье. Славянское население вынуждено было отступить на север, по-видимому, под защиту Галицкого княжества. В междуречье Прута и Днестра остались лишь немногочисленные островки славянского населения, которое со временем было романизировано.

 

 

К содержанию книги: Славяне

 

 Смотрите также:

 

Уличи и тиверцы

Уличи и тиверцы. На самом юго-западе восточнославянского мира лежали земли уличей и тиверцев. Их земли тянулись по Днестру и доходили до Дуная и Черного моря.

 

Племена восточных славян – дреговичи, поляне, кривичи, угличи...

Наиболее южные племена — улучей и тиверцев — Середонин отказывается признать двумя различными племенами.

 

Тиверцы. К вопросу об этнокультурной контактной зоне...

...распространяется восточнославянская культура типа Луки-Райковецкой, которую по летописным данным можно увязать с союзом племен тиверцев.

 

РУСЬ И ВАРЯГИ. Шахматов, варяжский вопрос

Угличи, тиверцы, поляне отступают из степи в лесные области. Их зависимость от хазар и раньше едва ли выходила за отношения случайных данников.