Восточные славяне 6-13 века

 

 

Когда появилась культура длинных курганов

 

 

 

Для определения начальной даты длинных курганов важны бляшки-скорлупки, блоковидные кресала, В-образные пряжки и бронзовый пинцет из кургана 16 в Линдора. Поскольку в прибалтийских древностях моложе VI в. бляшки-скорлупки уже не встречаются, их дату следует ограничить II—VI вв. (Шмидель- хелъм М. X., 1955, с. 74—90). Блоковидные кварцито- вые кресала в памятниках юго-восточной Прибалтики были в употреблении преимущественно в VI—VII вв. {Moora Н., 1938, S. 569-574; Kivikoski Е., 1973, S. 39). Лишь единичные реликтовые находки подобных огнив обнаружены среди более поздних древностей. К числу ранних предметов вещевой коллекции длинных курганов принадлежат бронзовые пинцеты, имеющие аналогии в эстских каменных могильниках середины I тысячелетия н. э. (по V—VI вв. включительно) . В-образные пряжки в прибалтийских древностях представлены широко и датируются VI—VII вв. (Седов В. В., 1974а, с. 34, 35).

 

На основе этих находок наиболее ранние захоронения в длинных курганах датируются VI—VII вв. Таковы могильники Северик (курган 1, погребение 16), Лезги (курган 6, погребения 1 и 2), Линдора (курган 16,погребение 1),Арнико (курган 9,погребение 1), Володи (курган 1, погребение 1), Светлые Вешки (курган 13, погребения 1—3), Полибино (курган 21, погребение 1), Липецы (курган 9, погребение 1), Михайловское (курган 3, погребение 1), Янкевичи (курган 1, погребение 2). В-образная пряжка из полибинского кургана по среднеевррпей- ским аналогам может быть отнесена даже к V в.

 

Почти все эти курганы находятся в бассейне Псковского озера, т. е. в зоне наиболее плотного распространения длинных курганов и там, где известны наиболее крупные валообразные насыпи.

 

На Смоленщине и в Полоцкой земле длинные курганы распространяются позднее — только в VIII — IX вв. Выявить среди них более ранние захоронения не представляется возможным. В отличие от псковских длинных насыпей, в смоленско-полоцких часто встречаются вещевые находки. Как уже отмечалось, женский погребальный инвентарь этих курганов своеобразен и имеет аналогии в балтских древностях. Эти материалы н дают твердое основание для датировки смоленско-полоцких длинных курганов VIII—IX вв. (Шмидт Е. А., 1970а, с. 219-235).

 

Верхняя хронологическая граница захоронений в длинных курганах Псковского ареала совпадает со временем распространения обряда захоронений в круглых насыпях. Здесь, как и в других областях лесной зоны древней Руси, наиболее ранние круглые курганы с индивидуальными захоронениями относятся к IX в. Ни в одном из длинных курганов Псковской земли не встречены предметы X в. По-видимому, наиболее поздние захоронения в длинных курганах здесь совершены в VIII—IX вв.

 

К IX в. принадлежат и наиболее поздние захоронения длинных курганов Смоленской и Полоцкой земель. И только на окраинах или в глухих местах ареала длинных курганов встречаются отдельные захоронения, относящиеся к X в. Таковы погребения в одном из курганов Поречья, где найден дирхем X в., в Черневичском кургане 5, где вместе с лепными сосудами обнаружена гончарная урна, Шугайловский курган с находками гончарного кувшинчика и обломка шейной гривны с седловидпым концом и курган на берегу оз. Черемеиецкое (урочище Боровское Ку- палище) с гончарным сосудом.

 

Таким образом, первые длинные курганы были сооружены в VI в. В VI—VII вв. ареал их ограничивался Псковской землей и смежными с ней областями, входящими в бассейн верхней Ловати.

 

Древности этого региона предшествующей поры принадлежат к культуре текстильной керамики, оставленной, что ныне представляется бесспорным, местным финно-угорским населением (Sedov V. V., 1980b, S. 429—438). Поселения первой половины I тысячелетия н. э. этой культуры (наряду с текстильной керамикой они содержат часто и штрихованпую, что характерно для Прибалтийскофинского региона) исследовались в бассейне Великой (Тараканова С. А., 1956, с. 36, 37), Приильменье (Орлов С. Н., 1962, с. 42-45; 1967, с. 233-236; 1968, с. 160-164), верхнем течении Западной Двины (Станкевич Я. В., 1960, с. 7—151). Они свидетельствуют, что население в Новгородско-Псковской земле в это время было сравнительно малочисленным.

 

Труднее поддаются выявлению могильные памятники. Пока известны единичные каменные могильники — Солоницко и Подгощи в юго-западном Приильменье (Рерих Н. К., 1899а, с. 371, 372; Alexan- drov V. V., Tallgren A. M., 1930, S. 100—108) и на Луге (Moora H., 1938, S. 18). Может быть, к этой же группе древностей принадлежат каменные вымостки, зафиксированные в прошлом столетии в нижнем течении Великой близ д. Ерусалимская (Псковские ведомости, 1879). Однако сейчас невозможно сказать, были ли каменные могильники в первой половине I тысячелетия н. э. характерны для прибалтийскофинского населения будущих Новгородской и Псковской земель или же это население хоронило умерших каким-то иным способом, недоступным археологическому изучению.

 

Какая-либо генетическая преемственность между прибалтийско-финской культурой текстильной керамики первой половины I тысячелетия н. э. и культурой псковских длинных курганов отсутствует. Это очевидно и по могильным древностям, и иа основе пока еще плохо изученных поселений.

 

Многочисленные памятники второй половины I тысячелетия н. э., зафиксированные в Псковском регионе, свидетельствуют о значительном приливе сюда нового населения в середине этого тысячелетия.

 

По всей вероятности, сооружение валообразных насыпей явилось продолжением обряда захоронения остатков кремации в неглубоких ямках или на поверхности невысоких природных всхолмлений, может быть, удлиненной формы. Расселившись в новой местности, которая отличается равнинностью, пришлое население вынуждено было сооружать искусственные погребальные насыпи. На Псковщине в двух пунктах (Городище и Замошье) открыты захоронения того же облика, что и в длинных курганах, но в естественных валообразных насыпях. Исследования М. Э. Аун последних лет показали, что длинным курганам в юго- восточной Эстонии предшествовали погребальные площадки. Остатки трупосожжений, совершаемых на сторопе, ссыпались в неглубокие ямки, вырытые на площадках. Площадки зафиксированы в структуре некоторых из раскопанных курганов, т. е. насыпи были сооружены непосредственно на погребальных площадках (Лун М. Э., 1980а).

 

Площадка, окруженная ровиком, в которой было восемь грунтовых ямок с остатками сожжения, исследована Е. Н. Носовым в могильнике культуру длинных курганов на берегу оз. Съезжее в Хвойнин- ском р-не Новгородской обл. (Носов Е. Я., 1980, с. 21, 22).

 

 

К содержанию книги: Славяне

 

 Смотрите также:

 

Кушавера. Культура псковских длинных курганов. Погребальные...

Культура псковс-ко-вологодских

 

Культура длинных курганов. Кривичи. Ильменские словене.

Культура длинных курганов. На смену длинным курганам с несколькими погребениями постепенно приходят удлиненные курганы с одиночными погребениями.

 

О так называемых погребальных площадках в культуре длинных...

В настоящее время наши знания о культуре псковских длинных курганов (далее — КДК) основываются прежде всего на сведениях о ее погребальных памятниках.