Восточные славяне 6-13 века

 

 

Керамика и оружие тушемлинско-банцеровских племен

 

 

 

Культурные напластования на поселениях тушемлинско-банцеровской культуры бедны находками. Наиболее многочисленны фрагменты керамики, изготовленной домашним способом без помощи гончарного круга. Самыми распространенными были сосуды горшкообразных типов тюльпановидной, бико- нической и усеченноконической форм ( XI, 1, 3, 7, 8, 10). Горшки больших размеров (иногда до 40— 45 см в диаметре) предназначались для храпения продуктов, меньших размеров (до 25—30 см в диаметре) — для нриготовлепия пищи. Эти сосуды лепились из глины с нримесыо дресвы. Часто внешняя поверхность их шероховатая от выступающих зерен дресвы. Цвет поверхности различный: серый, желтый темно-серый, грязно-коричневый. Орнамепта нет.

 

Вторую, менее многочисленную группу керамики образуют мискообразные горшки и миски ( XI, 2, 9). Они выделяются и по характеру обработки поверхности — лощеной или подлощенной. Количество лощеной керамики на разных памятниках различно. Так, по подсчетам Е. А. Шмидта, на селищах она составляет не более 5% всех фрагментов глиняной посуды. На городищах-убежищах ее доля увеличивается, составляя 20—37%. Это различие обусловлено, очевидно, тем, что в убежища брали с собой наиболее ценные вещи и керамику. Замечено, что лощеная керамика чаще встречается на памятниках, расположенных в Днепровском бассейне. В северо- западной части ареала тушемлинско-банцеровских памятников такая посуда почти неизвестна.

 

Керамика тутпемлинско-банцеровского облика встречена также в отдельных захоронениях длипньтх и синхронных с ними полусферических курганов (Старое Село под Витебском, Дорохи, Янкевичи).

 

В этой связи некоторые исследователи склонны думать, что для тушемлинско-банцеровских племен были характерны как грунтовые, так и курганные могильники (Митрофанов А. Г., 1978, с. 120, 121). Однако тушемлинские сосуды в смоленско-полоцких курганах встречаются наряду с типично славянской керамикой.

Помимо изготовления посуды глина использовалась для выделки других предметов: рыболовных грузил, пряслиц и бус. Наиболее распространены биконические пряслица с отверстием большого диаметра. Некоторые из них украшены циркульным или накольчатым орнаментом ( X, 7, 8, 11).

 

Многочисленные материалы свидетельствуют о развитии на поселениях железоделательного и железо- обрабатывающего ремесел, хотя железные предметы при раскопках довольно редки. Добыванием железа из болотных руд занимались почти на каждом селище, о чем говорят находки шлаков и кусочков руды, а в отдельных случаях — и остатков печей-домниц.

 

Ассортимент железных изделий на памятниках тушемлинско-банцеровского типа разнообразен. Из сельскохозяйственных орудий обычны серпы и серповидные ножи ( XI, 4, 5). На некоторых поселениях встречены ножи, шилья, топоры, косы, рыболовные крючки, подковообразные застежки, наконечники копий и стрел. На селище Слобода-Глуши- ца и Демидовском городище найдены огнива в виде длинной трапециевидной пластины с кольцом вверху ( XI, 6).

 

Топоры, судя по находке на городище Кострица, принадлежат к типу узколезвийных с яйцевидной проушиной. Они находят аналогии в прибалтийских коллекциях VI—VIII вв. Среди серпов выделяются крупные и совершенные по форме из Тушемли, Де- диловичей и Кострицы. Это южный тип серпов, ведущий свое происхождение от скифского.

 

Встречаются на памятниках типа Тушемли—Бан- церовщины и предметы вооружения. Среди них ест! железные втульчатые наконечники копий нескольким типов, чаще — с пером листовидной или пламеобразной формы, имеющие многочисленные аналогии в литовских древностях V—VIII вв., и двушшшые.

 

Обычны также находки железных наконечниког стрел. Они трехлопастные и черешковые и имеют обширный регион распространения.

 

Обнаружены на тушемлинско-банцеровских памятниках и предметы снаряжения коня и всадника — удила, шпоры, пряжки. Шпоры найдены в Дедило- вичах, Шугайлове и Неквасине. Все они с шипом и крючками на концах. С Банцеровского городища происходит фрагмент псалия.

 

Изделия из цветных металлов изготовлялись, как и железные, на месте. На многих селищах найдены глиняные льячки, обломки тиглей с подтеками бронзы и литейные формочки. Па селище у д. Шугайлово обнаружен набор литейных форм, сделанных из плитнякового известняка и предназначенных для изготовления трапециевидных подвесок и бус. Из поселений в Варганах и Витебске происходят литейные формочки для изготовления луишщ, характерных для VII — VIII вв.

 

Среди бронзовых предметов на памятниках Смоленщины часты височные кольца в виде небольших толстопроволочиых браслетов с утолщеппымн концами ( X, 5). Эти украшения перекликаются с однотипными браслетами, известными на широкой территории от Подунавья до Поволжья в середине и третьей четверти I тысячелетия п. э. Такие браслеты встречены на поселениях рассматриваемой культуры близ деревень Городище и Близнаки ( X, 10).

 

Простые бронзовые колечки обнаружены на селищах Некасецк и Дедиловичи. Обычны на поселениях трапециевидные привески и спиральки, входившие в состав ожерелий ( X, 9). Встречены также фрагменты шейных гривеп ( X, 3), браслет ( X, 4), пряжки ( X, 1, 6).

 

Среди находок из цветных металлов выделяется найденный на городище Демидовка пояс с массивной серебряной пряжкой и 104 серебряными бляшками ( X, 2). Особый интерес представляет происходящая оттуда же массивная серебряная пряжка с овальным щитком, украшенным многовитковыми спиралями, вырезанными техникой «трехгранновы- емчатой резьбы» (Шмидт Е. А., 19706, с. 68, 69,  4, 1). По мнению А. К. Амброза, эта находка наряду с комплексом предметов, обнаруженных в д. Хотыща в Могилевской обл., и некоторыми другими характеризует верхнеднепровский очаг художественной металлообработки (Амброз А. К., 1970, с. 70-74).

 

С городища Демидовка происходит бронзовая подвеска-лунница, украшенная красной эмалью. Она относится к усложненному варианту подвесок-лун- пиц с эмалями, известных по Мощинскому кладу. Вероятно, и некоторые другие предметы с эмалями, найденные в составе кладов или случайно в ареале древностей типа Тушемли—Банцеровщины, принадлежат племенам рассматриваемой культуры.

 

В состав ожерелий наряду с лушнщами и спиральными пронизками входили бусы: стеклянные с позолотой небольших размеров, иногда двойные или тройные, овальные глиняные, шаровидные янтарные.

 

На основе вещевых находок П. Н. Третьяков датировал городища и поселения типа Тушемли серединой и третьей четвертью I тысячелетия п. э. {Третьяков П. #., 1966, с. 273—279). Белорусские археологи относят эти древности к VI—VIII вв. (Очерки, 1970, с. 241-255) или V-VIII вв. {Митрофанов А. Г., 1972, с. 150-163).

 

Важные для датировки рассматриваемых памятников предметы обнаружены па городище Демидовка. Так, дата упомянутой подвески-лунницы с эмалью по аналогиям определяется V — началом VI в. Фраг- мент бронзовой двупластинчатой фибулы датируется VI — началом VII в. Гончарный серолощеный кубок, найденный в обломках, имеет дунайские аналогии V в. В целом комплекс вещей из Демидовского городища датируется V—VII вв. (Шмидт Е. А., 19706, с. 69). Очевидно, к этому времени следует целиком относить культуру типа Тушемли—Банцеровщины. Однако некоторые поселения се продолжали функционировать и в VIII столетии, о чем достоверно свидетельствуют находки сосудов тушемлинско- банцеровского типа в длинных курганах того времени.

 

В хозяйственной деятельности племен, оставивших рассматриваемые древности, ведущая роль, по-видимому, принадлеяхала земледелию. Об этом свидетельствуют и находки орудий труда (серпы, топоры, зернотерки), и большое количество обгорелого зерна различных сельскохозяйственных культур (ячмень двурядный и многорядный, мягкая пшеница, рожь, просо, овес, горох, бобы), обнаруженного на городищах Банцеровгцина, Демидовка и Близнаки. Господствовало подсечное земледелие. Это подтверждается criopo-ныльцевыми исследованиями культурных напластований и грунтов из-под насыпей валов на городищах-убежищах. Имеются основания полагать, что наряду с подсекой в это время распространяется и пашенное земледелие. В пользу этого говорят появление более совершенных по форме серпов и находки жерновов на городище Тушемля. Орудия же обработки земли были, очевидно, деревянными и не дошли до пас.

 

Несомненно, развитым было в то время и скотоводство. На долю костей домашних животных приходится свыше 3Д остеологического материала, собранного на поселениях тушемлинско-банцеровской культуры. Разводили все известные в настоящее время виды домашних животных. Среди них на первом месте стоят корова (свыше 40%) и свинья (32,7%). По сравнению с предшествующим периодом в Смоленском Поднепровье наблюдается заметный рост относительного количества крупного рогатого скота при некотором уменьшении доли лошади и свиньи. По- впдпмому, увеличение количества крупного рогатого скота было обусловлено улучшением возможностей ого содержания в зимнее время, а уменьшение числа лошадей, потреблявшихся в пищу, связано с началом использования коня в качестве рабочего скота и как средства передвижения воинов-всадников.

 

Охота и рыбная ловля имели второстепенное значение. Основными объектами охоты были лось, кабан, медведь, куница, лисица и заяц. О рыболовстве свидетельствуют находки грузил, крючков, острог и блесны.

 

оружие тушемлинско-банцеровских племен 

К содержанию книги: Славяне

 

 Смотрите также:

 

  Культура Смоленско Полоцких длинных курганов

. Нельзя не учитывать и тот факт, что почти все памятники КСДК находятся на месте селищ культуры типа Тушемли-Банцеровщины.

 

Святилища, игры и игрища

Тушемли. генетическая связь днепро-двинской культуры с культурой тушемлинского типа V -- VII вв. н. э.