Восточные славяне 6-13 века

 

 

Этническая принадлежность культуры типа Колочина

 

 

 

Происхождение культуры типа Колочина во всех деталях пока не исследовано, но несомненно, что она имеет местные корни в древностях днепровского левобережья предшествующего времени. С позднезарубинецкими древностями колочинские памятники генетически связаны самыми существенными культурными элементами — на основе керамического материала и домостроительства.

 

Прямоугольные полуземлянки столбовой конструкции с центральным опорным столбом и очагом в средней части ведут свое начало от позднезарубинецкой культуры днепровского левобережья. Для поселений Ътой культуры они не менее характерны, чем для селищ колочинского типа. Эволюционное развитие основных типов глиняной посуды колочинского облика из позднезарубинецких убедительно прослежено П. Н. Третьяковым и Е. А. Горюно- вым {Третьяков П. Н., 1974, с. 40—118; Горюнов Е.О., 19756, с. 42—50). Топографические условия расположения позднезарубинецких и колочинских поселений абсолютно идентичны. Во многом сходен и погребальный обряд тех и других племен. Незначительные различия, которые выявляются при сравнительном анализе колочинских и позднезарубинецких древностей Подесенья и Гомельско-Могилевского поречья Днепра, могут быть обусловлены временными мотивами.

 

П. Н. Третьяков, проводивший большие полевые исследования в Подесенье и обобщивший все известные здесь материалы I тысячелетия н. э., относит колочинские памятники к славянским. Основанием для этого, по мнению исследователя, служит некоторое сходство колочинских древностей с достоверно славянской культурой правобережной Украины, что проявляется в топографии поселений, устройстве полуземляночных жилищ, распространении грунтовых могильников и курганов с захоронениями по обряду трупосожжения, в близости глиняной посуды {Третьяков П. Н., 1966, с. 259—264). Отсюда делается вывод о славянстве и зарубинецкой культуры, эволюционно связанной с деснинскими древностями первой половины I тысячелетия н. э.

 

Однако общие элементы колочинских памятников и древностей тина Корчака и Пеньковки весьма второстепенны. Так, действительно, для тех и других поселений характерны полуземляночные жилища, по их строение, отопительные устройства и интерьер настолько различны, что не может быть речи о какой- либо взаимосвязи между колочинским и корчакско- пеньковским домостроительством. Относительно керамики можно говорить о близости лишь отдельных глиняных сосудов колочинских памятников с праж- ско-корчакскпми или пражско-пеньковскими. В целом это совершенно различные комплексы: ведущие формы сосудов их существенно отличны друг от друга. Керамика памятников колочинского типа, как отмечалось выше, идентична глинянои посуде тушемлин- ско-банцеровских древностей. Поэтому вопрос о месте колочпнской керамики и о ее происхождении нельзя решать изолированно от проблемы генезиса тушем- лнпской глиняной посуды.

 

II. Н. Третьяков считает также, что если зарубинецкая культура оставлена славянскими племенами, то и связанные с пей древности середины и третьей четверти I тысячелетия н. э. в левобережной части Верхнего Поднепровья принадлежали славянам (Третьяков П. II., 1970, с. 53—60). Концепции П. Н. Третьякова придерживаются и некоторые другие археологи.

 

Однако ни П. П. Третьяков, ни его последователи не могут показать эволюционную преемственность между колочинскими древностями и более поздними материалами VIII-IX вв., достоверно принадлежащими славянам. II. П. Третьяков завершает свои построения утверждением, что к исходу третьей четверти I тысячелетия н. э. верхнеднепровская и дес- нииская культура «приобрела все особенности, характерные для раннего славянского средневековья» (Третьяков П. Я., 1974, с. 49). Между тем,в действительности колочинские древности на позднем этапе развития не похожи на роменские и не приобретают какие-либо черты, характерные для последних.

 

В решении вопроса об этнической принадлежности культуры типа Колочина существенно то, что она отлична от более поздних славянских культур Поднепровья. Колочинская культура прекратила свое существование, очевидно, в VIII в. Именно в это время на ее территории распространяются поселения роменской культуры, характеризующиеся своеобразной, весьма отличной от колочинской глиняной посудой и полуземляпочными жилищами со специфически славянским интерьером.

 

На этом основании при ретроспективном подходе к археологическим материалам колочинские древности должны быть отнесены к дославянскому населению. Археология не может непосредственно ответить на вопрос, на каком языке говорили племена, оставившие эти древности. Лингвистический анализ водных названий Верхнего Поднепровья, выполненный спе- цпалпстамп, показывает, что вся эта территория, вплоть до Припяти и Сейма на юге, с отдаленной древности до I тысячелетия н. э. включительно была заселена балтами (Топоров В. Я., Трубачев О. Я., 1962, с. 159-173, 232-242). Ряд косвенных данных археологии также свидетельствует в пользу принадлежности колочинского населения к балтской этноязыковой группе (Седов В. В., 19706, с. 8-62).

 

 

К содержанию книги: Славяне

 

 Смотрите также:

 

Культура Смоленско Полоцких длинных курганов

По крайней мере не оно диктовало выбор ими мест для поселений. Нельзя не учитывать и тот факт, что почти все памятники КСДК находятся на месте селищ культуры типа Тушемли-Банцеровщины.

 

Культура сопок. Этно-культурные процессы в Удомельском...

По керамике и основной массе инвентаря, приток нового населения в Удомельское Поозерье прослеживается откуда-то с юго-запада, возможна связь с раннеславянскими древностями типа Корчак, Банцеровщина, Колочин, Волынцево.

 

Поселение и могильник Юрьевская Горка в Удомельском Поозерье.

На основе профилириванных частей выделено 10 основных типов и 5 редко встречаемых форм. В зависимости от культурной принадлежности
Такая посуда близка керамике древностей Банцеровщины и Корчака, горшкам в некоторых погребениях КДК, в слоях VI—-XI вв.

 

Древнейшие верования балтов. Эсты, ливы, латы, земиголлы...

Обычаи, верования, символика народных песен и искусства литовцев и латышей удивительно пропитаны древностью.
В городище, расположенном в 12 км от Тушемли, обнаружено почти идентичное святилище. Здесь обнаружены более ранние культурные остатки, датирующиеся I...