Эпоха бронзы лесной полосы

 

 

Атлымская культура

 

 

 

Ранее уже неоднократно отмечалось, что в последней четверти II тыс. до н. э. к северу от андроноидного сузгунско-еловского ареала продолжают развиваться культуры гребенчато- ямочной керамики, не затронутые существенно влиянием южных культур андроновской эпохи (поселения Большой Ларьяк 3, Малгет, комплекс памятников па Барсовой Горе и др.), причем на Вахе, отчасти в Васюганье и, видимо, в тех же широтах Прииртышья гребенчато-ямочная посуда доживает до VIII—VII вв. до н. э. Поздние этапы существования гребенчато-ямочной керамики характеризуются упрощением орнаментальной схемы, уменьшением доли геометрических узоров, увеличением удельного веса елочных мотивов и т. д.

 

Если в указанных районах, непосредственно соседящих с еловско-сузгупской общностью, гребенчато- ямочпый орнамент вплоть до копца бронзового века развивается традиционно, в основном по архаичным ттролитоттдиым канонам, то севернее — в низовьях Оби и примыкающей части Сургутского Приобья — гребенчато-ямочная традиция трансформируется в крестово-ямочную. Около рубежа II и I тыс. до н. э. здесь складывается выделенная Е. А. Васильевым (1982) своеобразная атлымская культура (Малоатлымское городище, поселения Заречное, Хотлох, Шеркалы IX, X в Нижнем Приобье, поселения и городища на Барсовой горе в окрестностях Сургута и др.). Ниже мы даем краткую характеристику атлым- ской культуры в основном по работам Е. А. Васильева.

 

Посуда атлымской культуры делится на две группы. Первая ( 115, 3—5) представлена слабо профилированными плоскодонными горшками, реже банками со слегка отогнутым венчиком. Некоторые сосуды имеют сильно отогнутый венчик и крутые плечики. Орнаментирована вся боковая поверхность, иногда и днище. Иногда вдоль венчика идет поясок защипов. Сущность орнаментальной композиции заключается в однообразном чередовании поясов плотно поставленных отпечатков косого креста и круглых ямок. Нередко место креста занимают отпечатки гребенчатого штампа. «Довольно часто,— сообщает Е. А. Васильев (1982, с. 8),—пояса ямок заменены зигзагами треугольниками, ромбами, выполненными штампами другого вида. В целом для композиции характерно четкое деление орнаментального поля на горизонтальные зоны».

 

Вторая группа керамики ( 115, 7) включает плоскодонные хорошо профилированные горшки с дугообразно выгнутой наружу шейкой и резким переходом к плечикам. Узоры становятся более разнообразными. «Наряду с мотивами из простых и сложных треугольников и ромбов,— пишет Е. А. Васильев (1982, с. 8),—выполненных в технике штампованного косого креста, широко применяются зоны елочных композиций гребенчатого штампа. На самых поздних, по нашим представлениям, сосудах выявляется мотив сложных взаимопроникающих фигур, выполненных печатной гребенкой или мелкоструйчатым штампом. Горизонтальная зональность общей композиции на всех сосудах подчеркнута несколькими резными или гребенчатыми поясами».

 

Сосуды первой группы типологически более ранние; они сохранили в форме и орнаментальной композиции много черт, присущих предшествующей гребенчато-ямочной керамике. Наряду с признаками типологического порядка разновременность охарактеризованных выше двух групп посуды подтверждается стратиграфическими данными: фрагмепты сосудов второй группы на Малоатлымском городище в общем залегают выше, чем обломки керамики первой группы. По наблюдениям Е. А. Васильева, «относительно закрытые комплексы (заполнения жилищ, углублений, ям), как правило, содержат керамику только одного типа». Для Малоатлымского городитпа получено несколько радиоуглеродных дат: жилище с керамикой второго типа относится к 2910±90 лет назад, углубление с ПОСУДОЙ первого типа датируется 3100+120 лет назад (Васильев Е. А., 1982, с. 9- 11). Таким образом, керамика второй группы, носители которой, распространившись потом на юг, оказали огромное влияние на этнокультурную историю Западной Сибири, датируется X—VIII вв. до н. э.

 

Отметив, что атлымская керамика первой группы по ряду признаков более сопоставима с гаадаюяской, а посуда второй группы — с красноозерской и молчановской, Е. А. Васильев предположил, что разновременность типов атлымской керамики позволяет говорить о двух этапах миграции атлымцев на юг: в конце II тыс. до н. э.— в Зауралье, а в начале I тыс. до н. э.—вверх по Оби и Иртышу (Васильев Е. А., 1982, с. 13). Хотя эта гипотеза имеет ряд уязвимых мест (большой хронологический разрыв между временем существования раннеатлымской и гамаюнской керамики, преувеличение степени сопоставимости позднеатлымской и молчановской посуды, игнорирование факта, что гамаюнская и молчановская керамика имеет не меньше, если не больше, хэяхинских черт, чем атлымских, и т. д.), такое направление поиска прародины гамаюнцев, красноозерцев и мол- чановцев представляется достаточно перспективным. Следует, однако, учитывать, что вероятнее всего перечисленные группы пришли на юг из разных мест западно-сибирского циркумполярья и речь соответственно должна идти не об одной, а о нескольких прародинах.

 

Сведения о жилищах атлымской культуры весьма отрывочны. Судя по кратким отчетным заметкам, в 1978 г. Е. А. Васильев исследовал на Малом Атлы- ме наземную постройку, в конструкции которой применялся булыжник, кольцом охватывающий центральную, насыщенную угольками часть жилища. М. В. Елькина сообщает о крупном наземном жилище, содержащем керамику атлымского типа, на Барсовой Горе. Площадь его около 300 кв. м. По длинной центральной оси выявлены два очага. Наружная сторона стен была присыпана землей. Кроме того, на Барсовой Горе исследованы еще два жилища атлымской культуры — небольшие, со слегка углубленными котлованами и одним очагом на полу у центра (Елькина, 1977, с. 109). Ю. П. Чемякин и В. П. Ко- ротаев (1976, с. 52) склонны связывать с атлымским керамическим комплексом сохранившуюся часть уничтоженного обвалом жилища на городище Барсов Городок 1/10. Котлован имел, видимо, прямоугольную форму. Размеры сохранившейся части 5X4— 4,5 м. Глубина от уровня погребенной почвы 0,5 м. В западной половине жилища был очаг.

 

Могильники атлымской культуры пока не найдены. Хозяйство населения атлымской культуры было, видимо, рыболовческо-охотничьим с преобладанием рыболовческих промыслов. Однако это соображение диктуется не характером орудий труда (мы их по существу не знаем), а некоторыми косвенными данными: хорошие условия для рыболовства, достаточно высокая степень оседлости, относительная перенаселенность и вызванные этим миграции атлымцев на юг и т. д. Практически единственными найденными пока орудиями атлымской культуры являются специфические каменные бруски с поперечными желобками у торцов ( 115, 1, 2). Назначение их определить трудно. В жилище 107 Барсовой Горы обнаружено навершие булавы из белого кварца, подквадратное в горизонтальном сечении (Елькина, 1977,  4, 7).

 

Следует предполагать довольно высокую социальную структуру общества. Об этом говорят значительная плотность населения, характерность городищ, успешные продвижения атлымцев в разные районы Западной Сибири.

 

 

К содержанию книги: Бронзовый век

 

 Смотрите также:

 

Аркаим и древность нашей истории

С точки зрения археологии отрога Южного Урала, урало-казахстанские степи хранят в себе памятники, андроновской культуры эпохи энеолита и ранней бронзы. Андроновцы (арии) были достаточно хорошо изучены, и в науке уже сложилось представление о них.

 

«Русские письмена» - откуда они?

Действительно, у германцев руническое письмо было в ходу за несколько веков до эпохи св. Константина.
Легенды о боге Одияе — осколки эпоса представителей двух. археологических культур: срубной (ваны) я андроновской (асы).

 

Фатьяновская культура, фатьяновцы. Восточные балты...

А балтийские кузнецы многому научились от металлургов Южного Урала, так называемых андроновских людей, культура которых родственна протоскифской культуре деревянных погребений, с которыми абашевцы поддерживали тесную связь.

 

Аркаим. Синташта. Арии. Индоарии. Круглые города...

Древние арии — предки индоевропейских народов. Вероятно, прародиной индоариев является область так называемой андроновской культуры — между Уральским хребтом на западе, Обью и Енисеем — на востоке.