Горный Крым

 

 

Пещерные храмы и церкви на городище Эски-Кермен

 

 

 

Кыз-Куле

 

К этому описанию как нельзя лучше, по мнению Н. И. Репникова, подходит скала с башней Кыз-Куле — весьма сильный в стратегическом отношении пункт на соседнем плато северо-западнее Эски-Кермена. Возникло оно, как считают исследователи, после разрушения оборонительных стен города, не ранее X-XI вв. (см.  19 вкл.)

 

Почему Топарх решил строить крепостцу на соседней возвышенности, но не в самом городе? Это нетрудно понять, если учесть топографию местности и расположение крепостцы-цитадели. Башня и ров находятся в месте наибольшего сужения скалистой возвышенности Тапшан в ее северной части, в точке соединения основного массива скалы с ее северным мысом.

 

Поэтому доступ на плато мыса Кыз-Куле возможен только со стороны рва и башни, которая поставлена над обрывом таким образом, что запирает доступ на плато. Для создания укрепления здесь достаточно было перегородить узкую часть плато на протяжении нескольких метров. А если возводить укрепление-цитадель на эскикерменском плато, пришлось бы восстанавливать участок крепостной стены на протяжении нескольких десятков метров. В условиях грозящей военной опасности времени было в обрез: стратегический выбор топарха был оправдан. Действительно, именно здесь крепость могла быть выстроена «с большой поспешностью, ограждена рвом» и тут началась война.

 

Перед башней находится вырубленный в скале ров шириной 5 м и почти такой же глубины, через который переезжали по перекидному мосту. Башня размером 6,3x6,5 м, высотой 7 м прорезана двумя стрельчатыми арками, выложенными из тесаных плит. Внутри башня была трехъярусной, перекрытия не сохранилось.

 

Башня запирала собой плато, ограниченное со всех сторон скальными обрывами. На некоторых участках обнаружены вырубленные в скале «постели» для невысокой стены или круглые ямки для столбов деревянного парапета.

 

Раскопки, которые велись здесь в 1933 г., вскрыли остатки одноапсидной часовни XI—XIII вв. с 5 гробницами в ней. Внутри часовни был найден яселезный крест с расширяющимися концами, видимо, украшавший часовню снаружи, и пять круглых каменных ядер для камнемета.

 

Крепость Кыз-Куле погибла от пожара, вероятно, на рубеже XIII-XIV вв.

 

Храм трех всадников

 

Подняться на плато Эски-Кермена лучше всего с южной стороны, там, где находились главные ворота. Для этого надо обойти его с востока, осмотрев по пути храм Трех всадников. Он высечен в отделившейся от основного массива округлой каменной глыбе: в глыбе меньших размеров, стоящей почти вплотную, вырублена ризница (кладовая), вокруг располагалось эскикерменское кладбище — некрополь. Храм имеет в плане форму трилистника; апсида полукруглая, в верхней части выделяется аркой, опирающейся на каменные столбики. В середине алтаря — вырубка для престола. Сохранилось скальное основание предалтарной преграды, на которой крепился деревянный иконостас. В полу вырублены две могилы — для взрослого и для ребенка. На северной стене храма сохранилась фреска с изображением трех всадников в развевающихся плащах: средний из них, Георгий-победоносец, пораясает копьем змея-дракона, двое других держат копья остриями вверх, а за спиной одного из всадников, на крупе коня видна фигура мальчика (см.  21 вкл.). Гармоничная по цвету, динамичная по композиции фреска, выполненная вероятно, в XIII веке одновременно с сооружением церкви, сильно пострадала не столько от времени, сколько от рук горе-туристов, бессмысленно разрушающих памятники истории и культуры. Под изображением — следы греческой надписи, смысл которой примерно таков: «Высечена церковь и написаны святые мученики Христовы для спасения души и отпущения грехов». Выдвинуто несколько интерпретаций изображенных на фреске святых-воинов: Георгий Победоносец в окружении Федора Стра- тилата и Федора Тирона; Георгий Победоносец в сценах его жития; Георгий и местные воины, павшие в боях с врагами, и причисленные к лику святых мучеников за веру. В Юго-Западном Крыму в XII—XIII вв. в условиях непрерывной борьбы с набегами кочевых народов вполне могло сложиться такое отношение к памяти павших за родину. Само устройство этого крохотного храма с двумя дверями и алтарем, занимающим почти половину пространства, подкрепляет эту мысль: паломники, входя в одну дверь, выходили в другую, во время службы в память погребенных8.

 

Согласно интерпретации искусствоведа Е. С. Овчинниковой, на фреске представлен св. Георгий в трех лицах: Георгий-защитник, Георгий-драконоборец и Георгий-спаситель (сюжетная сцена «Чудо со спасенным из плена пафлагонским отроком»). По ее мнению, фреска создана руками греческих мастеров и является самым ранним известным византийским изображением с двойным чудом св. Георгия — «чудом с драконом» и «чудом с отроком».

 

Храмы вдоль подъемной дороги. Дорога, ответвляясь от главного торгового пути, поднимается к воротам в город зигзагами- маршами. В камень врезались глубокие колеи от колес, кое-где сохранились боковые ограждения — парапеты. Вдоль последнего марша появляются высеченные в скале пещеры. Среди них встречаются так называемые пещеры «с лежанками», родом каменной скамьи, требующие особого комментария. Вероятно, многие из них первоначально создавались как усыпальницы. Но в поздний период жизни города, когда прежние погребальные обычаи забылись, эти «лежанки» нередко превращали в «ясли» посредством углубления верхней части каменной скамьи, в кромке которой пробивали круглые дыры, вероятно, для привязывания скота. В Эски-Кермене встречаем пещеры обоих типов — как дошедшие в первоначальном виде, так и с переделками.

 

Перед въездом в город осматриваем «Большой пещерный храм», в плане имеющий форму трилистника. Вдоль его полукруглой апсиды высечен синтрон (сопрестолие), перед ним углубление — основание для престола. Апсида выделена скальными простенками, которые наверху переходят в арку. Вдоль боковых стен церкви вырублены скамьи. Западная стена в настоящее время разрушена: первоначально она могла быть скальной, а позднее — достроенной. Близ церкви пять усыпальниц и пять гробниц с заплечиками, которые перекрывались каменными плитами.

 

Далее —- «Пещерный храм у городских ворот»: его наос прямоугольной формы вытянут необычно — с севера на юг, причем с этой стороны он продолжен небольшим помещением, куда прорублен вход. Апсида оформлена, как и в предыдущем храме, небольшими простенками, но менее явными. Возможно, их первоначальная симметрия была нарушена последующим расширением храма вправо. В них имеются пазы для деревянной алтарной преграды. В полу вырублена гробница с заплечиками. Рядом расположены три усыпальницы. В усыпальницах обоих храмов найдены предметы (браслеты синего стекла, фрагменты лампад светло-зеленого стекла, бронзовые пуговицы и т. д.), характерные для IX-X вв. Поэтому храмы и усыпальницы вдоль подъемной дороги датируют временем не ранее конца IX в.9.

 

Главные ворота. На последнем повороте дорога входит в узкий коридор, вырубленный в скале (см.  22 вкл.). Здесь когда-то были ворота, которые в начале XIX в. еще застал литератор и путешественник П. Сумароков: «При входе к нему (Эски-Кермену) просеченное в горе отверстие делает ворота, над ними виден складенный из камней свод...»10.

 

Когда-то здесь была сложная система оборонительных сооружений. У третьего марша дороги проходила передовая стена — протейхизма, огибавшая выступ скалы перед главными воротами. Между ней и обрывом размещалось еще двое ворот.

 

Только овладев ими и разрушив протейхизму, противник мог подойти к главным воротам. Они были пробиты в массиве скалы. Над ними возвышалась башня, от которой в обе стороны по краю плато шли крепостные стены, на западе и востоке упиравшиеся в пещерные казематы. Высеченный за воротами в скале коридор — это уже начало главной улицы, вдоль которой расположены разнообразные пещеры.

 

Одолев зигзаги подъемной дороги с глубоко врезавшимися колеями, с расположенными вдоль нее усыпальницами, гробницами и пещерными храмами, приблизившись к главному входу и вступив в коридор улицы, ограниченный с обеих сторон пещерными (вместо обычных домов) обиталищами, остановимся и предложим читателю тему для размышления. Сегодня район входа, лишенный наземных оборонительных стен, выглаженный и отполированный дождями и ветрами, поражает своими скульптурными формами. Причем не только в образно-художественном, но в буквальном смысле — как способ подхода к материалу, как прием его обработки, свойственный скульптуре — «удалять лишнее». Разумеется, в сочетании с наземными конструкциями, сложенными из наломанных отесанных камней, район входа являл бы нам два прямо противоположных подхода к материалу, обогащая тем самым наше восприятие. Но со вторым мы хорошо знакомы, а вот осознать смысл первого, когда от него осталось так немного следов, да и те считают второстепенными, подсобными, или свидетельствами дикости и отсталости.... Во всяком случае, участок южного входа в Эски-Кермен не может не поражать непредвзятого зрителя как своего рода образец «скульптурной модели» города во всей ее самодостаточности. Добавим, что по числу сохранившихся пещер — 350 на самом плато и 400 включая ближайшую округу — Эски-Кермен можно назвать «самым пещерным» из «пещерных городов»11.

 

«Судилище». С правой стороны скальной улицы располагался пещерный храм столь своеобразной формы, что местные жители в XIX в. называли его «судилищем». В его внутреннем пространстве угадывается немало переделок, соединивших ранее обособленные помещения, следствием чего и стала его «загадочная» форма. По меньшей мере, можно предположить, что первоначальное храмовое помещение в северо-восточной части имело форму трилистника и что к нему примыкала крещальня. В «судилище» можно войти через одну из трех дверей, переступив скальный порог, отделяющий ее от «улицы». Северная (слева от входа) часть состоит из четырех смежных помещений, разделенных грубо высеченными колоннами. Далее, к се- веро-востоку — резервуар для сбора воды, откуда она по желобкам стекала в баптистерий: его высеченные в скале стенки возвышаются над уровнем пола. Далее к востоку — апсида, по ее полукружию высечена скамья — синтрон с горним местом посредине, перед ним квадратное углубление в полу — место престола. Алтарь отделялся высеченной в массиве скалы алтарной преградой, стенки основания которой возвышаются над уровнем пола, имеются пазы для установки деревянного иконостаса. Апсида была расписана, еще недавно были видны фрагменты фресок по штукатурке. Во всех четырех помещениях северной части в полу вырублены гробницы. В юго-западном углу имеется дверной проем, выводивший на навесной деревянный балкончик. Далее, сворачивая под углом, вдоль обрыва следуют три смежных помещения; во втором пробит дверной проем в сторону обрыва, откуда по деревянной лестнице можно было спуститься вниз, к основанию плато и к расположенному там могильнику. Последнее помещение представляет собой часовню с полукруглой апсидой и примыкающим к стене престолом. Вероятно, оба пещерных храма с примыкающими помещениями были соединены позднее, при расширении первоначального храма.

 

Храм Успения

 

Неподалеку, у восточного края плато, почти над храмом Трех всадников находится пещерный Храм Успения. Это небольшая пещера с дверью и окном, хранящая следы переделок: против входа высечен тарапан, а в северо-восточной части устроена церковь. В апсиде — скальный престол, примыкающий к стене, с углублением для вложения мощей; алтарь некогда был отделен деревянным иконостасом. Апсида с кон- хой была расписана фреской, уцелевшей лишь фрагментарно: Христос Вседержитель с херувимами, святители. Ниже, над престолом — младенец Христос в чаше и два ангела с рипидами. На стене против апсиды изображена композиция Успения Богоматери; по ней-то и назван храм. Остатки фресковой росписи относят предположительно к концу XIII в.

 

Укрепления

 

Городище Эски-Кермен расположено на хорошо укрепленном самой природой месте: плато обрывается в долины отвесными стенами значительной высоты и неприступно в большей своей части. Отмечая большое сходство квадро- вой кладки боевых стен, аналогию в устройстве пещерных казематов, хорошо увязанных с наземными укреплениями, крымский археолог Д. Л. Талис сделал вывод об одновременном сооружении их византийскими строителями или при их участии, «а использовались они местными правителями в интересах, совпадающих в период строительства с целями византийской администрации»12. Оценивая оборонительные сооружения Эски-Кермена, автор первых раскопок Н. И. Репников отметил: «Оборона города на всем протяжении задумана с тонким пониманием местных условий, что позволяет видеть в авторе проекта опытного военного инженера»13. Высказывалось предположение, что Эски-Кермен как крепость был построен сразу, «в порядке государственного мероприятия», пришлой строительной артелью»14.

 

Реконструкцию системы оборонительных сооружений Эски- Кермена осуществил крымский археолог Е. В. Веймарн, доказавший, что стена окружала город по всему краю плато, отсекая с севера примерно третью часть его, оставшуюся незастроенной: возможно, она предназначалась для скота, а также для рынка. Аналогичная особенность имеется и на Чуфут-Кале. На сохранившихся участках стены прослеживаются пять рядов кладки, заканчивающихся шестым рядом больших плит, положенных плашмя и перекрывающих всю толщу стены с забутовкой, слегка нависая по краям15. Эскикерменские стены, по мнению Д. Л. Талиса, — уникальное явление в Крыму, ибо только здесь сохранились остатки раннесредневековых стен вместе с их завершением в виде горизонтальных перекрывающих плит16. Высота стены в 2,80 м при наличии отвесного обрыва под ней была вполне достаточной. Скалистые мысы, выступавшие за линию обороны восточного обрыва как бы в виде природных «башен», также были использованы: вырубленные в них пещеры с бойницами явно служили казематами для воинов и позволяли держать под перекрестным обстрелом «мертвую зону», прилегающую к обрывам. «Башни» расположены на довольно близком друг от друга расстоянии. С площадок плато к ним ведут высеченные в камне лестницы, помещения в них сообщаются переходами, в сторону обрыва пробиты ряды бойниц разной величины: более крупные — для скатывания камней, меньшие — для стрельбы из лука. На верхних площадках скалы помещались более крупные орудия — камнемёты. Снаряды для них в виде круглых ядер найдены при раскопках. Веймарн насчитывает шесть таких мысов-башен с оборонительными пещерами.

 

Кое-где сохранились фрагменты проходивших вдоль обрыва стен: их можно осмотреть на юго-восточном участке плато, вблизи от храма Успения. Следует отметить, что обязательной деталью устройства ран- несредневековых крепостных сооружений Крыма являются специально вырубленные в скале «постели», служившие основанием для облицовочных квадров стены и придававшие ей большую устойчивость. Их обязательно две, параллельные одна другой. По этой линии укладывались массивные тесаные блоки известняка, составлявшие саму облицовку стены. Пространство между ними заполнялось забутовкой из мелких камней, залитых раствором извести. Там, где стена не уцелела, ее линия прослеживается по выемкам «постелей».

 

 Поднимающееся к северу плато Эски-Кермена заканчивается мысом, отделенным от массива городища седловиной. Здесь сохранились остатки еще одного участка обороны — так называемого «дозорного комплекса». Сильно стершиеся ступени вели на седловину, к северному выходу в крепость. Спустившись по каменной лестнице, надо идти вдоль скалы по западной стороне расщелины и, отыскав в зарослях вход, ведущий на отдельно стоящую скалу, вновь подняться по высеченным в скале ступеням. Лестница начинается от дверного проема, вырубленного в подножии скалы на уровне седловины; дверь открывалась внутрь и запиралась брусом. По ходу лестницы справа вырублены две пещеры с амбразурой и бойницами. На стенах встречаются высеченные кресты с расширяющимися концами, характерные для «иконоборческой» эпохи. Через люк лестница приводит на верх скалы, на площадку, где видны следы небольших круглых отверстий, в которых крепились деревянные стояки парапета. На северном конце площадки над обрывом имеется прямоугольная вырубка, а симметрично ей, на противоположном обрыве — еще такая же. Видимо, здесь в древности перекидывались деревянные мостки для сообщения с недоступной ныне северной оконечностью горы. С площадки «дозорного комплекса» открывается величественный вид на весь район предгорья, подступы к городищу и северной части огибающих его балок (см.  20 вкл.).

 

Осадный колодец. Одно из достопримечательных, можно сказать, уникальных сооружений Эски-Кермена — его осадный колодец, расположенный у самого края восточного обрыва, в средней его части. Он был создан одновременно с городом как важнейшая часть его системы обороны. В массиве скалы вырублена круто уходящая вниз лестница в шесть маршей, каждый из которых заканчивается площадкой, освещенной окном. 95 ступеней лестницы переходят в галерею длиной около 10 м, где с потолка просачивалась вода. В раннее время существования города ее накапливалось до 70 кубометров, так что водой были залиты шестой и пятый марши лестницы. По-видимому, враг, разрушивший городские стены, сделал пролом во внешней стене пещеры, в результате чего колодец утратил свое значение. Уровень воды понизился, а последние ступени стесаны. Из колодца на поверхность вода извлекалась вручную. В мирное время город пользовался водопроводом из керамических труб, подводивших воду за четыре километра от родников соседней возвышенности.

 

Само городище усеяно множеством поросших лесом и кустарником холмиков, прикрывающих остатки разнородных построек, среди которых без труда прослеживается направление главной и боковых улиц. Культурный слой здесь весьма значителен, местами достигая 4 м мощности. Раскопками вскрыты остатки нескольких жилых домов у восточного обрыва: мощный слой золы говорил о гибели их от пожара. Дома были, по-видимому, двухэтажные, как и в Чуфут-Кале, с нижним каменным и верхним деревянным этажом, покрытые черепицей.

 

Базилика. На самой вершине плато, куда через заросли ведет основная тропа, находилась площадь с базиликой, построенной из тесаного камня одновременно с городом, предположительно в VI в. «О былом значении и славе Эски-Кермена, — писал М. Броневский, — свидетельствует храм, украшенный мраморными и серпентинными колоннами, хотя он поверясен на землю и разрушен»17. Базилика была раскопана в 1930 г. Археологи установили, что это было прямоугольное в плане здание с тремя далеко выступающими на восток апсидами, снаружи пятигранными, внутри — полукруглыми. Внутри они были отгорожены от остального пространства церкви каменной предалтарной преградой, от которой сохранились обломки, покрытые узорной резьбой в виде плетенки. Двумя рядами колонн здание разделялось на три нефа, потолок был деревянный, кровля черепичная. Исследователи отмечали отсутствие сходства базилики с херсонесскими храмами: ряд конструктивных приемов, напротив, наводил на мысль о родстве ее с малоазийским зодчеством, чье культурное влияние ощущалось в Крыму во все исторические эпохи. Базилика неоднократно ремонтировалась, предполагают, что первоначально она имела одну апсиду, а с конца XI в. их стало три. В XIII-XIV вв. к северной стене была пристроена часовня, стены которой были расписаны фресками. Часовню окружали гробницы и усыпальницы.

 

Небольшие одноапсидные церкви и часовни существовали также в кварталах, объединявших 1-3 усадьбы. Преобладали дома двухэтажные: нижний каменный этаж служил для хозяйственных целей, а верхний (деревянный или саманный) был жилым. Нередко в скале вырубались подвалы. Усадьбу с двором окружали глухие каменные заборы.

 

Храм донаторов. Неподалеку от Эски-Кермена, в ущелье к западу от Кыз-Куле, там, где находилась когда-то деревня Чер- кес-Кермен (потом Крепкое, ныне не существует), в одной из скал высечена небольшая пещерная церковь, известная как «храм Донаторов». К нему через скалистую площадку в расселину ведет вырубная лестница, по сторонам которой высечены гробница и усыпальница.

 

В западном аркосолии северной стены, рядом с фигурами св. воинов, согласно подписям — св. Георгия и св. Димитрия, были изображены еще два донатора. От одного сохранились часть торса и кисти рук, скрещенных на груди; от другого — ноги, обутые в красные сапожки. Отмечался поминальный характер храма. Вероятно, вокруг него существовал небольшой монастырь с фамильной усыпальницей для местных правителей.

 

Фресковые росписи храмов Эски-Кермена и его округи в течение XX века неоднократно изучались и копировались. В 2001-2002 гг. иконописец и реставратор И. Г. Волконская выполнила кальки с частичной реконструкцией рисунка всех сохранившихся и читаемых фресковых композиций храма Успения и храма Донаторов18. Ценность средневековых фресок Юго-Западного Крыма отмечали исследователи. Н. И. Репни- ков находил в них отражение двух художественных влияний, более раннего — малоазийского (XII—XIII вв.), последующего константинопольского (XIV в.). О. И. Домбровский отметил тесное соприкосновение последнего с аристократическим искусством Византии.

 

эскикермен 

К содержанию книги: Тайны Крыма

 

 Смотрите также:

  

ХАЗАРЫ. ХАЗАРСКИЙ КАГАНАТ. Константин Багрянородный.

Некрополи фиксируют увеличение населения Эски- Кермена, Чуфут-Кале, поселений, окружающих Мангуп и Баклу ( 18,28) и южнобережных селений.

 

Чигенитра-Богаз, Демерджийский перевал, Гурзуфское седло...

Путь на север связывал Южный берег со средневековыми пещерными монастырями, городами и крепостями княжества Феодоро (Мангуп, Эски-Кермен, Качи- Кальон и др.)

 

император ЮСТИН. Варвары в Крыму. Чуфут-Кале.

На плато Эски-Кермен ( 33,79; 45) в нижнем слое, накопившемся у оборонительной стены, содержались фрагменты амфор второй половины VI-VII вв.

 

Тавры. Пантикапей. НАСЕЛЕНИЕ КРЫМА В ПОЗДНЕРИМСКИЙ...

...воссоздается по раннесредневековым слоям, раскопанным на Боспоре и в Херсоне, по одновременным могильникам Суук-Су, Эски-Кермен, Чуфут-Кале и другим.

 

динамизме этнических процессов в Крыму в позднеримский...

С конца IX в. начинается сооружение новых пещерных храмов на Эски-Кермене . С X в. на Бакле строятся новые жилые кварталы и храмы .