Право в Древней Руси 10-12 веков

 

 

Ростиславичи. Князья Давид и Рюрик. Смоленское княжество

 

 

 

Своеобразны владельческие судьбы смоленских Ростиславичей . Ростислав Мстиславич, лет сорок княживший на столе, порученном ему от отца, сильно поднял значение Смоленска, сделав его центром северной политики старших Мономашичей. Настойчиво и в общем успешно поддерживая свое влияние в Новгороде, Ростислав имеет большое значение в делах Полоцкой земли (одно время в Витебске даже княжил сын его Давыд), служит главной опорой Изяслава в борьбе за Киев, заставляет считаться с собой черниовских и суздальских iipoi пвников. Он носитель общей политики Мстиславичей наравне с старшим братом, который с ним постоянно совещается о совместных действиях; именно Ростислав впервые формулировал притязание Моно- махова племени на господство в западном Поднепровье. И в то же время этот осторожный политик сумел не принести интересы Смоленска в жертву своим более широким планам. Напротив, он-то и положил начало обособлению Смоленска как семейного владения своих потомков.

 

При нем Смоленск вырастает в значительный торговый центр, при нем получает больше самостоятельности смоленское церковное управление с учреждением епископии, и сами столкновения смоленского веча с князьями, начавшиеся при его сыновьях, свидетельствуют о подъеме общественных сил, о развитии местной жизни Смоленска.

 

Заняв киевский стол, Ростислав сохраняет в своих руках и Смоленск, посадив в нем сына

 

Других сыновей он устроил в Киевщине, где они держатся целым гнездом  . Это обстоятельство избавило Смоленскую волость от раздробления   и упрочивало влиятельное положение Ростиславичей на юге: выбить их из занятой позиции и стало главной побудительной целью для других линий княжеского рода, когда их представители требуют себе «части в русской земле».

 

При таких условиях Смоленск стал не старшим столом среди территориальных владений данной княжеской семьи, а столом старейшего в их среде. Иной раз это вызывало возражения: «и рече Андрей Романови: не ходиши в моей воли съ братьею своею, а пойди с Киева, а Давыдъ исъ Вы шегорода, а Мьстиславъ из БЪлагорода: ато вы Смо- ленскъ, а тЪмь ся поделите» . Но Ростиславичи сумели долго держаться в своеобразном укладе своего владельческого и политического обеспечения.

 

Роман Ростиславич остался в Смоленске по смерти отца. Когда судьба по воле Андрея Боголюбского послала ему киевское княжение, он «вниде въ Кыевъ и сЪде на столЪ отца своего и дЪда», а «сынови Ярополку да Смо- ленескъ». Тут нет «очередного» владения. Роман держит Смоленск сыном, чтобы туда вернуться, раз Андрей снова «вывел» его из Киева  .

 

Если раздел земли-волости легко вел к ее распаду, то рассеяние князей Ростиславичей ведет постепенно к ослаблению их солидарности и связи со Смоленском. Между братьями происходят политические разногласия. Младшие не согласны с уступчивостью Романа перед Андреем, и Рюрик занимает Киев по его уходу в Смоленск: «братья же даша Кыевъ Рюрикови». А Роман нехотя служит Андрею против строптивых братьев: «нужею пусти сынъ свой Сьмол- няны на братью, не хотяся обьявити, бяше бо тогда въ рукахъ его (Андрея)»  . Далее видим столкновение между Романом и Мстиславом, встречая известие, что «смольняне выгнаша отъ себЪ Романовича Ярополка, а Ростиславича Мьстислава вьведоша Смоленьску княжить»  . Это должно было произойти во время княжения Романа в Новгороде  . Но через год или в том же году Романа в Новгороде сменил Мстислав, а старший брат вернулся в Смоленск, чтобы затем занять снова стол киевский 3 , и опять ненадолго: его, видимо, тяготит суетливая борьба на юге.

 

Смерть Романа привела к новой комбинации отношений между Ростиславичами. Давыд, пошедший к Смоленску в помощь брату ввиду ожидавшегося нападения Ольговичей, не застал его в живых — «сЪде на столЪ дЪда своего и отца своего» помимо старшего брата Рюрика, только что занявшего стол киевский . И Рюрик, не удержавшись в Киеве, не в Смоленск уходит, а в свой Белгород  .

 

Но разрыв старого «одиначества» еще не полон. Правда, ни Давыд, видимо, не признает над собою старейшинства Рюрика, ни тем более Рюрик — Давыда. Их взаимоотношение так отражается в словах Рюрика: «Брате, — посылает он сказать Давыду, когда снова сел в Киеве, — се вЪ осталася старЪйши всЪхъ в Русьской землЪ, а поЪди ко мнЪ, Кыеву; что будеть на Руской землЪ думы и о братьи своей, о ВолодимерЪ племени, и то все укончаевЪ»  . Если вспомним, что в это время Ростиславичи признают старейшинство «въ своемъ племени во ВолодимерЪ» за Всеволодом суздальским и действуют в общих спорах с Ольговичами с ним сообща  , то перед нами хороший пример того дробления идеи старейшинства, которое делает возможными столь искусственные и условные сочетания отношений .

 

«Одиначество» Ростиславичей, лишенное основы в общем территориальном владении и общих территориально-политических интересах, быстро разлагается по мере утраты надежд на осуществление «раздела Днепром», оставляя по себе лишь союзные отношения и соглашения, выражаемые в традиционных терминах, ставших условными. Оставляет оно свой след и в бытовых отношениях: старшие князья хранят еще представление об обязанности и праве опеки над младшими, сохраняют и традицию своеобразного преемства на смоленском княжении, хотя, как мы видели, и не выдерживают ее строго. Таков и последний пример этого преемства при жизни старших Ростиславичей.

 

Давыд смоленский умер раньше Рюрика, но этот князь, в третий раз княживший в Киеве, не предъявляет прав на Смоленск. «Давыдъ же столъ свой далъ сыновцю своему Мьстиславу Романовичю, а сына своего Константина в Русь посла брату своему Рюрикови на руцЪ»  .

 

Что тут — в этом переходе стола от младшего дяди к старшему племяннику — родовой или очередной порядок или номинация предшественника с согласия веча? Происходит это при жизни второго Ростиславича, Рюрика, и, очевидно, с его согласия  ; Константин, вероятно, малолетний; Рюрик занят на юге, но не присылает в Смоленск и сына. Случай столь сложный, что его можно легко подвести под любую «теорию».

 

Во всяком случае, смоленские князья кончают XII век, не водворив в своей волости начал отчинного раздела, не введя у себя частноправового семейного наследования. Преемство в старейшинстве, постепенно искажаясь, дожило у них до исхода рассматриваемого нами исторического периода.

 

 

К содержанию книги: Лекции по русской истории

 

 Смотрите также:

  

 

КНЯЗЬЯ ДРЕВНЕЙ РУСИ. О характерах древнерусских князей

50. ВАСИЛЬКО (Василий) РОСТИСЛАВИЧ князь теребовльский.
65. ДАВИД ИГОРЕВИЧ, князь бужско-дубенско-черторижский.
168. РЮРИК, великий князь, первый самодержец всероссийский.
Собрав войско, он двинулся на Киев через крупное и влиятельное Полоцкое княжество.

 

ИСТОРИЯ СОЛОВЬЁВА. VII. События при внуках Ярослава...

Чернигов с вятичами, Рязанью, Муромом и Тмутараканью; княжество.
Ростиславичам - Володарю и Васильку (брат их Рюрик уже умер).
как он складывал всю вину на Давида, то князья и поручили, ему наказать.

 

ДАВИД ИГОРЕВИЧ, князь бужско-дубенско-черторижский

65. ДАВИД ИГОРЕВИЧ. князь бужско-дубенско-черторижский. сын Игоря Ярославича, князя владимиро-волынского, потом смоленского, от брака с
область Влади