ДОРОГОЙ ТЫСЯЧЕЛЕТИЙ

 

 

Послесловие - переход от античной эпохи к средневековой

 

 

 

НА РУБЕЖЕ ДВУХ ЭПОХ

 

IV в. н. э. в Крыму, как и на всем юго-востоке Европы» наступает длительный период перехода от античной эпохи к средневековой. Чтобы представить себе, что происходило тогда на территории Крымского полуостро- ва, необходимо уяснить историческую обстановку, сложившуюся во всей южной части европейского континента в IV—V вв. н. э.

 

Это было время, когда повсеместно изживали себя рабовладельческая формация и существующие параллельно с ней родоплег.енные отношения. На смену шел новый—феодальный общественный строй. Глубокие и радикальные социально-экономические перемены, как и сложение пестрой варварской культуры на обломках греко-римской цивилизации, произошли не вдруг; характер и темпы преобразований были не одинаковы в разных странах Европы. В Крыму переход от античности к средне вековью растянулся в основном на весь IV и часть V в.

 

Если начало и середину IV в. можно считать в значительной мере принадлежащими еще античной эпохе, то в конце столетия, ознаменовавшегося расколом некогда монолитной Римской державы на две отдельных империи — Западную и Восточную, уже явственно выступают черты иного исторического этапа. Великое переселение народов, всколыхнувшее восточную половину земного шара, особенно нашествие на юг Европы варварских племен — вестготов, вандалов, франков, — опустошило Западную империю и в следующем. V в. привело ее к гибели, разделу, дроблению на мелкие и непрочные, враждующие между собой государства варваров.

 

Иными словами, на территории разрушенной Западной империи стали складываться те развитые формы феодальных отношений, воздействие которых в дальнейшем испытает и Крым, прежде всего в силу географического положения полуострова на перекрестке важных путей средневековой международной торговли.

 

Тем временем в IV, V, VI столетиях растет и крепнет Восточная империя—Византия. Существование ее на этом новом этапе истории протекает хотя и неспокойно, но без катастрофических нашествий извне. Еще далеко впереди те экономические и военно-политические невзгоды, которые потом приведут и ее к ослаблению, упадку и гибели.

 

В сфере всестороннего и широкого влияния Византии на долгие годы останется Крымский полуостров. А город Херсон, наследник античного Херсонеса, до последнего дня империи будет ее торговым, политическим, военно-стратегическим и культурным форпостом в Северном Причерноморье. Это объясняется не только его местоположением на границе между приморскими владениями Византии и варварским степным миром, но и этническим родством основной массы жителей Херсона с населением империи, единством их языка, исторически сложившейся общностью культуры.

 

В следующие за IV в. два с лишним столетня—после царствования Константина Великого (306—337 гг.) и до смерти Юстиниана I «565 г.)—византийские владения, неуклонно расширяясь, охватят не столько исконные земли ромеев (византийским будет лишь юг Италии), сколько Балканы и Ближний Восток, а на короткое время и часть Северной Африки. Вот почему восточный колорит, и ранее заметный, отныне все сильнее окрашивает материальную и духовную культуру как самой империи, так и ее периферии, в частности Крыма.

 

Дальнейшая история Византийской империи характеризуется непрерывной борьбой предельно централизованной — наподобие восточных рабовладельческих монархий — государственной власти со* стремлениями к независимости провинций и подчиненных империи областей. Па ее северных окраинах общинные отношения, привнесен, ные в рабовладельческое государство неудержимым потоком варваров, станут не только преобладать, но и быстро превращаться в феодальные, чреватые угрозой раздробления государства и сведения на нет императорского абсолютизма.

 

В этой сложной и крайне беспокойной обстановке, постоянно отражавшейся и на крымских делах, как бы стихийно развертывается средневековая история полуострова. Население всех его районов, за исключением Херсона, после описанных выше событий III—IV вз. оказалось надолго лишенным устойчивой государственности и на время утратило почти все свои былые экономические и социальные связи.

 

На Боспоре вместе с рабовладельческой деспотией, очевидно, исчезло и само рабство—по крайней мере до сих пор в восточном и юго-восточном Крыму не известны какие-либо признаки раннесредне- векового рабовладения. В степях и предгорьях полуострова, снабжавших хлебом античные города крымского побережья, оседлое земледельческое население сменилось пришлыми племенами кочевников- скотоводов.

 

Жизнь многолюдного, многоэтничного населения бывшего государства скифов резко изменилась: в экономическом аспекте—смена районов обитания (вместо просторных безлесных земель—лесистые горы), что повлекло за собой переход от развитого зернового хозяйства к скудному хлебопашеству па отвоеванных у леса участках и скотоводству в горах: в этническом—еще более интенсивное смешение племен; в социальном—исчезновение рабства, но вместе с тем новое усиление имущественного неравенства и классового расслоения (об этом говорит погребальный инвентарь раскопанных могильников, размеры и характер жилищ). Как известно, в дальнейшем это приведет к обособлению местной знати, повышению роли руководителей сельских общин и, наконец, к возникновению подчиненной им военно- дружинной прослойки, столь необходимой в условиях постоянной опасности войны. Так появится в Таврике благоприятная почва для того развитого феодализма, который в VIII —X вв. будет «импортирован» в Крым из восточных областей Византии.

 

На заре средневековья мы увидим в Крыму—за исключением византийского Херсона — сильную примитивизацию быта и культуры. Одновременно произойдет постепенное и как нельзя более соответствующее феодальной идеологии вытеснепие языческого многобожия монотеистическим христианством.

 

Главным же будет в этот период отсутствие того всенивелнрую- шего давления, которое прежде оказывал Рим и на какое недоставало могущества у Византии. Это и создало возможность зарождения в отдельных урочищах раннесредневековой Таврикн, заселенных общинами свободных землепашцев и скотоводов, многочисленных мелких и мельчайших, еще примитивных, но по сути уже феодальных организмов.

 

Дальнейшее их развитие и рост, борьба между собой и с внешними врагами, консолидация в процессе борьбы в единое целое — все эти вопросы выходят за рамки данной книги. О них говорится во втором, ранее опубликованном томе «Дорогой тысячелетий» — книге о средневековом Крыме.

 

  

К содержанию книги: Крым

 

 Смотрите также:

  

ИСТОРИЯ. Всемирная история. Первобытная эпоха, Древний мир...

Переход от присваивающего хозяйства к производящему.
Эпоха ранней Древности (конец IV – конец II тыс. до нашей эры).
Античная Греция (III тыс. до н.э. – 30 г. до н.э.). Крито-микенский период и Темные века.
Нравы, обычаи средневекового общества. Раннее Средневековье (V – Х вв.)

 

Средневековье. Естествознание в эпоху средневековья.  Средние века. ИСТОРИЯ И КУЛЬТУРА ЕВРОПЕЙСКОГО...

 

Позднее средневековье. Зарождение капиталистических...  Раннее Средневековье. Становление феодальных отношении

 

СРЕДНЕВЕКОВЬЕ Историю средних веков...  Средневековое общество

Эпоха Средневековья характеризуется исключительно сильной ролью церкви и высокой сте-пенью
Если в античной Европе право владеть землей определялось для свободного человека его
Средневековое общество – сословное. Основных сословий было три: дво-рянство...